По тропам родного края

Об авторе Фото Видео Музыка Описания Карты Ссылки Гостевая

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна!


По тропам родного края

К.П.Попов

 

ПРИРОДНАЯ СРЕДА

 

Территория и рельеф. Северная Осетия расположена на северном склоне Большого Кавказа и занимает горные, предгорные и частично равнинные районы- Центрального Кавказа и Восточного Предкавказья. Площадь ее равна 8 тыс. кв. км. Южная граница проходит по Водораздельному хребту, достигающему 4 тыс. м высоты, а северная — по Моздокским степям.

Республика отличается сложностью рельефа, разнообразием климата, горных пород, почв, растительности, оригинальностью ландшафтов. На севере ее территория представлена древними террасами р.Терек. Горную часть составляют шесть хребтов: Водораздельный, Боковой, Скалистый, Пастбищный, Лесистый и Предгорный. Веер живописных ущелий уходит к снежным великанам — Казбеку, Джимарай-хох, Уилпата.

С севера на юг, на протяжении немногим более сотни километров можно наблюдать самые разнообразные ландшафты: сухую степь, лесостепь, буково-грабовые леса, горные степи, сосновые леса, березовое криволесье, альпийские луга, «горную тундру», вечные снега и ледники.

Интересна карстовая зона (Скалистый и Пастбищный хребты). Здесь встречаются многочисленные провалы, гроты, пещеры.

На юге отовсюду видна уходящая в синюю даль величественная панорама Главного Кавказского хребта во главе с Казбеком. В часы заката на его белоснежных вершинах играют блики лучей солнца, окрашивающие их в багряные тона. Порой зубчатые пики и снежные отроги покрыты лиловой дымкой.

Климат. В республике наблюдается большое разнообразие климатических условии. Это связано с резким перепадом высот над уровнем моря, влиянием холодного «дыхания» Арктики, теплых и  влажных черноморских воздушных масс. С увеличением высоты над ур.м. среднегодовая температура воздуха понижается. Лето становится более прохладным, а зима — более суровой. Зимой часты  фены — теплые ветры с гор, вызывающие таяние снегов и зимний паводок на реках. Фены, иногда достигающие ураганной силы, сменяются внезапными похолоданиями. В горах обычны горно-долинные и ледниковые ветры.

 

Календарь  природы

 

Зима. Зима в Осетии довольно мягкая. Об этом говорит то, что некоторые растения, особенно на Наклонной равнине и в области буковых лесов, не перестают вегетировать и зимой. В отдельные зимы за последними цветками осени зацветают зимне-цветущие виды (мать-и-мачеха). В январе по теплым местам цветет подснежник кабардинский, селезеночник, вечнозеленый молочай, а из деревянистых растений — .лещина. Иногда ее пыление наблюдается в декабрьские оттепели. В декабре отмечается слабая трель пестрого дятла, песнь большой синицы, сокодвижение клена, бука.

Даже в снежные зимы на проталинах и южных склонах можно наблюдать цветущие фиалки, крокусы, аистники, маргаритки и другие зимне-зеленые растения. Мягкость зимы позволяет выращивать грецкий орех и другие теплолюбивые культуры. В этом климате в лесах сохранились реликтовые вечнозеленые растения.

При прорыве к нам арктического холодного воздуха наблюдаются похолодания. В отдельные годы морозы и потепления многократно чередуются. А при фенах температура в январский день может повышаться до +15°.

В холодный период (ноябрь — март) почти во все годы наблюдаются преимущественно смешанные осадки — снег и дождь. Зимние дожди являются обычным явлением. В январе иногда наблюдается гроза. Уже в ноябре на горных реках образуется прибрежный лед, называемый заберегами. Водопады превращаются в «голубые ледопады».

Весна. Весенние явления в отдельные годы начинаются уже в феврале. В теплые дни вылетают насекомые, зацветают лещина, ольха, подснежник, мерендера, мать-и-мачеха, крохотная веснянка.

В феврале в буковых лесах продолжают вегетацию и цветение лещина, селезеночник и лапчатка мелкоцветковая, удивительно похожая на землянику. На склонах солнечных долин радуют глаз мерендеры и полосатые крокусы. К концу февраля по теплым местам появляются первые желтые пушинки цветущей ивы, в буковых и дубовых лесах зацветают голубые пролески.

В марте в буковых лесах появляются хохлатка кавказская, примула, чистотел, зубянка пятилистная, толстостенка, образующие неповторимые аспекты.

С середины марта и в апреле, словно не желая прервать торжественного весеннего обновления природы, сменяя друг друга, цветут кизил, вишня, алыча, бук восточный. Апрельское солнце греет уже хорошо, и с каждым днем все меньше становятся белые шапки гор, снеговая линия поднимается выше.

В апреле в высокогорьях часты снегопады. По-летнему теплые дни чередуются с пасмурными, отчего весна в горах контрастна и богата неожиданностями. В эту пору сходят лавины, гул которых дополняет звуки весны.

В мае на парад красок природы являются зацветающие яблони, груши. Происходит заметное увеличение уровня воды в ручьях и речках. Все выше отходит снеговая граница. Леса. оживляются звонкими голосами пернатых. В мае количество цветущих видов сильно увеличивается. В Унальской котловине привлекают внимание ярко-красные цветки мака, желтые оносмы, по более влажным лугам выделяются розовато-фиолетовые гладиолусы и ирисы. Леса одеваются молодой листвой.

Лето. В начале лета по лугам, речным поймам в массе цветет нивянник обыкновенный. Удивительное зрелище представляет это море белых ромашек, как их обычно называют.

Лето — пик развития растительности. В этот период отмечается максимум тепла и влаги. Разгара цветения достигают субальпийские луга, похожие на гигантские цветники. Фиолетовые буквицы, розовые ромашки, желтые метелки лабазника образуют исключительно живописные группы. Местами субальпийские луга одеваются белым покрывалом цветущей ветреницы пучковатой.

В начале июня полностью освобождаются от снега луговые склоны и перевалы. В горных лесах начинается пыление сосны Коха, пыльца которой от порывов ветра образует желтые «облачка».

В горах можно увидеть загадочный небесный феномен — Броккенский призрак — отражение хребта на поверхности облаков. В разгаре лета всюду ковры цветов, а у тающих лавин, на только что освободившихся от снега участках, зацветают ранневесенние растения.

Летом случаются засушливые периоды при проникновении в Северную Осетию знойного дыхания среднеазиатских пустынь. Такие периоды отмечаются высокой температурой, низкой относительной влажностью воздуха. В эти периоды растения, расположенные по скалам, галечникам речных пойм, начинают усыхать.

Характерны и летние ливни. Бывает, за одни сутки выпадает более 100 мм дождя. Эти ливни хоть и красивое зрелище, но приносят определенный вред. Реки, разливаясь, смывают пойменные леса, вызывают катастрофическую эрозию.

Осень. Для республики характерна теплая, затяжная осень. Осадков выпадает мало. Осень—одно из самых красочных времен года. Зелень сосен и можжевельников на общем фоне побуревших склонов и золота листвы особенно радует глаз. Оранжево-розовая листва вишни птичьей на синем фоне неба, красные и пурпурные пятна листвы бересклета, золотые пряди берез? утренний иней и хрустальная чистота рек—-вот палитра осенних красок горных лесов.

Вершины гор присыпаются свежим снегом. На лугах под Мамисонским перевалом, у ледника Зарамаг зацветает желто-лимонный шафран долинный.

В октябре-ноябре вторично зацветают многие травянистые растения (одуванчик, пастушья сумка, яснотка белая и др.). Но с выпадением снега все это прекращается.

Осенью чаще стоит сухая погода с большим количеством ясных дней. На лужах в октябрьские ночи появляется тонкая корочка льда. В небе слышится курлыканье журавлей. По утрам побуревшие травы седеют от инея. Но с появлением солнца иней исчезает и возвращаются к жизни замерзшие цветы и зимне-зеленые растения.

Мир ледников. Ледники являются важным элементом высокогорных ландшафтов и определяют ход многих природных процессов. Они дарят людям красоту. Тысячи путешественников посещают этот чарующий мир.

Площадь современного оледенения в Северной Осетии около 200 км2. Ледники расположены в основном в горных узлах: Суганском, Цей-Караугомском, Тепли-Архонском,  Казбекско-Джимарайском. Преобладают ледники альпийского типа: долинные, висячие, каровые. Большинство из них сейчас отступает: Цейский—со скоростью 13 м/год, Сказский— 8 м/год. Некоторые ледники прекратили отступание. Но есть и наступающие, например, Уилпатинский (со скоростью 5 м/год). Своеобразен пульсирующий ледник Колка, ледниковые обвалы на котором происходят в среднем через 60 лет. Самый большой ледник—Караугомский в Дигорском ущелье. Длина его превышает 13 км, а площадь — около 30 км2. Из всех ледников Кавказа он уступает по размерам лишь леднику Безенги. И нет на всем Кавказе ледника, который бы так низко спускался, вклиниваясь в лесной пояс, до высоты 1850 м над ур.м.

В ледниковом мире белого безмолвия, кажущемся мертвым, сохраняется жизнь. На поверхностных моренах растут мелкие растения — крестовник Карягина, камнеломка мягкая, мхи и лишайники. Здесь же встречаются микроскопические водоросли, скопления которых образуют красноватые пятна. Эти организмы доходят до верхнего предела жизни. На береговых моренах хорошо представлена смена растительности от древесно-кустарниковых растений к лугам. Заросли реликтового рододендрона кавказского поднимаются выше концов ледников. Оледенение и жизнь — подлинное чудо природы—на леднике Караугом соприкасаются так близко, что лед и лес находятся в непосредственном контакте.

В суровых условиях приледниковых районов и на ледниках обитают и животные. Из птиц выше всех поднимаются краснобрюхая горихвостка, большая чечевица, улар, стенолаз. На скальных островах среди льда (нунатаках) встречаются своеобразные оазисы растений — «ледниковые сады», в которых сохранились до наших дней реликтовые растения. Обитают тут и беспозвоночные — специфические высокогорные виды пауков, колембол, жужелиц, жуков. Встречаются полевки, ласки. Через ледники проходят кочевые тропы туров, идет пролет птиц и насекомых. Зачастую ледники усыпаны трупиками насекомых — многих видов стрекоз, бабочек, мух и др. Сюда проникает даже колорадский жук.

Некоторые ледники (Мидаграбинский и др.) украшены каменными образованиями в виде полос срединных и боковых морен, похожих на дороги, поднимающиеся к верховьям ледника и заснеженным пикам. Каменные чехлы как по конвейеру перемещаются ледником вниз по долине. Языки некоторых ледников (Сказский и др.) полностью покрыты камнями.

Ледники, словно гигантские бульдозеры, обладают огромной транспортирующей способностью, перенося многотонные глыбы и валуны на большие расстояния, сваливают их в кучи, образуя морены — свидетели значительных климатических  колебаний. Гигантские размеры и вес камней-путешественников поражает воображение. Из таких валунов широко известен Ермоловский камень. Впечатляет и валун у конца Караугомского ледника. Некоторые из грандиозных валунов использовались в древности для постройки башен, культовых сооружений. Возле них устраивались стоянки скота. Эти гигантские камни — немые свидетели жизни прошлых ледников — являются уникальными памятниками природы.

На наших ледниках можно увидеть  ледниковые «столы» — плоские камни на ледяных ножках, конусы мелкозема с ледяным центром, напоминающие муравейники, «ледяные стаканы», пчелиные соты, и другие ледовые образования, часто в виде диковинных зверей. Многочисленные  ледниковые формы рельефа, сохранившиеся во многих долинах, неоспоримые свидетельства древнего, более обширного оледенения.

Ледники — гигантские хранилища пресных вод, вместе со скальным обрамлением придают особую живописность горным ландшафтам, производя неизгладимое впечатление на путешественников.

Снежное покрывало гор колеблется в течение года, образуя сезонную снеговую линию — нижний предел не стаявшего летом снега. Снеговая линия является важным природным рубежом и хорошим индикатором климатических колебаний.

В областях питания верховий ледников с гигантскими скоплениями спрессованного снега (фирна) — настоящая белоснежная ледовая пустыня с чередованием снежных барханов. Такую пустыню можно увидеть на Караугомском плато.

Особенно эффектны ледопады, где поверхность ледника похожа на застывший ледопад с меняющейся архитектурой ледяного хаоса. Ледопады придают ледникам необычайную живописность. Один из красивейших у нас — ледопад ледника Караугом. Гигантская мозаика ледяных плит и башен его имеет длину 800 м. Ниже ледопадов ледяные блоки, разбитые устрашающими трещинами, подтаивают, закругляются, напоминая громадные замерзшие волны ледяного моря.

Языки ледников летом оживляются ручьями, часто меняющими русло. Это верный признак их таяния. Углубляясь в тело ледника, водотоки «пропиливают» причудливые лабиринты промоин. Внутри ледников по каналам стока они сливаются в подледниковые реки, которые бурными потоками вырываются наружу из зияющих гротов «ледниковых ворот». Чарующий цвет зеленовато-голубого льда вместе с грохочущим белопенным водяным потоком оставляют неповторимое впечатление.

В верховьях Геналдона у ледника Майли стихия льда соседствует с горячим дыханием недр Земли, в ледяной пустыне наблюдаются подледниковые выходы горячих Кармадонских источников и водяных паров.

Мир ледников удивителен и неповторим. Радуга зеленоватых ледопадов, вечный холод, белизна снегов, шум ручьев и водопадов .первозданные картины природы — это неповторимые мелодии гор и ледников.

Реки. В Северной Осетии реки относятся к бассейну Каспийского моря. Они обладают огромными потенциальными запасами электроэнергии и производят большую эрозийно-аккумулятивную работу. В горах ими размыты глубокие ущелья, а на равнине отложены наносы. В верховьях реки текут по широким продольным долинам, питаясь талыми водами множества снежников и ледников.

Мелкие речушки и ручьи, соединяясь, образуют основные водные артерии: Терек, Ардон, Фиагдон, Урух, Наибольшие расходы в реках наблюдаются в июле-августе, когда они представляют собой бурные потоки. Снеголедниковое половодье характерно для всех рек, начинающихся в высокогорье. Много бьющих из-под земли источников с холодной и вкусной водой (Редантские, Беканские и др.).

Сеть рек и ручьев сильно разветвлена. Русла их загромождены, порожисты. Зимой воды в реках в 15— 20 раз меньше, чем летом. Реки, имеющие ледниковое питание, к утру становятся меньше, а после полудня уровень их от тающих ледников поднимается. Температура воды в них даже летом не поднимается выше +10°.

Зимой реки и ручьи покрыты заберегами и снежно-ледовыми мостами. Валуны одевают ледяные шапки со свисающими сосульками, на которых искрятся капельки воды. С заоблачных суровых вершин стекают хрустальные ручьи, образуя множество водопадов, повисающих на скалах. Бег их продолжается веками через луга и леса. В них собран холод синевы льдов, едва уловимый запах цветов рододендрона и прохлада горного воздуха.

В карстовой зоне встречаются проваливающиеся и вновь появляющиеся из горных пород реки и источники типа воклюз (истоки рек Суадаг, Цахсаддон и др.).

Альпийские водопады. С черных скал, уходящих под самые облака, серебряными брызгами низвергаются водопады. Питающие их ледники являются неистощимым резервуаром этого голубого чуда природы.

Прекрасны альпийские водопады, и каждый из них имеет свой нрав, свою декорацию. Водопад в Адайкоме делает прыжок с 200-метровой высоты. Особенно очарователен водопад в Харезском ущелье. Какая дикая красота! Среди отвесных скал водопад скатывается каскадами, сверкая на солнце бесчисленными бриллиантами. Могучая струя воды падает по уступам, теряется под дорогой и вливается в Харес. Вечное движение! Иногда арка радуги, повисая в воздухе, придает водопадам новую прелесть. Зимой они превращаются в ледяные сосульки. В зависимости от погоды водопады меняют свои краски.

Особенно величественны клокочущие водопады летом, во время паводка. Падающие потоки воды вырыли под собой глубокие котлы, похожие на кипящую воду. где искрятся брызги, пенится и сверкает вода, белым туманом клубится водяная пыль. Особенно глубокий котел образован Суадагским водопадом.

Если русло реки совпадает с направлением пластов известняков, то вода течет по желобам. Такое явление можно увидеть на реках карстовой зоны: Фассалугардан, Суадаг, Цахсаддон и др. В области Скалистого хребта можно увидеть редкие в научном и эстетическом отношении природные объекты, исчезающие и подземные речки, водопады, озера. Реки-путешественники исчезают в карстовых воронках. В урочище Шуби есть ручьи, которые, появившись не поверхность, тут же исчезают.

Своеобразны и красивы карстовые источники, В известняках каньона Ахсинта, образующих вертикальные борта реки, в скальной стене выбиваются горизонтальные струи воды. Красивыми каскадами вода ниспадает в Урух. Серебристые водяные струи карстовых источников можно увидеть по Фиагдону за с Гусара и в других местах.

Озера и водоемы. Самым крупным естественным водоемом республики является озеро Хурикау, раскинувшееся у северного подножия Кабардино-Сунженского хребта. Среди известных и значительных озер республики выделяются Заманкульское и рукотворное Беканское. В Северной Осетии имеется и ряд малоизвестных каровых ледниковых озер. Высокогорные озера в окружении скал, словно каменные чаши, заполненные бирюзовой водой. В Осетии более 20 небольших озер ледникового происхождения, расположенных в горных цирках. Продолжительное время озерная гладь их скрыта подо льдом. Оттаивают они на короткий период, и нередко небольшие льдины плавают на поверхности все лето. В синих глазах озер отражается суровый мир скал и грозных пиков. Наиболее известны озера—Турье у подножия ледника Сонгути, Цазжиу в верховьях Куртатинского ущелья, Микелай вблизи Караугомского  ледника. Красиво озеро с мутной желтой водой у ледника Западный Донисар в Айгамугидонском ущелье. Воды озера, просачиваясь через двухкилометровый фильтр моренного материала, вытекают чистыми. Голубыми блюдцами среди хребтов сверкают Зругские озера.

В республике есть и необычное озеро с ледяными берегами в верховьях Бадского ущелья, подземное карстовое озеро в Ныхасской теснине, рукотворное сероводородное Голубое озеро.

На равнине и в предгорьях созданы водоемы, которые используются для отдыха и разведения рыбы. Несколько прудов имеется в окрестностях селений Майрамадаг, В. Саниба, Кобан, Николаевское, Црау, на речках Черной, Урсдон и других местах.

Болота. Множество небольших сфагновых болот можно встретить в области буковых лесов и в высокогорьях. Наиболее известны в Осетии болота озерного происхождения — Тарское и Чефанзар. В Тарском болоте отложился за 10 тысяч лет слой торфа до 6 м, хранящий в себе пыльцу и остатки растений, произраставших в те далекие времена. Оно является единственным из горных болот Северного Кавказа, расположенным на такой низкой отметке над ур.м. А болото Чефанзар находится на высоте 2400 м в верховьях Дигорского ущелья.

Растительность. Красоту и своеобразие природы Северной Осетии дополняет ее богатейший растительный мир. В республике отмечено свыше 2 тыс. видов высших растений. Более половины их произрастает в высокогорьях. Четвертая часть растений является эндемиками Кавказа, довольно много реликтов — представителей доледниковой флоры. Здесь можно встретить редкие растительные сообщества: жесткоовсянник, эфедровник, участки буковых лесов с толстостенной, плющом колхидским и др. Редко встречающимися сообществами являются также караганник, сосняк-зелёномошник, сомкнутый лес из клена Траутфеттера, букняк падубовый, тисовая роща с плющом колхидским, буково-грабовый лес с пионом кавказским и Другие.

Для равнинной части характерна степная растительность, для предгорий—лесостепная. Северные склоны гор до высоты 2000 м покрыты буковыми, а южные — дубовыми и сосновыми лесами. Верхняя граница леса доходит до высоты 2500 м над ур.м., а выше луга чередуются со скалами, тундроподобными сообществами и альпийскими пустошами, постепенно переходящими в нивально-гляциальный пояс. Во флоре характерно присутствие зимне-зеленых видов. И зимой в предгорьях можно встретить цветущие растения (аистник, маргаритку и др.).

Располагаясь на стыке двух типов климата — влажного черноморского и сухого прикаспийского — республика характеризуется своеобразными природными условиями, необычайным сочетанием растительных сообществ.

Республика богата прекрасными буковыми, сосновыми, березовыми лесами. На современную распространенность лесов большое влияние оказала их доступность для человека. Они больше вырубались в местах, пригодных для эксплуатации. Площадь лесов составляет 210 тыс. га. Большую часть лесопокрытой площади (70%) составляют горные леса.

Буковые леса, покрывающие более половины лесной площади, отличаются оригинальностью состава. Этот лесной комплекс с входящими в его состав реликтовыми колхидскими видами является древним. Из колхидских видов, составляющих их древнее ядро, отметим чернику кавказскую, плющ колхидский, падуб колхидский. Мягкий и влажный климат позволил сохраниться в буковых лесах до наших дней вечнозеленым папоротникам, таким, как листовик сколопендровый, многорядник лопастный и др. В подлеске буковых лесов господствуют представители колхидского листопадного подлеска: рододендрон желтый, древовидная кавказская черника, порой образуя труднопроходимые заросли.

По южным склонам Лесистого, Пастбищного и Скалистого хребтов местами сохранились дубовые редколесья из дуба скального. На высоте 1500—1700 м можно увидеть дуб крупнопыльниковый. Самое высокое его местонахождение отмечено в Адайкомском ущелье.

Верхнюю границу леса образуют березовые леса и криволесья с подлеском из рододендрона кавказского. По Скалистому хребту можно увидеть парковые кленовники с пышным высокотравьем.

В поймах всех рек обычны горно-долинные ольшаники из ольхи серой. По сырым балкам встречается ольха черная, образующая ольховые трясины.

Интересны пойменные леса, тянущиеся в виде лент вдоль равнинных рек, с пышными кустарниковыми зарослями и извивающимися лианами — девичьим виноградом, хмелем, ежевикой, жимолостью, каприфолью, адамовым корнем.

Своеобразна нагорно-ксерофитная растительность аридных котловин, представляющая средиземноморский тип растительности на Большом Кавказе. Здесь представлены реликтовые полусаванновые бородачевые степи из бородача кровоостанавливающего, имеющие неповторимый облик. Тут можно увидеть участки ковыльных, полынных, овсяницевых степей, караганниковый комплекс из караганы крупноцветковой, колючеподушечники из астрагала обожженного, тимьянники из душистых тимьянов. Встречается типичный кальцефит — шалфей дагестанский, придающий склонам характерный седоватый оттенок. На глинистых обнажениях можно увидеть эндемик Большого Кавказа вьюнок Рупрехта, терескен, солянки — обычные виды засоленных пустынь, прутняк и другие интересные растения.

Под южным обрывом Скалистого хребта сохранились сухие сосняки. Восточно-средиземноморские сосновые леса имеют связь с северными сосняками, проявляющуюся в общности их видов. Шире представлены сосняки с остепненным покровом и частично с таежно-боровым разнотравьем.

Неповторим облик субальпийского и лесного высокотравья с многочисленными эндемичными и реликтовыми видами, гигантскими его представителями, Высокотравья, по мнению ботаников, являются почти не изменившимися с третичного периода растительными сообществами.

В растительности высокогорий широко представлены красочно-разнотравные луга, кобрезники, приснежные ковры. Встречаются водяниковяые и дриадовые пустоши. На склонах южной экспозиции ландшафтное значение имеют реликтовые горные степи сухих периодов межледниковья — пестроовсяничники и вторичные луга, возникшие в результате многовекового воздействия человека.

Значительные площади занимают скально-осыпная растительность, обладающая большим эндемизмом, и реликтовые рододендровые стланики.

Оригинальна субнивальная растительность мозаично-пестрого сложения с уникальным составом реликтов и эндемиков (вавиловия красивая, лжепузырник пальчатый, петрокома Гефта, харезия Акйнфиева).

Сколько прелестных картин открывают нам леса с их чудесными уголками! Тут и зеленая дымка распускающихся весной берез, и осеннее золото опадающих листьев. Неповторимо прекрасны светлые сосняки. Торжественны и грандиозны буковые леса. Своеобразным парковым уютом манят к себе кленовники. По-своему красивы сероольшаники. Красота в природе всюду, ее только надо уметь найти и увидеть.

Животный мир. Животный мир Северной Осетии весьма своеобразен. В фауне республики встречаются виды млекопитающих и птиц, характерных для Средиземноморья, Передней Азии, Северной. Европы и даже Сибири. Из последних можно назвать рысь, бурого медведя, клеста-еловика. Из южных видов упомянем хоря-перевязку, небольшого хищника, обитающего в степях республики. Представителем южной фауны также был истребленный в начале века переднеазиатский леопард.

В составе животного мира имеются древние виды, обитавшие в широколиственных третичных лесах: зубр, благородный олень, лесная куница. Значительно количество эндемиков подвидового ранга (лесной кот, медведь, оляпка, зарянка), наличие которых объясняется древностью фауны, развивающейся в специфических условиях гор.

Из представителей семейства куньих в республике обитают: лесная и каменная куницы, ласка, горностай, барсук, американская и европейская норки, выдра. Норки и выдра ведут полуводный образ жизни, питаясь рыбой. Крохотная ласка и горностай — обитатели высокогорных осыпей, питающиеся мышевидными грызунами.

В Моздокских степях и предгорной равнине встречаются животные, общие с южнорусскими степями: тушканчик и дрофа из Красной книги СССР. Здесь же водятся заяц-русак, лисица, волк, еж. Представителем первобытного мира или живым ископаемым является кабан, заселяющий наши леса с глубокой древности.

Однако самыми характерными видами животных республики являются исконные обитатели Кавказа: дагестанский тур, кавказские тетерев и улар, прометеева полевка и другие. Ряд животных и птиц—общие для Кавказа и горных систем Азии и Европы. Так, серна обитает на Кавказе, в Альпах, Пиренеях. В настоящее время Кавказ—единственный район ее обитания в нашей стране. Бородач населяет горы южной Европы, Африки и Азии. Всего несколько десятков особей этой самой крупной птицы, занесенной в международную Красную книгу и Красную книгу СССР, обитает в наших горах. В Северной Осетии встречается около 230 видов птиц, большая часть их пролетные. С севера к нам прилетают на зимовку некоторые обитатели тундры и тайги: зимняк, пуночка, свиристель, белая сова. Для фауны степной зоны характерны пустельга, полевой лунь, перепел, луговой чекан, полевой жаворонок. На водоемах в период весенних и осенних миграций появляются разные виды уток и куликов, серые цапли, лебеди шипун и кликун, которые иногда остаются и зимовать. На зимовке встречается одна из красивейших птиц фауны СССР — журавль-красавка, болотная сова, серый сорокапут. В отдельные годы в поймах больших рек зимует черный аист.

Наиболее интересна фауна гор. Благодаря высотной поясности она включает как степные, лесные, так и горные виды птиц. В лесном поясе можно увидеть большого пестрого дятла, сойку, поползня, крапивника, большую синицу и редкую мухолозку-белошейку. В горных степях — серую куропатку, кеклика, жулана, каменку обыкновенную.

На субальпийских и альпийских лугах можно встретить горного конька — самого многочисленного из птиц этих поясов, услышать мелодичный посвист кавказского улара, увидеть кавказского тетерева, занесенного в Красную книгу. В скалах обитает большая чечевица, типичный горный вид, не спускающийся вниз даже в большие снегопады. Здесь же, на больших высотах, живут клушицы и альпийские галки, краснокрылый стенолаз, альпийская завирушка, красно-брюхай горихвостка, беркут и белоголовый сип.

На горных реках живут оляпка, горная трясогузка, кулик-перевозчик. Оляпка — одна из немногих птиц, начинающая гнездование в конце февраля.

Украшением нашей природы являются пернатые хищники — совы, беркут, белоголовый сип, сапсан, защитник полей маленький сокол — пустельга, степной орел и орлан-белохвост—из Красной книги СССР, появляющиеся во время миграций.

Настоящей «птичьей гаванью»  является урочище Бекан с озером, где остаются на зимовку лебеди-шипуны, краснозобые казарки, отдыхают и кормятся на пролетах утки, цапли и другие пернатые. Здесь имеется единственная на Центральном Кавказе колония кваквы. Через горные ущелья и перевалы проходит миграционный путь многих видов птиц, в том числе серого журавля, золотистой щурки, канюка, ласточек и др.

В прозрачных горных ручьях водится форель, а в равнинной части рек—усач, голавль, подуст. На горных лугах можно встретить степную гадюку, кавказскую ящерицу, у водоемов —ужа, малоазиатскую лягушку и зеленую жабу. В буковых лесах обитает древесная лягушка квакша, пение которой можно услышать в теплые майские вечера. На равнине встречаются озерные лягушки, ужи, желтобрюхий полоз, безногая ящерица-веретенница и медянка. В последние годы в республике появилась средиземноморская черепаха, занесенная в Красную книгу РСФСР.

Из летучих мышей — одних из самых древних обитателей Земли—в Осетии отмечено 17 видов. Из них 2 внесены в Красную книгу СССР (гигантская вечерница и обыкновенный длиннокрыл). В некоторых пещерах республики (Шуби-Ныхасская, Университетская) зимуют, прицепившись к своду пещеры, тысячные скопления остроухой ночницы. Встречаются на зимовке малый и большой подковоносы.

Многочисленны и грызуны, среди которых много вредителей сельского и лесного хозяйства. Наиболее интересна прометеева полевка, обитающая на субальпийских лугах и роющая протяженные подземные ходы. Кроме высокогорного пояса Кавказа этот зверек нигде не встречается. Своеобразен и гигантский слепыш, внесенный в Красную книгу, живущий на Кабардино-Сунженском и Терском хребтах.

В горных реках и болотцах Заромагской котловины обитает своеобразный хорошо ныряющий насекомоядный зверек кутора.

Прекрасен и многообразен мир насекомых, полный тайн и изумительных красок. Везде можно увидеть эти удивительные создания—от знойных Моздокских степей до дышащих холодом горных вершин.

Помимо большого практического насекомые имеют и большое эстетическое значение. Бабочки, шмели кузнечики и другие насекомые украшают луга, леса. Трудно представить наши реки и водоемы без стремительных стрекоз, чьи изумрудно-синие крылья переливаются на солнце всеми цветами радуги. А с чем можно сравнить стрекот кузнечиков на субальпийском лугу?

Много красивых жуков, привлекающих разнообразием форм и красок, напоминающих драгоценные камни. Здесь можно увидеть редкого красотела пахучего, жужелицу кавказскую из Красной книги СССР. Оригинален жук-носорог, летающий в вечерние часы.

Из многочисленных насекомых отметим наиболее редких. Очень красивы бабочки аполлон, махаон, подалирий, адмирал. Редко встречается бражник Мертвая голова. Редкого жука-оленя можно встретить в предгорной зоне. Его узнать нетрудно, у самца огромные, выступающие вперед рога, похожие на оленьи.

Кроме современных животных, отметим жившего в третичном периоде на территории нашей республики слона-мастодонта Борзона, ископаемые остатки которого обнаружены в окрестностях с.Лескен.

В последние годы большое внимание уделяется восстановлению и обогащению фауны Северной Осетии. Так, в 1964 году в долину реки Суадаг были выпущены зубры, обитавшие ранее на территории республики. Теперь здесь самое большое в мире (более 150 голов) стадо вольноживущих зубров, реакклиматизирован кавказский олень. Список видов животных пополнился такими, как обитатель Тибета як, дальневосточная енотовидная собака, американская норка, алтайская белка.

Эндемики и реликты фауны и флоры. В Северной Осетии обитают такие животные, которые, кроме Кавказа или даже Осетии, нигде на земле не встречаются. Их называют эндемиками. Эндемиком Кавказа является тур дагестанский, улар, тетерев, прометеева полевка. Эти виды животных и птиц—обитатели высокогорий. Реликтовым видом является уже упомянутый зубр или как его еще называют, европейский бизон, обитающий в заказнике «Цейский».

Из эндемиков флоры Северной Осетии следует отметить камнеломку можжевельниколистную, живокость прицветниковую и кавказскую, горечавку снежную, смолевку альпийскую и рассеченную и др. Редчайшим растением является колокольчик ардонский, произрастающий по скальным обнажениям в бассейне реки Ардон. Он является эндемиком Северной Осетии. Но кроме таких узких эндемиков, во флоре республики имеются и эндемики Центрального Кавказа или всего Кавказа: колокольчики осетинский, доломитовый и холодолюбивый, смолевка Акинфиева, камнеломка колончатая, рябчик широколистный, падуб колхидский, мак Лизы, береза Радде, примулы осетинская, Рупрехта, сердцелистная, дарьяльская, Байерна и др.

Во флоре Северной Осетии имеется значительное количество реликтов третичного периода: колокольчик молочноцветный, рододендроны желтый и кавказский, борец восточный, головчатка гигантская, бук восточный, мушмула германская, лилии — однобратственная и Кессельринга, борщевик Мантегатца и др.

Из реликтов особенно редкими являются пихта кавказская, ель восточная, тис ягодный, рябина глаговина, пион кавказский, хмелеграб, падуб, береза Радде, черника кавказская, плющ колхидский, орех медвежий и др.. Все они являются ботаническими памятниками природы республики.

Памятники природы и достопримечательные места. Северная Осетия богата интересными природными объектами и памятниками природы. Ископаемые «оазисы» древней флоры с отпечатками растений, Тарское торфяное болото, высокогорные каровые и ледниковые озера, подземное карстовое озеро, Голубое озеро, замечательные каньоны Ахсинта и Кадаргаван... Много других объектов, имеющих не только научную и практическую ценность, но и представляющих большой интерес: нарзанная река, старовозрастные деревья, таинственные пещеры? озеро с ледяными берегами и др.

В условиях технического прогресса со все более возрастающим воздействием человека на природу особенно актуальным и важным является выявление и сохранение всех природных объектов, имеющих большую ценность для науки и для нас с вами. В статье 8 закона «Об охране природы РСФСР» отмечено: «Подлежат охране... редкие и достопримечательные объекты живой и неживой природы, как характерные или уникальные примеры природных условий отдельных зон или физико-географических областей, ценных в научном, культурно-познавательном и оздоровительном отношениях».

 

Памятники природы и достопримечательные места Северной Осетии

1. Тарское болото

2. Болото Чефанзар

3. Ермоловский камень

4. Кадаргаванский каньон

5. Каньон Ахсинта

6. Караугомский ледник

7. Пуртский завал

8. Мидаграбинские водопады

9. Голубое озеро

10. Подземное карстовое озеро

11. Песчаные гроты

12. Валы из ледниковых валунов

13. Эльхотовские ворота

14. Термоминеральные источники Кармадона

15. Хасиевский источник

16. Скала-кольцо

17. Причудливые изваяния

18. Каменные грибы

19. Заманкульское соленое озеро

20. Пещеры Нывжинлагат и Университетская

21. Шуби-Ныхасская пещера

22. Пещера Черного всадника

23. Пещера с вечным льдом

24. Тарская пещера

25. Дзивгисская пещера

26. Пещера Сырхдурлагат

27. Отпечатки   древних рыб

28. Обнажения с остатками слона-мастодонта

29. Россыпи графита

30. Згильские травертины

31. Палец великана

32. Роща Хетага

33. Хилакская роща

34.  Сосняк-зеленомошник

35. Высокогорный   кленовник

36. Святилище «Дигори-изад»

37. Дуб — ровесник города Моздока

38. Причудливый бук

39. Крупнейший массив облепихи

40. Тисовая роща с колхидским плющем

41. Буковый лес с подлеском из падуба колхидского

42. Пихта кавказская

43. Древняя сосна

44. Поляна фашкау

45. Роща из ели восточной

46. «Гейзеры» на леднике

47. Ворота Кармадона

48. Древние речные отложения

49. Озерные отложения

50. Ботаническая   редкость Дигории {старовозрастный бук восточный)

51. Место произрастание хмелеграба

52. Цахсадкомская роща падуба

53. Каменные шары

54. Орджоникидзевский дендрарий

55. Оазис   ископаемой флоры

56. Тхаршетский лавовый поток

57. Сионская реликтовая роща

58. Каровое озеро Турье

59. Столбчатая эрозия

60. Поляна нартов

61. Моренное озеро Микелай

62. Роща падуба колхидского

63. Природный комплекс урочища Бекан

64. Древние курганы

65. Воклюз в истоках реки Суадаг

66. Вертикальные пласты известняков

67. Озеро с ледяным берегом

68. Бурлящее нарзанное озеро

69. Нарзанная река

70. Старовозрастная ива

71. Место произрастание ореха медвежьего

72. Столбчатая  отдельность базальта «Летучая мышь»

73. Причудливые формы рельефа в лавах вулкана Кабарджин

74. Пульсирующий ледник

75. Следы древнего аллювия на Ходском перевале

76. Залежи вулканического пепла

77. Выходы  сарматских ракушечников

78. Зругские озера

79. Грязевой вулкан

80. Конгломератовые толщи свиты «Лысогорская» и «Рухс-дзуар»

81. Платановая аллея

82. Роща из ильма пробкового

83. Озеро Цазиу

84. Пещера   Морги-лагат

85. Меловая штольня

86. Грот Шау-лагат со следами пребывания верхнепалеолитического человека

87. Еловая роща в Гутыкомском ущелье

88. Место произрастание пиона кавказского

89. Старовозрастная сосна

90. Озеро Хурикау

91. Мидаграбинское озеро

92. Реликтовый   дубняк в урочище Шаприко

 

Замечательные образцы природы еще А. Гумбольдтом были названы памятниками природы. В республике выявлено более 80 достопримечательных природных объектов. Многие из них заслуживают быть признанными памятниками природы. Из природных достопримечательностей геолого-геоморфологических— 33, ботанических —24, зоологических —6, историко-зоологических—4, водных—13, палеогеографических —7, ландшафтных (комплексных) —4, в том числе торфяных болот —2 и другие. Со многими из них вы познакомитесь на тропах предлагаемых нами маршрутов природоведческих экскурсий.

В республике созданы Северо-Осетинский заповедник, несколько заказников и воспроизводственных участков, издана Красная книга СО АССР. В последние годы проводится инвентаризация памятников природы, составляются паспорта и охранные обязательства, на страницах газет и по радио ведется природоохранительная пропаганда.

Памятниками неорганической природы  являются естественные образования, привлекающие к себе внимание своей величественностью, красотой, научным значением или и тем и другим вместе.

Памятники неорганической природы подразделяются на две основные группы: 1) геолого-геоморфологические и 2) гидрографические.

Из уникальных геолого-геоморфологических объектов отметим следующие: в области  Скалистого и Пастбищного хребтов многочисленны воронки и другие формы карстового рельефа, образующие группу спелеологических памятников. Наиболее интересными среди них являются пещеры, образующие неповторимый подземный мир. В республике их насчитывается более 10. Из пещер отметим: Нывжинлагат, Университетскую, Суадагскую, Шуби-Ныхасскую, Черного всадника. Большинство карстовых полостей выработано в известняках, но есть и созданные в обломочных породах, конгломератах, песчаниках.

Крупнейшая в республике Шуби-Ныхасская пещера выделяется пышным сталактито-сталагмитовым убранством. В Университетской привлекает внимание каньон с ручьем, в русле которого много небольших озер с оказанной галькой. В ее входном коридоре зимой образуется лес ледяных сталактитов и сталагмитов. Пещера Нывжинлагат отличается множеством колодцев, сталактитами причудливых очертаний, натеками на стенах, образующими каскады, занавеси, колонны, окрашенные с поверхности гидроокислами железа в желтовато-розовые тона. Своеобразна Суадагская пещера-источник с пятиметровым подземным водопадом.

Интересны каньоны и ущелья: большой каньон Ахсинта на Урухе, Кадаргаванский с валуном, образующим природный мост, на Фиагдоне; долина прорыва— Эльхотовские ворота; своеобразные формы рельефа: «Скала-кольцо», «Каменные столбы» в Унальской котловине, «Каменные грибы» на моренных отложениях Древне-Архонского ледника; свидетели грандиозных геологических катастроф — ледниковые валуны-путешественники «Ермоловский камень» в Дарьяле, на улицах Кирова и Ноя-Буачидзе в г.Орджоникидзе, на Кабардино-Сунженском хребте, моренный вал в окрестностях с.Михайловское, известняковый валун в окрестностях Зинцара; Згильские травертины, хранящие отпечатки растений (Мамисонское ущелье); Караугомский ледник, спускающийся в лесной пояс ниже всех ледников Кавказа; вертикальные столбы известняков в Ныхасской теснине и другие.

Интересны и реликтовые  остатки речных пойм (с. Биз, Ходский перевал), останцы от выработанных месторождений полезных ископаемых, древние ледниковые морены, геологические обнажения — стратотипы: захоронения аммонитов и кораллов (Кионский перевал). Так, остаток древней речной долины на Ходском перевале на высоте почти 3000 м, со скоплением гальки кристаллических и осадочных пород, «экзотических» для Скалистого хребта, позволил уточнить палеогеографические условия в горной Осетии. Валуны и песчано-галечный материал из Бокового хребта, сохранившийся в седловине перевала Ход, свидетельствует, что данные отложения — следы древней реки, протекавшей здесь, когда еще Скалистого хребта с его высокоподнятым краем не существовало. Молодые поднятия вызвали резкие изменения в гидросети, и участок долины на месте Ходского перевала оказался мертвым.

Примером останца от выработанных полезных ископаемых является старая штольня по добыче мела в окрестностях с.Унал, в которой выражены красивые слоистые осадки, вероятно, озерного происхождения. Ледниковые морены, особенно расположенные у Скалистого хребта, позволили уточнить следы древнего оледенения. Большой интерес представляют выходы сарматских ракушечников (окрестности с.Заманкул), вулканических пеплов и туфопесчаников в области Предгорного, Лесистого и  Кабардино-Сунженского хребтов.

Из геологических памятников и геоморфологических объектов в республике можно увидеть интересные обнажения, показывающие последовательность и условия образования слоев земной коры; живописные скалы и причудливые останцы в виде игл, башен и иных форм, возникшие вследствие выветривания и водной эрозии, ледниковые отторженцы и следы ледниковой штриховки, выходы гидротермальных и минеральных источников; природный каменный мост на Фиагдоне у Кадаргазана и арки карстового происхождения; окаменелости беспозвоночных; ископаемые «оазисы» древней флоры и фауны; многочисленные карстовые проявления; обнажения  вулканического пепла, перигляциальные образования (полигональные поля, туфуры) и др.

Причудливые скалы-останцы своеобразных форм, геологические памятники-скалы в Унальской котловине несут на себе следы выветривания, на которых можно прочесть страницы каменной летописи края. Здесь геологические, ландшафтные и ботанические редкости и красоты образуют неповторимый облик местности.

Примером палеонтологических памятников являются ископаемые фауны и флоры: местонахождение ископаемого слона-мастодонта в окрестностях с.Лескен, згильские травертины с отпечатками растений, ларские сланцы с окаменелостями растений, Тарское болото с макро- и микроостатками древних растений, древнее совместное захоронение аммонитов и кораллов северо-западнее с.В. Згид, в Геналдонском ущелье, остатки коралловых рифов в Скалистом хребте и другие.

Остальные типы памятников неорганической природы более многочисленны. Опишем вкратце их.

Столбообразные останцы горных пород представлены несколькими памятниками: каменные столбы в Унальской и Задалесской котловинах, камень великана в Кассарском ущелье и др.

Из форм мезо- и микрорельефа вулканических регионов отметим лавовые потоки Тхаршети и Хорисара, лавы Гамура («Летучая мышь»).

Следующий тип представлен пока единственным известным природным мостом через р.Фиагдон. Перигляциальные образования классически представлены в районе перевала Мамисон, где изобилуют «каменные моря», туфуры. На перевале Колота можно увидеть хорошо выраженные многоугольники — формы морозного выветривания. Отметим травертины и травертиновые поля долины Трусо и Мамисонского ущелья. Псевдокарстовые явления можно увидеть в Унальской котловине (скалы с причудливыми формами — каменной аркой, мостиками). Запутанная слоистость горных пород хорошо выражена в Алагирском ущелье возле с.Старый Биз.

Памятниками гидрографической группы являются водопады, озера, источники типа воклюз карстовых и вулканических регионов, минеральные источники, естественные фонтаны.

Интересными водными памятниками природы являются: место выхода подземной реки из карстовой пещеры (воклюз) в верховьях р.Суадаг, Голубое озеро (Ныхасская теснина), Мидаграбинские и другие водопады, Зругские озера, Заманкульское озеро, каровое озеро Турье (подножье ледника Малый Сонгути), выходы минеральных источников (Хасиевский и др.), бурлящее минеральное озерцо Згил.

Заслуживают особой охраны как геолого-гидрологические памятники природы карстовые озера. Примером таких памятников являются подземное озеро в Ныхасской теснине, глубина которого достигает 7 м. Озеро является аналогом знаменитого озера Провал в г.Пятигорске. В теснине на правом берегу р.Ардон отмечен фонтанирующий выход сероводородного источника.

Большой интерес представляет околовулканическая область у подножия Казбека. Здесь совсем недавно угасла вулканическая деятельность, о чем свидетельствуют горячие воды Кармадона. Они со временем могут дать широкие возможности для практического использования тепла Земли. Кармадонские термоминеральные источники отличаются высокой бальнеологической ценностью, по праву считаются жемчужиной Северной Осетии и пользуются широкой известностью за ее пределами.

Красиво Заманкульское озеро, раскинувшееся на Кабардино-Сунженском хребте. Длина его не превышает 200 м, хотя озеро глубокое—до 10 м. На дне его небольшой слой сапропеля — органического ила. По берегам интересны обнажения: скалы-останцы и пласты известняковых ракушечников. Расположенные слоеобразно, они похожи на слоеный пирог. Здесь поднялись деревца, выезженные лесоводами. Окружающие холмы со степной растительностью в сочетании с гладью озера создают неповторимую картину. Нельзя не восторгаться этим творением природы.

Озеро Микелай в Караугомском ущелье — красивейший водоем горной Осетии. По характеру окружающих альпийских ландшафтов оно является типичным моренным горным озером. В живописных берегах озерной котловины с ледниковыми валунами заключена чаша прозрачной ледяной воды.

Не уступает по красоте озеру Микелай и Мидаграбинское озеро — излюбленное место стоянок горных туристов.

Примечательны места у некоторых минеральных источников, где происходят интенсивные процессы отложения солей, выпадающих из вод,— образование травертинов. Полосатые травертины различных цветов и оттенков можно увидеть по Мамисонскому, Закинскому ущельям. Особенно красивы красноватые травертины у Бурлящего озера в Трусовском ущелье. Травертиновые поля, похожие на ледники, в Трусовском ущелье не имеют себе равных в наших горах.

Интересны и места, где изливающаяся вода, покрывая окружающую растительность и испаряясь с ее поверхности, оставляет соли, образует «каменные растения». Это чудесное явление можно встретить на правом берегу Уруха в окрестностях с.Средний Урух, у с.Згил по Мамисонскому ущелью и в других местах.

Отметим и некоторые гляциологические памятники природы. В республике много интересных ледников. Самым большим ледником является Караугомский с ледопадами высотой до 800 м. По своим размерам он является одним из величайших  ледников Кавказа, вторгаясь в лесной пояс ниже всех наших ледников. Другой ледниковый памятник — пульсирующий с катастрофическими обвалами ледник Колка в верховьях Геналдонского ущелья. Здесь же большой интерес представляют приледниковые «гейзеры» — выходы термоминеральных вод и образуемые ими своеобразные «оазисы» растительности.

Из числа гляциологических памятников выделяется ледник туркестанского типа — Цазиу. У него отсутствует фирновое поле, начинается он непосредственно от скального обрамления и питается преимущественно лавинами. Во времена своих периодических наступаний и отступаний он нижней частью языка не выпахивает долину и не углубляется, а во время каждого последующего наступания не разрушает старую донную морену, а пользуется ею в качестве ложа, т. е. с каждым новым наступанием он повышает свое ложе.

На Предгорной равнине, Лесистом и Кабардино-Сунженском хребтах встречаются огромные ледниковые и селевые валуны (перемещенные глыбы), отторженцы, скопления четвертичного гляциала и мореноподобные толщи. Их происхождение вызывало много споров среди специалистов. Эти яркие проявления гляциодислокаций, многие из которых доставлены за сотню километров из Казбекской вулканической области, являются опорными в выводах о древнем оледенении Центрального Кавказа. Конечно-моренные ландшафты на Осетинской наклонной равнине свидетельствуют о былой деятельности предгорных ледниковых покровов. Конгломератовые свиты «Рухсдзуар» и «Лысогорская» также имеют важное стратиграфическое значение. Перемещенные глыбы являются памятниками ледникового и селевого генезиса. Они еще слабо изучены. К перемещенным глыбам-путешественникам относятся широко известный Ермоловский камень, валуны на улицах г.Орджоникидзе.

Ледниковые гранитные и известняковые валуны со следами штриховки, слегка обкатанные за время долгих странствий и разбросанные в ущельях, на равнине, Кабардино-Сунженском хребте, помогают прочесть страницы истории древнего оледенения нашего края.

Среди живописных памятников особенно выделяются необычным сочетанием природных компонентов Ныхасская теснина, где на  небольшой территории представлены: подземное карстовое озеро и рукотворное Голубое озеро, уникальная пещера с крупнейшей зимней колонией рукокрылых, скальные навесы и вертикальные пласты известняков, каменные узоры с многочисленными деформациями и складками, девственные широколистные леса с реликтовыми видами (тис ягодный, толстостенка крупнолистная, листозник сколопендровый, многорядник лопастный), многочисленные выходы карстовых источников и т. д. Эту теснину с полным правом можно отнести к ландшафтным памятникам,

Своеобразна и область древнего обвала в Унальской котловине с причудливыми изваяниями (кольцо-скала, арки и каменные грибы) и комплексом редких и реликтовых видов (кладохета, колокольчики сарматский и осетинский, гипсолюбка и др.). Этот район, по предположению ученых, образовался в результате» грандиозного обвала известняков массива Кариухоха. Серые юрские известняки и доломиты, слагающие Скалистый хребет, резко контрастируют с темными палеозойскими сланцами отрогов Бокового хребта. Здесь интересны месторождения мела (окрестности с.Зинцар) и окаменелые остатки древних моллюсков. Отмеченные интересные формы рельефа в основном созданы современными физико-географическими процессами — выветриванием денудацией.

Район Колкинского и Майлийского ледников является оазисом природных феноменов — областью древнего вулканизма, где на небольшой территории соседствуют многометровые толщи ледников и выходы термоминеральных источников. Ландшафтным памятником является и район Заманкульского озера с окружающими холмами, покрытыми степной растительностью с эндемичными видами и скальными обнажениями сарматских ракушечников,

Примером ландшафтного памятника является долина прорыва — Эльхотовские ворота, где представлены древние террасы и озерные отложения, массивы тугайных лесов, земляные пирамиды в обрывах лессовидных суглинков с интересной флорой, красивое обнажение пемзовых конгломератов и туфопесчаников, прибрежно-водная растительность и остатки древнего городища Дедякова.

Памятники органической природы. Многочисленна группа ботанических памятников природы. Отметим некоторые наиболее выдающиеся. Из лесных памятников особого внимания заслуживают реликтовый островок колхидской флоры — буково-тисовый участок леса с плющом колхидским. Затерявшись среди буковых лесов, он чудом уцелел на отрогах Пастбищного хребта в местности, где шли рубки леса. Это самое восточное место произрастание колхидского плюща на северном макросклоне Большого Кавказа.

Интересны и участки букового леса с падубом колхидским по Цахсадкомскому, Куссагкомскому ущельям с комплексом реликтовых видов-спутников бука: толстостенки крупнолистной, листовника сколопендрового и кустарников колхидского листопадного подлеска. Уникальный реликтовый участок буково-ясеневых лесов — роща Хетага — дает нам представление о лесах, покрывавших Осетинскую наклонную равнину в прошлом. Редким растительным сообществом является букняк толстостенковый в окрестностях Алагира.

Редкие для нашей флоры деревья ели восточной и пихты кавказской в Цейском, Зругском, Гутыкомском и Кассарском ущельях находятся на восточной границе ареала этих видов по Большому Кавказу.

Поистине уникальными памятниками природы являются особо ценные реликтовые место произрастания видов из Красной книги СССР:  пиона кавказского (Суадагское ущелье),- ореха  медвежьего (лещины древовидной) в Цейском ущелье, хмелеграба в окрестностях с.Задалеск (Дигорское ущелье), многочисленные тисовые рощи и одиночные его деревья по северным склонам Пастбищного хребта.

Из примечательных болот особо интересны Тарское — хранитель пыльцы растений, позволившей восстановить многие страницы истории флоры Северного Кавказа (в торфяном слое до 6 м законсервирована летопись жизни за 10 тысяч лет) и болото озерного происхождения Чефанзар в Дигории с произрастающими на ней северными видами (лютик золотистый, виды сфагнумов). Окружающие болото Чефанзар ландшафты вместе с торфяником являются естественным музеем следов древнего оледенения: куполовидные холмы, моренные гряды, поросшие сосновым и березовым лесом, бараньи лбы и шлифовка на скалах.

Особого внимания заслуживают  многочисленные священные рощи и деревья, помогающие производить историческую реконструкцию растительного покрова на территориях, где леса давно сведены. Редкими растительными сообществами республики и всего Кавказа являются сосняк-зеленомощник, сомкнутый лес из клена Траутфеттера в Цейском ущелье, сообщество овсяницы жестколистной в окрестностях пос. Мизур и с.Андиатикау, заросли эфедры в Алагирском ущелье.

На улицах, в парках и скверах наших городов и сел можно встретить «переселенцев» из дальних стран— гинкго, секвойю, айлант, тую западную или из других районов нашей страны — дуб каштанолистный, бархат амурский, платан восточный (аллея в с.Михайловское. Эти породы используются для обогащения зеленого наряда наших лесов и парков.

В лесах и населенных пунктах попадаются «патриархи» — деревья-великаны, возрастом не в одну сотню лет. Это также памятники природы. В центре г.Моздока стоит могучий дуб, по преданию являющийся ровесником города. Вокруг него поставили ограду из цепи, мемориальная табличка призывает беречь это дерево. Отметим и старовозрастную липу в окрестностях с.Бирагзанг диаметром 6 м, древние буки в окрестностях Алагира и другие, так называемые плюсовые, деревья. Их также важно сохранять с целью получения семян, ибо деревья прошли строгий отбор устойчивости в борьбе против болезней и вредителей, других влияний стихии. Это ценный генетический фонд. Из старовозрастных деревьев-памятников таковыми являются: лесной патриарх— старовозрастный бук восточный в Харезском ущелье; сосна Коха в Гуркумтыкском ущелье вблизи с.Тапанкау, растущая среди безлесных горных склонов; старовозрастная сосна в окрестностях с.Регах; одинокая сосна в Адайкоме и другие.

История культурных растений представляет важнейший раздел истории культуры в человеческом обществе. В этом смысле особый интерес представляю"? вековые растения — живые памятники культурной растительности нашей республики, которые выращивались в садах, росли в «священных местах», на кладбищах. Во многих населенных пунктах можно увидеть старовозрастные деревья грецкого ореха, липы, тополя. Поистине уникальны эти деревья, являющиеся ценными живыми памятниками культуры.

Оригинальны и деревья с причудливой кроной. К примеру, очень необычен вековой бук в окрестностях с.Гусара с раздвоенным стволом и горизонтальной перемычкой, по толщине равной стволам и образующей треугольник. А дерево груши кавказской, покрытое несколькими десятками кустов омелы, в окрестностях пос. Известковый (Алагирское ущелье) производит фантастическое впечатление.

Своеобразны и зоологические памятники — места обитания зубра, бородача, кавказского тетерева и других видов из Красной книги МСОП и Северной Осетии.

Сейчас первоочередной задачей является сохранение видов животных, включенных в Красную книгу СССР, РСФСР и Северной Осетии. Из фауны республики в Красную книгу СССР занесены зубр, серна, перевязка, из летающих зверей — гигантская вечерница, обыкновенный длиннокрыл и другие.

Вероятно, из-за смены природных условий на территории республики вымер гигантский слон-мастодонт и другие животные, о которых известно по ископаемым остаткам. Но велика и вина человека в уничтожении кавказского зубра, оленя, лося, леопарда на территории нашей республики. Последние экземпляры зубра были убиты в конце XIX в., кавказского оленя— в начале XX века, леопарда — в 1949 г.Костные остатки в святилищах говорят нам о былом их распространении.

Из представителей копытных трагична судьба грациозной серны, численность которой сильно упала. Сейчас ее изредка можно увидеть на Скалистом, Боковом и Водораздельном хребтах. Из прирожденных «альпинистов» большего внимания заслуживает горно-каменный козел — тур дагестанский.

Отметим также историко-зоологические памятники — пещерные святилища «Дигори-изад», «Аршерин-закувандон», «Лесгор» и другие, изобилующие палеозоологическим костным материалом — рогами, черепами и другими остатками ранее обитавших в Осетии животных (зубр, лось, олень). Коллекция черепов и рогов копытных в Рекоме расхищена.

В ряду памятников природы особо стоят имеющие историческое значение капища, гроты, пещеры-святилища, пещеры со следами пребывания древних людей и их ландшафтное окружение. Примером таких древних археологических памятников являются скальные и пещерные убежища в области Скалистого хребта: грот Шау-лагат на поляне Фашкау, где обнаружена первая в республике пещерная стоянка человека верхнего палеолита, пещерное святилище Тбау-Уациляа на г.Тбаухох, пещера Моргилагат с найденными в ней кремниевыми предметами, группа пещер в Дигории и другие.

Некоторые из них знамениты своей связью с нартским эпосом, народными преданиями, верованиями, древней и средневековой историей Осетии.

Интересны и скифские курганы, разбросанные по Осетинской наклонной равнине, нуждающиеся также в охране. Их, вместе со штольнями, можно выделить в группу антропогенных (рукотворных) памятников природы.

Великолепие природы республики разнообразно и неповторимо. Шумящий поток Мидаграбинского водопада, величавый поток «ледовой реки» ледника Караугом, загадочный грот Черного всадника, таинственные лабиринты Шуби-Ныхасской пещеры, реликты третичной флоры, исполинские валуны... Их много, геологических и ботанических, палеонтологических и водных примечательных объектов и памятников природы, разбросанных по ущельям Северной Осетии. Многие из них, вместе с живописными ландшафтами, привлекательны для туристов и краеведов. Настало время создания Красной книги интересных и уникальных объектов и памятников природы. Памятники природы — великое национальное богатство. Наш долг— их сохранить.

 

ЧЕРЕЗ ТЕСНИНУ ДАРЬЯЛА К ПОДНОЖЬЮ КАЗБЕКА

 

Дорога-памятник, дорога-музей. Маршрут. проходящий вдоль реки Терек по Военно-Грузинской дороге, является одним из живописных и интересных как с точки зрения исторической, так и природоведческой. Проходит он через фантастические края чудесного горного царства, по одной из самых благоустроенных и красивых перевальных дорог через Главный Кавказский хребет.

Современная Военно-Грузинская дорога, протяженностью 207 км, проходит по старинному караванному пути, известному с глубокой древности. «Биография» дороги хорошо известна, о ней написано немало путеводителей. Многие художники запечатлели ее виды на полотнах. Мы же совершим путешествие по ней для знакомства с природными достопримечательностями.

Военно-Грузинская дорога — это дорога-памятник, дорога-музей. Она, кроме чудес природы, расскажет вам о  поэтическом вдохновении А. с.Пушкина и душевных переживаниях М. Ю. Лермонтова, вспомнит А. М. Горького и трибуна революции В. В, Маяковского, прогрессивных деятелей Грузии; расскажет и про бойцов легендарной 11-й Красной Армии, про то, как закрылись здесь ворота Кавказа перед немецко-фашистскими захватчиками.

Вот какую бесценную память дороги восстановили для нас архитектурные сооружения, созданные к 200-летию Георгиевского трактата. Вдоль трассы поднялся Лермонтовский мемориал, поэтическими ориентирами встали памятники Пушкину, Толстому, Горькому, Чавчавадзе, Маяковскому и др. Завершилась реконструкция одной из живописнейших в стране магистралей, овеянной сказаниями, описанной и изученной природоведами разных времен и народов.

Ворота Кавказа—грандиозное творение природы и человеческих рук. О них сообщали древние грузинские хроники, упоминали арабские писатели, писали еще в первом веке до н.э. Плиний и античные писатели. С давних пор здесь сохранилось лишь несколько каменных арочных мостов и старых крестов. Однако до ХIХ столетия она представляла собой лишь узкий горный проход, небезопасный для путника. Свое историческое значение дорога приобрела после подписания в 1783 году Георгиевского трактата. С тех пор проблемы улучшения, совершенствования дороги стояли постоянно. Современная трасса оделась в асфальт и бетон, сквозь хребты прорезаны туннели, укреплены берега беспокойного Терека, отремонтирован Кулагинский мост, выровнена дорога у села Сиони.

По ней проходят несколько всесоюзных туристских маршрутов. И не найти путешественника, оставшегося равнодушным к увиденному! 200 километров, ведущих отсчет от площади Героев г.Орджоникидзе, по праву называют дорогой поэзии.

В 1983 г.отмечалось 200-летие Георгиевского трактата — первой хартии дружбы и братства русского и грузинского народов. Дорога, воспетая поэтами, стала дорогой-музеем.

Что такое 200 километров по современному шоссе на современном автомобиле? Три часа пути. Но не стоит так торопиться, если отправляешься из Орджоникидзе в Тбилиси — вы на знаменитой Военно-Грузинской дороге. И окружающая природа, и благодарная память не позволят вам ехать быстро. Прошумели века над этими километрами, каждый из которых знаменит по-своему. Когда многократно проделал весь путь по Военно-Грузинской дороге, написать о ней всего на нескольких десятках страниц — дело нереальное.

С площади Героев по Тбилисскому шоссе отправляемся в путешествие по этой дороге.

Парк Боевой Славы. На третьем километре, слева от дороги, за обелиском с вечным огнем над братской могилой 17 тысяч бойцов и командиров Красной Армии, погибших от рук деникинских палачей в 1919 году, недалеко от памятника легендарному полководцу И. Плиеву шумит парк Боевой Славы, созданный для увековечения славы народных героев. В нем произрастают более 20 видов древесно-кустарниковых пород. Среди них яркой окраской, особенно в осеннее время, выделяются клен явор, дуб красный.

Красногвардейский парк и братская могила на Военно-Грузинской дороге являются вечным пантеоном революционной и боевой славы.

Станция юных натуралистов. Путь наш продолжается. Слева видны опытные участки республиканской станции юных натуралистов, где школьники выращивают нарциссы, розы, гвоздики, флоксы, проводят большую работу, выращивая новые сорта цветов. Юннаты ежегодно принимают участие в республиканской выставке «Дары природы», где выставляют красочные композиции из своих цветов.

Справа далеко за городскую черту нас провожают сады-огороды садоводческих товариществ «Металлург», «Учитель» и др. За ними начинаются посадки из сосен крючковатой, крымской и Банкса, теперь уже превратившиеся в молодой сосновый лес. В нем расположена Северо-Осетинская зональная горно-лесная лаборатория ВНИИ лесного хозяйства. Специалисты ее ведут отбор участков высокопроизводительных буковых лесов с целью сохранения ценного генофонда и создания лесосеменной базы.

На 2—3 км слева от дороги среди зелени лесов и фруктовых садов раскинулись пионерские лагеря, детская железная дорога. За ними — зеленая зона пригородных лесопарков с конечной остановкой городского трамвая, от которой дорога ведет к Водной станции. А с правой стороны — нижняя станция подвесной канатной дороги, соединяющей Водную станцию с вершиной Лесистого хребта — горой Лысой. Проезжая на Лысую гору по канатной дороге, замечаем, что нижняя и средняя ее станции расположены на древних речных террасах Терека. Особенно хорошо сверху просматриваются три террасы, когда-то образовавшиеся деятельностью реки Терек и древних ледников. Нижняя терраса, где проходит Военно-Грузинская дорога, покрыта сосновым лесом, под пологом которого от санаториев «Осетия» и «Редант» отходит дорожка терренкура. Петляя среди деревьев, по уступам, разделяющим террасы, она поднимается к Орджоникидзевскому дендрарию. У санатория «Осетия» осмотрим сквер из вековых деревьев, созданный в конце XIX века.

Террасы Терека. А. Н. Краснов в статье «Натуралист на Кавказе» в 1910 г.отмечает хорошо выраженные следы древнего оледенения на Осетинской равнине, террасы Терека к югу от города.

Селение Редант расположено на надпойменной террасе. С нее хорошо видна долина выходящей из гор р.Терек с ее четырьмя террасами. Она здесь широка, хорошо разработана и представляет типичный пример зрелых рек. Аккумулятивные террасы здесь сложены скатанными валунами и галечниками с отдельными крупными валунами, подобными тем, которые мы видели на улицах г.Орджоникидзе. Образование этих террас происходило в несколько стадий четвертичного оледенения.

На Реданте в начале XIX в. был построен военный пост «Новый», сооруженный для охраны Военно-Грузинской дороги. От него сейчас сохранились полуразрушенные казарменное здание и башня. На старых картах это место называлось «Орлиное гнездо».

Тереклиты. На обнажениях террас видны скатанные валуны и выходы темно-серых пород. Это и есть целебные глины, названные тереклитами. Выходы их наблюдаются в нескольких местах: у Водной станции, на реке -Черной, у Лысой горы. Образовались эти глины, как предполагают геологи, в результате извержения вулканов и отложения продуктов их деятельности по берегам древне сарматского моря, покрывавшего когда-то эти места, или из отложений грязевых вулканов. За миллионы лет глины слежались в плотные пласты. Возможно, в формировании глин приняли участие и биогенные процессы. Тереклиты впервые открыты и изучены профессором Э. А. Штебером. Известны случаи успешного лечения болезней этой невзрачной на вид серой глиной — вулканоидной грязью.

Проезжаем предгорья, пересекая Лесистый хребет по широкой долине. Слева видна вершина этого хребта — гора Тарская, на склонах которой ровные ряды лесопосадок. Далее — гора Известковая и расположенная между ними Тарская долина. На 8-м километре дорога приводит нас в Редантскую долину. Склоны гор, круто обрывающиеся к дороге, сложены нижнемеловыми известняками.

Лесная растительность на склонах   Пастбищного хребта представлена редколесьем. По левому берегу реки густые заросли облепихи, ивы. В долине Терека

встречаются болотца, поросшие осокой, горцем земноводным, частухой и другими болотными растениями.

Царство карста. Минуя Редантскую долину, дорога подходит к высоким горам. Мы пересекаем (второй с севера) Пастбищный хребет. Справа гора Фетхуз (1743 м), а слева, вдали за Тереком, поднимается покрытая буковым лесом гора Известковая (1270 м). На склонах ее виден карьер по добыче известняка.

На Пастбищном и следующем за ним Скалистом хребтах находится настоящее  царство карста. По хребтам много карстовых воронок. Известняки и доломиты, из которых сложены эти хребты, легко растворяются водами, и при этом возникают причудливые борозды, промоины, воронки, острые гребни, карры и т. д. Известняковые породы как бы изъедены «оспой».

Карстовые ландшафты Пастбищного и Скалистого хребтов создают сказочный таинственный пейзаж. Эти хребты — наглядное свидетельство огромной разрушающей работы вод.

За с.Редант над дорогой нависают обнажения меловых и верхнеюрских известняков. На фоне зелени выделяются серые известняки с коричневатым оттенком. Из морских обитателей в них можно встретить окаменелые обломки иглокожих, фораминифер, аммонитов. Вдоль дороги видна пластовая отдельность известняков, полого наклоненных к северу.

Редантские родники. Дорога проходит под отвесными стенами известняков и доломитов горы Фетхуз. Вытекающие из трещин известняков карстовые источники дают кристальной чистоты воду, славящуюся своими вкусовыми качествами. Источники Редантского месторождения являются примечательным водным объектом природы нашей республики, отличаясь огромным суточным дебитом.

За известковым заводом обнажаются серые известняки, плитчатые и трещиноватые, с тонкими прослоями глины. Здесь же залегают более светлые сахаровидные доломиты, которые используются для обжига извести и флюса, в металлургии.

Справа от дороги в уступах террас—древние аллювиальные отложения р.Терека со слоями песчано-глинистых пород с выраженной косой слоистостью, что говорит о чередовании руслового и пойменного типов отложений.

За родниками с возвышающимися над ними каптажами в виде укреплений, вступаем в продольную Балтинскую) долину между Пастбищным и Скалистым хребтами. К дороге подступают протоки Терека, уже слышен шум воды. Отсюда видно: словно гигантская лестница, одна над другой возвышаются ступени Лесистого, Пастбищного, Скалистого и Бокового хребтов, составляющих горные цепи Центрального Кавказа. В Северной Осетии эти хребты подходят близко друг к другу и хорошо выражены.

С юго-востока Балтийскую котловину замыкает Столовая гора (3000 м). Зимой, когда ее вершина покрывается снегом, она напоминает стол, накрытый белой скатертью. Из предгорий она похожа на спящую девушку. Справа возвышается зубчатая вершина Арау-хоха.

Пересекаем Кавказский хребет в его самой узкой части. С севера на юг горные породы становятся древнее. Осадочные породы Предгорного и Лесистого хребтов, конгломераты и песчаники, сменяются мергелями Пастбищного, те в свою очередь — известняками Скалистого, а известняки — сланцами и гранитами Бокового хребта.

А что же наблюдается в закономерностях растительного покрова? Первые три хребта — Предгорный, Лесистый и Пастбищный, которые часто называют Черногорьем, по северным склонам почти до вершин покрыты широколиственными породами: буком, грабом  кленом, ильмом, ясенем и др. На южных склонах— фрагменты дубовых и грабовых лесов. А на отдельных вершинах, поднимающихся  выше 1500 м над ур.м., верхняя граница леса представлена березой и кленом Траутфеттера. За поясом лесов следует субальпийская растительность, а на вершинах встречаются виды альпийской флоры.

Геологическое строение района Военно-Грузинской дороги достаточно хорошо изучено. Геоморфологический профиль северного склона Центрального Кавказа по направлению Военно-Грузинской дороги сложный. Это обусловлено значительными перепадами высот между низкими (650 м над ур.м.— г.Орджоникидзе) и наивысшими (пер. Крестовый, 2395 м).

Военно-Грузинская дорога пересекает Большой Кавказ в таком месте, где его осевую зону слагают в основном юрские сланцы. Главный водораздел отодвинут здесь на 30 км к югу от тектонической оси в зону южного склона. Для района Военно-Грузинской дороги характерны также общая суженность, слабое развитие карстовых явлений, но зато хорошо выражены молодые вулканические образования.

Поднимаясь по северному склону Большого Кавказа, Военно-Грузинская дорога пересекает следующие .ландшафты: 1) предгорные наклонные равнины, сложенные галечниками, перекрытыми   лессовидными глинами и суглинками, с луговыми степями, остепненными лугами, участками лесной и кустарниковой растительности; 2) низкогорные и среднегорные моноклинальные складчатые и антиклинальные хребты, сложенные третичными конгломератами и песчаниками, с преобладанием буковых и дубовых лесов (до 1100—2000 м над ур.м.); 3) среднегорные долины с сосновыми лесами и нагорными ксерофитами; 4) пояс субальпийских лугов и кустарников (от 2000 до 2500 м над ур.м.); 5) альпийские луга, поднимающиеся до 3300 м и сменяющиеся выше субнивальным и нивальным поясами.

С. Анисимов (1925) отмечал, что на Военно-Грузинской дороге можно видеть исключительный разрез земной коры, где представлены все ее пласты до первозданных пород. При этом перед глазами проходит вся история земной коры и вулканической группы Казбека.

Военно-Грузинская дорога — это чередование разнообразных красочных ландшафтов: цветущие долины и благоухающие альпийские луга, узкие теснины, в которых бурлят и пенятся горные потоки, альпийские ковры и снеговые вершины величественных гор с седоглавым Казбеком.

Вот как отзывался об этом И. Андроников: «...Много удивительных мест на Кавказе, но Военно-Грузинскую дорогу словно смонтировал великий художник. Она как кинолента, в которой нет повторений, нет лишнего. Вся она — чередование контрастов».

Сколько восторженных строк посвятили писатели и поэты неповторимой прелести, красоте величавых горных пейзажей, тесных  ущелий, живописных долин Военно-Грузинской дороги!

«Я никогда в жизни не видел ничего подобного,— отзывался о ней А. П. Чехов.— Это не дорога, а поэзия, чудный фантастический рассказ». Горький, после того, как он в 1891 году прошел Военно-Грузинскую дорогу пешком, писал: «Именно величественная природа Кавказа дала мне толчок, который сделал из бродяги литератора». Путешествие по Военно-Грузинской дороге было для Л. И. Толстого «приятнейшим по красоте местности».

Балтийская котловина. Перед с.Балта дорога идет вдоль южного подножия г.Фетхуз. У дороги справа на склонах видим большое количество валунов из гранитов и андезитов с галькой. Это, вероятно, следы древнетерского ледника, конечная его морена, прилегающая к коренным известняковым склонам. Среди валунов заросли лещины, боярышника, кизила, шиповника, между ними выделяются желтые зонтики крестовника.

Перед нами с.Балта, раскинувшееся на древних террасах. На склонах — посадки ореха грецкого, выше — лесные опушки, переходящие в густой лес. Вся котловина заполнена речными и водно-ледниковыми отложениями.

На южной окраине с.Балта совершим прогулку по балке, уходящей от дороги. Вокруг—разнотравные луга. Вскоре на правом склоне видим светло-серые обнажения вулканических пеплов мощностью 15—20 м, являющихся продуктом деятельности вулканов Казбекской группы. Рыхлые пеплы состоят из вулканического стекла, кварца, глинистых частиц с прослоями пемзового песка и гравия.

За Балтой въезжаем в Балтийское ущелье .прорезающее Скалистый хребет. Нижняя часть северных склонов его покрыта грабово-буковыми лесами, переходящими с высоты 1700 м в березово-ивовое редколесье и криволесье, которое в свою очередь заканчивается зарослями рододендрона кавказского и субальпийскими лугами. Последние выше 2500 м (Арау-хох и Столовая гора) переходят в альпийские.

В Балтийском ущелье дорога вплотную подходит к Тереку, мечущемуся среди валунов, загромождающих его русло. Ширина долины сужается до 300—500 м.

Что же несут с собой воды Терека? А. Лебедев и В. Лебединский (1968) отмечают, что на протяжении 50 км, от главного водораздела Кавказского хребта до его северных предгорий, Терек прорезает несколько скалистых гряд, образующих северный склон хребта, и выносит на предгорную равнину каменные обломки, откладывая их в виде галек и валунов... Изумляешься огромному разнообразию горных пород к минералов, из которых состоят эти камни. Чего только среди них нет! Крупнозернистые граниты и пегматиты, темные плотные диабазы, белые известняки и Мергели, темно-бурые кварциты, слюдяные сланцы, искрящиеся на солнце, множество других пород. Проследив состав гальки и валунов по долине Терека, мы увидим, что на разных участках он неодинаков. Так в верховьях реки преобладают обломки глинистых и аспидных сланцев, мергелей и вулканических пород ниже Дарьяльского ущелья — серые крупнозернистые граниты и гнейсы, в районе Скалистого хребта к ним начинают присоединяться белые известняки и мергели. По берегам реки можно собрать геологическую коллекцию почти всех горных пород, из которых состоят северные склоны Центрального Кавказа.

Дорога через Балтийское ущелье или Балтийские ворота проходит под нависающими серыми пластами известняков, образующих навесы «Пронеси, господи». С них свисают куртины колокольчиков, подушки гипсолюбок, в расщелинах торчат искривленные березки и дубки. Ниже дороги у реки лежат бетонные кубы, предохраняющие дорогу от размывания, которые в шутку называют игрушками Терека, так как во время половодья они с легкостью перекатываются Тереком, несмотря на огромный вес. На скалах натеки черного смолистого вещества, на крутых обрывах видны речные отложения палео-Терека.

Светло-серые склоны Скалистого хребта сложены доломитизированными известняками и доломитами юрского периода.

Боснийские доломиты. Слева в урочище Вагай-чоч—карьер управления «Кавдоломит», где добываются высококачественные доломиты. Запасы сырья Боснийского месторождения велики. В настоящее время ежегодно отгружается его потребителям более 600 тыс. тонн. Эти доломиты обладают высокой технологической ценностью для различных производств, чистотой химического состава, это одно из лучших по качеству сырье для стекольной, металлургической промышленности. Доломит используется при выработке стекол повышенной стойкости и прочности, отбеливании бумаги, нейтрализации кислых почв, синтеза металлического магния...

Слева на склоне г.Столовой наблюдаются косые антиклинальные и синклинальные складки. Скалистые обрывы уходят вправо. К дороге спускается обвал из крупных глыб известняков. За Балтийским ущельем дорога покидает Скалистый хребет и входит в широкую межгорную Джераховскую котловину, являющуюся частью продольной долины между Скалистым и Боковым хребтами.

Джераховская котловина. Терек здесь подходит к отрогам Столовой горы. Большая часть долины покрыта- лугово-степной растительностью, местами встречаются заросли облепихи, ивы, барбариса и других кустарников. По лугам и среди кустов — обилие родников, проток и переувлажненных лужаек. Через Терек перекинута нить первого в СССР высокогорного газопровода Ставрополь — Тбилиси.

Джераховская котловина размыта реками в глинистых сланцах и песчаниках нижней юры, загромождена мощными скоплениями рыхлых речных и моренных отложений. На правом берегу реки видна тропа, где когда-то проходила Военно-Грузинская дорога, которая ведет в живописное Джераховское ущелье. В котловине гряда невысоких холмов, образованных древнеледниковыми отложениями. Холмы чередуются с балками и оврагами. На обрывистых отложениях морен видны ноздреватые ячейки от выпавших камней.

Скалистый хребет возвышается в виде высокой стены. Он играет барьерную роль по отношению к северным влажным и холодным атмосферным течениям, способствуя устойчивому сохранению здесь ксерофитной растительности. Результатом является большая контрастность растительных ландшафтов на северных и южных склонах хребта.

У с.Чми появляются заросли астрагала обожженного — трагакантники. Между подушками астрагала растут дубровник, гелиотроп, желтушник шершавый, чабрец, вьюнок Линнея, мерендера, шлемник, бородач кровоостанавливающий. На мелко щебнистых пологих склонах вместе с колючим астрагалом встречаются полынь ромашколистная, овсяница, костер береговой, осока Буша и др. Местами колючеастрагаловые трагакантники чередуются с комплексом горно-степной растительности.

Эзминская терраса. Слева у входа в Джераховское ущелье бросается в глаза раскинувшаяся у подножия левого склона обширная Эзминская терраса с плоской поверхностью и обрывистыми краями высотой до 170 м, образованная, вероятно, в результате подпруживания Терека конечной мореной, отложенной древнетерским ледником перед Балтийскими воротами» Она сложена вулканогенно-обломочным материалом и покрыта остепненными лугами. В верхней ее части залегают озерные песчано-глинистые  отложения с прослойками вулканического пепла и пемзы. На поверхности террасы большой бассейн суточного регулирования воды, падающей на турбины Эзминской ГЭС.

Горная степь. Растительность Джераховской котловины, отмеченная выше, аналогична растительности расположенных по соседству, за боковыми хребтами-перемычками, Кармадонской, Даргавской, Фиагдонской.

Унальской и Задалесской котловин. Здесь та же горная степь с характерной для нее сухолюбивой растительностью. Пепельно-серые полуобнаженные склоны ее покрыты полынными и бородачевыми степями и зарослями колючеподушечных трагакантников, среди которых покачиваются на ветру ковыли, трясунки, типчаки. Здесь встречаются ковыли красивейший и дагестанский, занесенный в Красную книгу СССР.

В Северной Осетии Скалистый и Боковой хребты, резко выделяющиеся формой и высотой в рельефе, образуют барьеры, благодаря чему в котловинах создаются своеобразные климатические условия. В связи с этим в долинах, расположенных между Скалистым, Боковым и Водораздельными хребтами, встречаются участки, имеющие характер полупустынь, В этих долинах температуры воздуха зимою не опускаются ниже —25°. Максимальные летние температуры достигают +35°, а годовая сумма осадков — около 350 мм. Снеговой покров отличается малой мощностью и неустойчивостью, появляется в первой декаде ноября. Здесь отмечаются бесснежные зимы.

В этих котловинах на горно-степных склонах первые растения появляются в феврале (мерендера, крокус полосатый, гусиный лук). В них формируются преимущественно растительные сообщества с астрагалом обожженным, бородачом кровоостанавливающим, тимьяном и полынью. Здесь можно встретить и низкорослое, с жесткими листьями и трехгранным стеблем растение—гониолимон татарский, из ядовитых насекомых — скорпиона.

На дне Джераховской котловины, под пирамидальными тополями расположилось с.Чми. Это одно из древних поселений в горах Северной Осетии, известное склеповыми могильниками в виде пещер-катакомб в окрестностях селения. На правом берегу Терека высокоминерализованный источник Чми.

В с.Чми сохранились полузатопленные Тереком руины Джераховского укрепления, построенного в середине XIX века.

За с.Чми, минуя мост через небольшой приток Терека р.Суарком, дорога входит в отроги Бокового хребта. В живописном Суаркомском ущелье расположился турприют. Он используется для зимних видов спорта. Долина постепенно сужается. Скалистые сланцевые склоны, с которых к дороге сползают осыпи, сближаются. Они покрыты одиночными деревьями ильма пробкового, дуба скального, сосны и кустарниковыми зарослями граба и лещины. Повсюду разбросаны колючие барбарисы, можжевельники, стелющиеся кусты жостера Палласа и эфедры. На сланцевых осыпях белеют куртины шалфея седого, левкоя, приподнимаются шарообразные стебли конского фенхеля, а по балкам — заросли крушины и кизильника, перевитые брионией и спаржей. Слои черных глинистых сланцев залегают почти вертикально и стоят в виде грифельных досок.

Ларские сланцы. От с.Чми до с.Ларс Терек прорезает мощный песчано-глинисто-сланцевый комплекс Джерахской и Ларской свит. В тонкополосчатой сланцевой осыпи, спускающейся со скалистого мыса в окрестности с.Ларс, найдены окаменелости ископаемого дерева сигиллярии со сдавленным стволом, остатками вайи (листьев и листовых подушек). Это первая находка в мезозойских отложениях, примыкающих с севера к дарьяльскому кристаллическому массиву. В этих сланцах сохранились также ископаемые остатки пластинчато-жаберных морских животных. В них найдено большое число организмов, которые жили на Земле от 200 до 100 млн. лет назад и позднее. На сланцевых плитках можно увидеть следы жизни, протекавшей в Кавказском море, в котором оседала на дно глинистая муть, создававшая тонкие илы. Позднее они в толще горной породы превратились в глинистый сланец.

На некоторых сланцевых плитках есть утолщения. Если ножом снять глиняную «крышечку», то можно увидеть окаменевшую раковину. Изучение этих раковин показало, что сланцы Главного Кавказского хребта отлагались длительное время. Больше 100 млн. лет на Кавказе существовало неглубокое море. дно которого постепенно прогибалось, что дало возможность накопиться здесь толще глинистых сланцев мощностью несколько тысяч метров.

Плотные черные сланцы, непосредственно налегающие на кристаллическое основание Кавказа (самые древние среди всех сланцев) обладают сланцеватостью, хорошо колются на тонкие пластинки и используются жителями гор с глубокой древности для постройки. Сланцевыми плитами древние племена Кавказа и аланы перекрывали катакомбные захоронения, делали сакли, крыши склепов. Употребляются они и как изолирующий материал в электропромышленности. Из них сейчас делают легкий стройматериал— керамзит. Здесь, у с.Ларс, когда-то был сланцевый рудник.

Эти темно-серые и черные глинистые сланцы с шелковистым блеском при выветривании образуют щебенку и плитчатую отдельность (кровельные сланцы). За счет чередования пород сланцевая толща имеет тонкополосчатый облик.

За поворотом дороги — с.Нижний Ларс. Темные слои сланцев круто обрываются к дороге. Ущелье заметно расширилось, мы въехали в Ларскую котловину, в которой сохранились следы древних днищ Терека и подпрудных озер. С севера котловину замыкает Нижне-Ларская шпора с разбросанными на ней серыми и розовыми валунами, со следами ледниковой штриховки. У с.Ларс — классическое местонахождение астрагала обожженного.

Селение Ларс являлось одним из важных стратегических пунктов в Тагаурии, контролировавших северные подступы к Дарьялу — «железным воротам» Военно-Грузинской дороги. На склоне — развалины системы Ларских оборонительных сооружений и башня Дударовых.

Ермоловский камень. У селения В. Ларс внимание привлекает лежащий в пойме огромный валун. Это Ермоловский камень — геологический памятник природы, состоящий из серого гранита гигантских размеров: длина его около 30 м, ширина 17 м, а высота превышает 15 м. Мы видим его не полностью, ибо добрая половина валуна скрыта под слоем речных отложений. Объем валуна около 6000 м3, а вес — 15000 т. Как утверждают геологи, он был вынесен сюда в результате какой-то грандиозной катастрофы, вероятно, обвала Девдоракского ледника, которые случаются довольно часто. Скатиться с ближайших гор он не мог, так как они состоят из сланцев, а валун гранитный. Некоторые ученые утверждают, что Ермоловский камень вынесен сюда во времена четвертичного оледенения. Глядя на этот огромный валун, невольно представляешь себе, какие могучие разрушительные силы ледников и воды действуют в горах.

Ермоловский камень-путешественник—один из величайших валунов в СССР, название ему дано в честь генерала Ермолова, который, по преданию, на нем заключил договор с дагестанским ханом и любил отдыхать здесь, путешествуя по Военно-Грузинской дороге. Этот гранитный монолит, которому нет равного в Европе, изумлял Пушкина, Лермонтова, декабристов. Он помогает читать страницы великой книги горной природы,

На Ермоловском камне остались следы дотов и дзотов времен Великой Отечественной войны. А сейчас на нем растет небольшая липа, зеленеют лужайки с разнотравьем. У валуна полюбуемся окружающей местностью. С севера возвышается плоская вершина Столовой горы, а с юга открывается вход в знаменитое Дарьяльское ущелье.

Дарьял. Это ущелье славится своей дикой и суровой красотой, воспетой многими поэтами, писателями и путешественниками. Вот как писал о волшебной красоте Дарьяльского ущелья М.Ю.Лермонтов в «Демоне):

И глубоко внизу чернея,

Как трещина, жилище змея,

Вился излучистый Дарьял.

Немецкий ботаник и путешественник К. Кох, проезжая в 1836 году по Военно-Грузинской дороге, отмечал, что Кайджин и Джагруш так сжимают долину, что Терек не может расширить свое течение. Осетины называют самую узкую ее часть, где солнце светит всего несколько часов около полудня, небесной долиной (Арвыком).

Бурное течение Терека в Дарьяльском ущелье заняло большое место в литературе. Терек, рвущийся из «теснины Дарьяла» на волю, окружался поэтическим ореолом и восхищал Бестужева-Марлинского: «Дико прекрасен гремучий Терек в Дарьяльском ущелье. Там, как гений, черпая силы из небес, борется он с природой... светел и прям, как меч, рассекший гранитную стену, сверкает он между утесами».

А. с.Пушкин отмечает: «Здесь так узко, так узко, что не только видишь, но кажется, чувствуешь теснину».

Въезжаем в величественное Дарьяльское ущелье с ревущим Тереком и грозно нависающими скалами.

Сквозь тоннели, пробитые в гранитном массиве — кристаллическом ядре Кавказа — за Чертовым (Александровским) мостом, попадаем в Грузию. Это ущелье — самая узкая часть маршрута по Военно-Грузинской дороге, которая проходит здесь под скалами с красноватыми включениями. На правом берегу, размытом Тереком, в обнажениях несколько катакомбных захоронений в виде ящиков из сланцевых плит. Со скал свисают куртины колокольчика дарьяльского, желтеют рыхлые подушки крупки осетинской.

Своеобразный облик Дарьяльскому ущелью придают скально-лесные и скально-луговые комплексы. На скалах вдоль дороги растут эндемичные виды: камнеломки (хрящеватая и можжевелолистная), первоцвет дарьяльский, минуарция Биберштейна, смолевка. Нередко здесь попадаются крупные экземпляры колокольчика сарматского, на затененных местах — валерианы липолистной и др.

По скалам разбросаны кусты низкой кривоствольной сосны Коха и березы. На делювии и осыпях развиваются остепненные луга из костра берегового, овсяницы, на скалах колючие подушки камнеломки можжевельниколистной, заросли можжевельника казацкого и низкорослого. От 1300 до 1700 м над ур.м. преобладают растения среднегорного лесного пояса, но сюда же спускаются и субальпийские растения. Из кустарников чаще встречаются ксерофильные виды: шиповники Галушко и колючий, барбарис обыкновенный, жостер Палласа, спирея зверобоелистная, облепиха, смородина, можжевельники. По заросшим осыпям среди скально-луговых участков выделяются полосы сосняков из сосны Коха.

Отвесные стены Дарьяльской теснины почти лишены растительности. Изредка встречаются на гранитных полках куртины овсяницы пестрой и сопутствующие ей виды. На лужайках по скальным полкам весной цветут похожие на тюльпаны рябчики восточный и желтый, а летом—маки, незабудки, горечавки, буквицы.

Красоты природы Дарьяльского ущелья оставляют неизгладимое впечатление. «Я шел пешком и поминутно останавливался, пораженный мрачной прелестью природы»,— пишет А. с.Пушкин в «Путешествии в Арзрум».

Среди огромных валунов и глыб, хаотически нагроможденных у подножия отвесных скал, дорога через тоннель выходит к развалинам Дарьяльского укрепления, построенного в 40-х годах XIX века русскими войсками. В Дарьяле все сурово: небо виднеется лишь узкой голубой лентой, в полумраке ревет Терек, теснятся громады скал. На одной из вершин стоит «замок Тамары», известный многим по стихам М. Ю. Лермонтова. Постройка этой крепости относится к эллино-римской эпохе.

Дарьяльское ущелье между селениями В. Ларс и Казбеги достигает 13 км длины. Оно выработано в верхнепалеозойских гранитах, образующих своеобразный остов среди нижнеюрских глинистых сланцев и песчаников с жилами диабазов. Ущелье, особенно узкая его теснина, сложено серыми гранитами. Этот массив, как утверждают геологи, медленно поднимается.

Дарьяльские граниты. В Казбекском районе, где мы находимся, граниты обнажаются в нескольких местах. Самым крупным из них является Дарьяльский гранитный массив. Дарьяльский и Гвилетский массивы представляют тектонические глыбы, разобщенные на поверхности нижнеюрскими песчанно-сланцевыми образованиями. Выходы Дарьяльских гранитов — это крупное поднятие. По левобережью Терека Дарьяльский массив прослеживается к западу, заходя на большие высоты почти до ледника Чач, где он контактирует со сланцами и андезитами и уходит под сплошной ледяной покров северных отрогов Казбека.

На 31-м километре у дороги видны обнажения массивных серых гранитов и контактирующих с ним кварцитов. Толща прорвана диабазами через весь гранитный массив. Это хорошо просматривается на протяжении 5 километров. Граниты светло-серые, крупнокристаллические, с включениями биотита, а диабазы — зеленовато-серые с включениями полевых шпатов, местами буроватого оттенка от окислов железа.

На склонах Дарьяльского массива наблюдаются каменные осыпи (каменные реки) до 500 м длины, сложенные крупными обломками гранитов. Образование осыпей связано с современными геологическими процессами — выветриванием и сползанием пород по склокам.

Величественные скалистые утесы Дарьяла — одна из достопримечательностей маршрута. При ясной погоде во всем великолепии предстает перед нами знаменитое ущелье — естественные природные ворота, которые с глубокой древности использовались горцами, при обороне от чужеземцев. Над бурлящим потоком Терека поднялись ввысь темные скалы. Деревца сосен и берез, взбирающиеся по обрывам, снизу кажутся крохотными, как тростинки. Взбешенный поток бьется о бок каменной громады, разбрызгиваясь в мириады хрустальных капель. На 33-м км поднялась скульптурная композиция в честь представителей передовой грузинской интеллигенции ХIХ века, получивших образование в России. Они называли себя «терг-далеулни», то есть «испившие воды Терека».

Кто проезжал по Дарьялу или видел картину Сутоцкого, тот надолго запомнит узкую щель между отвесными скалами, острыми пиками, врезавшимися в небо, и внизу кипящий Терек.

У дороги разбросаны замшелые валуны. Ущелье выглядит естественным минералогическим музеем. Царство темных сланцев сменилось серыми гранитами. Кажется, будто искусный живописец оживил эти картины суровой красоты Кавказских гор.

За Дарьяльским укреплением в Терек справа впадает порожистая, белая река Кистинка, на водах которой работает Казбекская ГЭС, сооруженная в 1950 году. Небольшое белое здание ее виднеется в осиновой роще. Долина Кистинки, круто поднимающаяся ступенями, очень живописна. В ее верховьях лежит красивый ледник Кибиш. Все реки, начинающиеся с ледников, летом доходят до Терека мутными потоками, тогда как Кистинка впадает в Терек кристально чистой. Это объясняется тем, что со склонов Кистинского ущелья спускаются соединяющиеся и преграждающие путь реке конусы выноса. Через эти преграды просачиваются и фильтруются ее воды.

Кистинское ущелье пропилено в толщах сланцев, разделяющих Дарьяльский и Гвилетский гранитный массивы. У дороги — каменное море многотонных глыб. Первое подробное описание Кистинского ущелья произвела М. Преображенская.

За русским укреплением по левому склону долины Терека от гранитного плосковершинного утеса, являющегося реликтовым троговым днищем, с «замком Тамары», до р.Кабахи тянутся две надпойменные террасы, сложенные валунно-галечными и песчано-глинистыми породами с примесью моренного материала.

С противоположной стороны, у истоков реки Кабахи, видны Девдоракский ледник и белоснежная шапка Казбека. По северным склонам Девдоракского ущелья сохранились субальпийские леса из берез Литвинова и Радде, рябины кавказородной, ивы козьей. Вдоль ручейков встречаются заросли высокотравья с борщевиками (шершавым и Сосновского), водосбора кавказского, колокольчиков, борца восточного, дороникума крупнолистного и др.

Во времена оледенения с Казбека в Дарьял спускались ледники, самый крупный из них шел по долине Кабахи.

Лед и Терек. Грозной славой известен Девдоракский ледник, сползающий с Казбека. Своими обвалами он приносил большие бедствия, обрушивая массы льда и камней в русло Терека. Да и сейчас нередко сели (грязекаменные потоки), вызываемые усиленным таянием снегов и ливнями, эпизодически прокатываются по Тереку.

Казбекские завалы — под таким названием в литературе описаны неоднократные обвалы в районе Девдоракского ледника. Один из них (13.09.1832 г.) имел катастрофический характер, так как достиг Терека, перепрудил его, засыпав Военно-Грузинскую дорогу на протяжении 2 км. Высота завала превысила 100 метров. Долго бился Терек с непрошенным «айсбергом» и наконец прорвал препятствие, сметая все на своем пути... Но еще два года ледяная масса мостом нависала над рекой.

В «Путешествии в Арзрум» Пушкин писал: «Дорога шла через обвал, обрушившийся в конце июня 1827 года. Таковые случаи бывают обыкновенно каждые семь лет».

Не только обвалы — большую опасность представляли для Военно-Грузинской дороги и сели. Еще в июне 1977 г.селевой поток небывалой силы обрушился на шоссе, в некоторых местах толщина принесенной грязи достигала двух метров... Теперь бедствие не так страшно: устроены береговые укрепления, обходы селевого выноса.

Древняя морена. У входа в Девдоракское ущелье над Тереком возвышается терраса до 100 м высоты, сложенная рыхлыми четвертичными отложениями и продуктами периодических обвалов Девдоракского и Чачского ледников. Эта грандиозная конечная морена производит большое впечатление, давая представление о масштабах древнего оледенения.

Моренные отложения представлены крупными глыбами, щебнем и песком. Обломочный материал состоит из сланцев, гранитов, диабазов, скрепленных рыхлым гравийным цементом. Здесь же встречаются и более окатанные речные отложения.

Справа тянется обрывающаяся к реке стена с земляными пирамидами, вымытыми в рыхлых ледниковых отложениях. В 1932 году геолог В. П. Ренгартен обнаружил в галечниках стадиальной  терской террасы стволы крупных сосен, погребенных под мореной Девдоракского ледника. Этот факт подтверждает представление о том, что сосновые и березовые леса поднимались вверх по долине Терека и заселяли склоны хребтов по мере отступления древних ледников и поднятия снеговой линии.

Позднее эту морену Терек частично размыл, разделив на 2 части. За ней поднимается троговая долина, по которой двигался ледник. Корытообразное Кабахское (Девдоракское) ущелье, загроможденное моренным материалом, очень живописно. По нему совершаются увлекательные прогулки к Девдоракскому леднику и восхождения альпинистов на Казбек.

Озера Тба. Из достопримечательных   природных объектов этого ущелья отметим плотинные озера Тба, заполняемые талыми и дождевыми водами. Подпруживают их естественные плотины — моренные холмы. Одно из первых упоминаний об этих озерах находим в работе К. Н, Россикова «Об усыхании озер на Северном Кавказе» (1893), где автор приводит данные о колебании уровня воды. Эти озера необычайно красиво выделяются среди живописного моренного ландшафта и яркой зелени горных лугов с разбросанными на них валунами.

Самым большим из озерной группы Тба является среднее озеро длиной до 50 м, глубиной 10 м. Оно замкнуто, а другие озера имеют сток. Необычайную прелесть этой группе придают валообразные возвышенности. В озерах замечаем зеленые паутины водорослей с участками ситников, тростников и сфагновых мхов. Верхнее озеро постепенно зарастает и заболачивается.

В ущелье интересно осмотреть и старые копи — остатки медного рудника, возле Девдоракского ледника. Еще в древности Кавказ славился своими полезными ископаемыми. Здесь добывали медь, свинец, цинк, железо, сурьму. Редко современным геологам удается найти на Кавказе месторождение, где бы не оставалось следов древних рудокопов.

Выше с.Гвилети виден падающий с 25-метровой высоты красивый водопад. В селении сохранилась старая церковь с интересной росписью XIII—XIV вв., почти лишенной красочного слоя. В Гвилетской котловине отмечаем следы подпрудного озера и 4 озерные террасы. Отвесные гранитные стены обрываются к дороге, которая переходит на левый берег и начинает подъем по извилистому карнизу, вырубленному в вулканических породах.

Лавовый останец. Над дорогой на высоте 200—250 м виден останец Циклаурского лавового потока в виде усеченного конуса высотой до 100 м. Андезитовые лавы, слагающие его, темные, при выветривании дают столбчатую отдельность. Скопления каменных изваянии этого обнажения — не творение рук человека, а игра природы, протекавшая в грозное время вулканических извержений. Многогранные камни так искусно подогнаны друг к другу, словно каменотесы соревновались в мастерстве. А внизу шумит Терек, поющий реквием по прошедшим векам. Он, вероятно, был свидетелем их происхождения. В каменной фантазии лав таится какая-то завораживающая сила.

Геологи так объясняют происхождение этого вулканического творения. Первопричиной его было вулканическое извержение. Магма двигалась вниз по склону и, остывая, покрывалась сеткой правильных трещин. Так образовались «столбчатые отдельности».

Петляя среди отвесных скал древнего лавового потока, когда-то излившегося из кратера вулкана Казбек, дорога через «Чертовы ворота» входит в Хевскую долину.

На этом участке видны розовые столбы андезитовой лавы с погребенными под ней моренными отложениями ледников в виде скоплений валунов, гальки и песка. Значит, лавы были извержены в послеледниковый период. В потоке трахитово-андезитовой лавы отчетливо выражены столбчатые призмовидные отдельности. Здесь же наблюдаем переслаивание лавовых потоков с моренами и водно-ледниковыми отложениями, следы ожогов в месте их контакта, впервые подмеченные Ф. Ю. Левинсон-Лессингом. Данное обнажение лав первое на пути, оно удивительно напоминает по форме летучую мышь.

Обращает на себя внимание множество причудливых скальных образований, названных находчивыми путешественниками «Часовой», «Ракета» и т. д. Склон справа от дороги оплетен сеткой, которая защищает ее от засыпания. В травостое поднимаются стебельки колокольчика чесночнолистного с желтыми цветами, смолевки скученной с розовыми цветами, собранными в пучки. Тут и там разбросаны борщевики с мощным стеблем и крупной головкой соцветий. За тоннелем после небольшого подъема въезжаем в просторную Хевскую долину.

Хевская долина. С востока ее замыкают крутые склоны массива Куро-Шино, поднимающиеся на высоту свыше 4000 м. До высоты 2500 м они покрыты лугами, а выше видны разрушающиеся красноватые вершины с белыми снежниками. С хребта начинается Бешеная балка, прорытая речкой Куро. Этот небольшой ручеек во время ливней превращается в бушующий поток, причиняющий немало разрушений. Из-за этого Военно-Грузинскую дорогу перенесли здесь на левый берег Терека. Следы старой дороги едва угадываются на противоположном берегу.

За левым притоком Терека — рекой Чхери с нагроможденными в ее русле валунами, вынесенными грозным потоком в 1953 г.,—попадаем в пос. Казбеги. Отсюда открывается великолепная панорама на царственные вершины Казбека (5047 м), его зеленый отрог Квенетмта с мощными толщами розоватых лавовых потоков и храмом «Цминда-Самеба», который А. с.Пушкин увидел «..за облаками, как в небе реющий ковчег...» Река Чхери, как и другие левые притоки Терека, во время паводков имеют необычный красновато-бурый цвет от размывания лавовых потоков и подкрашивают воду Терека. Долина реки Чхери является ложем древнего ледника, врезанным в лавовый поток.

Казбек—третично-четвертичный вулкан. Интенсивные его извержения происходили в период четвертичных оледенении. Конус вулкана-лилипута высотой 370 м стоит на хребте. Потоки лавы толщиной до 300 м перекрывают коренные сланцевые склоны. Кратер Казбека не всегда оставался на месте. Более древняя розовая трахитовая лава изливалась из кратера Бетлеми, находящегося у Гергетского ледника. Позже кратер переместился в район Девдоракского ледника, откуда была извергнута серая андезитовая лава. Современная вершина Казбека — наиболее молодой кратер. Из него несколько тысячелетий назад текли черные андезитовые лавы, покрывшие более древние лавы и морену последнего оледенения.

Казбек — не самая высокая, но знаменитая гора Большого Кавказа. Многие старались покорить ее. М. Преображенская первая из женщин поднялась на Казбек в начале века. с.М. Киров побывал здесь в 1910 году. В августе—сентябре 1923 года студенты Тбилисского университета под руководством г.Николадзе покорили Казбек. Эта дата считается днем рождения советского альпинизма.

Величественный образ белоснежного гиганта Казбека, «Владыки Кавказа», воспет многими писателями и поэтами. Д. Давыдов в 1926 году, по его словам, «видел Казбек, величественно возвышающийся двуглавою вершиною своею над всем снеговым хребтом».

Восторженно писал о Казбеке А. А. Бестужев-Марлинский. «Я упивался зрелищем... Я любовался Казбеком, на ледяных раменах которого отдыхали облака и ненаглядною цепью опаловидных гор и голыми утесами ущелья...»

Поэт-декабрист В. К. Кюхельбекер вспоминал о Казбеке: «Казбека только девственное темя, Разрезав льдом небес лазурных свод, Там светится на крае тверди ясной...»

Образ Казбека, царственно возвышающегося над «толпою соплеменных гор», мы находим во многих произведениях Лермонтова.

Территория от Гвилети до с.Коби входит в Хевский и Девдоракский заказники, где обитают эндемики: дагестанские туры, кавказские улары, тетерева» На склонах Хевского ущелья — субальпийские луга; одетые красочно-разнотравным ковром из розовых анемон, голубых скабиоз, красных маков, белых васильков, синих колокольчиков. В приледниковых областях и по северным склонам растут кавказский рододендрон (альпийская роза),  волчник скученный. Здесь же встречаются бруснично-черничные сообщества.

Горный хрусталь. В окрестностях пос. Казбеги можно совершить интересную и познавательную экскурсию по речке Куро. Это мрачное на вид ущелье с обнаженными склонами, с которых часто скатываются камни. Растительность здесь представлена пионерными группировками.

Выше по ущелью в сланцевых обнажениях попадаются кварцевые жилы с друзами и кристаллами горного хрусталя. Казбекский хрусталь известен давно. Еще до революции был распространен его сбор. По свидетельству В. П. Петрова, (1982) «...Большие рынки устраивались около духанов-ресторанов, где останавливались проезжавшие по Военно-Грузинской дороге .экипажи».

Горный хрусталь является «ближайшим родственником» кремния. Казбекские кристаллы кварца представляют хорошо ограненные молочно-белые или прозрачные призмы. Кварцевые жилы Центрального Кавказа с прекрасными кристаллами залегают, как правило, в древнейших сланцах. Образовались они при опускании сланцев в толщу земной коры на большую глубину.

У подножия хребта Куро находятся опытные участки Казбекского высокогорного стационара института ботаники АН ГССР. На нем ведутся комплексные исследования флоры и растительности высокогорий.

В поселке Казбеги для более полного знакомства с природой Казбекского района следует осмотреть краеведческий музей им. А. Казбеги. Здесь можно познакомиться с географией и историей района, с отделами природы, этнографии, классиком грузинской литературы А. Казбеги, с экспозицией советского периода, рассказывающей о том, как неузнаваемо изменилась жизнь этого горного края за годы Советской власти.

Экспозиция отдела природы начинается с геологической истории края, где имеется богатая минералогическая коллекция.

Против Казбеги, у подножия отрога Квенет-мта, раскинулось с.Гергети, выше которого сохранилась чудесная березовая роща, называемая Хатисвели, что означает в переводе «священная». Такие рощи и одиночные деревья, встречающиеся в горной Осетии и Грузии .являются дошедшими до нас отголосками древних языческих верований.

.В 3-х километрах от с.Казбеги на левом берегу в пойме находится нарзанный источник, образующий озеро диаметром 7 м и глубиной 1,5 м. Газы, поднимающиеся со дна, выносят частицы пород. По берегам озера — отложения оранжевого известкового туфа. Дебит источника до 70 л/сек, температура воды 10°. В 100 метрах от озера у подножия склона находится другой источник, из которого разливается минеральная вода «Казбеги».

От Казбеги дорога идет по широкой долине. Вдали видны сторожевые башни и укрепления, построенные в средние века.

На склоне г.Казбек, у Гергетского ледника, на высоте 3657 м расположена Казбекская метеостанция. Склоны гор покрыты субальпийскими и альпийскими лугами. Наш маршрут по-прежнему идет вдоль Терека по Хевскому ущелью. Горный ландшафт оживляют разбросанные по склонам поселения с характерными для этой местности высокими пирамидальными башнями. По ущелью — обилие минеральных источников с красновато-бурыми и желтыми отложениями. Сразу за пос. Казбеги тянутся густые заросли облепихи, с зелеными полянами и лужайками вдоль них. Это прекрасное место для отдыха. Южнее Казбеги правый берег Хевского ущелья крутой. На обрывах противоположного берега видны красные лавовые потоки, лежащие на темных сланцах. Хорошо просматривается вся озеровидная котловина Казбеги.

На левом берегу Терека, у селения Паншети, на крутых каменистых склонах видны сообщества трагакантового астрагала. Их образует эндемик Большого Кавказа астрагал обожженный с подушковидными и зонтиковидными кустами. Эти сообщества насчитывают около 70 видов растений, из которых почти половина — эндемики Кавказа. В трагакантниках преобладают скальные и осыпные виды: ясменник Альбова, камнеломка хрящеватая, эфедра, проломник. Из горно-степных видов растут кавказский эндемик осока Буша и пырей стройный, а из степных — ковыль кавказский, тонконог гребенчатый, костер береговой. Здесь встречаются растения альпийских и субальпийских лугов: остролодочник албанский, вероника горечавковидная, прострел фиолетовый, лисохвост, полынь, мятлик альпийский и др.

Растительность субальпийского пояса в связи с сильным истреблением леса, нерациональным использованием сенокосов и пастбищ значительно обеднена. Здесь в основном представлены вторичные альпийские манжетковые, сиббальдиевые ковры и низкотравные луга. В создании альпийских ковров принимают участие мятлик альпийский, одуванчик Стевена, вероника горечавковидная, тмин розовый и др. Большие площади занимают белоусовые, пестроовсяницевые, кобрезиевые луга.

Переезжаем правый приток Терека — Черную Арагву, вытекающую из Гудушаурского ущелья, по которому раньше проходила Военно-Грузинская дорога. Мимо андезитового карьера попадаем в с.Арша. На окраине села слева от дороги, из-под сланцевых обнажении вырывается родник. Ощущение чистоты родниковой воды усиливают черные сланцевые плиты, которыми устлано дно. В них встречается обугленное органическое вещество. Поднявшись чуть выше родника, на вертикально стоящих пластах замечаем желтые подушки драбы моховидной, которые контрастно выделяются на фоне пластов, свисают колокольчики. На осыпях поднимаются желтые козельцы, по протоке—болотные растения: крупнолистные купальницы, калужницы, в заводи — ситник, водоросли.

В с.Арша у дороги много кустов, загорающихся осенью«костром рябины красной». Справа, на противоположных склонах, отливают серебром белые нити каскада Аршинских водопадов.

Аршинские водопады расположены выше с.Арша по р.Чхатисцкали, недалеко от входа в ущелье. С дороги виден водопад Борода, высотой до 15 м., шириной 4—5 м. Выше его ниспадает со скалы водопад Девичья коса, высотой до 30 м. Еще выше — капельно сочащийся водопад Мужские слезы. Все эти водопады объединяет легенда, рассказывающая, будто когда-то в селении Готи жили парень и девушка, крепко любившие друг друга. Но вот пришла беда. К девушке посватался богач. Когда пришли сваты она наотрез отказала им. Посулами и угрозами родители пытались заставить девушку выйти замуж за богача, но она сказала, что скорее покончит с собой, чем отдаст руку нелюбимому. Тогда сваты посоветовали отцу запереть девушку в доме, чтобы она не смогла выполнить свою угрозу. Отец их успокоил: «Терек от нас далеко, а броситься с горы она побоится». Но девушка сдержала свое слово, она побежала к скале и бросилась с нее. Кинулся следом влюбленный, да успел лишь прикоснуться к ее развевающимся на ветру косам. На этом месте и образовался водопад Девичья коса, напоминающий своими струями распущенные женские волосы. Потрясенный юноша поднялся высоко в горы и так горько заплакал, что образовался водопад Мужские слезы. До глубокой старости он остался верен памяти любимой. И водопад Борода, самый красивый в каскаде Аршинских водопадов, как бы символизирует эту верность.

Множество больших и малых водопадов — яркое украшение маршрута по Военно-Грузинской дороге.

В пойме р.Терек видны нарзанные источники, заметные по ярким налетам гидроокислов железа вокруг них.

На склонах, окружающих Аршу, виднеются небольшие рощи, да изредка стоящие одинокие деревья. Большая часть лесов по склонам Хевского ущелья вырублена в XIX и начале XX в. Леса уцелели лишь в труднодоступных местах.

За селениями Арша и Гарбани дорога входит в красивое селение Сиони, в окрестностях которого раскинулась березовая роща.

Сионская березовая роща — это сохранившийся мелколиственный лес, где произрастают березы, осины, сосны, ивы и рябины. Она располагается на крупном блоке, образовавшемся в результате поперечного разлома долины Терека. Здесь в обнажениях видны речные конгломераты, сверху покрытые моренными обнажениями. Роща—своеобразный зеленый оазис среди снежных вершин, могучих и мрачных скальных массивов. С 1965 года она объявлена заказником. Деревья, растущие в ней, несмотря на то, что она расположена на высоте около 2000 м, высокие и стройные. Березняк по внешнему виду напоминает лес средней полосы России. В сочном травянистом покрове из разнотравья пестреют красные клевера, синие горечавки, фиолетовые колокольчики и буквицы.

Роща образована преимущественно эндемичной березой Радде. Кроме этого вида, березовые леса и криволесья на Кавказе образуют березы Литвинова и пушистая, также представленные в роще, являющиеся, по мнению ботаника Д. Сосновского, реликтами различной древности.

Потухший вулкан Кабарджин. Над с.Сиони нависают разрушающаяся вершина потухшего вулкана Кабарджин (3141 м) и Сионский отрог, который огибает дорога. Отрог привлекателен природными изваяниями с причудливыми эоловыми формами рельефа в вулканических породах. Они представлены пещерами выдувания, гротами, окнами, башнями, пирамидами, грибообразными скалами и другими интересными формами в виде диковинных зверей, которые образовались в результате многовековой работы ветра и воды, выдолбивших в рыхлых отложениях трахитовых лав эти природные изваяния.

Кабарджин — сильно разрушенный вулкан. Он деформирован молодыми разломами и имеет треугольную форму. Вулканические породы, слагающие его, представлены преимущественно андезито-дацитами. Около Кабарджина расположено еще несколько самостоятельных вулканических центров: Нарвани, Миллиони. Безымянный купол.

Массив г.Кабарджин представляет ископаемый центр древнего извержения — стратовулкан сложного  строения. Площадь его около 15 км2, мощность вулканической толщи свыше 1200 м. Вокруг него большие потоки лав, образующие плато. В долину Терека спускается большой поток лавы. В основании ее толщи у с.Коби обнажаются светло-серые андезито-дациты с прекрасной столбчатой отдельностью. Подобные породы видны и у реки по левому берегу Терека к югу от с.Каноби.

Проезжаем по своеобразной красно-бурой котловине и любуемся застывшими лавами Казбека, Кабарджина и других древних вулканов. Казбекский горный массив увенчан вулканическим конусом, его основание частично перекрыто лавами. Лавовые потоки стекали во всех направлениях, некоторые из них достигли Терека.

Тхаршетский лавовый поток. Ископаемый лес. Тхаршетский лавовый поток излился из бокового кратера Тхаршета и спустился в долину Терека, запрудив реку и образовав озеро. Впоследствии конец потока (естественной плотины) был прорезан Тереком на глубину до 20 м, и озеро исчезло. Доказательством этому явилась обнажившаяся трехметровая толща озерных осадков с погребенными деревьями. Возраст леса, захороненного вулканической лавой и пеплом, оказался равным примерно 6000 лет. Это соответствует времени излияния лавового потока. Деревья в ископаемом лесу сохранились стоячими вертикально, так, как они росли.

Рост леса на берегу Терека был нарушен мощным лавовым потоком Тхаршета. Лес был поломан камнями и засыпан пеплом, затем покрылся потоком андезитовой лавы. В течение тысячелетий остатки погребенных деревьев подвергались действию вод, органические части выщелачивались и заменялись кремнеземом. В этих «каменных деревьях» под микроскопом можно увидеть сохранившееся строение растений. В остатках погребенного леса видны также отпечатки трав и листвы деревьев. Окаменелые леса помогают восстановить геологическую историю края.

Отсюда хорошо виден скально-ледовый вулканический конус Казбека, от которого в радиальном направлении отходят ледники. В последние десятилетия большинство ледников тает, хотя температура в нивальной зоне, где они располагаются, не понижается, и количество осадков не уменьшается. Этот парадокс гляциологи объясняют повышенной запыленностью атмосферы и уменьшением отражательной способности снежно-ледниковой поверхности из-за ее загрязнения.

На склонах Казбека хорошо выражены субальпийский, альпийский, субнивальный и нивальный пояса. Субальпийский пояс расположен на высоте от 2500 м и занимает обширное, почти безлесное пространство. От лесов сохранились лишь отдельные участки березняков.

Лето здесь прохладное. Снеговой покров появляется в ноябре и сходит к концу апреля. Луга, образованные вырубкой лесов в прошлом, внедряются в лесную зону, а сохранившийся лес заходит отдельными полосками в альпийский пояс. Заросли рододендрона опускаются вниз из альпийского в субальпийский пояс, доходя до лесного. Характерными растениями субальпийского пояса является скабиоза кавказская, девясил низкий, чемерица Лобеля, астра грузинская, овсяница пестрая, мятлик альпийский, подорожник скальный и др.

Субнивальный пояс в Приказбекском районе распространен широко. Его положение соответствует высотному интервалу, в пределах которого происходит сезонное передвижение снеговой границы: подъем в теплый период и снижение в осенний. Здесь в условиях короткого лета с низкими температурами сохраняются многолетнемерзлые породы и перелетовывающие снежинки. Растительный покров разрежен. Широко распространена заболоченность пониженных участков.

Под воздействием ледниковых процессов происходит выполаживание рельефа, который приобретает мягкие очертания. Для этого пояса характерно возникновение микрополигонов, образованных морозными трещинами, и многоугольников со щебневым бордюром.

На противоположном берегу Терека, у селений Горисцихе и Паншети, заметны разлившиеся по левому берегу долины потоки лавы и конус выноса селевого потока р.Сиони. Рост этого конуса приводит к отодвиганию русла Терека вправо. В долине реки — выходы сильно газированных минеральных источников, от которых тянутся желто-оранжевые полосы гидроокислов железа. У большинства из них чувствуется запах сероводорода. Очевидна связь их с вулканическим очагом Кабарджина.

На красивых древних конусах выноса, разрезанных небольшими речками, расположены селения Хуртиси и Каноби.

За с.Сиони дорога идет под западными склонами Кабарджина по кобийскому подъему мимо огромных каменных стен, созданных в свое время для защиты Военно-Грузинской дороги от разрушительных снежных заносов и обвалов. К с.Хуртиси подходит лавовый поток, когда-то излившийся из вулканов Тхаршета и Сырхисара.

Кобийская котловина. Поднявшись на отрог Кабарджина, любуемся верховьями Хевского ущелья, величием горных вершин. Кобийская котловина расположена в центре вулканического района и окружена потухшими вулканами. Дорога опускается в Кобийскую котловину, проходя под нависающей стеной еще одного гигантского лавового потока. На его обрывах — параллельные столбы андезитовых лав Кабарджина. От с.Казбеги до с.Коби наблюдается большое количество высокодебитных минеральных источников, значительно влияющих на химический состав Терека. Перед с.Коби в пойме есть выход минерального источника. В ручейках, бегущих по лужайкам, видны красно-бурые отложения и свежая зелень сочной травы.

За с.Коби, на скалистом выступе, развалины небольшого крепостного укрепления Георги-цминда—передаточного звена между постами в системе средневековых сторожевых башен.

За левым притоком Терека, рекой Нарвандон, вытекающей из Ухатского ущелья, по левому берегу р.Байдары начинается подъем на Водораздельный хребет. В Кобийской котловине долина Терека меняет направление. Она продолжается на запад по Трусовскому ущелью и ведет к истокам реки и ледникам горы Зилгахох.

Долина нарзанов. Прежде чем подняться на перевал Крестовый, совершим путешествие в Трусовское ущелье для знакомства с ископаемой флорой, толщами травертинов, бурлящим озером, нарзанной рекой и другими достопримечательностями. В ущелье насчитывается свыше 60 крупных выходов минеральной воды, некоторые имеют дебит свыше 1 миллиона литров в сутки. Трусовское ущелье из-за богатства минеральными источниками называют долиной нарзанов.

Дорога от с.Коби идет по течению Терека в широкой ровной долине. От с.Алмасиани хорошо просматриваются краевые части лавовых потоков в начале ущелья, которое ограничено с севера Казбекско-Джимарайским массивом, а с  юга — Кельским плато. Трусовское ущелье отличается типичным вулканическим ландшафтом, это район угасшего вулканизма с реликтовыми вулканическими формами рельефа. Последние вулканы здесь действовали несколько тысяч лет назад. Ущелье представляет межгорную впадину, называемую центрально-юрской депрессией.

Выходы углекислых и углекисло-сероводородных вод приурочены к крупным тектоническим разломам, что указывает на глубинный характер их формирования. По составу воды относятся к смешанному типу с преобладанием щелочных и щелочноземельных компонентов. Температура воды большинства источников невысока—+5+7°.

Основная примечательность, природное богатство этой долины — животворные углекислые нарзаны, источающие целебные соки земли. Красные и темно-рыжие бороды их, распущенные со склонов до реки, манят к себе, призывая испить их целебную воду.

Окружающие горы когда-то были дном моря. Позже вода уступила место горам. Земная кора периодически поднималась и опускалась, вздыхала от извержений вулканов и землетрясений. На местах разломов образовались глубокие ущелья и живописные долины. Одна из них — Трусовская долина, окруженная суровыми скалами и причудливыми рисунками гор. Она является одной из самых красивых среди долин Центрального Кавказа. Хребты обнажаются кристаллическими сланцами, прорезанными гранитными ножами, местами сквозь зелень склонов проглядывают известняки, красноватые лавы. Левый борт ее практически безлесный. На правом виднеются островки березовых лесов с примесью ивы, рябины, черемухи.

Любуемся величием гор и невольно вспоминаем М. Ю. Лермонтова: «Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз: как сладкую песню отчизны моей, люблю я Кавказ».

В начале ущелья на склонах — покрытые лугами террасы, прерываемые конусами выносов. Через 4 км мы у розового языка лавового потока, среди глыб которого расположено с.Ногкау. На правом безлесном склоне ржавые подтеки — следы выхода минеральных источников. Слева над дорогой нависают обнажения лавового потока. Скоро показывается расположенное на конусе выноса реки Мнадон с.Окракана. У дороги интересные надмогильные сооружения в виде орнаментированных крестов.

Позади осталась Кобийская котловина, окаймленная с севера Боковым, а с юга — Водораздельным хребтам». Самая узкая часть Трусовского ущелья известна под названием Кассары Трусовской, правый борт которой местами образован мощным лавовым потоком. Левый склон ущелья сложен глинистыми сланцами, местами известняками.

От с.Окракана просматривается Трусовская Кассара, глубокая, извилистая теснина с множеством водопадов. Правый отвесный склон ее, высотой до 400 м, образован частью лавового потока Восточного Хорисара.

Излияние лав происходило из купола вулкана около 6—8 тыс. лет назад. Лавовый поток длиной до 7 км, спустившись к долине Терека, внедрился на 500— 800 м в ранее существовавшую широкую троговую долину и сузил ее. Терек, сделав коленообразный изгиб, проложил новое русло между склонами гор и краем лавового потока, образовав узкую теснину, по которой будет проходить наш путь. Следовательно, по возрасту образования Трусовская Кассара значительно моложе остальной части ущелья.

Хорисарский андезитодацитовый поток лав временно подпруживал Терек и вызвал образование Трусовской Кассары, а выше нее—широкой долины, заполненной озерно-аллювиальными отложениями. Конечную морену, залитую лавовым потоком вулкана Хорисар, видим на правом берегу. Под лавовым покровом мощностью 100—200 м просматривается 30—50-метровый горизонт обожженной морены, лежащей на коренных сланцах дна долины.

«Оазис» ископаемой флоры. Путь идет по правому берегу Терека. У с.Окракана на террасе находится останец древних травертинов мощностью до 4 м. Подобные останцы встречаются и выше по ущелью. Останец близ Окраканы, длина которого более 30 м, был отделен от основной массы травертинов в результате размыва рекой и взрывов при постройке дороги. Травертины в нем слоистые, трубчатые, грязно-серого цвета с причудливым рисунком. В этих трубочках заключались раньше растения, от которых остались лишь отпечатки. В травертинах видим и пустоты, содержавшие когда-то ветви и даже стволы деревьев и кустарников, множество отпечатков деревьев, в основном березы, ивы, бука и дуба. По отпечаткам можно сделать предположение о былой лесистости Трусовского ущелья, в настоящее время почти лишенного древесной растительности, за исключением небольших участков березовых лесов.

По долине Терека последние остатки широколиственных лесов в настоящее время не заходят выше Дарьяла. С высоты 1400 м появляются участки субальпийской растительности.

В. Виленкин и П. Ковалев (1957) предполагают, что мощные отложения древних травертинов в Кассаре Трусовской и вблизи с.Окракана свидетельствуют о былом интенсивном излиянии горячих минеральных источников, обильно выделявших углекислый кальций. Их деятельность связана с происходившими тогда извержениями вулканов Казбекской группы. Очевидно, что местами в Трусовском ущелье длительное время изливались горячие источники и возле них происходило отложение травертинов.

Горячие источники создавали условия для появления вблизи них более теплолюбивой растительности. Среди субальпийской растительности наблюдались оазисы иво-березовых рощ с примесью бука, возможно, и дуба. Окраканские травертины и запечатлели существование одного из таких ископаемых оазисов с теплолюбивыми растениями, не характерными для современных ландшафтов Трусовского ущелья.

Исчезновение условий, благоприятных для существования теплолюбивой флоры, привело к вымиранию широколиственных пород. Березовые рощи, как более выносливые, долгое время сохранялись и лишь недавно были частично уничтожены человеком. Доказательством этому служит сообщение в газете «Тифлисские ведомости» (№ 28, 1830 г.), где говорится, что в Трусовском ущелье на одной десятине земли находилась густая роща из высоких прекрасных берез, принадлежавшая с.Абано, которая «из-за крайней нужды была вырублена жителями».

За окраканскими травертинами путь проходит по глубокой теснине Трусовской Кассары. Слева — обрывы лавового потока, похожие на искусственное сооружение. Вертикально стоят розовые андезитовые столбы застывшей лавы. От них к реке сползают мощные осыпи из красных обломков, поросших березами и ивами. Вершина лавового потока увенчана причудливыми формами в виде башен и пирамид. Из-под лавовой стены выбиваются белые змейки родниковых потоков. Хорошо видна зона контакта красных лав и светлых мергелей. Эту часть. ущелья невольно хочется назвать розовой. Левые склоны ее от сланцевых и известняковых гребней кажутся ребристыми. Теснина скоро заканчивается, и за поворотом в котловине открывается необычный вид на светлые, блестящие на солнце отложения солей многочисленных нарзанных источников. Струи нарзанов продолжают свою неутомимую работу, отлагая все новые слои гладких и шероховатых травертинов. Небольшая река Аршикомдон течет по желтому руслу из таких отложений.

Выше Хорисарского лавового потока в котловине Абано хорошо выражены пять террас. Они соответствуют пяти стадиям оледенения. Трусовское ущелье проходит по Казбек-Хорисарскому разлому. Выше Хорисарского потока — многочисленные выходы нарзанов.

На противоположном левом берегу в пойме реки зеленеет березовая роща. С конуса выноса реки Аршикомдом открывается вид на широкую альпийскую долину со сторожевыми башнями и селениями,

Бурлящее нарзанное озеро. На левом берегу Терека, у подножия склона, расположено небольшое озерцо бирюзового цвета с кристально чистым нарзаном. Благодаря поднимающимся из воды мощным струям» газа, вода в нем как бы кипит и клокочет. Поэтому его можно назвать «Бурлящим». Оно напоминает сказочный «котел дьявола». Длина озера 20 м, ширина 10 м. Крутые обрывистые берега его по кромке воды окаймлены ярко-красной полосой окислов железа. Из озера вытекает большой ручей с красным от железистых отложений дном. Вокруг озера лежат глыбы травертинов, свидетельствующие о древнем происхождении этого источника.

Бурлящее озеро, представляющее собой глубокую воронку или шахту в мергелях, является одной из достопримечательностей Трусовского ущелья. Примечательно оно своей интенсивно-синей окраской, становящейся ярче в ясную погоду. Выделяющиеся из воды пузырьки газа как гирлянды хрустальных шариков играют в озере и с шумом лопаются, достигнув поверхности воды.

Особенность голубого Бурлящего озера состоит в том, что оно питается подземным потоком, выходящим из глубин. Благодаря этому поступающая в озеро вода исключительно чиста: свободна от примесей. Большой дебит потока и малые размеры озера обеспечивают быструю смену воды. Нет в ней и рассеивающих свет крупных взвешенных частиц. Все это и приближает оптические свойства воды озера к идеально чистой воде с характерным для нее насыщенно-синим цветом.

Вода холодная (4-4°), без вкуса, с легким запахом сероводорода. Дебит этого источника по Карстенсу до 200 тысяч ведер в сутки. Местные жители это озеро называют Большой нарзан (Стыр суар). Среди них сохранилось предание о том, будто пролетающие над озером птицы замертво падают в него от выходящих из воды газов.

Все это свидетельствует о том .что перед нами уникальное творение природы. Впервые упоминает об этом необычном озере А. Е. Россикова, совершившая путешествие вокруг Казбека. «Бесчисленное множество углекислых источников окрашивают на этом месте берега то в белый, то в красный цвет. Мы спустились к одному из источников. Вода, выступая на поверхность земли, кипит, пузырится точно на огне, на вкус напоминает нарзан, но с сильным запахом серы. За селением Кетерс (Кетриси) мы случайно наткнулись на довольно большую, глубокую впадину, должно быть, провал. На дне ямы валялись трупы лягушек, ящериц и разных мелких птичек, которые, вероятно, искали ночного приюта в коварном провале. Зажженная бумага моментально погасла, едва мы поднесли ее к отверстию пещерки. Это объяснило нам все. Из пещеры выделялся углекислый газ...»

М. Ф. Энгельгард. посетивший в 1811 г.Трусовское ущелье, отмечал: «Около с.Абано холодный источник... Животные пьющие эту воду, живут недолго, а некоторые погибают тут же на месте. Гора, из которой начинается этот источник, содержит очень много серы и квасцов, которые и придают, вероятно, воде присущие ей вкус и вредные свойства... Осетины пользуются серой для изготовления пороха».

В средней части уступа террасы видна древняя береговая линия нарзанного озера с натеками известкового туфа и нишами вымывания, расположенными в 6 м от уровня озера. Все это свидетельствует о подъеме левобережья Терека и опускании его поймы.

Нарзанная река. В 2-х км от Бурлящего озера на правом берегу реки расположено с.Кетриси. Через него протекает необычная пенистая река — нарзанная, вращавшая на протяжении столетий многочисленные мельничные жернова. Истоки этой реки находятся у подножия Водораздельного хребта. Начинается она из нарзана-гиганта, наиболее мощного в ущелье и во всем районе. Издали ощущается запах сероводорода. Нарзанные струи серебрятся на солнце. Камни и берега покрыты оранжевым налетом.

На западной окраине с.Кетриси на правом берегу Терека обнажается травертиновый горизонт мощностью 2,5—3 м. На нем расположено несколько домов с заборами из травертинов.

Дорога переходит на левый берег реки. Впереди видны высокие башни с.Абано. Дома и башни, построенные из обломков андезитовой лавы, отливают красноватым цветом.

Широкая долина Терека простирается до Трусовского перевала. По берегам ее разбросаны селения Закагури, Деси, Цоцольд, Бурмасиг, Тепи, Реси. Река течет по плоскому дну, разливаясь на многочисленные. рукава. Местами видны оранжевые полосы нарзанов. Дорога идет по дну долины, поросшему густой зеленой травой. Из боковых ущелий выходят обширные конусы выноса с бугристой, еще не заросшей поверхностью.

Плодовых деревьев (яблонь, груш) в верховьях Трусовского ущелья не увидишь. Из-за суровости климата они здесь не растут. На зеленом отроге, почти перегораживающем долину, белеет небольшая часовня. А вдали в безмолвном молчании застыли черные вершины гор. На склонах — следы огородов, где когда-то выращивали ячмень и просо.

Другими  достопримечательностями Трусовского ущелья являются многочисленные выходы минеральных источников с мощными панцирями травертинов, старая развесистая ива в с.Суатиси, выделяющаяся на фоне травянистых склонов, оригинальная высокогорная флора.

У с.Коби Боковой хребет оказывается пройденным. Военно-Грузинская дорога взбирается на Водораздельный хребет, покидая долину Терека. Позади остается Кобийская котловина, окруженная крупнейшими вулканическими массивами. Расположена она на стыке четырех ущелий: Хевского, Трусовского, Байдарского и Ухатского, Взору открываются южные склоны Бокового хребта, покрытые лугами и зарослями реликта горной тундры рододендрона кавказского — родоретами.

Особенно выделяются темной зеленью крупный массив рододендронов на склонах хребта, разделяющего Ухатское ущелье и Байдарское. У верхней границы субальпийского пояса (2300—2400 м) на северных и западных склонах большие площади занимают альпийские заросли рододендрона кавказского, которые местами поднимаются до субнивального пояса. Заросли рододендрона бывают особенно красивы в начале лета, когда они покрываются бледно-кремовыми цветами.

Подъем на Главный Кавказский водораздел проходит по Байдарскому ущелью, начинающемуся с Крестового перевала.

Южнее с.Коби на правом берегу Байдары обнажаются карбонатные породы, состоящие из мергелей и серых известняков, местами песчанистых. При выветривании они превращаются в щебенку в виде древесной щепы. Чередование их с песчаниками и отсутствие палеофауны отличают эти породы от соответствующих им по возрасту и уже знакомых нам по Балтийскому ущелью. Южнее отмечается переход светлых известняков в темные мергели и глинистые сланцы.

Байдарское ущелье. Со склонов его спускается много осыпей с характерной скально-осыпной растительностью. На подвижных осыпях встречаются яснотка войлочная, крестовник Сосновского, смолевка разрезная, котовник, шлемник, а на слабоподвижных—астрагал казбекский, вероника минута, ясколка многоцветковая и др.

Байдарское ущелье известно снежными заносами и лавинами. О наиболее катастрофических из них напоминают названия противолавинных галерей «Казачья», «Майорша» и т. д.— бетонных коридоров, защищающих шоссе от лавин. Даже в мае дорога часто проходит по снежным коридорам.

На северных склонах темнеют заросли рододендрона кавказского, а в глубоких оврагах и ложбинах все лето лежит снег.

Байдарский нарзан. На левом берегу Байдары внимание привлекают окрашенные в красный цвет травертины. По ущелью несколько выходов нарзанов, но самый мощный из них стекает каскадами с левого склона. За много тысячелетий у нарзана отложились террасы желто-бурых травертинов. У выхода источника имеется небольшое озерцо с дымно-голубым нарзаном, кипящее от поднимающихся пузырьков газа. Озерцо диаметром до 6 м окаймлено красно-бурыми железистыми отложениями, ярко выделяющимися на зеленом фоне луга. Теперь оно каптировано.

Этот источник теплый (+11°), что выше среднегодовой температуры на 4-5° для данной высоты. Вода сильно газирована, со слабым запахом сероводорода Обилие извести в ней объясняется растворением широко представленных здесь карбонатных пород, а наличие углекислоты и железа связано с Казбекским вулканическим очагом.

Из озерца идут пузырьки углекислоты. В этом легко убедиться, если зажженную спичку поднести к месту выхода газов. Она сразу потухнет. Мощный поток углеродистых соединений, идущий из глубин, является дыханием недр Земли. Выбросы углекислоты связаны главным образом с вулканическими аппаратами м сейсмоактивными территориями, где развиты новейшие движения земной коры. Аналогичные каналы, по которым глубинные вещества Земли проникают в атмосферу, мы уже видели в Трусовском, Геналдонском, Мамисонском ущельях. Они также приурочены к зонам тектонических нарушений.

Маршрут продолжаем по левому склону долины в сторону перевальной точки. Вокруг царство горных лугов.

Травертины. Выше шоссе на склоне лежит, словно льдина, большая толща травертина с желтыми, оранжевыми и красноватыми разводами. По ней струится вода. Травертиновая толща спускается в виде «застывшего водопада», уступами. Попавшие в воду листочки обрастают каменным панцирем. На травертине отчетливо видны окаменевшие стебли трав, отпечатки листьев. Явление образования травертина подобно образованию накипи в чайнике. Раньше травертин использовали для обжига на известь, И сейчас он используется для строительства.

В этом известковом туфовом покрове можно увидеть натечные формы: сталактиты, сталагмиты. Террасовидная форма залегания травертинов объясняется наличием уступов на склоне долины.

По широкой плоской пойме спокойно течет р.Байдара, образуя несколько стариц. Долина имеет подпруженный характер. По мнению Е. Е. Милановского, р.Байдара когда-то была более крупной рекой и начиналась на Кольском нагорье. В то время верховья нынешней долины Арагви  принадлежали Байдаре. Древнюю долину пра-Байдары заполняет лавовый поток вулкана Непискало. В связи с быстрым подъемом зоны Крестового перевала произошло обезглавливание долины пра-Байдары и перехват ее верховьев рекой Арагвой. Этот подъем, отразившийся в резком изломе продольного профиля р.Байдары, еще не успел вызвать сильного углубления ее русла, в то время как Арагва пропилила в лавах каньон глубиной до 400 м.

Горные луга. Перевальный участок Военно-Грузинской дороги расположен в поясе субальпийских и альпийских лугов — прекрасных летних пастбищ. Альпийские луга начинаются с высоты 2400 м над ур.м. и простираются вверх до границы вечного снега. Они представляют собой неописуемую по красоте картину горной природы.

Снеговая граница проходит на высоте около 3500 м. Выше нее снег никогда не тает. В зоне альпийских лугов растительность развивается в условиях краткого вегетационного периода, резких колебаний температуры, сильных ветров. Поэтому высота растений здесь не превышает 15—20 см. Крупные яркие цветки едва возвышаются над почвой. Наиболее характерными растениями альпийской зоны являются буквица крупноцветковая, лютик кавказский, клевер горный, рододендрон кавказский, трехреберник, брусника, черника, вероника кавказская. Выше, в субнивальном поясе, среди скал и каменных нагромождений, в трещинах и углублениях горных пород поселяются растения-«альпийцы», переносящие низкие температуры. Среди них отметим минуарции, крупки, лисохвосты, лапчатки.

Завершает высотные пояса гор область современного оледенения — нивальный пояс, где из-за суровости климата отсутствуют цветковые растения. Здесь царство лишайников и водорослей, покрывающих скалы, царство льда и снега.

Здесь можно познакомиться с верхней границей субальпийской и нижнеальпийской луговой растительности. Луга на перевале сильно потравлены и представляют вторичные ковры, где преобладают манжетки, клевер, тмин кавказский, сиббальдия, местами сообщества белоуса. Вторичные ковры засорены высокотравными видами — чемерицей, цирзиумами. На местах стоянок скота разрастается щавель альпийский. На южных склонах — пестроовсяницевые луга. В понижениях вдоль ручейков растут примулы, лютик Байдарский. На более сухих лугах обычны ясколка, колокольчик скученный, лютик горолюбивый. Выше по склонам встречаются высокогорные виды эфемероидов: рябчик широколистный,  подснежник, гусиные луки и др.

На перевале большие площади заняты ядовитой чемерицей Лобеля, а с южной стороны — зарослями рододендрона желтого, украшающими склоны во время цветения. На скалистых обрывах вдоль дороги можно увидеть эндемичные виды Большого Кавказа: австрагал казбекский, копеечник кавказский и др. Выше - альпийские ковры с колокольчиком Биберштейна, подорожником скальным, одуванчиком Стевена. Вдоль дороги цветет ромашка Дмитрия.

Здесь же видим сиббальдию с тройчатыми листьями и мелкими желтыми цветками, приземистую кошачью лапку с маленькой розеткой сероватых листьев, характерное высокогорное растение дриаду. Ее красивые кремово-белые цветки появляются в июне. В середине лета можно видеть розово-оранжевые, всегда словно растрепанные ветром, цветки мака горолюбивого.

Возле метеостанции «Крестовый перевал», по берегу ручьев, текущих в Закавказье, на местах овечьих стойбищ обильно цветет редкий альпийский вид—эндемик высокогорий Центрального Кавказа и гор Колхиды — подснежник широколистный. У него широкие, как у тюльпана, листья и белые крупные цветы. Это ядовитое растение скот не трогает. На рыхлом переунавоженном субстрате он хорошо разрастается и образует заросли.

Крестовый перевал — высшая точка Военно-Грузинской дороги — представляет собой наиболее глубокую и пологую седловину в Водораздельном хребте. К востоку от него поднимаются  вершины Садзели (З010 м), с запада—потухший вулкан Хорисар (3773 м). Неглубокий трог свидетельствует об обработке перевальной седловины льдом. На север направляет свой бег приток Терека р.Байдара, на юг— Арагва. С перевала открывается исключительно живописный вид. Куда ни посмотришь — всюду вздымаются горы. На западе возвышаются остроконечные вершины Семи братьев и вулканического Кольского нагорья. Воздух изумительно чист и прохладен. Даже в самые жаркие месяцы на склонах белеют снежники. Причудливо петляет, словно равнинная река, Байдара, рождающаяся на перевале.

Крестовый перевал представляет молодую зону поднятий, сложенную моренными отложениями, перекрывающими лавовый поток. Это один из множества перевалов через Главный Кавказский хребет, являющийся самым низким. Перевал назван по имени плосковершинной горы Крестовой, хорошо просматривающейся с юга. Восточное перевала находится потухший вулкан Гуд-гора.

Военно-Грузинская дорога проходит мимо каменного обелиска с надписью «Крестовый перевал. 2395 м», установленного в честь строителей дороги.

С Крестового перевала Военно-Грузинская дорога мимо метеостанции идет на спуск в Чертову долину к Белой Арагве и ведет в столицу Грузии.

 

ПО ГИЗЕЛЬДОНСКОМУ УЩЕЛЬЮ

 

Лесистые предгорья. От с.Гизель наш путь идет вверх по течению р.Гизельдон. Дорога пролегает по предгорной равнине, покрытой луговой растительностью и редкими кустарниками.

Правый берег реки пологий: левый, покрытый зарослями лещины, азалии, местами грабом и буком, крутым уступом обрывается к реке. Он является мореной древнего ледника. Среди зелени у северного подножия Лесистого  хребта едва видно с.Верхняя Саниба.

Вулканический пепел. Рядом с дорогой в террасе — обнажения вулканического пепла. На фоне зелени они выделяются светло-бежевой и темно-серой окраской. Пеплы залегают в виде пластов, наклоненных к северу под углом 10—20°. Залежь вулканических пеплов имеет мощность до 80 м, ширину до 330 м и тянется до Лысой горы на протяжении 6,5 км. Пеплы чередуются со слоями песка и суглинка. В виде примеси встречается гравий. Песчаники состоят из кварца, вулканического стекла и пепловых частиц.

Пеплы Гизельдонского месторождения представляют собой продукты вулканических извержений — часть жидкой лавы, измельченной при извержении (взрыве) и застывшей в виде капель. На примере этой залежи можно познакомиться с интереснейшим образованием третичного периода. Это обнажение со слоями других пород: глин, песчаников, мергелей и четвертичных водно-ледниковых наносов представляет интерес для изучающих геологию края.

В республике отмечено около 30 месторождений и проявлений туфогенных пород, сконцентрированных в виде двух полос по северным и частично южным склонам Черных гор, а также по Кабардино-Сунженскому и Терскому хребтам. Эти толщи вулканических, выбросов — свидетели грозных извержений вулканов Казбекской группы. Выше по склону имеются карьеры по добыче этих пород. Вулканические пеплы и туфо-песчаники используются для изготовления кирпича и бетона.

Через 3 км дорога входит в Лесистый хребет. Как и в других ущельях горной Осетии, этот хребет покрыт буковыми лесами, потомками лесов полтавской флоры, которые когда-то были широко распространены на Кавказе.

Вскоре у дороги видим оползень, зарастающий ольхой, ивой и лесными травами. На нем—обширные заросли мать-и-мачехи. Вдоль дороги протекают прозрачные ручьи, теряющиеся под громадными листьями подбела. Поляны поросли лесным высокотравьем, среди которого наиболее обычны: бутень, страусопер, папоротник мужской, крапива, козлятник. Из подлесочных пород—бузина черная, бересклет европейский, лещина, калина. Местами они перевиты хмелем и ежевикой шершавой.

На левобережной террасе среди леса уютно расположился Дом охотника. Проезжаем несколько живописных полян, где в летнюю пору стоят пасеки, палатки туристов. Слева от нас база отдыха Северо-Осетинского государственного университета.

Лесистый хребет остается позади. Белеющие в зелени деревьев пласты известняков подсказывают, что мы уже в пределах следующего хребта — Пастбищного.

На 18-м км—развилка дорог. За мостом через правый приток Гизельдона, реку Геналдон, дорога ведет по Геналдонскому ущелью на юг, к курорту «Кармадон», а другая — на запад, в Кобанское ущелье, ставшее известным на весь мир памятниками древней кобанской культуры. Там, где разделяются реки Гизельдон и Геналдон, к дороге круто обрывается высокая моренная гряда, оставленная древним ледником. На ее обнажениях видны крупные валуны, включенные в светло-коричневый суглинок. Поверхность морены ровная, покрытая лесом с живописными полянами. Над ней поднимаются северные склоны горы Чиджитыхох.

Дорога проходит по густому ольшанику. Впереди просматривается вход в Геналдонское ущелье, стиснутый громадами Скалистого хребта — горами Арау-хох (2600 м) и Чиджитыхох (2860 м). С этим ущельем мы познакомимся позже. А пока наш путь в Кобанское ущелье.

Кобанское ущелье. Дорога идет среди ольхового леса. С южных склонов Пастбищного хребта, тянущегося вдоль дороги, спускаются буково-грабовые и, местами, дубово-грабовые леса. У дороги — обилие цветов лесного и субальпийского высокотравья.

Проезжаем пруды и базы отдыха. На 6 км от развилки дорог — с.Кобан. Впереди возвышаются северные склоны Чиджитыхоха, покрытые буковыми, буково-грабовыми и кленовыми лесами. В Кобане памятники воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, и известному осетинскому богатырю Бола Канукову, которого в народе называли «Казбек-горой» за его огромный рост и богатырскую силу.

За с.Кобан дорога входит в узкую теснину, размытую рекой Гизельдон в Скалистом хребте. Вход в теснину охраняет башня Кануковых. Она стоит на отвесной скале с эпохи средневековья и уже частично разрушилась.

Под башней на скале, нависшей полутоннелем над дорогой, большое скопление растений — подушек крупки моховидной. Во время ее массового цветения скала окрашивается в желтые тона. Здесь же можно увидеть свисающие бороды постенницы, куртины папоротника аспления.

За крутым поворотом дороги среди зелени леса и серых обрывов известняков показывается ажурное здание высоконапорной Гизельдонской ГЭС — первенца первых пятилеток, построенной по плану ГОЭЛРО в 1932 году. На отвесных стенах горы Тбаухох угадываются выходные ворота тоннеля, из которого с высоты 250 м вода падает на турбины. Отсюда дорога проходит по узкому каньону. Отвесные стены его местами поросли бузиной черной, лещиной, рябиной, со скал свисают ветви лип и грабов. На огромных валунах, среди которых петляет река, желтые куртины пупавок.

Мамонтова флора. На 3-м км от с.Кобан дорога подходит к интересному природному образованию — Пуртскому завалу, на котором расположен Кахтисарский перевал. На него ведет тропа, петляющая по высокотравью с поднимающимися белыми головками короставника, скабиозы, наголоватки, огромных зонтиков борщевиков. О высокотравье — ярком природном феномене — с восторгом отзывались многие ботаники. Так, французские ученые с.Сомье и Е. Левьег путешествовавшие в горах Северной Осетии, это интересное растительное сообщество назвали «мамонтовой флорой» и «садом, созданным для великанов». А швейцарский исследователь М. Рикли отмечал, что в Альпах такое изобилие цветов, великолепие окраски, гигантский рост—явление исключительно редкое.

Крупнотравные труднопроходимые заросли встречаются в лесном и субальпийском поясах горной Осетии. Особенно сильное впечатление крупнотравье производит на лиц, впервые встречающихся с ним, характерным признаком гигантизма. Из гигантских трав отметим наиболее характерные: дудник, борщевик, борец, лесной купырь, крестовник и др. Благоприятные почвенно-климатические условия способствуют появлению травянистых растений-гигантов. Общее число типичных видов высокотравья невелико, но процент эндемизма среди них высокий. Это свидетельствует о самобытности и древности крупнотравных сообществ.

Пестрые, красочные цветовые переливы придают субальпийскому лугу ту необычную живописность, которая привлекает взоры всех, кто сюда попадает. Подъем по этой тропе на перевал Кахтисар предоставит много интересного. Местами она пересекает осыпи. На одном участке проходит под скальным навесом, где сохранились старые постройки на известковом растворе.

Когда-то на Кахтисарском пороге стоял сторожевой аул, развалины которого можно увидеть под скалой. От укрепления Кахтисар сохранился фрагмент заградительной стены с примыкающими к ней разрушенными строениями. Эта стена с бойницами контролировала проход по Кахтисарской тропе, соединяющей Кобанское ущелье с Даргавской котловиной. Являясь естественным рубежом между ущельями, Пуртский завал был с древности укреплен и служил для оборонительных целей, о чем свидетельствуют найденные здесь остатки раннесредневековой керамики.

Сделав множество поворотов, выходим на поверхность Пуртского завала — к турбазе «Кахтисар». Сюда можно подняться и с помощью бремсберга протяженностью 520 м.

С Пуртского завала открывается вид на Кобанское ущелье. И справа и слева вздымаются отвесные скалистые громады. Отчетливо видно, как Кобанский каньон врезан в дно неглубокого трога. Круто вниз убегает зеленый лесной ковер. Ущелье вначале каньонообразное, затем оно расширяется. На скалистых обрывах растут сосенки и можжевельники. Кроме сосны и бука в лесах Кобанского ущелья встречаются дуб, граб, клен, ясень, лещина, дикие яблоня и груша, рябина кавказородная и др. На лужайках — пахнущие медом подмаренники, пучки розоватого вязеля, ластовень с темно-красными и серыми цветами и вьющимся стеблем, ярко-желтый коровяк хлопковый, с желтыми цветами, шалфей клейкий и заросли нивяника.

Пуртский завал. Долина реки Гизельдон перегорожена мощным древним завалом высотой около 250 м, который образован, по мнению геологов, в результат те обвала подмытого рекой известнякового массива. Река Гизельдон в течение многих веков постепенно заполняла наносами образовавшуюся выше завала котловину, которая в настоящее время занята водохранилищем Гизельдонской ГЭС.

До 1932 года р.Гизельдон на Кахтисарском пороге, войдя в прорыв, бежала ревущими каскадами Пуртских водопадов, прыгая по уступам скал и через валуны. Сейчас воды реки отводятся в тоннель. Старое русло реки, загроможденное валунами, сохранило первобытную красоту. И только во время чистки водохранилища, когда вода через водосливную штольню попадает в него, мы вновь можем полюбоваться мощью Пуртских водопадов.

На Кахтисаре. Турбаза «Кахтисар» расположена на высоте 1400 м в живописном месте среди огромных валунов в окружении субальпийского разнотравья и лесных островков. Здесь же посажены рябины, клены и другие деревья.

Из турбазы совершается интересная прогулка к вершине г.Тбаухох по длинному кулуару, где туристы знакомятся с флорой Скалистого хребта. На седловине горы — заросли калужницы болотной, украшенные весной золотистым цветом, по гребню — ковры из дриады кавказской, а выше — обширные массивы кавказского рододендрона.

С Кахтисарского перевала на юг открывается чудесный вид на зеленую Даргавскую долину, Боковой хребет с белоснежной вершиной Шаухох (4636 м), отвесные громады Скалистого хребта, озеро Пурт. Особый колорит придают этой картине стройные тополя, поднимающиеся над турбазой. Во время захода солнца окрестные горы переливаются всеми цветами радуги.

Даргавская долина. От Кахтисарского перевала до с.Даргавс протянулась широкая Даргавская долина, заполненная речными, озерными и ледниковыми отложениями, представленными в виде отчетливо выраженных пяти речных террас. Выше турбазы «Кахтисар», по течению реки Гизельдон, на левом отвесном склоне долины находится грот с укреплением, именуемый Башней кровника. Длина грота —35 м. По преданию, кровник долгое время мог находиться в ней без воды, так как утолял жажду влагой, сочащейся со свода пещеры. Башня кровника пользуется большой популярностью у туристов. От Кахтисарского порога путь идет по левому берегу реки.

Проходим небольшой покинутый аул Хуссар-Ламардон с остатками башен и склепов. В окрестностях селения сохранилось несколько святилищ в честь Св. Ильи. На противоположном берегу развалины аула Цагат-Хинцаг. На этом участке пути река течет по широкой пойме среди обширных зарослей облепихи, разделяясь на множество рукавов.

Хорошо идти по лугу. Ноги тонут в мягком ковре из трав и цветов. Очень красивы голубые цветы льна южного. Приятно смотреть на альпийские незабудки, выделяющиеся голубыми пятнами на зеленом фоне лугов, на желтые солнцецветы, вероники, разбросавшие нежно-синие цветы, ярко-лазоревые и белые васильки, ультрамариновые и красные соцветия синяка.

Склоны гор покрыты лугами со следами древнего земледелия в виде террас и множества каменных куч, собранных горцами при очистке полей. А выше — царство камня. Над головой с щебетаньем проносятся ласточки, исчезая в горных просторах, кружат, тревожно крича, альпийские галки. В пойме реки — заросли облепихи. Здесь создано форельное хозяйство. Создано 8 искусственных озер площадью свыше 50 га.

«Городок мертвых». На 6-м км от Кахтисара, на отроге хребта Рабиныраг, виднеется множество древних могильников, около сотни подземных и надземных склепов, свидетельствующих о том, что когда-то Даргавская котловина была густо заселена. Это — «Город мертвых» — замечательный памятник склеповой архитектуры, который иногда сравнивают со знаменитой <'Долиной царей» в Египте.

За небольшим левым притоком Гизельдона попадаем в с.Даргавс, которое, по свидетельству В. X. Тменова, является одним из древнейших населенных пунктов горной Осетии. По берегам р.Гизельдон вокруг селения разбросано несколько склеповых могильников. Тут сохранилось много оборонительных, жилых и культовых сооружений, свидетельствующих о кипучей в прошлом жизни.

Осмотрев «Город мертвых», достопримечательности с.Даргавс (башню Мамсуровых и другие строения), рассказывающие о нелегком прошлом осетинского народа, продолжаем путешествие в верховья Гизельдона.

Сады за облаками. На горных склонах растут молодые сады на карликовых подвоях. Это опытное хозяйство Северо-Кавказского НИИ горного и предгорного сельского хозяйства, где учеными проводятся опыты по акклиматизации плодовых деревьев в условиях гор. Здесь на горном опорном пункте в саду заложенном на террасах, растут яблони, груши, вишни, абрикосы, черешни. Специалисты проводят опыты по системе содержания почвы в междурядьях, размещению плодовых культур с учетом рельефа местности.

За Даргавсом дорога сначала идет по правому берегу Гизельдона, потом переходит на левый и направляется через селения Нижний Какадур и Фазикау. Слева в Гизельдон впадает Цатадон, текущий белыми каскадами среди огромных камней, загромождающих его русло. В верховьях реки имеется небольшой ледник Цата. По склонам разбросано множество ледниковых валунов, которые, видимо, и дали название селу Какадур, т. е. «наблюдательный камень».

За с.Фазикау ущелье становится круче. Вскоре дорога приводит в последнее селение ущелья — Джимара, раскинувшееся среди моренных валунов на высоте 1500—1600 м. В селении частично сохранился комплекс из шести башенных сооружений и двух склеповых могильников. Выше — склоны гор, покрытые лугами с островками березовых криволесий.

От с.Джимара хорошо просматриваются верховья долины, представленные в виде трога с крутыми склонами, покрытыми лугами, и заканчивающегося грандиозным цирком с отвесными скальными стенами высотой до 1 км. По этим стенам спускаются белые нити водопадов, а выше сверкает на солнце Мидаграбинское ледниковое плато.

Мидаграбинские водопады. Низвергающиеся с огромной высоты, эти водопады производят впечатление падающих с самого неба. Приятно постоять возле одного из них в жаркий летний полдень. Мельчайшие брызги гигантского «пульверизатора» наполняют воздух прохладой и водяной пылью. В капельках воды сверкает всеми цветами радуга. Струи, кипящие белой пеной, круто падают вниз по узкому ущелью, образуя каскад водопадов.

Светлые нити изящных водопадов блестят на фоне мрачных скал. Воды их, тугими струями низвергаясь с высоты, разбиваются о гранитные глыбы и устремляются вниз по склону. Стоит появиться солнцу — и оно «зажигает» водяную пыль. Трудно оторваться от гипнотизирующего зрелища. Слышится неумолкаемый гул, падающей воды. Мы в своеобразной Долине водопадов.

На левом берегу реки вблизи водопадов сохранились остатки рудничных строений бельгийских горнопромышленников. Мы у истоков р.Гизельдон, который местные жители называют Мидаграбиндоном.

Здесь, в верховьях Гизельдонского ущелья, хорошо видна смена леса луговой растительностью. Лес произрастает небольшими островками. Горы, амфитеатром окаймляющие долину, поражают своей дикостью. Верховья ущелья суровы и мрачны. Над черными гранитными утесами возвышается испещренная трещинами снежная стена Зарриухох. Перед этой грандиозностью аулы, разбросанные по долине, кажутся особенно мелкими.

Россыпи графита. Здесь, в верховьях Гизельдона, на левом берегу реки интересные россыпи графита. Черные, блестящие плитчатые россыпи этого минерала выделяются среди травянистых склонов. Подробное описание этого месторождения впервые сделано И.Н.Стрижевым (1901). Графит встречается в природе обычно в гранитах, гнейсах, каменных углях. Возьмем кусочек породы в руки. Пальцы окрашиваются от него. Графит пластичный, на ощупь жирный, серебристо-серого или черного цвета. Чешуйки его отличаются блеском. Это химически инертное вещество находит применение при производстве аккумуляторов, карандашей, смазок, используется в атомной промышленности.

Мидаграбинский ледник. На правом склоне долины видна извивающаяся тропа, ведущая к Мидаграбинскому леднику. Тропинка вначале пересекает многочисленные осыпи, затем проходит по уступам бараньих лбов. Еще в прошлом веке эти скалы были покрыты ледовым панцирем, о чем говорят свежие следы ледовой штриховки и освободившиеся от льда участки, которые еще не успели зарасти травой.

Проходим бараньи лбы, и взору открывается уходящая к востоку почти горизонтальная ледовая река. Это и есть сложный долинный ледник Мидаграбин. Когда-то по леднику через перевал Реси в Трусовское ущелье вела тропа, ныне заброшенная. К.Н.Россиков, один из первых исследователей ледника, на перевале обнаружил наконечники стрел, древние персидские монеты, остатки седла, полуистлевшие деревянные палки, с помощью которых добирались до перевала и оставляли их там.

Из представителей альпийской флоры на моренах ледника можно увидеть альпийскую лапчатку, лжепузырник пальчатый, камнеломки хрящеватую и мягкую и др.

Приледниковые озера. Вблизи Мидаграбинского ледника осмотрим красивое озеро, у которого обычно останавливаются на привал горные туристы. Оно является интересным экскурсионным объектом, для туристов и любителей дикой горной природы. Первые наблюдения за режимом озера были сделаны в 1891 году К. Н. Россиковым, который назвал его озеро Цити, т. е. ледниковое озеро. В нем прекрасно отражается скально-ледовый мир. Вид на него со скальных пиков оставляет незабываемое впечатление.

Большинство горных озер нашей республики, имеющих преимущественно небольшие размеры, расположены в труднодоступных районах и поэтому оставались вне поля зрения исследователей и краеведов. По мере отступания ледников и распада оледенения на дне долин возникают новые ледниковые, запрудные, каровые озера. Их возникновению способствует м лавинная деятельность.

Горные озерные водоемы — природные объекты, дающие возможность проследить изменения земной поверхности, воссоздать страницы четвертичного оледенения, загадки климата и особенности флоры минувших эпох. Поэтому они требуют к себе бережного отношения.

Арктика над Осетией. На высоте 2800—3000 м лежат мощные ледово-фирновые поля. От них на север сползают языки ледников одного из крупнейших узлов современного оледенения Кавказа — Казбекско-Джимарайского.

Обширные фирновые поля ледника  Мидаграбин сверкают на солнце — кусочек Арктики над Осетией! Область питания его горным отрогом разделена на две части: большую — южную и меньшую — северную. Над ледником открывается уникальная по красоте и грандиозности круговая панорама ледникового цирка, окруженного высочайшей вершиной Северной Осетии Джимарайхохом (4780 м). Суатисахохом {4773 м), Шаухохом (4636 м) и др.

 

К ГОРЯЧИМ ИСТОЧНИКАМ КАРМАДОНА

 

Геналдонская долина. От развилки дорог на Кобан и Кармадон начинаем путешествие по Геналдонскому ущелью. Дорога вначале идет по широкой долине с островками зарослей облепихи и мирикарии. Справа тянутся крутые обрывы древней береговой морены.

Пойма реки покрыта разнотравьем. Среди трав выделяются белые корзинки нивянника и красные лепестки мака горолюбивого. В более влажных местах — заросли эпилобиума, розовые стрелы дербенника, куртины рогоза малого. Слева — острые зубчатые вершины горы Араухох, справа — Чиджитыхох. Северные склоны этих гор покрыты лиственным лесом. Эскарпы, обрывающиеся к реке, поросли одинокими соснами и можжевельниками.

На 4-м км от развилки дорог Кармадон— Кобан попадаем в узкую живописную теснину, пропиленную рекой Геналдон в известняках Скалистого хребта. Внизу, среди валунов, в ярости пенясь, бурлит неукротимый Геналдон. У подножий склонов видны вымытые водой гроты и ниши. Почти лишенные растительности скалы похожи на башни и крепости. На скальных полках луговые подушки и редкие кустики можжевельника, одинокие сосны и березки, свисают куртины колокольчиков и симфиандры. Вот как описывает это ущелье В.Г.Дик (1936): «Теснины ущелья, прорезанного бурным Геналдоном, отвесные, сплошь покрытые лесом, скалы, каньоны в виде фантастических башен, возносящихся вверх на высоту свыше 300 м, бронзовые утесы, прикрываемые облаками,—все это оставляет неизгладимое впечатление даже у человека, искушенного в отношении живописных видов».

При осмотре Геналдонской теснины с вертолета она поражает хаосом карстовых форм рельефа, чередующихся с пышной зеленью лесов. Совершенно фантастические картины.

Обитатели древнего моря. Отвесы теснины сложены известняками, образовавшимися на дне древнего моря, и богаты отпечатками морских обитателей — двустворок, аммонитов и кораллов. Отдельные прослои почти целиком сложены водорослями. В некоторых слоях известняков зияют многочисленные пустоты выщелачивания.

Ископаемые остатки древних растений и животных, часто встречающиеся в захороненном виде в земной коре, издавна привлекали внимание человека. Находки раковин, костей, зубов животных нередко порождали суеверные представления о сверхъестественной силе.

Очень богаты ископаемыми остатками известняки Скалистого и Пастбищного хребтов, которые осаждались на мелкоморье, где были хорошие условия для жизни кораллов и моллюсков. Здесь на обломках пород можно часто найти хорошо сохранившиеся окаменелые раковины головоногих моллюсков: аммонитов, двухстворчатых моллюсков. Раковины их, состоящие из карбоната кальция, в течение тысячелетий подвергались процессу окаменения — замещению первичного вещества твердых частей организмов кальцитом, кремнеземом и другими соединениями, находящимися в воде. Растительные ткани, раковины, кости, пропитываясь этими растворами, постепенно превращаются в камни.

Геналдонские доломиты. У дороги попадаются скопления огромных доломитовых валунов, в серых стенах Геналдонской теснины темнеют тоннели. Это карьер Геналдонского месторождения доломитов союзного значения. Обнажения их тянутся на протяжении 1 км. Эти доломиты находят широкое применение для облицовки. Многие здания в г.Орджоникидзе облицованы этим камнем. Светло-серые доломиты слагают массивные пласты большой мощности и рассечены многочисленными жилами кварцита.

В теснине видим обнажение тонкоплитчатых известняков. На 17-м км между двумя мостами на левом берегу реки в известняках любуемся многочисленными складчатыми деформациями и разрывными нарушениями. Теснина является своеобразным тектоническим полигоном.

Ворота Кармадона. На 9-м км от развилки дорог Кармадон-Кобан теснина становится наиболее узкой, каньонообразной. Ширина ее здесь не превышает 30 м. Это — так называемые Ворота Кармадона или Комынараг. Сюда редко заглядывают лучи солнца. Дорога, делая причудливые изгибы, проходит высоко над рекой. Скальные стены, местами со следами ледниковой полировки, нависают над дорогой. На обрывах много гротов. Скалистые обнажения верхнеюрских известняков выше переходят в пологие задернованные склоны.

Вскоре теснина расширяется, и взору открываются белоснежные вершины массива Чачхох и зеленая Кармадонская котловина. У выхода из Кармадонских ворот отмечаем хорошо сохранившуюся, прижатую к левому борту ущелья морену.

Кармадонская котловина. За Кармадонскими воротами дорога круто поднимается вверх среди моренных нагромождений. По пути — обнажения древних конусов выноса, сложенных в основном щебенкой светло-серых известняков. Справа на склонах видны развалины с.Кани. Влево отходит боковое Санибанское ущелье и дорога, ведущая через Суаргомский перевал в Чмийскую долину. Здесь в Геналдон впадает его правый приток Кауридон. В с.Кани привлекают внимание памятники старины: башня Бердиковых и многочисленные склеповые могильники.

По Кауридону. Совершим  прогулку по долине р.Кауридон. У места слияния рек Кауридон и Фырыдон на мысу расположилось с.Нижняя Саниба. Здесь осмотрим оборонительные и погребальные сооружения: башни, склеповые могильники. Чуть выше на левом берегу реки Верхняя Саниба, где также сохранились башни.

На правом берегу р.Кауридон в с.В. Саниба расположено кладбище с множеством усыпальниц. Здесь же небольшая христианская церковь, сооруженная в 1860г.

В верховьях Кауридона можно осмотреть ледниковые кары с каменными глетчерами и сохраняющиеся все лето снежники. В ледниковом цирке, замыкающем Санибанское ущелье, сохранились небольшие остаточные ледники и скопления лавинного снега, питающие реку талыми водами.

В 2-х км от Кармадонских ворот раскинулись корпуса санатория «Кармадон», построенного в 1962 году. Здесь заканчивается строительство самого крупного в СО АССР курорта на 1530 больных. Слева на противоположном берегу реки Геналдон, у подножия Скалистого хребта, видны развалины с.Генал.

В Кармадонской котловине обращаем внимание на то, что аулы Тменикау, Кани построены очень высоко над дном долины по сравнению с соседними Джерахской, Даргавской и другими котловинами. Вероятно, предкам современных жителей были известны случаи обвалов ледника и они предвидели возможность ледниковых катастроф, строя жилище в безопасном месте.

Кармадонская котловина расположена в широкой полосе пониженного рельефа, в так называемой северной юрской сланцевой депрессии. Северная часть ее, к которой приурочены выходы нижне-кармадонских минеральных источников, сложена глинистыми породами средней юры, легко поддающимися размыву. Поэтому рельеф этой части котловины характеризуется плавными очертаниями и сравнительно пологими склонами. Здесь широко представлены оползни и речные террасы.

Кармадонская котловина покрыта разнотравными субальпийскими лугами с рощицами азалий, приобретающими весной ярко-желтый, а осенью ярко-красный наряд. На гребне, возвышающемся с юга над курортом, расположено с.Тменикау с комплексом полуразрушенных жилых и боевых башен. Посадки, пушистых сосен на северном склоне этого гребня уже превратились в тенистую рощу. Кармадонской котловиной нельзя не любоваться.

От ледников Майли и Колка стремительно несется река Геналдон. Летом она темно-бурого цвета из-за насыщения ее твердым материалом: валунами, галькой, глиной и песком. В осенне-зимний период она становится чистой. Температура в ней не превышает даже в летнюю пору +7°. Река из-за большого уклона русла, как и другие горные реки, течет бурным потоком, распыляясь на мельчайшие частицы, отчего вокруг нее образуются потоки ионизированного воздуха с аэроионами, обладающего целебными свойствами: он благоприятно влияет на больных астмой, гипертонической болезнью, хорошо воздействует на общее самочувствие человека.

Курорт «Кармадон» расположен на высоте 1400 м в живописном Геналдонском ущелье. Здесь в изумрудной зелени горных лугов, на фоне сверкающих вечных снегов и ледников бьют из земли лечебные воды, приобретающие все более Широкую известность. Среди всех курортов Северной Осетии Кармадон пользуется особой популярностью. Он привлекает целебными минеральными водами, благоприятным климатом и незабываемыми пейзажами. Зимой нередки фены, при которых устанавливается теплая и ясная погода с температурой выше нуля. От холодных северных ветров курорт защищен громадами Чиджытыхоха и Араухоха.

Кармадон — курорт горячих вод — с полным основанием можно назвать солнечным. Солнце сияет над ним в течение года около 2000 часов. Зима здесь, как и в других солнечных долинах Кавказа, похожа на предгорную осень. Температура воздуха ниже нуля редко держится несколько дней подряд. Утренний морозец к середине дня сменяется теплом. В особо теплые дни зимой  наблюдается выход насекомых (пчел, мух) из зимнего сна. Выпавший снег быстро сходит.

У курорта большое будущее, так как дебит горячих хлоридно-натриевых борных вод, 2206 м3 в сутки, позволит значительно его расширить. Познакомимся с наиболее примечательными природными объектами окрестностей курорта. От Кармадона продолжаем путь по Геналдонскому ущелью. Через 3 км мы у горячих нижне-кармадонских источников.

Горячие ключи Нижнего Кармадона. Одним из очагов горячих вод являются нижне-кармадонские минеральные источники, вытекающие из-под осыпей глинистых сланцев на первой надпойменной террасе правого берега реки Геналдон. Воды этих источников, имеющих температуру до 35°, местные жители использовали для стирки шерсти, а также для приведения в движение мельничных колес зимой. Температура источников колеблется по сезонам года, понижаясь летом в результате разбавления талыми водами до 32° и повышаясь зимой до 37°.

Вода нижне-кармадонских источников издает слабый запах сероводорода. Слизистые скопления в виде шелковистой бахромы, наблюдаемые у их выходов и в водоемах купальных ям, указывают на присутствие в воде серобактерий, а сульфат-восстанавливающие микроорганизмы восстанавливают сульфаты до сероводорода.

Здесь было пробурено 12 скважин, которыми выведены идущие под большим напором термальные воды. Одна из них дала горячую воду до +54°. По данным В. Б. Цогоева, эти источники бедны микроэлементами. Воды скважин газируют азотом и метаном. Из них разогретая вода по минералопроводу подается в ванное отделение санатория Кармадон. Созданный самой природой подземный котел является источником дешевого тепла. Источники Кармадона отлагают значительное количество травертина охряного цвета. Он состоит в основном из углекислого кальция и железа. Из-за травертинов, отлагающихся на стенках труб, минералопровод часто забивается.

В Н. Кармадоне видим разрушенные в 1969 г, ванные здания курорта. За ними — огромный вал конечной морены, у подножия которого сосновая роща из сосны Веймутова и заросли высокотравья. Этот вал сильно сужает ущелье. На нем летом желтые аспекты макротомии. На противоположном берегу — слоистые обнажения сланцев, переходящие в обрывы морен. Ольхово-ивовый лес сменяется березняками. Низовья левого борта долины безлесны, а выше сохранились отдельные островки березняков. На склонах разбросаны валуны.

От Н. Кармадона путь к ледникам Майли и Колка идет по левобережной террасе р.Геналдон. На пойме много валунов, которые выносятся сюда во время периодических катастрофических обвалов ледника Колка. Грандиозные обвалы этого ледника отмечались в нашем веке в 1902 и 1969 годах.

Среди валунов на пойме реки красными искрами горят маки, белеют камнеломки мягкие, цветут истоды, желтушники и   другие растения высокогорий. Встречаются валуны и галька из вулканических пород.

На противоположном правом крутом склоне видим березово-ивовое редколесье с примесью лещины, черемухи и рябины. По полянам — заросли рододендронов желтого и кавказского. Выше по ущелью этот склон становится черным от покрывающих его сланцевых осыпей.

Высокогорная реликтовая степь. На левом борту долины очень характерны остепненные пестроовсяницевые, пестрокостровые, вейниковые луга. Их называют высокогорная степь. В остепненных субальпийских лугах преобладает овсяница пестрая, типчак, осока низкая. Пестроовсяничники — наиболее широко распространенная растительность северного макросклона Большого Кавказа. По данным П. Д. Ярошенко (1956), они представляют собой реликтовую степь, которая сложилась во время засушливого периода, а затем подверглась олуговению.

Березовое криволесье. Выше на склонах фрагменты березовых лесов, представленные невысокими деревьями и кустарниками с искривленными, местами стелющимися по склонам стволами и поднимающимися ветвями. Развитие криволесья здесь обусловлено обильными снегопадами и сильными ветрами. Деревья и кустарники перезимовывают под снегом в пригнутом состоянии, а весной после схода снега их ветви выпрямляются. Криволесья часто образуют труднопроходимые заросли. В нашей республике криволесья состоят из березы Литвинова и Радде, рябины кавказородной.

Грозные выплески гор. Тропа пересекает балки и овраги. Некоторые из них завалены обломками горных пород, вынесенными из боковых ущелий селевыми потоками. Они напоминают «каменные реки», состоящие из хаотического нагромождения камней.

Во время ливней, растопляющих снега и усиливающих таяние ледников, бурные потоки воды увлекают обломочный материал вниз. Скорость движения грязе-каменных потоков достигает порой огромной величины, и они стремительно спускаются по ущелью, нанося большой ущерб растительности, дорогам № постройкам, сокрушая все на своем пути.

Сели выносят иногда сотни тысяч кубических метров твердого материала и отлагают его в виде конусов выноса. Трудно узнать цветущие поляны после прохождения селя. Они превращаются в каменистые пустыни, изрытые глубокими оврагами, усеянные галькой и валунами.

Верхне-кармадонские минеральные источники. До сентября 1969 г.вблизи языка Майлийского ледника на левом борту ущелья находилось богатое месторождение минеральных вод. В 20 м над руслом реки из моренных отложений выбивались горячие струи воды и, собираясь в многочисленные ручейки, текли по ржавым дорожкам. Количество этих ключей, по подсчетам специалистов, превышало 50. В зависимости от температуры они разделялись на четыре группы: очень горячие (высокотермальные) — со среднегодовой температурой свыше 42° (7 источников), горячие—с температурой от 37° до 42°, теплые—с температурой от 20° до 37° и холодные — с температурой от 10° до 20°.

Максимальная температура источников достигает 60°. Это воды хлоридно-натриевого типа с редким разнообразием активных элементов, наличием в них значительного количества углекислого газа и радона. Источники отлагают на склонах желто-бурые травертины. Такое соседство горячих вод, вечных снегов и ледников объясняется близостью вулканического очага Казбека.

В конце 1969 года это уникальное месторождение минеральных вод в результате обвала Колкинского ледника оказалось погребенным под мощной толщей льда, снега и камней. В настоящее время, по данным В. В. Агибаловой, ледник этот стал значительно меньше, длина его сократилась на 500 м. Целебные воды— природные кипятильники — вслед за  отступлением ледника выбились из морены. Они находятся и в 20— 30 м от левого борта Колкинского ледника.

Горячие струи источников ниже по склону сливаются в единый поток и уходят под лед в большой грот, в котором, временами, сгущаются клубы пара, В этом царстве камня и льда вновь обрели жизнь целебные ключи, освободившиеся из плена Колкинского ледника. Они будут, как и прежде, исцелять людей от недугов. Появились уже первые каменные ванны. Термальная площадка верхне-кармадонских источников сейчас почти освободилась от льда. Тут образовался своеобразный горячий пляж, где в ваннах-купальнях можно искупаться. Здесь уникальное сочетание тепла и холода, ни на что не похожий удивительный уголок природы.

Ближайшими аналогами верхне-кармадонских минеральных источников в СССР являются воды Крестовских источников на Камчатке, «Трех лилий» курорта Висбаден в ФРГ, «Ля-Бурбуль» во Франции. Но по многим показателям горячие воды Верхнего Кармадона превосходят их. Академик В. А. Александров считает, что воды Верхнего Кармадона не имеют себе подобных в Союзе.

Имеются проекты использования глубинного тепла Земли у потухшего вулкана Казбек, термальных вод Кармадона для строительства геотермальной электростанции, парникового хозяйства и теплофикации санаторно-курортного комплекса Кармадона.

Термоминеральные источники Кармадона, расположенные вблизи крупнейших массивов оледенения, являются уникальным природным памятником. Места выхода горячих ключей, газов и образованные ими зеленые оазисы — своеобразные парники — резко контрастируют с окружающим  скально-луговым и гляциальным ландшафтом.

Несмотря на то, что участки горячих ключей занимают небольшую площадь, они являются уникальными элементами горного ландшафта. Глубинные геотермические факторы, неподвластные изменениям климата, постоянно поддерживают на них своеобразный микроклимат. Такие теплые оазисы являются убежищем для различных относительно теплолюбивых организмов (водорослей, высших растений, насекомых). Эффект термостата играет особую роль в холодных приледниковых условиях, где температурный контраст особенно велик. Горячие ключи часто соседствуют с многометровыми толщами льда. Возле них почва не промерзает даже в холодное время года.

Это своеобразный «кипящий» участок. Десятки родников с кипятком выходят на склоне. Черное тело ледника с трещинами и термокарстовыми воронками, полосы моренных гряд, конусы выноса лавин и селей, каменные осыпи, ослепительно белые снежники и выходящие из ледникового грота клубы пара усиливают впечатление какой-то неземной фантастической картины.

Сообщества термалей. В специфических термических условиях верховий Геналдона сформировались уникальные термофильные фитоценозы, занимающие небольшую площадь. У термального поля с особым микроклиматом, где почва теплее и не покрывается зимой снегом, трава и зеленые мхи растут почти круглый год. Подогрев водой удлиняет период вегетации. Эти сообщества являются своеобразной экологической лабораторией для изучения приспособления растений к высоким температурам.

Жизнь в кипятке. Вокруг выходов и по руслам источников развивается   термофильная микрофлора. Бросается в глаза травяно-зеленый цвет русел ручьев. Водоросли сильнее развиваются в теплых источниках, где температура воды не превышает +40°. В более горячих они обитают только у края ручейков.

По руслу ручьев и на камнях отлагается тонкая сульфидная желтоватая пленка. В купальной яме — почковидные образования колоний микрофлоры, зеленые термофильные водоросли и бактерии. Их тонкие нити вытянуты по течению и, в зависимости от температуры и микропримесей, окрашены в белые, желтоватые и синеватые тона. На поверхности воды плавают и образуют налет на камнях хлопья губкообразной черной пены. Камни местами покрыты сталагмитоподобной светло-серой накипью. На донных камешках также отлагается плёночка микроорганизмов.

Горячее дыхание Земли. Термальные воды являются горячим дыханием земных недр, горячим океаном нашей планеты, незримо бурлящим под нами. Его водная гладь отделена от дневной поверхности сотнями и тысячами метров горных пород. У нас под ногами—кипящее море, своеобразная паровая машина, не только генерирующая пар, но и концентрирующая химические элементы. А проявляет оно себя в виде теплых минеральных вод, паровых струй.

Эти источники являются проводниками глубинного внутриземного тепла, своеобразными тепловыводящими каналами, играющими важную роль в тепловом балансе геосферы. Именно гидротермальные флюиды выносят к поверхности основную часть тепловой энергии, без которой было бы невозможно формирование минералов, пород, полезных ископаемых. Участвуют они в различных геологических процессах. Это район угасшего вулканизма, где воды гидротермальной оболочки продолжают изливаться на поверхность.

Для целебных кармадонских вод областью питания служат трещиноватые породы Бокового хребта. По зонам разлома атмосферные и ледниковые воды проникают на глубину, нагреваются, насыщаются химическими элементами, углекислотой и снова выходят на поверхность. Поднимаясь из недр, газо-насыщенная вода выделяет газы. Поэтому в месте выхода углекислого источника вода бурлит и возникает иллюзия кипения холодного нарзана.

Вулканическая деятельность по масштабам занимала здесь исключительное положение и окончилась сравнительно недавно, в начале четвертичного периода в историческое время. Отголоски недавнего вулканизма сказываются на геотермической активности этого района.

Известно, что вулканы проявляют свою активность многие тысячелетия, иногда затихая и снова пробуждаясь. Извержения могут и вовсе затухать. Но в вулканических недрах долгое время сохраняются остаточные очаги магмы с высокой температурой. Они прогревают вышележащие породы, которые от этого становятся резервуарами тепла. Проникающие на глубину по трещинам поверхностные воды нагреваются, обогащаются магматическими газами и выходят на поверхность вулканов.

Потухший вулкан Казбек с хорошо сохранившимися постройками вулканического сооружения в нашу эпоху находится в стадии гидротермальной деятельности, когда огненная магма уже не может прорваться к поверхности, а подземного тепла еще достаточно, чтобы нагревать и поднимать воду, поступающую в зону прогрева. Вот она и выходит здесь в виде многочисленных источников, а иногда паровых струй.

Целебные гидротермы Кармадона являются редким и величественным уникальным  явлением природы, они — естественные спутники угасшего вулканизма.

Ледник Майли. На юге, закрывая горизонт, возвышается белоснежная вершина горы Майлихох. Ледник, словно застывшая ледяная река, спустившаяся с ее склонов, производит чарующее впечатление. Ослепительно белый конец Майлийского ледника надвинулся на черную поверхность ледника Колка, покрытого моренным материалом. Боковые моренные отложения ледника зарастают деревцами березы, ивы и альпийскими травами.

Ледник длиной до 6 км спускается с северо-западных склонов Казбека. На нем имеется красивый ледопад. Лед языка ледника отличается большой минерализацией и необычным ионным составом. Такого среди ледников Северной Осетии более нигде не наблюдается. Это говорит о существовании подледникового выхода минеральных вод.

«Гейзеры» у ледника. Под мощным ледяным панцирем языка Майлийского ледника имеется мощный очаг минеральных вод — Майлийское подледниковое месторождение термальных углекислых вод с примерным расходом около 6000 м3 в сутки. Об этом свидетельствуют похожие на гейзеры клубы пара над ледником, данные химического состава вод рек Геналдон и Колка. Выход горячих источников говорит о том, что вулканическая активность Казбека полностью не угасла и продолжается в виде поствулканических процессов, проявляющихся в форме образования струй и потоков горячих источников, выделения газов, являющихся заключительной стадией в жизни вулканов. Паровыделение сильнее заметно зимой.

В конце XIX в. источники обнаружил Царахов. Преследуя раненого тура, он увидел выходящий из трещины ледника пар и горячий источник — «хъарм дон». Кармадонские источники за свою историю многократно то оказывались под ледниковым панцирем, то вновь освобождались от него.

Преданья старины донесли до нас легенды о том, что в этом ущелье было место для купания «небожителей», а другим купаться там под страхом наказаний запрещалось. И когда отважные смельчаки нарушали запрет, «небожители» якобы сбрасывали с гор каменные и ледяные глыбы. Вероятно, основанием для такой легенды были катастрофические обвалы Колкинского ледника. Это говорит о давней известности горячих вод горцам.

Первое письменное упоминание о «горячих реках», притоках Терека, имеется в «Географии России» (1627 г.).

Кроме горячих ключей, на правом борту ущелья наблюдается несколько выходов холодных колкинских минеральных источников, к которым спускаются на водопой туры. Минеральные воды для них являются естественными солонцами. На такой небольшой территории среди царства льда и скал разница в температуре вод объясняется сильным разбавлением минеральных вод ледниковыми водами. Холодные нарзаны обильно выделяют газ (углекислоту) и похожи на кипящую воду.

Растения-альпинисты. Мы видим, как высоко в горы поднимаются деревья. Под облаками на двухкилометровой высоте растут береза, черемуха и рябина. А кусты рододендрона, ивы и волчеягодника скученного забрались за облака. Но выше всех, к самому небу, поднимаются мхи и лишайники, куртины примул Байерна и холодной. Обдувают их свирепые ветры, грызут морозы, обжигают лучи жаркого солнца, но они в вечной борьбе со стихией стойко переносят невзгоды, как настоящие альпинисты.

На склонах можно встретить низкорослое дерево березы Радде с несколькими стволами, идущими от одного корня. Кора у этой березы красновато-розового цвета, ветви — темно-бурые, голые. Дерево получило свое название в честь исследователя флоры Кавказа И. г.Радде, обнаружившего его в Дагестане. Береза Радде интересна тем, что представляет собой памятник третичной флоры Кавказа, сохранившийся до наших дней в горных районах Северной Осетии (Кармадон, Цей, Бад) и некоторых других районах Большого Кавказа. Она занесена в Красную книгу СССР.

Необычайное богатство и   разнообразие горной флоры, содержащей много  эндемичных растений, представляет большой интерес для ботаников. Здесь в субальпийском, альпийском и субнивальном поясах сосредоточено наибольшее количество эндемиков. В нижних поясах гор их гораздо меньше, а на равнине они почти отсутствуют. Это объясняется особыми условиями существования высокогорных растений. На больших высотах они развиваются в условиях изоляции, как на острове. Обмен с флорой окружающих районов здесь ослаблен, именно поэтому много эндемиков и сохранившихся с глубокой древности растений.

Пульсирующие ледники. Перед нами черная, покрытая трещинами поверхность  Колкинского ледника, сползающего от подножия высочайшей вершины Северной Осетии горы Джимарайхох. Еще свежа память о его грозном обвале в 1969 году, когда, обрушившись, он продвинулся по долине на 5,5 км, похоронив под мощной толщей льда и камней термальные источники Верхнего Кармадона.

Э. А. Штебер (1902), описывая гигантский ледяной обвал в долине Геналдона, писал, что и в будущем всегда можно ожидать подобных катастроф, что и случилось в 1969 г.

Наступление ледника Колка в 1969 г.— второй случай крупной ледниковой подвижки в СССР, привлекшей внимание специалистов. В исследованиях на леднике Колка экспедицией Института географии АН СССР под руководством К. П. Рототаева впервые в мировой практике всесторонне изучена крупная ледниковая подвижка. Пульсационная динамика ледника показала пример большого размаха ледниковых преобразований, нарушение природного режима приледниковых территорий вторгающимися в их пределы ледниками.

Сейчас язык ледника Колка имеет сомкнутый моренный чехол. Здесь образовались крупные провальные воронки, которые, объединяясь при таянии, образуют коридоры. После полного перекрытия ими верхне-кармадонских источников лишь в 1977 г.на его поверхности вскрылась отдушина, образованная таянием изнутри. Таяние вскрыло огромную полость — шахту глубиной до 70 м с заполняющим ее паром.

Под ледником имеются рассеянные выходы горячих минеральных вод и образуемые ими теплые ручьи. Они вызывают протаивание ледника с образованием пустот, сообщающихся между собой тоннелями. Провальные обрушения на языке продолжаются.

На Кавказе зафиксировано несколько случаев быстрых подвижек ледников. На Казбекско-Джимарайском массиве известно три пульсирующих ледника: Девдоракский, Абано, Колка. Подобная концентрированность их в одном массиве — редкое явление. В прошлом столетии пульсация Девдоракского ледника проходила неоднократно. Он обрушивал грозные ледяные сели, разрушавшие Военно-Грузинскую дорогу» В начале XX в. два раза обрушивался ледник Абано. Трижды повторялась (с периодом в 70 лет) пульсация ледника Колка.

Ледовая катастрофа. Механизм возникновения быстрых подвижек ледников до сих пор полностью не ясен. Пока человек не может их предотвратить. Для защиты от них нужно изучать механизм ледовых подвижек, их причины и разрабатывать методику прогноза времени и масштабов продвижения ледников. О быстром наступлении отдельных ледников, которые не имеют прямой связи с общим изменением климата, человечеству было известно давно. Сохранилось драматическое описание р.Р. Лейцингером катастрофы ледника Колка.

В начале нашего века газеты и журналы сообщили о катастрофическом ледяном обвале в верховьях реки Геналдон. По свидетельству местных жителей, с первых чисел мая 1902 года со стороны ледника Колка слышался постепенно усиливающийся треск льда и шум камнепадов. К вечеру 3 июля ледник начал быстро двигаться и превратился в гигантский ледово-каменный сель, со страшным грохотом прокатившийся вниз по долине и сметавший все на своем пути. Было разрушено 17 мельниц, погибло 36 человек и более 1500 голов скота. Дно долины на протяжении 12 км было завалено сплошным слоем льда, снега и камня толщиной до 50—70 м. Объем переместившихся масс составил 70—75 млн. м3. Эту катастрофу исследователи связывали с известным Шемахинским землетрясением. Но прошло 67 лет, и осенью 1969 года ледник

Колка вновь дал о себе знать, хотя на этот раз землетрясения поблизости отмечено не было. Конец ледника, представлявший собой хаотическое нагромождение обломков льда, камней и грязи, за 3 месяца продвинулся на 4,6 км, создав реальную угрозу курорту Кармадон и селениям в долине реки Геналдон. К счастью, эта подвижка не вызвала катастрофического селя, так как произошла осенью, когда таяние льда было незначительным и в это время не было ливневых дождей, которые предшествовали подвижке 1902 года.

Верховье Геналдонского ущелья, район Майлийского и Колкинского ледников, является своеобразным оазисом природных феноменов. Это и крупнейший узел современного оледенения Кавказа — Казбекско-Джимарайский массив, и искрящийся каскад ледника Майли, и периодически пульсирующий с катастрофическими обвалами ледник Колка, и «гейзеры» у ледника и на леднике, горячие минеральные источники и образуемые ими приледниковые «термостаты», соседствующие с холодными струями нарзанов, вытекающих у подножия потухшего вулкана Казбек, растущее неподалеку живое ископаемое — береза Радде и другие природные достопримечательности образуют неповторимые красоты нашего края. Редко где встречается на таком небольшом участке земли столько разнообразного и примечательного.

Здесь клокочут обильные горячие ключи, на юге расстилаются фирновые поля и ледники. К ледникам поднимаются березовые леса и спускаются красочные альпийские луга, встречаются небольшие горные болота. Сочетание всего этого является своеобразным музеем ландшафтов и представляет большой интерес для изучения природных богатств горной Осетии.

Затаившийся вулкан. Южнее возвышается величественная шапка льда и снега на вулканическом конусе двухглавого Казбека. Когда-то грандиозные взрывы сотрясали его окрестности, лавовые потоки изливались на поверхность. «Умер» ли Казбек сейчас или только затих, готовясь к новому извержению? Подтверждением современной жизни вулкана является обилие вокруг Казбека минеральных источников, обладающих, несмотря на разбавление атмосферными водами, повышенной температурой. Многие из них с запахом сероводорода, с примесью углекислого газа. Это «дыхание» Казбека, хотя и слабое, свидетельствует о непрекращающихся вулканических процессах в его недрах, о продолжающем свою жизнь еще не остывшем магматическом очаге. Так что вероятность того, что Казбек вновь может стать когда-то действующим вулканом, сохраняется. А сейчас он словно накапливает силу для будущих взрывов.

 

ПО КУРТАТИНСКОМУ УЩЕЛЬЮ

 

От развилки автострады Орджоникидзе— Алагир, на 22-м километре начинаем путешествие по одному из живописных ущелий Северной Осетии — Куртатинскому. Дорога вначале идет по левому берегу р.Фиагдон, по предгорной равнине, примыкающей к подножью Лесистого хребта.

Позади остались поля, занимающие сейчас почти всю Наклонную равнину. Дорога по левобережной террасе р.Фиагдон устремляется в глубь гор.

Проехав или, лучше, пройдя по маршрутам Куртатинского ущелья, мы познакомимся с дикоплодовыми, с растительностью мергелей и известняков, карстовыми пещерами и источниками, низвергающимися с высоты водопадами, с уникальным геологическим памятником природы Кадаргаванским каньоном, с природным комплексом заказника «Цейский», с горно-степной растительностью, Хилакской рощей, альпийской растительностью и другими достопримечательностями.

Куртатинское ущелье представляет большой интерес как в геологическом, ботаническом, так и в историко-археологическом отношении. По пути на перевал Колота нам предстоит еще и встреча с полуразрушенными крепостями и башнями, древними часовнями, дзуарами, могильниками, заградительными стенами, придорожными цыртами. Все эти памятники седой старины, наряду с живописной природой, невольно останавливают внимание, красноречиво свидетельствуя о том, что здесь когда-то текла бурная жизнь. Через это ущелье проходил важный древний караванный путь в Закавказье. На противоположном берегу реки видно примыкающее к лесу село Дзуарикау.

Курганное поле. Справа от дороги археологами в 1976 г.было раскопано 12 курганов бронзовой эпохи — целое курганное поле. В курганах обнаружено много каменных конструкций, каменных ящиков, собрана богатая керамическая коллекция.

На третьем километре дороги в зарослях лещины найден средневековый грунтовый могильник 13—14 вв. состоящий из семи каменных ящиков. Ящики сложены из песчаниковых плит с использованием белого кварцевого песчаника, выходы которого мы скоро увидим.

Дикоплодовые растения. Первые километры пути идут по луговой террасе, окруженной отрогами Лесистого хребта, поросшими дикоплодовыми растениями, местами образующими сплошные заросли. У кромки леса они входят и в состав подлеска. Во флоре Северной Осетии видное место занимают дикоплодовые растения. Ими в СО АССР занята площадь более тысячи га. Основные их массивы сосредоточены в зоне широколиственных лесов по предгорьям, они также заходят в высокогорные леса. Из диких плодовых у нас произрастают груша кавказская, яблоня восточная, алыча, мушмула германская, 3 вида боярышника, терн, более 20 видов шиповника, вишня птичья, кизил, калина, рябина, барбарис, облепиха, смородина, крыжовник, ежевика, малина и другие.

Известно, что Кавказ, в центре которого расположена Северная Осетия, является одним из регионов видообразования растений. Некоторые дикоплодовые, как и многие другие растения флоры республики, являются аборигенами, т. е. возникли здесь. Но формирование их шло не без влияния человека. Не имея садов в современном понимании, народы, заселявшие наш край в историческом прошлом, пользовались дарами природы — плодами диких растений. Упоминание об этом дошло до нас через устное народное творчество, легендарные сказания Нартского эпоса.

.Люди были не только потребителями дикоплодовых, но создавали более ценным из них благоприятные условия. Вырубая леса, осваивая землю, они оставляли плодовые растения. Так постепенно формировались целые рощи из диких плодовых: алычи, груши, яблони и других, которые и сейчас разбросаны по всей Осетинской равнине и в предгорьях.

Дикоплодовые (облепишники, розарии из шиповника) являются и компонентами горных лесов. А роль этих зарослей и лесов общеизвестна. Отсюда вытекает и важность их сохранения.

Реликтовый липовый лес.  Справа тянется отрог Предгорного хребта, так называемый Липовый хребет. Название говорит о том, что покрывающий его лес богат липой. Здесь находится крупнейший в республике массив липового леса с вековыми деревьями — ценный памятник природы. В нем произрастают липы мелколистная и кавказская. Некоторые деревья достигают гигантских размеров. Летом, во время цветения липы, хребет окрашивается в желтые тона. Сюда подвозятся многочисленные пасеки.

Липа в наших лесах встречается рассеянно, как примесь, почти не образуя чистых насаждений. Здесь же сохранилось чистопородное реликтовое, очень ценное насаждение липы, которое следует исключить из лесохозяйственного использования и сохранить как ботанический памятник природы и кормовую базу для пчеловодства,

На 3-м километре пути вдоль дороги тянется вал от раскорчеванного леса, заросший бузиной травянистой. Это место сейчас превратилось в заболоченные луга и пастбища. Справа от дороги на многие сотни метров — заросли бузины черной, белые корзинки ее соцветий привлекают внимание весной. На одном из холмов Лесистого хребта видны желтые обнажения карьера кварцевого песка. Они приурочены к Лесистому хребту и тянутся полосой от Уруха до с.Тарское.

Тагардонский перевал. Обнажения мергелей. За холмистыми предгорьями дорога входит в лес, состоящий в основном из ольхи серой, бука, клена. Выделяются стройные деревья ольхи клейкой. Густые заросли ольшаника покрывают дно балки, после которой поднимаются на невысокий Тагардонский перевал. Выше склоны покрыты буково-грабовыми лесами. На Тагардонском перевале обращаем внимание на теснину, пробитую Фиагдоном в мергелях. Сквозь деревья еле просматривается белая лента реки, чуть слышен шум воды. Справа от дороги на несколько десятков метров вдоль трассы тянутся похожие на доски обнажения мергелей, примечательных разноцветной окраской. Не случайно это место называется «Красный перешеек».

Мергели — осадочные породы, переходные от известняков и доломитов к глинам. Главной составной частью их являются углекислый кальций и магний с примесью песчано-глинистого материала. Различная их окраска, которая хорошо просматривается на этом обнажении, образованном в результате постройки новой дороги, зависит от наличия в них примесей окислов марганца, железа, серы и иных минералов. На обнажении видим мергели коричневого, розоватого, зеленого, серого и других цветов. Но есть и окрашенные в светлые тона. Основное использование мергелей — в качестве цементного сырья.

На обломках мергелей можно увидеть отпечатки и окаменелости морских ежей и моллюсков, обитавших в древнем море, дном которого был Кавказ. В сухую погоду окраска мергелей тускнеет, но стоит им намокнуть, как они преображаются, становятся похожими на переливающиеся самоцветы.

Красиво это место: уходящие в землю под углом 15° пласты, над которыми, словно бороды, нависают ветки лещины и граба. Ранней весной на осыпи у дороги появляются предвестники весны—цветы мать-и-мачехи, посещаемые многочисленными насекомыми. Ведь здесь тепло, затишье.

Тагардонская долина. От обнажения мергелей с Тагардонского перевала открывается панорама котловины, поросшей буково-грабовым и смешанным лесом. Это Тагардонская долина, по дну которой вьется небольшой левый приток Фиагдона — ручей Тагардон. Вдоль ручья тянутся заросли ольхи, особенно выделяющиеся своей яркой зеленью осенью, когда леса на склонах одеты в пестрый желтовато-красный наряд.

Дорога с перевала сквозь коридор могучих деревьев бука, клена, липы подходит к небольшому селению—Тагардону. Справа и слева от дороги густые заросли лещины, свидины, алычи, бузины и других кустарников. Под ними стелются огромные листья подбелов, достигающие в диаметре 1,5 м. Ими можно укрыться в непогоду от дождя.

У села Тагардон, расположенного в продольной долине между Лесистым и Пастбищным хребтами, на берегу реки — поляны, покрытые луговой растительностью, которая от постоянного выпаса сильно изменена. Видны следы селя. Небольшой ручей Тагардон во время ливней летом 1983 года превратился в грозный поток, причинивший немало разрушений.

Пещерный край. Окрестности Тагардона славятся пещерами в меловых хребтах — Пастбищном и Скалистом. Самой известной из них является Нывжинлагат или пещера с рисунками. О ее существовании давно знали охотники и пользовались ею для укрытия в непогоду. О пещере упоминает А. Е. Россикова (1894), путешествовавшая по Куртатинскому ущелью.

Нывжинлагатская пещера расположена на северном, склоне Пастбищного хребта в горе Ахондейта. От моста через р.Фиагдон тропа круто взбирается вверх, проходя через небольшие балки с обнажения-ми известняков. В 3-х км от с.Тагардон в одной из балок еле заметно продолговатое отверстие входа в пещеру. Он находится на высоте 1200 м над ур.м.

Полость пещеры выработана в известняках верхнего мела. У входа в нее — огромный зал высотой до 10 м, который постепенно переходит в узкий каньоно-образный проход. Через всю пещеру бежит ручей, исчезающий в зале у входа и появляющийся на поверхности ниже. Пещера довольно теплая, безветренная.

В связи с посещением пещеры туристами животный мир ее беден. Нами встречены здесь несколько рукокрылых: остроухие ночницы и один малый подковонос. Пещера в последние годы приобрела неприглядный вид (следы костров, мусор и т. д.). Хотелось бы, чтобы с этим уникальным объектом природы знакомились более культурные посетители.

До последнего времени в литературе существуют самые противоречивые данные о размерах пещеры Нывжинлагат: от 350 до 1700 м. Словом, она ждет своего более полного исследования.

Позже в этом районе была обнаружена еще одна крупная пещера — Университетская. Она отличается большим количеством ходов, наличием сифонов, заполненных водой, гирляндами натечных образований, обилием сталактитов и сталагмитов. В ней имеются небольшие блюдца озер, колодцы, ручей с водопадами, текущий по глубокому каньону. В ручье много отшлифованной гальки из известняка, образуемой в результате деятельности водного  потока. Пещера Университетская по сравнению с Нывжинлагат более холодная, несмотря на то, что они расположены рядом. В пещере ощущается ток холодного воздуха, идущего из ее глубин. Зимой у входа образуются двухметровые ледяные сталагмиты, похожие на колонны.

Животное население пещеры Университетская, в отличие от других пещер, зимой забивается от холода в щели и трещины. В них мы находим остроухих ночниц, зимующих группами по 5—6 особей.

Карстовые пещеры в нашей республике имеются во многих местах. Наиболее известными являются: Дзивгисские (в старину использовавшиеся для обороны), пещера Нартов в южных отрогах г.Кариухох, Суадагская  пещера-источник,  Красная в окрестностях с.В. Карца, Шуби-Ныхасская, в Алагирском ущелье, «Черного всадника», расположенная на  восточном склоне Кионхохской гряды над с.Биз, и др. Пещеры Северной Осетии в отличие от других регионов Кавказа изучены еще слабо. Видимо, этим можно объяснить то, что до сих пор ни в одной пещере не обнаружены подземные ледники, отмеченные на Кавказе, которые иногда вызывают закупорку ходов в пещерах, хотя есть устные сообщения о наличии пещер со льдом на горах Араухох, Кариухох, Кионхох над с.Ксюрт в Унальской котловине, использовавшихся в старину для лечения.

Неповторимые по красоте, порой фантастические пейзажи, украшающие многие пещеры, доставляют людям большое эстетическое наслаждение. Поэтому ряд пещер в нашей республике является местом паломничества экскурсантов и туристов. Пещеры — естественные памятники, уникальные музеи природы, их ценность очень велика. Эти объекты нужно беречь, всемерно охранять.

За с.Тагардон вступаем в пределы Пастбищного хребта. Ущелье становится уже. Вершины хребта поднимаются выше 1600 м. Над дорогой нависают отвесные стены известняковых обнажении. Известняки являются осадочными породами, состоящими преимущественно из кальцита с примесью доломита и других минеральных частиц. Различают известняки доломитистые, песчаные, кремнистые и др. Так же, как и мергели, они бывают окрашены в разные цвета, зависящие от количества и характера примесей. Окраска чистых известняков обычно белая, желтоватая или серая с разными оттенками, вплоть до черной.

Каменные шары. Недалеко от Тагардона обнаружено скопление каменных шаров различных размеров. Один из них достигает половины человеческого роста. Эти шары выступают на обнажениях коренных пород известняков и мергелей. Несколько их разбросано рядом с болотцем. По мнению геолога А. Русанова, шары образованы сцементированными песчаником с кристаллами морских солей, а снаружи одеты в бурый чехол с включениями железа. Они сформировались в пористом желтом морском песчанике, пропитанном карбонатными растворами много миллионов лет назад. Каменные шары — удивительные природные образования. Они встречаются в различных районах земли. Долгое время их принимали за творения рук человека. Позже геологами было доказано, что шарообразную форму горные осадочные породы могут принимать в результате процессов кристаллизации в толще песка или слоях вулканического пепла. Процесс распространяется равномерно во все стороны от центра кристаллизации, и в сравнительно рыхлом песке возникает более плотный шар. Затем слой рыхлого песка постепенно сносится эрозией, а шар остается.

На отвесных стенах известняков выделяются причудливые темные отверстия — пещеры или гроты, промытые водами в известняках. Местами видны изъеденные и похожие на пчелиные соты пористые скалы.

Северные склоны Пастбищного хребта примерно до высоты 1600 м покрыты буковыми лесами, к которым по верхней границе примешиваются клен Траутфеттера, липа кавказская, ольха, ильм и др. Южные склоны покрыты дубовыми и дубово-грабовыми лесами, а также кустарниковой растительностью, представленной боярышником, мушмулой, алычей, кизилом. Вершины, как правило, заняты лугами, на которых имеются сенокосы. Одна из дорог, пробитая в скалах и отходящая влево из Карцинской котловины, ведет в урочище Хошхаранраг с хорошими сенокосами.

Из растительности известняков здесь представлены: ютящиеся на скалистых полках единичные деревья сосны Коха, березы бородавчатой, липы, видны прилепленные к обрывам подушки гипсолюбки, куртины колокольчиков, постенницы и др.

Карцинская котловина. Лента дороги, извиваясь вдоль реки на протяжении 2—3 км, пересекает Пастбищный хребет и приводит в живописную Карцинскую котловину. Мы подъезжаем к следующему притоку Фиагдона — речке Карцадон, берущей начало с известнякового массива г.Кариухох. В Карцинской котловине. у места слияния этих рек, раскинулось окруженное лесом небольшое с, Гусара. утопающее в зелени садов.

Котловина с севера замкнута Пастбищным хребтом, на обрывистых склонах которого растут сосновые и смешанные леса. Высшая точка хребта — г.Файнаг-сар, С юга и запада ее окаймляют отроги г.Кариухох с фантастическими очертаниями скал и зеленью лугов, Интересно и начинающееся отсюда Карцинское ущелье с огромным каньоном, пещерами красных камней, остатками старых поселений и другими достопримечательностями.

Карцинское ущелье. От с.Гусара совершим экскурсию в Карцинское ущелье, отличающееся своей живописностью. Грунтовая дорога идет вдоль реки Карцадон по буково-грабовому лесу. Справа на обрывах Пастбищного хребта привлекает внимание темной зеленью самый низко расположенный островок соснового леса Куртатинского ущелья. На южных склонах Карцинского (Пастбищного) хребта буковый лес постепенно переходит в дубовый. На противоположном борту долины на отроге г.Кариухох (Скалистый хребет) — роскошные буковые  леса, которые ближе к вершине г.Кариухох заменяются кленовыми из клена Траутфеттера и березовыми по верхней границе леса.

Дорога петляет по дну долины среди ольхового леса, мимо баз отдыха и  небольших прудов. На 7-м км — селение Нижняя Карца. Здесь можно познакомиться с архитектурой горного села. Сохранились башня Дзахоевых, замок-галуан Есиевых, старое кладбище.

Напротив с.Н. Карца южные склоны Пастбищного хребта безлесны. Тут хорошие сенокосы и пастбища. На хребте широко представлены карстовые воронки, зарастающие высокотравьем. Некоторые воронки, где скапливается вода, используются дикими кабанами в качестве купальных ям. На лугах Карцинского хребта летом поднимаются зубры. Надо помнить, что все ущелье — это территория республиканского заказника «Цейский» и при его посещении нужно выполнять заповедный режим. Здесь запрещена охота и пребывание людей с собаками. На южных остепненных склонах Карцинского хребта можно увидеть эндемичную лапчатку ингушскую. С Карцинского хребта на противоположных склонах долины хорошо просматриваются воронкообразные каньоны, красивые выходы серых скал, выделяющиеся среди зелени лугов.

За с.В.Карца осмотрим грандиозный каньон с темными отверстиями гротов. Замечательны здесь луга с цветущими примулами, одинокими рощами березок» которыми образована верхняя граница леса.

От с.В.Карца можно совершить увлекательные экскурсии к северному подножию г.Кариухох и истокам р.Карцадон. Отсюда по горным тропам через перевал Зульша и поляну Фашкау можно пройти к с.Дзивгис. Старые тропы ведут и в Алагирское ущелье к селам Урсдон и Зинцар. В березовом лесу вдоль тропы в Зинцар обнаружено редкое для Кавказа растение адокса мускусная.

За с.Гусара справа от дороги видны обрамленные каптажами мощные родники, образованные разгрузкой подземных карстовых вод Скалистого хребта. Отсюда начинаем пересечение Скалистого хребта.

Хрустальный водопад. Подземный ручей. Скоро наг правом берегу реки внимание привлекает выбивающийся из толщ известняков поток белой воды, которая каскадами стекает по валунам, поросшим мхами, с образованием небольших водопадов и вливается справа в голубоватый Фиагдон. Этот источник известен под названием «Девичьи слезы», «Плачущая скала». Трещинные карстовые воды изливаются с бортов ущелья. В трещинах известняков струи воды, сливаясь, образуют подземные ручьи, а они выходят на поверхность в виде воклюза. Таких выходов вод в Осетии немало. Их можно увидеть в Урухском каньоне, Ныхасской теснине. Выходы подобных источников приурочены к водоносным пластам известняков Скалистого хребта, к узким долинам, пропиленным реками.

Но не все источники выходят на поверхность, многие уходят в земные недра, образуя подземные реки и озера.

Скоро с правой стороны появляется хрустальный водопад, устроенный заботливыми руками на карстовом источнике. Диву даешься — как такой большой поток воды разом появляется на дневную поверхность из известняковых пластов? Пласты эти залегают с уклоном к северу, образуя так называемую Северо-Кавказскую моноклиналь.

Мы уже проезжаем по узкой теснине, отвесные склоны которой уходят ввысь почти на километровую высоту. Прямо к реке спускаются кусты лещины, ольхи, калины, рощи ивы, выше по склонам темно-зеленые пятна сосен, изредка тиса, липы, на скальных полках — луга. Скалы местами так сильно сжимают реку, что она течет по узким желобам и блюдцеобразным промоинам. Русло извивается среди многочисленных валунов. На некоторых из них растут небольшие деревца. Дорога с левого берега переходит на правый. Возле нее стоят немые свидетели былого — расписанные орнаментом каменные «цырты». Это выразительные произведения национального изобразительного искусства. Лента дороги вновь перекидывается на левый берег, и справа уже видны циркообразные обрывы Скалистого хребта с хвойным лесом у его подножия, среди зелени которого раскинулся пионерский лагерь «Металлург».

Древесная растительность Скалистого хребта поднимается от подножий до высоты 2500 м и представлена в основном вековыми буками. Как примесь встречаются граб, вяз, клен, ясень, сменяясь у верхней границы леса рябиной и березой. По отвесным склонам ютятся деревца сосны Коха.

Скалистый хребет, или как его раньше именовали «Скалистый кряж», богат своеобразными травянистыми растениями, некоторые из них являются узкими эндемиками, т. е. на Земле больше нигде не встречаются. Это различные виды колокольчиков, камнеломок, смолевки, юринеи. По северному склону Скалистого хребта — пышная растительность. Сплошная полоса распространения лесов по северному склону Скалистого хребта превышает 1 км. Верхнюю границу широколиственных пород образует клен Траутфеттера, который поднимается до пояса березовых лесов. Местами встречаются кленовники, с отсутствием в них яруса трав, так называемые мертвопокровные леса. Здесь много и провальных воронок, шахт, из некоторых в зимнее время выходят потоки теплого воздуха, вызывающие протаивание снега возле них.

От развилки дороги к пионерскому лагерю поднимаемся на перевал Кадаргаван (перевал, где раньше в узком месте переправляли лес через реку), проходя под нависающими известняковыми глыбами. Это так называемые скалы «Пронеси, господи», известные во многих ущельях. Мы уже не видим реки, вверх по течению которой все время шел наш путь. Где она? Подходим к берегу и среди скал в полумраке видим белую полосу реки и слышим шум воды. Это и есть» Кадаргаванский каньон.

Кадаргаванский каньон. Это один из примечательных, величественных геолого-геоморфологических памятников природы Северной Осетии, через который открывается вход в верховья Фиагдона. Он расположен возле перевала Кадаргаван. Когда-то здесь проходила узкая тропа, где с трудом могли разъехаться всадники.

Полное представление о  грандиозности каньона можно получить, осматривая его сверху. Река Фиагдон на протяжении нескольких десятков метров протекает в узкой щели. прорезанной в коренных обнажениях верхнеюрских известняков. Глубина каменной щели превышает 60 м, а ширина, при почти вертикальных стенках, местами едва достигает 3—4 м. В неправильном по форме русле на дне шумит и пенится вода. Над рекой повисли застрявшие в щели громадные каменные валуны, образующие своеобразные мосты. Отвесно спускающиеся боковые стены из серого известняка у дна суживаются местами до 2—3 метров.

Студеная, прозрачная река бурлит, струясь по скользким камням. Вода перекатывается с глыбы на глыбу, а кое-где они преграждают ей путь. Там, где дно свободно от обломков скал, на отвесных стенах видны промоины, выточенные за, многие тысячелетия в известняковой толще несущимися горными потоками. Это корытообразные каменные «ванны», некоторые из них, гладко отшлифованные и изящно округленные, производя впечатление сделанных руками человека.

Мы почти пересекли Скалистый хребет. Справа — отроги горы Кариухох (3400 м), слева — г.Тбаухох (3021 м). Сами вершины отсюда не просматриваются, но их отроги, поднимающиеся на километровую высоту в виде отвесных стен, видны во всей красе. На скальных полках — группы и одиночные экземпляры сосен и можжевельников, на покатых склонах—куртины дуба и граба. На серо-желтом фоне известняков выделяется зелень сосен.

Проезжаем самую узкую часть ущелья. Разрушающая сила воды и ветра создала на Скалистом хребте своеобразный ландшафт, называемый карстовым, Причудливые каменные изваяния, промоины, каньоны, трещины и пещеры образованы водой в течении тысячелетий. Многочисленные пещеры и гроты, именуемые «Кадаргаванлагат», видны с перевала. Они расположены над скалой «Пронеси, господи». Некоторые из них с закопченными стенами, в иных сохранилась старая кладка и предметы обихода, говорящие о том, что когда-то они были обитаемы.

С перевала Кадаргаван дорога спускается к мосту» Прямо у дороги—похожие на васильки юринеи с темно-красными головками соцветий. Виды небольшого рода юринея, распространенные у нас, являются узкими эндемиками, и их произрастание приурочено к определенным высотам и субстратам (гранитным к известняковым скалам). Один из видов юринеи — юринея Проханова — описан впервые из Геналдонского ущелья.

Пещерный городок. Проезжаем мост, и за скалистым отрогом взору открывается необычно красивый архитектурный комплекс с.Дзивгис боевые башни, прилепленные к склону пещерные укрепления, надземные и подземные склепы, редко встречающиеся в нашей республике, пещерные склепы-захоронения, могильники аланского периода. В роще из клена и? ильма святилище Св. Георгия. Все эти ценнейшие исторические памятники расположены на небольшой поляне под эскарпами Скалистого хребта. На фоне сухой горной степи и известняковых стен они очаровывают мгновенно, и каждому хочется поподробнее познакомиться с этим уголком, потрогать массивные камни башен, поросшие лишайниками, заглянуть внутрь склепа.

Сейчас все эти ценные реликвии находятся под охраной Северо-Осетинского общества охраны памятников истории и культуры. Здесь в последние годы археологами найдено много предметов эпохи средневековья. В с.Дзивгис планируется создание историко-архитектурного музея под открытым небом. Интересным памятником природы, расположенным в этом месте является перекрытая стеной Дзивгисская пещера с древними речными отложениями.

Дзивгисская пещера. Построенная на известняковом растворе стена закрывает вход в эту пещеру, расположенную в обрыве верхнеюрских известняков. Вместе с ансамблем села пещерные укрепления, прилепленные к скалам, создают незабываемую картину.

Дзивгисская пещера небольшая. Суммарная длина ее равна 65 м. Полость пещеры восходящая, замкнутая. В ней практически отсутствуют натечные образования и обломочный материал. Лишь на некоторых участках отмечены фрагменты сталактитов и карров. Несмотря на то, что вход в пещеру ныне находится в 10 м выше реки Фиагдон, в ней нами обнаружены древние речные отложения в виде скатанной гальки. Возможно, в ее образовании принимали участие также воды реки, а затем русло углубилось. Местами в зале сохранились скопления глин. Пещера много веков использовалась для стоянки скота, и у входа скопилось много навоза и пыли. В ней сухо, отсутствуют заметные движения воздуха. Из обитателей пещеры отметим очень редкого представителя рукокрылых республики — большого подковоноса, который обнаружен здесь на зимовке в 1981 году.

Искусственные и естественные пещеры Дзивгиса расположены в отвесном обрыве известняков. В толще этих пород, разрушаемых сейсмическими и атмосферными явлениями, образуются естественные пещеры, гроты, навесы, террасы. На таких сухих, хорошо прогреваемых солнцем террасах, прикрытых от осадков навесами, и были устроены хозяйственные, жилые помещения и оборонительные сооружения.

В Дзивгисе наблюдаем такой факт, когда подпором воды конечной мореной или в результате перекрытия реки обвалом создавалось относительно быстрое и интенсивное выщелачивание известняков и образования каверн, гротов. Подобное отмечено и у Пуртского завала.

Поляна Фашкау. За с.Дзивгис узкое ущелье, прорезанное в Скалистом хребте, переходит в широкую Верхне-Фиагдонскую долину. Скалистый хребет позади, мы попали в Солнечную долину, удачно названную метеорологами «зоной дождевой тени». В окрестностях с.Дзивгис имеется живописная поляна Фашкау, покрытая лугами и сосновыми, лесами. Растущий на ней прекрасный сосновый лес в старину считался священным. В нем имели право рубить деревья лишь для нужд Дзивгисской церкви.

На поляне — обилие каменных куч и сенокосные участки. Кромка леса образована зарослями лещины и шиповника. Поляна амфитеатром обращена к югу, хорошо защищена от ветров. Платообразная поверхность известняков стенами обрывается к ней. В них целая серия красивых гротов, некоторые с элементами пещерного рельефа (сталактиты, сталагмиты).

Оригинален грот с колонной, где отмечены слои гуано, свидетельствующие о посещении его летучими мышами. С левой стороны поляны — святое место. В боковом ущелье Гутыком, отходящем от поляны Фашкау, в 1983 году обнаружена небольшая роща из ели восточной — самое восточное местонахождение ее на Северном Кавказе,

В начале 60-х годов археологи раскопали грот Шаулагат, где была открыта стоянка древнего человека мезолитической культуры.

На вершине горы Дзивгисыхох есть древнее языческое святилище. Восточное поляны Фашкау на горе Шау также имеется несколько святилищ, представляющих языческий комплекс.

У с.Дзивгис в пойме реки — островки, покрытые зарослями пушистой мирикарии лисохвостовидной— оригинального кустарника, напоминающего хвойное, растение. Нежные, хрупкие ветки ее, достигающие 3-х метров высоты, густо покрыты узкими крошечными -сизоватыми листочками и цветками. Как и облепиха, мирикария образует местами заросли по поймам рек и представляет большой интерес как декоративное и берегоукрепительное растение.

От Дзивгиса дорога начинает подъем, и с одного из поворотов открывается панорама Фиагдонской котловины, расположенной на высоте 1200—1400 м над ур.м. в продольной долине между Скалистым и Боковым хребтами. Подъезжаем к с.Даллагкау со множеством башен и склепов. Слева — небольшой ручей, текущий из Ханикомского ущелья, в низовьях перегороженный плотиной. Это отстойник Фиагдонской обогатительной фабрики, где вода временами бывает окрашена в ярко-синий цвет. У входа в ущелье Хаником скалистый склон юго-западной экспозиции со ступенчатым рельефом покрыт подушками астрагала обожженного, называемыми трагакантниками.

Трагакантники. Растительные сообщества, образованные астрагалом и широко представленные здесь, являются вариантом нагорно-ксерофитной растительности. Они формируются по сухим местам в солнечных долинах, где им заняты большие площади. Серо-зеленые колючие подушки астрагала обожженного хорошо заметны на склонах. Их трудно спутать с другими растениями.

В окрестностях с.Даллагкау астрагалы растут на сланцах. Из травянистых растений в составе трагакантников встречаются: костер, овсяница жестколистная тонконог, осока Буша, пупавка Сосновского, смолевка Рупрехта, молочай грузинский, полыни и др. Выше по Ханикомскому ущелью трагакантники тянутся почти сплошной полосой по его правому борту. Они прерываются лишь выходами скал.

Озерные террасы. Южнее Кадаргаванского каньона р. Фиагдон протекает по широкой долине. Здесь заметны древние озерные террасы. Их в этом районе насчитывается до 5, причем 4 из них отчетливо просматриваются, а пятая слабо выражена. По течению реки высота террас уменьшается, и у с.Дзивгис они почти сливаются с поймой. А к югу высота их увеличивается, причем самая верхняя почти соединена со склоном. Очевидно, когда-то здесь, в котловине, существовало подпрудное озеро, которое впоследствии было занесено речными отложениями. В них и прорезала река эти террасы. Озерные отложения хорошо просматриваются в карьере с.Даллагкау, где видны ленточные слои глин. Но интересно то, что р.Фиагдон на данном участке, в пределах расширенной долины, нигде не вскрывает коренные породы, а протекает по собственным озерно-речным отложениям.

Горно-степная растительность. Проезжаем по тектонической долине, покрытой горно-степной растительностью. Вокруг — редкие кустарниковые заросли можжевельников. Стелющиеся кусты — это можжевельник казацкий, а поднимающиеся до 3 м — можжевельник длиннохвойный. Много окрашивающихся осенью в красный цвет кустов барбариса, распластанных по земле кустиков жостера Палласа, обволакивающих валуны и скалы, встречается несколько видов шиповника. Местами отмечаем темно-зеленые куртины эфедры или кузьмичевой травы — оригинального кустарника с ярко-красными шишко-ягодами. Все эти кустарники встречаются по южным склонам от Дзивгиса до Харисджина.

Из произрастающих здесь растений ксерофитного типа с мясистыми листьями и стеблями (суккулентов) отметим очитки с сочными листьями, молодило кавказское и малорослое. Последнее образует на скалах рыхлые дернины, отливающие розоватым оттенком во время цветения. Часто встречается камнеломка хрящевидная. Внимание привлекают дерновины шалфея седого, густого опушенного серым войлочным налетом. Здесь же представлены растения с узкими листьями: бородач, тонконог, овсяница и ковыль красивейший, занесенный в Красную книгу СССР. Ранней весной на горных степях зацветают эфемерные растения: мерендера трехстолбиковая с розовато-белыми цветками, шафран полосатый, гусиные луки, два вида гадючего лука с голубыми и белыми шариками цветов.

Еще в 1899 г.Н. И. Кузнецов обратил внимание на широкое распространение в продольных долинах Северного Кавказа колючих кустарников и ксерофитных травянистых растений. Это так называемая горно-степная растительность. Она не образует сомкнутого покрова. Наиболее характерными представителями этой растительности, кроме упомянутых, являются облепиха, кизильник, карагана, дубровник, кохия, левкой, вьюнок Рупрехта, полынь таврическая, ирис низкий и др.

Изучив горно-степную растительность в Куртатинском ущелье в 1890 г., Н. И. Кузнецов делает предположение о том, что долина не всегда была такой. В отдаленные времена ее покрывали леса, а иссушение происходило в недавнее время.

Через всю нашу республику, начиная от Чмийской котловины через Кармадонскую, Даргавскую, Фиагдонскую, Унальскую, Задалесскую, тянется полоса горно-степной растительности. Она прерывается только на перевалах, разделяющих эти котловины.

На противоположном берегу высоко на склоне стоит с.Гули, к которому идет дорога от с.Даллагкау. В с.Гули сохранились мощные башни, часовни с остатками оленьих рогов в стенах, старый сад. Интересен мощный родник, на котором когда-то работали мельницы. Возле села — роща из ильма горного, насчитывающая 83 дерева.

Земляные пирамиды. Проезжаем дорогу, ведущую - на Какадурский перевал мимо одного из первых памятников В. И. Ленину, поставленного горцами Куртатинского ущелья в 1924 году, и трогающего душу обелиска «Скорбящий конь». Перед въездом в пос. Фиагдон дорога проходит по мосту через ручей. Русло его сильно углублено в рыхлых породах. На отвесных берегах — причудливые формы эрозии — земляные пирамиды, колонны, борозды. Здесь хорошо представлен процесс выветривания и смыва пород.

Дорога мимо Фиагдонской обогатительной фабрики спускается к пос. Фиагдон. Отсюда хорошо просматривается вся Фиагдонская котловина от Дзивгиса до Харисджина. На юге блестят вершины Бокового хребта. С севера нависают эскарпы г.Кариухох и г.Тбаухох с отходящими от них мощными шлейфами осыпей. Повсюду видны древние башни и развалины аулов, покоряющие своей суровой красотой. Северные, более увлажненные отроги Бокового хребта в верхней части покрыты березовыми лесами и криволесьем. Ниже их обширные площади занимают сообщества рододендрона желтого (азалии), одевающиеся осенью в оранжевый наряд. За с.Даллагкау — с.Барзикау. Здесь сохранилась старая часовня. Одиноко возвышаются раскидистые сосны.

Дорога проходит по левому берегу через с.Урикау, где сохранился галуан Карацаевых. Тропа, идущая вправо вверх по течению ручья, приводит в с.Кадат, где можно увидеть боевые пещерные укрепления, стройные башни.

За пос. Фиагдон мимо раскинувшегося на террасе с.Цмыти дорога приводит через с.Хидикус к Харисджину, последнему селению Верхне-Фиагдонской котловины. Выше с.Цмыти видны башни Габисовых с отпечатками ладоней мастеров. Слева, на противоположном берегу, внимание привлекает с.Лац — одно из древнейших селений ущелья, родина легендарных нартов. Оно известно своими памятниками средневековья, чашечным камнем, ныхасом и другими архитектурными объектами. Этот район издавна привлекал внимание археологов, чьи исследования пролили свет на многие вопросы истории осетинского народа. Над строениями села возвышаются фамильные башни Тебиевых и Дудаевых, рядом — чашечный камень с отпечатками пальцев великанов.

В Лацинском ущелье, начинающемся от с.Лац, можно осмотреть старый дзуар за селом, священную рощу в глубине ущелья и др.

Ниже с.Цмыти в Фиагдон вливается небольшой ручей Кадат. В русле ручья можно собрать интересную коллекцию минералов: черные сланцы с белыми прожилками кварца, желтоватые кубики пирита, серые — свинцового минерала галенита.

Убежище древней флоры. От с.Цмыти трагакантники тянутся сплошной полосой до с.Хидикус. Пологие склоны сменяются крутыми щебнистыми сланцевыми россыпями, местами их пересекают овраги. По этому склону преобладают трагакантово-полынные сообщества. Флора Скалистого хребта и продольной долины между ним и Боковым хребтом является своеобразным хранилищем третичных реликтов, называемым ботаниками «рефугиумом» ксерофильной флоры. Широкое распространение получила тут нагорно-ксерофитная  растительность — остаток ксерофильной флоры сухих периодов межледниковья. Во флоре этого района, помимо древних элементов в лице ксерофитов, есть и другие виды, не характерные для аридной котловины, произрастающие в степях и высокогорьях.

Между Хидикусом и Харисджином левый берег реки представлен обнажениями глинистых сланцев с растущими на них деревцами ильма пробкового, местами образующего рощицы. В пойме реки — гранитные валуны, среди которых выделяется громадный валун «Дзлиевский камень» с мемориальной доской. На нем растут смолевки, колокольчики, астры, папоротник многоножка и др.

На правосторонней террасе — большая поляна с кучами камней, среди которой раскинулись домики туристического приюта «Куртат». Сразу за ней на склоны поднимаются густой березовый лес и заросли лещины. У леса весной в массе цветут шафраны и мерендеры, создавая красочные цветочные ковры. От с, Хидикус в отроги Бокового хребта отходит Царитдонское ущелье, славящееся своей живописностью.

Напротив Хидикуса видна округлая вершина Дзири с культовым памятником «Дзирийы дзуар». Стены его выложены сланцевой плиткой, свод уже обрушился, сохранились остатки штукатурки. На вершине много крокуса полосатого, украшающего ее весной.

За Харисджином до места слияния рек Бугультадон и Дзамарашдон дорога идет по широкой троговой долине с относительно пологими задернованными склонами, покрытыми пестроовсяницевыми лугами. От Харисджина Куртатинское ущелье принимает южное направление. На перевал Кора поднимается дорога, ведущая в Садоно-Унальскую котловину к Военно-Осетинской дороге. Село Харисджин раскинулось у слияния речки Кора с Фиагдоном среди нагромождений морен древнего ледника. У села возвышаются стройные тополя. Оно издревле славилось своими садами, остатки которых еще сохранились.

Продольную долину между Скалистым и Боковым хребтами мы проехали и от Харисджина начинаем пересечение Бокового. Река, стиснутая узким гранитным ущельем, пенится среди валунов. Дорога поднимается вверх по Хилакскому подъему. Прямо к ней во многих местах спускаются огромные осыпи. Склоны, слева от дороги, покрыты березовыми лесами, среди которых видны небольшие сосны. Вправо уходит ущелье Цазиу с каскадом водопадов, в верховьях которого лежит красивое озеро. У входа в ущелье на гребне выделяется белая башня «Уаэллаг маасыг», рядом с раскидистой березой — святилище.

В 1 км от Цазиу на правом берегу, на всхолмленной поляне — хаос из крупных валунов. Легенда повествует о том, что на одном из них сохранился отпечаток стрелы, пущенной великаном... Скоро внимание привлекает сосновая роща. Осматриваем окрестности и отмечаем, что вокруг нет сосновых лесов, а эта, словно островок, затерялась в глухом ущелье. Это и есть Хилакская сосновая роща.

Хилакская сосновая роща. По преданию, она является священной, благодаря чему, видимо, и уцелела. До войны, по рассказам старожилов, она была в 2— 3 раза больше нынешних размеров. Но в тяжелые годы Великой Отечественной войны часть деревьев была вырублена на дрова, постройку укреплений и другие нужды. Часть старовозрастных деревьев сохранилась.

От уцелевших после войны деревьев началось интенсивное возобновление, и сейчас отдельно стоящие сосенки можно встретить на значительном удалении от соснового массива.

Это место местные жители называют «Назытыком», что в переводе означает «Сосновое ущелье». Расположено оно в верховьях Куртатинского ущелья, которое от селения Харисджин и до истоков Фиагдона называется Хилакским, Раскинувшись на правом берегу реки, роща тянется вдоль нее на 400 м, при ширине вверх по склону 200—250 м. Отдельные экземпляры сосен находятся непосредственно у реки, некоторые взбираются на прилегающие скалы, а другие зеленеют в окружающем сосновую рощу березовом лесу.

Первое упоминание об этой роще  находим у Ю. Клапрота, который, путешествуя по Кавказу в 1807—1808 гг., отметил, что в верховьях Фиагдона, близ с.Гутиате, он увидел священную сосновую рощу при безлесии окружающей ее территории.

С геоботанической точки зрения этот сосняк можно классифицировать как сосняк злаково-разнотравный, но в роще встречается фрагментами сосняк с подлеском из можжевельника казацкого и низкорослого и сосняк мертвопокровный. В него вклинивается осыпь, которая узором окаймляет рощу сверху, а с юга примыкает небольшой кустарниковый массив можжевельника. Как примесь встречаются ива козья, береза бородавчатая, из кустарников — шиповник, жимолость кавказская, смородина Биберштейна. Отдельные деревья достигают в диаметре 1 м и более, поднимаясь в высоту на 20—30 м. Довольно много в подлеске подростка.

Кроме Хилакской рощи на территории нашей республики имеется еще несколько старых рощ, сохранившихся благодаря тому, что они считались священными (роща Хетага, сосновый лес в окрестностях селений Цамад и Биз, ольховая роща у села Црау и многие другие). По всей республике встречаются и одиночные старовозрастные деревья.

Священные рощи и деревья. Священные леса, рощи и деревья в Осетии с глубокой древности были неприкосновенны.

Г. Красницкий (1865) замечает: «У них (осетин.— К. П.) есть священные места: или скала, или лес, даже отдельное дерево, и называются они именами святых нашей церкви».

Г. Чурсин в заметке «Почитание деревьев на Кавказе» (газ. «Кавказ», 1903. № 5) отмечает: «Нет ничего удивительного, что среди  народностей Кавказа почти в первобытной неприкосновенности сохраняется мифологическое воззрение на деревья, рощи, кустарники... Священные рощи в свое время чувствовались везде. На Кавказе они до сих пор встречаются часто. Благоговейное почтение, которым окружалось чудесное дерево, переносится и на рощу опять-таки в повышенной степени. В священных рощах не рубят деревьев, не собирают плодов, оттуда нельзя брать никакой безделушки, так как все, что находится в священной роще, составляет достояние божества или духа, обитающего в ней, и разгневанный дух строго накажет всякого, кто осмелится расхищать его имущество».

Все эти священные рощи и отдельные великовозрастные деревья являлись, возможно, первыми заповедными участками и в настоящее время представляют большой ботанический интерес. Хилакская сосновая роща также представляет научную ценность. Во-первых, это верхний предел произрастания сосны в Куртатинском ущелье. Во-вторых, в этом районе наблюдается разрыв ареала сосны Коха по северным склонам Бокового хребта, простирающегося почти через весь Большой Кавказ. И, наконец, эта роща — своеобразный связующий элемент на этом разрыве, а старовозрастные деревья, произрастающие в ней, являются, может быть, единственными хранителями информации о климате прошлого в данном районе. С их помощью можно будет расшифровать его вековые колебания, записанные в годичных кольцах.

Хилакская заградительная стена. Осмотрев сосновую рощу, продолжаем путь в глубь Куртатинского ущелья. Путешествие по верховьям  Куртатинского ущелья награждает любителя природы неизгладимыми впечатлениями. В ущелье много природных красот и таинственных загадок истории. Скоро на обоих берегах реки замечаем остатки оборонительного укрепления — заградительной стены, построенной, по предположению ученых, в 5—8 в. н.э. с фрагментом разрушенной в XX веке башни, нависавшей над крутым правым берегом. Это мощное оборонительное сооружение строилось в течение столетий и воздвигнуто коренным населением. Его башни стояли на обоих берегах, от них теперь осталась одна стена. Общее протяжение стены было около 300 м. Она соединяет подошвы склонов долины. Стена и башни сложены из массивных валунно-осыпных камней, скрепленных известняковым раствором. Оборонительная стена запирала проход в глубинные горные районы, вероятно, от набегов северокавказских кочевников.

Подобные оборонительные стены на Кавказе известны в Кассарском ущелье, более грандиозные — Дербентская в Дагестане и Келасурская стена в окрестностях Сухуми.

За Хилакской стеной дорога выводит на небольшую гряду. С нее открывается незабываемый вид на верховья Куртатинского ущелья — Хилакскую котловину. Гряда, покрытая луговой растительностью,— хорошая обзорная площадка для осмотра окрестностей.

В этой части долину заполняет мощная толща ледниковых и речных отложений. Врезавшаяся в них река течет в каньоне с отвесными стенами высотой до 30 м. На стенах каньона видны остроугольные обломки сланцев. Отложения настолько рыхлые, что во время паводка легко размываются. Река, подмывая обрывистые берега, иногда вызывает обрушение целых блоков террасы с проходящей по ней дорогой. Обращаем внимание и на то, что в ряде мест река уже врезалась в коренные породы с образованием цокольной террасы до 10 м высотой.

Полюбовавшись видами просторной долины с безлесными склонами и выступающими среди них скалами с одинокими кустиками березы и шиповника, разноцветными лугами, черными сланцевыми отрогами белоснежных вершин Бокового хребта, встающими южнее, продолжаем наш путь. Дорога спускается вниз. Проходим развалины аула Гутиатикау. Слабо слышен доносящийся из пропасти шум воды. Горы амфитеатром ограждают троговую долину с плоским дном. Вдоль дороги—сорная растительность: чертополох, крапива и др. На правом борту — осыпи и пестроовсяницевые луга. Вдоль ручьев — заросли цирзиума. По пойме — фрагменты ивняков, на осыпях — малинники и одинокие березовые рощи. Вокруг — царство осыпей и скал, чередующихся с лугами.

На развилке двух ущелий мы снова подошли к реке. Здесь в Фиагдон справа впадает р.Дзамарашдон. На поляне за невысокой стеной, сложенной из валунов, виден небольшой белый домик с железным крестом — святилище Зариновых, относящееся, по мнению Б. А. Алборова, к эпохе построения Нузальской часовни. За его оградой растет несколько кустов ив и берез.

На противоположном берегу — развалины селений Андиатикау с сохранившимися башнями. В районе-с. Андиатикау реку Фиагдон с обеих сторон сжимают огромные конусы выносов с обрывистыми нижними краями. Когда-то они перепрудили реку, образовав временное озеро. В результате этого образовалась, широкая (до 300 м) галечниковая пойма. Напротив с.Андиатикау видны черные от натеков скалы с одинокими березками. На гребне, разделяющем ущелья Дзамараш и Бугультыком,  растет последний по ущелью крупный лесной массив, представленный березовым криволесьем. Отсюда красивый вид на ущелье Дзамараш.

По долине реки Дзамараш. Совершим путешествие по р.Дзамараш, которая начинается от небольших ледников Бокового хребта. В ее истоках 6 маленьких, ледников. Долина реки в верхнем течении представляет собой трог, заполненный современными моренами. Дно трога даже в начале июля завалено лавинным снегом, под которым течет река. Лавины обрушиваются преимущественно с левого склона. В верхней части его — огромные воронки-лавиносборы. По низу склонов на всем протяжении долины лежат свежие, начинающие зарастать морены, состоящие из черных глинистых сланцев.

Ниже долина переходит в теснину глубиной до 70 м. Плечи ее представляют собой остатки дна древнего трога, в которое врезалось русло реки после ухода ледника. За тесниной троговая долина вновь становится шире.

Левая, приподнятая сторона ее задернована, а правая — галечниковая. В этом месте речка разбивается на ряд рукавов, которые ниже собираются в одно русло. С обоих склонов к руслу спускаются большие лавино-гравитационные конусы выноса.

В среднем течении речки по берегам видны откосы мощных бугристых конусов выноса, напоминающих морены. Правый склон и дно долины поросли березовым лесом. Русло речки загромождено огромными каменными глыбами, между которыми она пенится бесчисленными перепадами.

В ущелье Дзамараш — единственное в республике местонахождение эндемичного вида — вавиловии красивой. Это редкое растение произрастает на сланцевых плитчатых россыпях в субальпийском и альпийском поясах. Стебли вавиловии ползучие, на концах коротких цветоносов — одиночные розовые цветы. На Большом Кавказе оно было известно лишь из района Приэльбрусья и с Восточного Кавказа.

Сделав радиальные выходы в боковые ущелья и перейдя через р.Дзамараш, продолжаем путешествие в верховья Куртатинского ущелья, к перевалу Колота. Дорога проходит по правобережной  террасе р.Фиагдон, именуемой в верховьях Бугультадон, среди огромных валунов и древних моренных отложений. На склонах обширной котловины пасутся отары овец, по дну ее разбросаны давно покинутые аулы со стройными силуэтами башен.

По Бугультадону. Маршрут идет по реке Бугультадон, длина которой около 9 км. Проходим с.Бугультикау с развалинами заградительной стены, камни которой покрыты накипными лишайниками. Стена у склона уже заросла и превратилась в зеленый вал. У дороги встречаются сланцевые цырты. Долина Бугультадона — ярко выраженный трог с широким дном и почти отвесными бортами.

Через несколько километров на высоком левом берегу реки замечаем башню и развалины последнего села ущелья Калотикау. Башня хорошо сохранилась до наших дней. На ней мы видим боевые балкончики. Здесь же старое кладбище с каменными надгробиями. Высоко на склонах огромные валуны и глыбы, оставшиеся, вероятно, с эпохи оледенения.

Висячие болота. На склонах в местах выхода ключей и вдоль ручьев отмечаем висячие болота. На них преобладают осоковые, чередующиеся с мхами, сообщества. Висячие болота — самый распространенный тип болот в Северной Осетии. Количество их исчисляется сотнями, но по размерам они невелики и чаще имеют вид пятен или полос по долинам горных ручьев, Иногда на склоне встречается целый каскад болот, Торфяные залежи их малы, либо совсем отсутствуют. Под ними как правило — слой торфянистой почвы, Лишь крупные наши болота (Тарское и Чефанзар), с глубокой торфяной залежью, привлекали внимание исследователей.

Для образования висячих болот наибольшее значение имеет обилие осадков, наличие густой гидрографической сети и геологическое строение. На склонах, где господствуют острые гребни и каменистые осыпи, они отсутствуют.

Висячие болота встречаются в основном в субальпийских и альпийских поясах — выше границы леса. Они, как правило, формируются в неглубоких ложбинках, заполненных глинисто-щебнистыми отложениями и связаны с выходом грунтовых или минеральных вод. Часто они появляются в местах расширения долин ручьев, образуя при этом болотные комплексы, тянущиеся вдоль потоков. Среди висячих болот преобладают ключевые. В высокогорьях встречаются также висячие сфагновые болота с маломощной торфяной залежью.

Травяно-моховая растительность висячих болот разнообразна. В составе их флоры преобладают виды семейств злаковых и сложноцветных, осоковых: ситники, хвощи, калужница, черноголовка и др. На них произрастают редкие для флоры Осетии виды: реликтовая сверция грузинская, сабельник, вахта, орхидные и др.

Висячие болота — своеобразные природные образования — места произрастания редких растений. Из-за хозяйственной деятельности человека (вырубки леса, способствующей нарушению подземного стока и выходу на поверхность грунтовых вод) на безлесных склонах гор местами образовались целые каскады таких болот.

Дорога продолжает подъем. Среди моренных холмов река проточила каньон глубиной до 20 м. Примерно через 0,5 км каньон заканчивается, дно долины становится широким, река разделяется на несколько рукавов. У конца долины пойма упирается в два мощных конуса выноса, сдавивших русло справа и слева. Видимо, эти конусы во время образования часто перекрывали реку, за счет чего и образовалась выше них по течению широкая пойма.

Вправо уходит ущелье Хардотчин с лежащим в его верховьях ледником Колота длиной свыше 2 км. В прошлом веке на этом леднике произошел крупный обвал, и сейчас язык ледника покрыт моренным чехлом. Слева на склонах заросли рододендрона кавказского.

Широкая долина приобретает западное направление. Вокруг прекрасные луга с пышными коврами цветов. По крутому склону поднимаемся к минеральному источнику. Справа от дороги виднеются красноватые от железистых отложений скалы. Здесь выход минеральной воды. Рядом с ним небольшое болото, из которого вытекает ручей с красным дном. Привлекает внимание примула Байерна с мучнистым налетом на листьях и белыми цветами.

Русло реки уже каменистое, без растительности, вокруг скалы, осыпи, со стороны перевала Колота сбегает молочно-белый ручей.

Хилакский суар. Ниже морен вдоль реки на 300— 400 м простирается широкая каменистая пойма. Нижний край ее упирается в древние моренные холмы голоценовой эпохи оледенения. У их подножия на левом берегу реки в моренных отложениях выходит минеральный источник с железисто-натриевой водой, известный под названием Хилакский или Калотикауский суар, расположенный на высоте 2400 м над ур.м. Выход источника и газовыводящей системы приурочен к восточному продолжению Адайкомского глубинного разлома, с которым связан ряд других источников в Льядонском, Адайкомском ущельях.

Хилакские минеральные источники сильно насыщены углекислотой. Они представлены двумя крупными выходами: Хилак-1 и Хилак-2.

Прямо над нами серебрится снеговая шапка величественной горы Тепле. На 4427 метров поднимается эта вершина Бокового хребта, состоящая из трех конусов; Западного, Главного, Восточного. Они образуют горный массив Тепле. С ее юго-восточных склонов сползает несколько ледников (суаркомские), соединяющихся ниже в одну ледяную реку, покрытую моренными отложениями. Среди моренных холмов у конца ледника белеет прозрачное озерцо. По леднику бегут ручейки талой воды, сливаясь ниже с другими, вытекающими из-под него, в поток, дающий начало реке Бугультадон.

В истоках реки расположены четыре ледника. Наиболее крупный — длиной около 3 км — лежит в огромном цирке на юго-восточном склоне г.Тепли. Язык ледника разделяется скалистыми грядами на ряд лопастей, хорошо просматриваемых с перевала.

Верховья ущелья Бугультадон называют Суаркомом (в переводе с осетинского «ущелье минеральных источников»). Оно имеет форму типичного трога с широким дном и отвесными бортами. Породы, слагающие район, представлены главным образом аспидно-глинистыми сланцами, песчаниками и диабазами.

От минерального источника поднимаемся по крутым поворотам сланцевых осыпей к перевалу Колота (3285 м).

Перевал Колота. На перевале до середины августа не стаивают снежники, возле которых замечаем интересные дугообразные фигуры из сланцевых камней. Для гляциально-нивальной области Центрального Кавказа характерны формы микрорельефа, связанные с процессами морозной сортировки продуктов выветривания. Они представлены обычно каменными многоугольниками и полосами. Процессы морозной сортировки материала и деформации грунтов наиболее широко развиты на плоских или слабонаклонных поверхностях (особенно на перевалах) на высоте более 2500 м.

Из-под снежников вытекают ручейки, образуя местами небольшие водоемы, и сквозь осыпь уходят вниз, в бассейн реки Фиагдон. У самых снежников даже в августе отмечаем массово цветущие веронику минуту, первоцвет Байерна, камнеломки мягкую и усатую, хохлатку альпийскую. Желтые аспекты создают лапчатка холодная, одуванчик Стевена, синие — незабудка альпийская. Оригинальны колокольчики Рупрехта, цветы которых поднимаются прямо от земли. Мы находимся в альпийском поясе.

Обитатели высокогорий. Из интереснейших и редко встречающихся растений, растущих на перевале Колота, отметим сростноплодник пахучий. Это растение достигает 20 см высоты, но не образует стеблей. Многочисленные зонтики и листья его отходят от рыхлой прикорневой розетки. Интересной особенностью этого растения, в отличие от других представителей семейства зонтичных, является отсутствие в плодах масляных ходов. Цветки сростноплодника белые или пурпурные. Бочонковидные плоды достигают 4 мм длины. Произрастает он в основном в альпийском и субнивальном поясах Центрального и Восточного Кавказа на щебнистых местах и россыпях сланцев от высоты 2500 м до 3500 м. В Северной Осетии известно несколько местонахождений этого растения.

Другим примечательным растением, также относящимся к роду, имеющему одного представителя, является лжепузырник пальчатый, растущий на осыпях, моренах альпийского и субнивального поясов до высоты 3600 м. Это растение имеет голые, сизые, красноватые стебли, стелющиеся по земле. Цветки его небольшие, с розоватыми лепестками. Вздутые стручочки, похожие на пузыри, достигают 30 мм длины.

Среди каменного хаоса на перевале стоит каменный тур, служащий для хранения записок горных туристов. Отсюда открывается великолепная панорама верховьев Закинского ущелья: Водораздельный хребет с Рокским и другими перевалами.

 

ПО ДИГОРИИ К КАРАУГОМУ

 

В горную Дигорию, расположенную на юго-западе нашей республики в бассейне р.Урух (Ираф) и славящуюся дикой красотой природы, можно попасть двумя путями.

Маршрут Орджоникидзе — Ардон — Дигора. Из г.Орджоникидзе выезжаем в западном направлении. За садами-огородами дорога, проходящая среди полей, приводит через ст. Архонскую, с.Мичурине и Ардон -в Дигору. Вдоль дороги—поля кукурузы, пшеницы, конопли, чередующиеся с посевами кормовых трав (райграс, клевер), сады, животноводческие комплексы, стройные ряды деревьев. Слева, в синей дымке,— горная цепь Большого Кавказа с белоснежными вершинами двуглавого Казбека, Майли, Шаухоха, Джимара, Тепли. Перед ними пирамидальные вершины Скалистого хребта: Столовая, Араухох, Кариухох, ниже их — черные горы.

Путь идет по Осетинской наклонной равнине. Словно огромные ковры переливаются на ней поля богатством оттенков и многообразием цветов. Красные поля цветущего клевера сменяются желтыми райграса и подсолнечника...

От Черных гор к северу тянутся зеленые нагорья, среди которых угадываются селения. Справа и впереди простирается слегка всхолмленная равнина. Когда-то она имела лесостепной облик. Во всем этом — кажущееся однообразие, монотонность, обычно присущая равнинным местностям.

По обе стороны дороги—крупные травы, из которых гордо подымаются головки светло-лилового татарника, белые звездочки ромашки и голубые — цикория. С розоватым оттенком цветут репейники. Над ними возвышаются желтые корзинки девясилов и телекии. На фоне этих просторов, словно острова среди полей, высятся островки леса и одинокие курганы.

Древние курганы. Проезжаем целую серию «черных речек». По их берегам заросли бузины и других кустарников. За ст. Архонской справа от дороги два больших кургана, поросшие терном, шиповником.

В предкавказских степях строятся крупные оросительные системы. Они проходят там, где некогда обитали скифские и сарматские племена, которые оставили после себя насыпные курганы, где скрыты захоронения. Многие из курганов хранят тайны, ждут своих исследователей. Раскопки сарматских курганов в Моздокской степи археологической экспедицией СОГУ в 1983 г.поразили богатством захоронений.

Наши взоры устремлены к югу, на белоснежную цепь гор, контрастно вырисовывающихся на голубом небе. Во всем величии возвышается Центральный Кавказ, самая высокая часть Большого Кавказа, с огромными массивами современного оледенения.

Виды гор постепенно сменяют друг друга, одни вершины перекрываются другими. Населенные пункты отвлекают внимание от окрестных картин природы. В некоторых делаем остановки, знакомимся с памятниками революционной и боевой славы.

Справа тянется похожий на чудовищное животное Кабардино-Сунженский хребет, ограждающий Осетинскую наклонную равнину от холодных северных ветров. В его разрезе угадываем Эльхотовские ворота, древнюю долину прорыва.

Проехав г.Ардон с его интересным по архитектуре собором, и реку Урсдон, въезжаем в г.Дигора. Туда же можно попасть и вторым малоизвестным путем через Алагир-Кора-Урсдон — Карман-Синдзикау.

Маршрут Орджоникидзе — Алагир — Урсдон — Дигора. До Алагира путь нам уже знаком. В Алагире, осмотрев дендропарк . Северо-Кавказского лесного техникума, центральную усадьбу Северо-Осетинского заповедника и музей краеведения, расположенный в соборе, созданном по проекту Гагарина, переехав р.Цраудон, попадаем в с.Црау. Слева от моста хорошо просматривается в пойме реки святая роща из реликтовой ольхи черной. От ольхи серой, шире распространенной породы, она отличается высотой и стройностью. В с.Црау путь идет через сады вблизи Лесистого хребта. Возле дороги тянется колючая живая изгородь из гледичии.

Пересекаем небольшой ручей, именуемый «Песочная вода». За обширным садом дорога идет вдоль берущих начало с недалекого уже Лесистого хребта проток, поросших ольхой, ивой белой и козьей. У дороги остатки лугов, весной усыпанные цветущей веснянкой, от которой они окрашиваются в белый цвет.

Вскоре — граница Алагирского и Дигорского районов. Справа на пригорке — корпуса Урсдонского пищекомбината в с.Кора-Урсдон. Дорога вплотную подходит к Лесистому хребту. Еще до вмешательства людей в природу данного района здесь были великолепные луга.

Дорога идет под красивыми обрывами Лесистого хребта. На обнажениях видны сцементированные конгломераты, из которых состоит хребет, над ними нависают буки и грабы. Вдоль дороги много диких яблонь, груш, на некоторых из них — зеленые шапки омелы. Изредка белизной стволов выделяются осиновые деревца.

На 5 км от с.Црау дорога выходит к обрывистому берегу р.Урсдон. Внизу — одинокие домики, в одном из них помещается контора Урсдонского лесничества. От реки отходит канал, у его головного сооружения река образует красивый перепад.

От развилки дорог, ведущих вправо в с.Кора-Урсдон и влево к дому отдыха и турбазе Урсдон, продолжаем путь в западном направлении. Проезжаем левый приток Урсдона р.Суардон и мимо стоящей на древней речной террасе башни Кубатиевых углубляемся в лесные заросли.

Поляна нартов. Вскоре дорога круто взбирается на огромную поляну, раскинувшуюся среди зелени лесов. На поляне — одинокие яблони, груши, ольхи. Слева от дороги — дом отдыха «Урсдон». На поляне возвышаются древние курганы. По преданию, на ее ровной поверхности танцевали легендарные нарты. Она настолько привлекательна, что невольно хочется отдохнуть и походить по ней. Подобной не встретить во всей Осетии. От нее идет лесовозная дорога. Окруженные лесом поляны, известные под названием урочищ Фадаг и Шапир, находятся в продольной долине на высокой террасе, приподнятой над р.Урсдон на 20— 120 м.

Лесных полян в области Лесистого и Пастбищного хребтов, аналогичных по генезису поляне нартов, известно еще несколько. С древности они имеют свои названия (Зилахар, Дидинта, Холак и др.). Поляны используются для сенокоса и временных пастбищ.

На склонах Скалистого хребта (г. Кионхох) из карстовых источников зарождаются порожистые горные реки Скуммидон, Мастыдон, Севердон — притоки Урсдона. Вода в ней кристальной чистоты, неповторима красота берегов. На р.Суардон известны Суарские водопады, куда пролегает маршрут с турбазы «Юность».

Осмотрев турбазу Урсдон, прилегающие буково-грабовые леса, и попив минеральной воды прямо из скважины, возвращаемся обратно через с.Кора-Урсдон. Дорога переходит на левый берег р.Урсдон и поднимается к селу. По пути слева встречаются несколько одинаковых цыртов, интересные обнажения известняков и галечников, тянется ветка канала.

В с.Кора-Урсдон, осмотрев памятник воинам, погибшим в Великой Отечественной войне, созданный народным умельцем с.Едзиевым, и памятник трагически погибшим школьникам, продолжаем путь в сторону г.Дигора. Как и большинство равнинных селений Северной Осетии, Дигора основана еще в прошлом веке в основном переселенцами с Уаллагкомского ущелья Дигории.

Вскоре, мимо плодопитомника и утопающей в зелени турбазы «Юность», въезжаем в г.Дигора, известный своими революционными традициями.

В г.Дигора осмотрим музей Цаголова, одного из основателей партии «Кермен», другие достопримечательности и продолжим маршрут в Дигорское ущелье.

При подъезде к трассе Орджоникидзе — Чикола слева от дороги привлекает внимание длинный ряд вековых тополей с обнаженными и переплетенными в. причудливых узорах корнями.

От г.Дигора дорога идет среди полей и лугов, спускаясь к р.Дур-Дур. Справа вдали — чернеющий Кабардино-Сунженский хребет (в этом районе именуемый Змейскими горами). Не доезжая до р.Дур-Дур примерно в 300 м справа у дороги видим интересные обнажения глин и галечников, удобное место для знакомства со слагающими породами оканчивающейся здесь Осетинской наклонной равнины.

За р.Дур-Дур дорога поднимается вверх на водораздел рек Дур-Дур и Чикола, на Силтанукскую возвышенность. Вдоль дороги посадки кленов, тополей, акаций. Вскоре слева, под стройными тополями, показывается обелиск на могиле П. Скрябина и братская могила 450 неизвестных героев, погибших в Великой Отечественной войне, освобождая Северную Осетию.

Продолжаем путь среди богатейших в республике черноземов. Слева показывается с.Сурх-Дигора (Красная Дигора). По пересеченной местности пересекаем границу Дигорского и Ирафского районов, взбираясь на Силтанукскую возвышенность.

Силтанукская возвышенность расположена в междуречье рек Дур-Дур и Чикола и внешне является как бы продолжением юго-восточного склона Змейского хребта, с которым постепенно сливается. Однако геологически она отличается от Змейского хребта. Образование ее связано с ледниковыми процессами.

Е.Рубилин отмечает, что Силтанукская возвышенность сложена мощными галечниками, покрытыми наносными породами и смытыми с передовых предгорий Кавказа и Змейского хребта. К востоку возвышенность понижается, глинистый покров становится тоньше и исчезает совершенно у р.Дур-Дур. Берег ее образован террасой высотой до 30 м, в обрывах которой обнажаются несцементированные галечники с обилием гранитов.

Силтанукская возвышенность перерезана многочисленными широкими балками, вытянувшимися с запада на восток и придающими ее рельефу волнистый характер. Здесь бросаются в глаза тучные черноземы мощностью более 1 м. Слева, на темной лазури горизонта с необычайной четкостью вырисовываются ярко-белые шапки гор Цей-Караугомского узла с их причудливыми очертаниями.

Скоро перед нами открывается обширная живописная котловина, прорезанная небольшой речкой, с селом Чикола. Эта котловина является дном древнего озера. Перед спуском в село справа среди молодых» деревьев — памятник «Скорбящий воин».

Урухские туфопесчанники. В 3-х километрах к северо-западу от с.Чикола по дороге на с.Толзгун имеется месторождение туфопесчаников. Из него население с давних пор добывало камни для построек, позже началась их механизированная добыча. Район месторождения сложен осадочными образованиями и представлен, помимо туфопесчаников, пемзоконгломератами, Известняками, глинами и валунно-галечными образованиями. Во многих местах долины р.Урух можно увидеть обнажения туфопесчаников, представленных слоями грубозернистых песчаников с включениями обломков пемзы, андезитов, гранитов, Туфопесчаники — ценный строительный материал, идут на распилку, используются в качестве наполнителей легких бетонов.

За Чиколой рельеф местности резко меняется, начинаются лесистые предгорья, которые нам предстоит пересечь,

От с.Чикола одна дорога ведет через Урух и Толзгун к западным границам республики, а мы сворачиваем на юг. Сразу за Чиколой начались зеленые луга, перемежающиеся с зарослями кустарников, садов. Справа видны древние курганы и полоса леса по берегам р.Урух. Среди лугов небольшие рощицы из лещины, ольхи, груши, алычи. Перед нами темнеют склоны Лесистых гор. Четко вырисовываются гребни Скалистого хребта. Среди них угадывается характерная вершина горы Уазахох, Порой, когда нижележащие горы окутаны пеленой облаков, она парит в воздухе и кажется сказочной башней,

На 8—9 км за Чиколой появляются отроги Лесистого хребта. Лес уже подступает к дороге и справа, метрах в трехстах, начинаются заросли ольхи, среди которых выделяются более высокие грушевые деревья. По лугам разбросаны многочисленные кучи кротовин.

Вскоре дорога  входит в долину, прорезанную р.Урух в Лесистом хребте. На 10-м километре— с.Ахсарисар. За селом начинаются буково-грабовые леса. Дорога идет через глубокие лесистые балки. В, одной из них, слева от дороги — желтые обрывы оползня. На обнажениях видны лежащие на окатанных валунах темные глины, обычно содержащие отпечатки морских рыб.

Вблизи с.Ахсарисар интересно осмотреть месторождение мергелей, слои которых имеют тонкозернистую структуру, синевато-серый и более светлый цвет.

На 16-м км—селение Калух. В окрестностях его можно увидеть характерный буковый лес с буками-великанами. Дорога вновь вьется по лесу, на опушках. которого растут бузина черная, свидина, лещина. Под ними весной много цветущих примул, подснежников, сибирских пролесок, местами  создающих голубой фон. В балках нам снова попадаются многоцветные обнажения: на черных сланцевых глинах лежат окатанные валуны, на которых расположены серые толщи глин.

Калужское торфяное болото. В окрестностях с.Калух на переувлажненных лугах небольшие сфагновые болотца. В одном из них еще в 1930 г.экспедиция, возглавляемая Тарноградским, производила изучение водорослей. Позднейшим исследователем этого болота Ю. М. Хадиковой установлено 36 видов водорослей-коньюгат. Торфяные и сфагновые болота являются интересными природными образованиями. Это и накопители органических веществ, и природные фильтры, имеющие большое значение в биологической очистке вод.

На 18-м километре дорога пересекает ольховый лес. Над деревьями поднимаются кроны буков, ярко-красный цвет которых осенью особенно контрастен на зеленом фоне ольхи. За ольшаником обширный заболоченный луг. Скоро дорога уходит под лесной полог, уже в который раз пересекая лесные балки. Осмотрим еще раз двухцветные обрывы. Мы уже пересекли Лесистый и Пастбищный хребты и вплотную приблизились к Скалистому. Вот перед нами его огромная стена, а в ней узкая щель, сквозь которую - предстоит проехать. Уже видны обрывы Уруха. Из всех ущелий Северной Осетии к Дигорскому наиболее длинные подъезды.

21-й километр. Самая узкая часть Дигорского ущелья. У теснины — развилка дорог. Через Урух над пропастью глубиной до 80 метров переброшен мост, именуемый «Чертовым». Через него дорога ведет на сенокосные угодья Дидинта, по нему вывозится лес. В прежние времена у Дидинта донифарсцы держали скот и там были их покосные угодья. Взойдем на мост, соединяющий отвесные берега и являющийся прекрасной смотровой площадкой. Полюбуемся величественным каньоном.

Большой Урухский каньон Ахсинта—широко известный и, несомненно, один из наиболее величественных геолого-геоморфологических памятников природы Северной Осетии. Через него открывается вход в верховья Уруха. В каньоне Ахсинта когда-то проходила высеченная в скале узкая тропа. Теперь дорога проходит по тоннелю, а старая зарастающая тропа сохранилась и по-прежнему нависает над кипящим в мрачной бездне Урухом. Из экскурсии в Дигорское ущелье большой каньон Ахсинта  запоминается, пожалуй, больше всего. По сравнению с Кадаргаванским каньоном, что в Куртатинском ущелье, он отличается большей грандиозностью. Каньон пропилен в Скалистом хребте. На серо-желтом фоне слоистых известняков выделяются темной зеленью сосны и кустики можжевельников. Несколько водопадов из карстовых источников падают в пучину. Зимой они превращаются в голубые ледопады со слоистым льдом и красивыми сосульками.

Протяженность каньона около километра. А ниже него река, отливающая  синевой, успокоившись от стремительного бега, замедляет течение, извивается среди причудливых валунов.

Здесь, у каньона Ахсинта.— самое узкое место долины Уруха. Это своеобразные природные ворота в Дигорское ущелье. Внизу серебряной лентой вьется река, шума ее практически не слышно, едва угадывается движение воды. Эта местность является исторической. Здесь на протяжении многих веков закрывался проход для врагов, пытавшихся проникнуть в верховья Дигории.

У подножия отвесных скал на дне гигантской щели видны белые брызги. Река, сжатая с обеих сторон каменными щеками, сверкая серебром, стремительно мчится, перекатываясь через валуны. Каменные стены грозно возвышаются над рекой, уходя в небесную синеву. С холодным упрямством стиснув реку, стоят эти каменные чудовища. Огромные серые утесы с узкими, как бойница, отверстиями и темными гротами монументальны. Впечатление такое, что никакие силы не заставят эти громады уступить дорогу. На остро обрывающихся пиках лепятся игрушечные деревца. Мы подавлены громадами первозданного камня.

Давно треснул здесь хребет. Взору открывается циклоническое чрево. Смотришь вниз и дух захватывает. К небу вздымаются изъеденные ветрами каменные развалины сказочных замков и крепостей с башнями и бастионами, увенчанными пышной шевелюрой лесов. Этот каньон — настоящее чудо природы. Здесь попадаешь в сказочный мир экзотики.

Своей красотой каньон Ахсинта производит ошеломляющее впечатление на всех, впервые увидевших его. Невольно задаем себе вопрос — как смогла вода проточить подобную теснину из толщи известняков в несколько сот метров? Но это кажущееся необъяснимым явление становится понятным после того, как заглянув в геологическую историю, мы узнаем, что русла большинства рек пролегли по местам разломов земной коры, и после этого хребты все же продолжали «расти», постепенно поднимаясь вверх в течение многих тысячелетий. А ледниковые воды имели достаточно времени, чтобы проточить подобные грандиозные каньоны.

С севера к каньону подступает лес из бука, граба, липы, ильма, ясеня. В мрачной теснине, куда солнечные лучи проникают изредка и ненадолго, скалы поросли папоротником-многоножкой, подбелом и мхами. На скалах — темные натеки. Ширина каньона местами не превышает 15 метров. Полюбовавшись каньоном, въезжаем в тоннель, за которым на противоположном берегу—причудливые слои известняков, чередующихся с темными глинами. Справа — стена леса. На скалах уже появляются хвойные: сосна, можжевельник, много усохших от  взрывов деревьев. Скоро буково-грабовые леса уступают место степным ландшафтам со своеобразной растительностью. Пятикилометровая теснина постепенно расширяется. На обрывистых стенах появляются скальные сосняки.

В. Агибалова и Б. Бероев отмечают, что Скалистый хребет нигде с такой наглядностью не представляет свое геологическое строение, как здесь, в Дигорском ущелье. В естественном разрезе хребта видны слои известняков, доломитов, мергелей, составляющих километровые толщи. Они накапливались на морском дне десятки миллионов лет назад. И вот эта многомиллионная летопись жизни Земли перед вами!

Скалистый хребет позади. Его отроги отходят от дороги. Впереди — Донифарс-Задалесская солнечная котловина, царство горных степей. Окружающие ландшафты имеют полупустынный вид: серые склоны, покрытые нагорно-ксерофитной растительностью, чередуются с выходами скал и зелеными кустами можжевельников. В пойме Уруха и по балкам — рощицы облепихи, на склонах левого берега — белоствольные осины, чуть дальше — следы огромного оползня и куртины тростника в увлажненных местах.

Склоны, покрытые шалфеем седым, кажутся пепельно-серыми. В области Скалистого хребта шалфей седой является, вероятно, ледниковым реликтом. В окружении зеленых трав серые подушки шалфея выглядят довольно необычно. По выступам скал предки растений, покрывающих сейчас котловину, перенесли холодный и влажный климат юрского оледенения.

Геоморфологическая Задалесская котловина — часть Северо-юрской депрессии, отделяющей Скалистый и Боковой хребты. Господствующими породами здесь являются песчаники, известняки, имеются и выходы сланцев. Задалесская котловина, как и другие, расположенные в долинах всех крупных рек Осетии и уже знакомые нам по предыдущим экскурсиям, является своеобразным убежищем аридной флоры.

Ксерофитная растительность, хорошо выраженная в этой котловине, определяет ее ландшафт. Ксерофиты господствуют на склонах всех экспозиций (особенно южных), поднимаясь до высоты 1500 м на южных склонах и до 1300 м на северных. На сланцевых осыпях — заросли астрагала обожженного. Выше нагорные ксерофиты постепенно переходят в горные степи и остепненные луга.

Люди, попавшие сюда из Закавказья и Дагестана, отмечают сходство ландшафтов котловины с их местами. Специфическим характером растительности задалесская солнечная долина обязана сухому климату.

Знакомство с растительностью солнечных долин позволяет представить, в какой-то степени, флору Дагестана, Закавказья и Передней Азии. У развилки дороги на Задалеск два придорожных памятника-цырта.

В. В. Маркович в 1905 году отмечал наличие рощи из грушевых деревьев около с.Задалеск и то, что кроме этого места нигде в Дигории таких грушевых рощ нет. Встречаются они изредка возле жилья. Это насаждение не рубилось и находилось в общем пользовании задалесцев. Сейчас оно уже не сохранилось. В смешанном лесу северо-западнее с.Задалеск можно увидеть деревья реликтового вида, занесенного в Красную книгу СССР — хмелеграба обыкновенного.

В этом районе наблюдаем переход от юрских известняков к более древним породам — нижнеюрским сланцам. На склонах котловины на огромных естественных террасах видны старые селения со множеством сторожевых башен и замков: Задалеск, Нар, Лесгор, Донифарс. Среди боевых сооружений выделяется необычными архитектурными формами замок в ауле Ханаз. Серые склоны покрыты горно-степной растительностью. Познакомимся с ней ближе.

На склонах редкие кусты барбарисов, жостера, шиповника, изредка деревца ильмов пробкового и шершавого. Кусты, растущие по балкам, перевиты брионией и спаржей. Из травянистых растений наиболее примечательны шалфей седой, придающий склонам гор особый колорит, тимьян — местами образующий сообщества тимьянников, полынь Сосновского—полынные степи, бородач — реликтовые полусаванны, шандра, проломник, аюга хиосская, ковыль красивейший, дубровник, овсяница...

Здесь обычными являются также можжевельник обыкновенный, спирея зверобоелистная, ирга круглолистная, кизильник, эфедра. По днищам балок, защищенных крутыми склонами и огромными валунами, местами сохранились интересные островки растительности.

Теперь мы знакомимся со своеобразной ксерофильной горно-степной растительностью, которая распространена по левому берегу Уруха от Донифарса до Стур-Дигоры. Наш путь идет дальше, в сторону с.Мацута, находящегося у слияния рек Урух и Айгамугидон.

Отсюда во всем величии виден Скалистый хребет с серовато-кремовыми известняками. По окраске склонов хорошо заметно, где одни виды растений сменяются другими. А в сравнении с уже близкими склонами Бокового хребта хорошо видна асимметрия поясов растительности. Высокой серой стеной тянется далее на запад Скалистый хребет. У р.Урух заканчивается Кионский массив и далее до Лескена тянется хребет с высочайшей вершиной Скалистого хребта — Уазахох (3529 м).

Глыбы-путешественницы. Вдоль южного эскарпа Скалистого хребта тянутся целые каменные моря и отдельные гигантские известняковые глыбы, скатившиеся с ближайших гор. Их можно встретить и вдали от хребта. По мнению геоморфологов, южный склон Скалистого хребта последовательно отступает к северу и у его подножия скапливаются обвальные накопления: толщи осыпей и целые моря остаточных глыб, отрыв которых наблюдается и в настоящее время. Так, постепенно, под влиянием склоновых процессов, происходит расширение Северо-юрской депрессии, В некоторых местах Скалистого хребта в результате этого были подрезаны истоки местных рек, которые теперь обозначены в его гребне в виде многочисленных висячих эрозионных седловин—древних речных долин.

Отступание склона хребта сопровождается накоплением обломочного материала и удалением его от подножья уступа. Так, на всем протяжении Скалистого хребта у его подножия наблюдаются накопления мощных толщ карбонатных отложений с включением крупных обвальных глыб верхнеюрских известняков. На крутом южном склоне Скалистого хребта происходят также крупные обвалы и сползание огромных блоков известняков, о чем напоминают рвы оседания и следы оползания глыб.

В третичном периоде на участках сужения долин перед входом их в ущелья Скалистого хребта в результате грандиозных обвалов и оползней происходило подпруживание рек с образованием приледниковых озер в зоне Северо-юрской депрессии, в которой накапливались ленточные глинистые осадки. Их можно увидеть в обрывах р.Урух, в Даллагкаусском карьере Фиагдонской котловины и других местах.

На южных склонах отрогов г.Кионхох еле угадывается сливающийся со склоном «Мраморный замок» и возле него чернеющее отверстие знаменитой пещеры Дигори-изад или Оалисайдон-лагат,   известной скоплением рогов животных, некогда обитавших в Северной Осетии: зубров, лосей, оленей и других.

Святилище Дигори-изад. К пещере-святилищу Дигори-изад из с.Задалеск ведет тропа, петляющая среди известняковых глыб. Это небольшая пещера, вход в которую закрыт каменной стеной и дверью. Темнеющая полость пещеры на фоне серых известняков, образующих гигантский эскарп, поросший зелеными соснами и можжевельниками, просматривается из с.Задалеск.

Пещера расположена на высоте около 1200 м над ур.м. Входная часть ее треугольной формы, шириной до 6 и высотой до 12м. Здесь же устроен навес, где хранится множество оленьих рогов. Верхняя часть рогов под действием лучей солнца и дождя побелела,

а нижняя закопчена. На сучковатом стволе висит множество амулетов, вырезанных из дерева, другие предметы культового назначения (небольшая икона). В левом углу входного зала в глубине видны обвальные глыбы, возле которых скопление черепов и рогов, присыпанных вековым слоем пыли.

В полутора километрах севернее с.Задалеск ниже пещеры Дигори-изад находится пещера Морги-лагат, расположенная в тектонической трещине, северная часть которой перекрыта гигантской обвальной глыбой, а плоское основание ее является потолком пещеры. В ней археологами обнаружены кремневые предметы мустьерской эпохи, обломки глиняной посуды аланской эпохи.

На левом борту Уруха в обрывах Скалистого хребта сохранились святилища в окрестностях сел. Лесгор. В них также имеются скопления черепов животных. Скопления костей и рогов (особенно оленьих) имеются и в святилище Аршериндза-кувандон в окрестностях Донифарса, пещере-святилище Св. Николая западнее Донифарса, на склонах г.Уазахох.

На левом берегу р.Урух расположено с.Кумбулта, в окрестностях которого находятся могильники Верхняя и Нижняя Рухта, Царциат и другие. В могильнике Верхняя Рухта в 1938—1940 гг. открыты родовые усыпальницы эпохи средней бронзы и могилы кобанской культуры. В могильнике Царциат, кладбище из каменных склепов и могил, найдены золотые украшения северо-кавказских алан 5—11 вв. Вблизи Кумбулта находится средневековое святилище. В селении сохранились родовые башни 16—18 вв.

В с.Задалеск осмотрим характерные постройки средневековья.

Еще одной интересной особенностью отличается южный склон Скалистого хребта. Вдоль него вплоть до Унала тянется полоса  местами обнажающихся красных железистых конгломератов. В них многоокаменелостей древних морских животных.

Проезжаем развилку дорог, ведущую в Задалеск и на перевал Кион. На левом берегу (справа) петляет по склону дорога в с.Донифарс и с.Кет—своеобразные этнографические музеи под открытым небом, По мосту через правый приток Уруха Айгамугидон въезжаем в с.Мацута, раскинувшееся на полуостровке. В селе—обилие каменных цыртов, датируемых 14—18 веками.

Слева от дороги возле села—склеп (усыпальница), с которым связано предание о нарте Сослано, одном из героев Нартского эпоса.

За поляной Мацута интересна группа пещер, также связанных с Нартским эпосом. От Мацуты можно совершить интересную экскурсию в Галиат-Фаснальское (Уаллагкомское) ущелье,

Уаллагкомское ущелье. От с.Мацута совершим экскурсию по долине р.Айгамугидон. Первые километры пути идут по узкому ущелью с крутыми гранитными склонами, на которых ютятся одинокие сосны, на скалистых выступах зеленеют остепненные лужайки. Первое село ущелья Махческ раскинулось у подножия г.Шаухох. Над рекой, на выступах скалы,— остатки феодально-родового замка Абисаловых.

На левом берегу р.Айгамугидон привлекают внимание развалины древних укреплений, вросшие в землю полуподземные склепы с сохранившейся башней. Этот средневековый комплекс, овеянный легендами, называется крепостью Астановых. У входа в подземный ход ее был найден нартский памятник — камень с лабиринтом, хранящийся в Северо-Осетинском музее краеведения.

Вскоре ущелье расширяется, и мы попадаем на. Фаснальскую поляну, на которой раскинулось с.Фаснал. Здесь интересные склепы с шатровидной крышей и другие средневековые постройки, развалины обогатительной фабрики. Горы покрыты сосновым лесом, уходящим по склону. Вправо от поляны уходит проточенное в гранитах лесистое Сардикомское ущелье, по которому бежит прозрачная р.Сардидон. В верховьях его — хорошие пастбища.

Дальше путь идет вдоль р.Сонгутидон по продольной долине между Скалистым и Боковым хребтом. На южных склонах долины — горно-степные ландшафты с зарослями можжевельников, по левому борту — сосновые массивы. Дорога приводит к слиянию рек Сонгутидон и Донисардон, где раскинулось с.Дунта. Вокруг множество ледниковых валунов и морены — следы остановки древнего ледника. От с.Дунта через перевалы Казат-вцег и Гуларский можно попасть в Караугомское ущелье.

Вдоль правого берега р.Донисардон к востоку от Дунты тянется невысокий хребет, на гребне которого видно с.Камунта. С хребта, являющегося водоразделом рек Донисардона и Комидона, открывается красивый вид на долину р.Комидон — правого притока Айгамугидона. В центре долины — с.Галиат. На склонах видна дорога, ведущая на  Згидский перевал (2510 м) с хорошими лугами. На нем привлекают внимание огромные известняковые глыбы с растущими на них колокольчиками, камнеломками, астрой альпийской и другими высокогорными растениями.

От с.Дунта вправо уходит Сонгутидонское ущелье с большим ледником Сонгути, который примечателен полукилометровым ледопадом. Язык ледника спускается до 2350 м. В верховьях ущелья лежит красивое озеро Турье.

Гости из Тибета. Кому приходилось путешествовать в верховьях ущелья Айгамугидон или  переходить Згидский перевал, тот наверняка заметил стадо яков. Жителям Кавказа они кажутся особенно интересными, так как для нашей фауны подобные звери не характерны, для нас они — экзотические,

Гости из Тибета уже несколько лет живут в наших горах, успешно акклиматизировались. На зеленом фоне луга стадо яков выглядит очень красиво. Разноцветная окраска животных придает стаду пестрый вид.

Дикие яки относятся к редким животным. Они не выносят соседства с людьми и домашним скотом. Яки одомашнены человеком с глубокой древности, еще в 1 тысячелетии до нашей эры. Летом яки уходят к границе вечных снегов. Зимой довольствуются скудной растительностью, которую могут добывать из-под снега. Благодаря плотному меху и волосяной «юбке» они легко переносят холодные зимы.

Верховья Уруха. За с.Мацута путь идет по левому берегу Уруха. Долина расширяется, борта ее покрыты сосновым лесом с березняками, среди которых белеют одинокие сосны. Местами встречаются чистые сосняки. Слева (на правом берегу Уруха) огромный массив осинового леса, обособленно выделяющего на обширной правобережной террасе, круто обрывающейся к реке. От Мацуты начинаем пересечение Бокового хребта. Окружающие склоны гор слагают граниты, гнейсы и кристаллические сланцы, поэтому они имеют резкие очертания. Известняки, слагающие Скалистый хребет, доходят до с.Ахсау. Справа—отроги Суганского, слева — Казатыхохского массивов, входящих в систему Бокового хребта.

На пути из Мацуты в с.Ахсау справа от дороги — придорожная терраса, называемая Гибенон. На ней остатки полуразрушенных зданий геологоразведочной партии. На гребне над  поляной заметны остатки строения. Предание эти развалины считает жилищем нарта Сослана. На склоне несколько каменных куч» являющихся якобы следами прыжков Сослана.

Скоро подъезжаем к белопенному Билагидону, берущему начало с ледников Суганского хребта и впадающему в Урух. У места слияния этих рек, на конусе выноса, среди валунов расположено с.Ахсау. У дороги два цырта с орнаментом. На левом борту Билагидона выделяются башни Бузоевых и Бозуроевых. От селения открывается живописный вид на ущелье, вплоть до поляны Фатанта. Оно представляет из себя огромный трог с широким дном, по которому, расчленяясь на рукава, бежит Урух. В пойме и по склонам изредка встречаются заросли облепихи, можжевельника, барбариса, а выше — густые смешанные леса.

От Ахсау дорога идет среди леса. Местами замечаем ледниковые валуны. Вскоре по серпантину взбираемся на склон, петляя среди лесных зарослей, одиноких сосен, и затем спускаемся к месту слияния рек Караугомдон и Харес, образующих Урух. На каменистых склонах и лесных полянах замечаем ромашку персидскую, душицу, шалфей мутовчатый, колокольчик рапунцелистный, тысячелистник, ковыль перистый и других представителей луговой растительности. Нагорно-ксерофитная растительность, тянущаяся по левому берегу Уруха, постепенно переходит в луговую. Здесь уже склоны зеленые, со множеством цветов. Выше—покосные луга, на которых фоновым растением является овсяница овечья, клевер полевой, лютик горный (по влажным местам), лабазник, незабудка альпийская, василек шалфеелистный, истод кавказский и другие. От развилки дорог спускаемся к реке, переезжаем мост и по правому берегу Уруха попадаем на знаменитую поляну Фатанта.

Поляна Фатанта. Она окружена сосновым лесом и является очень красивым и привлекательным местом -Дигорского ущелья. На ней разбросаны гранитные валуны, оставленные Древне-Караугомским ледником при его отступании, одиноко стоящие сосны, по краям—заросли березы, рододендрона желтого, можжевельника и шиповника. К сожалению, некоторые валуны, являющиеся украшением поляны, взрывались, и от них остались одни осколки.

Окружающая нас растительность относится к Дигоро-Суганскому флористическому району, в котором широко представлены ледники, скалы, осыпи, морены. Преимущественное распространение имеют альпийские и субальпийские луга (разнотравные, пестроовсяницевые и пестрокостровые), березняки, местами прекрасные сосновые леса. Обычными являются заросли рододендрона кавказского, встречаются болота (Чефанзар), небольшие озера (Микелай, Мадзаскацад). Луга отличаются богатством состава и присутствием эндемичных видов. В  частности, по Харезскому ущелью встречается харезия Акинфиева, занесенная в Красную книгу СССР.

К Караугомскому леднику. От поляны Фатанта совершим прогулку к леднику Караугом. Тропа проходит по живописной местности через турбазу «Дзинага» и с.Дзинага. Справа шумит Караугомдон, нарушающий тишину гор. Извиваясь среди моренных гряд и холмов, поросших прекрасным сосновым лесом, тропинка, пересекая множество балок, ведет к леднику. В этих заваленных буреломом и «живыми» валунами балках много исковерканных деревьев, свидетельствующих о частом сходе по ним селей и лавин. У с.Дзинага граниты сменяются палеозойскими сланцами, а далее по дороге к леднику сланцы снова сменяются гранитами. Познакомимся с растительностью соснового леса.

Караугомский сосновый массив. Из древесных пород Кавказа, наиболее широко распространенной является сосна Коха. Вокруг — Огромный массив соснового леса, выше переходящий в сосново-березовый. На северном склоне Центрального Кавказа, где было сильное оледенение, нижняя граница распространения сосны совпадает с границей ледникового покрова в периоды максимального оледенения, которая спускалась до 800 м.

Почему же сосна практически отсутствует на передовых хребтах, которые мы проезжали? Там ее можно встретить лишь изредка, единичными экземплярами. В массе она появляется лишь в районе Скалистого хребта. Причиной, препятствующей росту сосны в нижнегорье, является особенность его климата. Сосна Коха морозостойкая и холодолюбивая порода. Поэтому нижняя граница ее распространения ограничивается высокими летними температурами и теплой мягкой зимой.

Несмотря на широкое распространение сосновых лесов на Кавказе, видовой состав их сравнительно беден. Из древесно-кустарниковых пород Караугомского массива по пути нам встречаются; березы бородавчатая и Литвинова, осина, рябина кавказородная, смородина Биберштейна, черемуха, можжевельник казацкий и низкорослый, жимолость кавказская и др. Травяной покров представлен мятликом боровым, осоками низкой и Буша, молодилом кавказским, овсяницей жестколистной, дубровником, кислицей, грушанкой и высоким злаком — вейником тростниковидным.

Из разнообразных типов сосновых лесов здесь представлены в основном сосновый лес с кустарниковым ярусом, сосняк сложный, а выше по склонам сосняк сухой. Большие массивы сосновых лесов Дигории имеют курортологическое значение, обогащая воздух фитонцидами.

В селении Дзинага привлекают внимание старое кладбище, три средневековых склепа башенного типа и придорожные цырты. Один из склепов со ступенчатым и два с гладкими пирамидальными перекрытиями. Из села открывается вид на Бартуйское ущелье с белеющим ледником и г.Уилпата с фирновыми плато.

Влево уходит Гуларское ущелье с бегущей по нему рекой Астаудон. Видно покинутое селение Гулар. Среди его развалин выделяются полуподземные склепы и полуразрушенные башни. За селом Дзинага начинаются покосные поляны. В пойме р.Караугом — заросли облепихи, а летом ярко выделяются красные пятна иван-чая кавказского.

Колесная дорога заканчивается, и тропа дальше идет по сосновому лесу с подлеском из азалии, можжевельника, лещины. Сквозь деревья просматриваются сероватые русла Бартуйдона и Караугомдона. У их слияния — обширные сенокосные поляны, заросли облепихи и одинокие сосны. В лесу местами сланцевые обнажения, на которых цветет красноватая герань Роберта со специфическим запахом, смолевка разрезная, недотрога и др.

Спустившись в пойму, тропа идет по небольшому сосняку, через ручей, заросли лещины и снова входит в сосновый лес.

По сырым местам здесь представлены зеленомошные и кисличные сосняки. В травяном пологе их можно увидеть редкую гудайеру, живокость, вейник тростниковидный, лапчатку кустарниковую и др.

Ближе к леднику лес заметно редеет, появляются более молодые деревья. Скоро выходим на первую конечную морену ледника. Она перегораживает в виде огромного вала всю долину. Поднимаемся на огромный валун. Отсюда хорошо просматривается трогообразное Караугомское ущелье с плоским дном, обрывистыми моренами и склонами.

А впереди, в ущелье, отливая белизной лежит Караугомский ледник.

Ледник Караугом является одним из своеобразных и эффектных ледников Кавказа. Своими размерами он значительно превосходит все ледники Северной Осетии и является единственным ледником, так низко опускающимся.

Сверкая на солнце, с обширными просторами фирновых полей вблизи сосновых и березовых лесов, ледник производит неизгладимое впечатление. Словно застывшая мертвая река течет голубой поток ледяной лавы в зеленых берегах.

Караугомский ледник является уникальным потому, что из всех ледников Кавказа только его язык заходит в лесной пояс. Причиной этому является, вероятно, огромная площадь питающего его фирнового бассейна. Фирновые поля Караугомского ледника лежат в продольной котловине между Водораздельным хребтом и его северными отрогами — Караугомской цепью. Протянулись они на 20 км в длину при 5-ти километровой ширине.

Ледник имеет длину более 13 км и площадь 30 кв. км. Грандиозны его ледопады — верхний, высотой до 800 м, и нижний с многочисленными трещинами. По своим размерам он уступает лишь леднику Безенги и является одним из величайших и красивейших ледников Кавказа. Налицо своеобразный природный феномен — лес и лед сходятся так близко, как ни в одном другом ледовом районе Северной Осетии и Кавказа.

Конец языка ледника покрыт сплошным моренным покровом только у склонов. Выше по леднику видны две слабо выделяющиеся полосы срединных морен. «Ледниковые столы» или «ледовые грибы», разбросанные по леднику, говорят о сильном таянии льда.

Близость сложно-долинного ледника Караугом с сосновыми лесами проливает свет на некоторые аспекты древнего климата Северной Осетии. Соседство лесов с огромными массами льда позволяет утверждать, что и во времена максимального оледенения Большого Кавказа климат был вовсе не полярным, и что много видов могли пережить оледенение на гребнях хребтов, не затронутых льдом, вблизи ледника.

Живописную картину Караугомского ледника в окружении лесов природа создала вследствие благоприятного стечения обстоятельств. Во-первых, достаточное количество осадков. У конца ледника и в его истоках на г.Уилпата выпадает соответственно от 1000 до 2000 мм в год. Во-вторых — достаточно высокие горы, поднимающиеся выше снеговой линии (в горной Осетии она проходит на высоте 3500 м над ур.м.), Только здесь и при этих условиях может накопиться достаточно льда и фирна, лишь при наличии крутого рельефа ледник способен выдвинуться намного ниже снеговой границы и, как в данном случае, вклиниться в лесной пояс (который здесь поднимается до высоты 2800 м).

В. Маркович — один из исследователей этого ледника, писал: «Ни фотография, ни описание не могут дать полного представления о всем великолепии этого ледника. Чистота льда поразительна. Вся масса льда Караугома кажется как бы застывшею лавою или будто под влиянием магического жезла вдруг окаменело волнующееся море. Картина до того привлекательна, что с трудом отрываешься от нее».

В некоторых местах ледника подо льдом слышен глухой рокот водотоков. На поверхности ледника и у его края есть озерца с отвесными ледяными и каменными берегами, наполненные прозрачной дистиллированной водой. У каждого свой оттенок — зеленоватый, голубой. Тишина над ледником изредка нарушается всплеском упавшего в воду камня. Зимой озера замерзают или исчезают. Одинокие камнеломки, кустики мирикарии и другие растения-пионеры поселяются на морене вслед за отступанием ледника. Между льдом и склоном среди камней летом цветут ярко-желтые крестовники, белые камнеломки и минурции. На леднике по голубым руслам текут ручьи. У его конца из таинственной глубины ледяного грота вырывается желтоватая река Караугомдон. Грот представляет собой плоскую щель в голубом льду. Ниже — каменный хаос конечной морены с гигантскими валунами. На правом склоне, срываясь со скалистого уступа, гремит водопад. Слышится шум падающих с береговой морены камней. Недалеко от края ледника «чертова мельница» с кипящим водотоком на дне ледяного каньона.

Бурный поток р.Караугомдон, рождающийся в ледовом гроте, придает местности сказочную живописность. Это ущелье по великолепию пейзажей — одно из самых замечательных в Северной Осетии. Караугом — ледяное сердце Дигории, ледниковый памятник ее природы. Сизые потоки ледников, бурые отроги, безжизненные серые шлейфы осыпей—вот картина этого края высочайших гор и гигантских ледников, чудесного уголка природы нашей республики.

Переходим через ледник, поднимаемся по левобережной морене через сосновый лес на ее гребень, и взору открывается красивая поляна.

«Райская поляна». Спустившись по сухому сосняку, попадаем' на живописную поляну, именуемую «Райской». С севера она окружена мореной Караугомского ледника, заросшей стройным лесом. По морене— множество валунов, придающих ей своеобразный колорит. Ручей, образуя небольшие озерца, течет по поляне. Южнее — пенится р.Фастагдон. Зеленые лужайки с огромными валунами запоминаются надолго. Здесь излюбленное место отдыха горных туристов.

От поляны продолжаем путешествие вверх по ущелью. Поднимаемся на морену по красивому лесу с валунами. Тропа проходит под отполированными мокрыми скалами. В расщелинах растет примула Байерна с белыми, словно осыпанными мукой, листьями. Справа, напротив первого ледопада, между мореной и коренным берегом — небольшие проточные озерца, образующие ступенчатый ряд. В некоторых озерцах дно зеленое от водорослей.

За вторым ледопадом начинаются рододендроно-ивовые заросли. Тропа идет по гребню морены. Мы у верхней границы леса в переходной полосе к альпийским высокогорьям.

На противоположном берегу — эродированная береговая морена. Выше нее каменные моря — курумы и заросли рододендрона кавказского. Скалы, покрытые лишайниками, отливают желтизной. Спускаемся по морене к леднику перед третьим ледопадом и по нему переходим к противоположному борту. Здесь ледник имеет волнистую поверхность с черными полосами — словно ледяное море. По льду текут ручьи. Поднявшись на морену, идем назад. За правой береговой мореной ледника осмотрим красивое озеро.

Озеро Микелай. К озеру можно попасть, идя по правому берегу реки среди смешанного леса и кустарников. Правая береговая морена тянется напротив пологой части ледника. У ледопадов она прерывается, сменяясь скалами.

Бирюзовое зеркало озера сверкает среди травянистых склонов с крупными валунами и выходами скал. Озеро Микелай невелико, но пользуется у туристов большой популярностью. Зимой здесь выпадает глубокий снег и озеро замерзает. Летом голубая гладь озера, отражая причудливые узоры гранитных пиков с ледниками, гигантский ледопад, луговые склоны берегов, чарует необычайной красотой. Незабываема и картина при восходе солнца, когда озеро покрывается ослепительным блеском.

Каменная чаша озера за лето наполняется талыми водами. При этом уровень его поднимается, а к осени оно мелеет. На берегах видны следы сезонного уровня стояния вод. Вода из него устремляется под морену. Озеро при каждом его посещении бывает рваным. В ясный полдень оно сияет голубой лазурью, в ненастье становится холодновато-лилово-серым, ночью таинственно мерцает звездами, словно диковины отражаются в нем скалы. С морены ледника от озера открывается красивейшая панорама, которую трудно описать.

Озеро Микелай проточное. Поступающая в него вода даже в хорошую погоду не успевает прогреться. В зависимости от погоды и освещенности его солнцем, вода приобретает голубой, синий, бирюзовый или зеленый цвет.

По Харезскому ущелью. Для более полного знакомства с природой Дигорского ущелья совершим прогулки к болотам озерного происхождения в ущелье Хареза.

От слияния рек Харез и Караугомдон у подножия хребта Чирх сворачиваем на запад и начинаем подъем по долине р.Харез. Поляны у дороги загромождены валунами. Некоторые достигают гигантских размеров. Дорога петляет серпантином. Справа — безлесные склоны с одинокими деревьями и валунами, слева—обширный смешанный лес с полянами, выше— луга, серые и местами красные пики. Проезжаем с.Одола, Моска, Стур-Дигора. На огородах жителей этих сел в конце августа еще цветет картофель, висят незрелые яблоки. Вначале ущелье узкое, но у Стур-Дигоры долина заметно расширяется и приобретает обычную корытообразную форму, обязанную выпахивающей деятельности некогда заполнявшего ее ледника. От с.Одола открывается замечательный вид на ледник Тана и небольшие Бартуйские и Гуларские ледники. На склонах множество террас—следов древнего земледелия. Склоны почти безлесны, лишь изредка встречаются кусты шиповника, барбариса.

В селении Стур-Дигора осмотрим оборонительные и погребальные сооружения, высокую башню Каймановых и полуподземные склепы.

Красоты природы этого края не оставят равнодушным никого. Они долго не изгладятся из памяти. Темная зелень хвойных лесов с врезающимися в нее лентами ледников на фоне величественных хребтов с белоснежным покрывалом поражают экзотичностью и оказывают большое эстетическое влияние. Известный альпинист и гляциолог Н. Поггенполь отмечал, что элементы горного ландшафта сочетаются в Дигории поразительно мягко и живописно. Свежая зелень лугов, благородные линии тонко вырезанных вершин с блестящим фирновым покровом ласкают взор счастливым сочетанием красок.

Вот и последнее селение Куссу. Над его строениями возвышаются боевые башни Таймазовых и Кантемировых.

Священный бук-великан. На широком конусе выноса за с.Куссу еще недавно стоял переживший столетия лесной патриарх — громадный бук восточный. Дерево дожило свой век: верхушка его усохла, обломилась, живыми были только два ствола. Диаметр ствола у земли до двух метров. Ствол почти весь сгнил, через него насквозь идет отверстие.

Вокруг голая местность, на склонах нет буковых лесов, а растут в основном сосновые и березовые. Дерево сохранилось благодаря тому, что считалось в народе священным. Но оно представляет огромный интерес, так как по нему можно предположить, что буковые леса когда-то росли в верховьях Дигорского ущелья, но были вырублены.

Возраст великана около 500 лет. Его ствол едва обхватишь втроем. Осматривая его, невольно испытываешь восхищение. Одинокое дерево бука являлось памятником природы. Недавно оно упало, его ствол еще можно увидеть за с.Куссу.

За Куссу на поляне Мадзаска, где в прошлом располагался «Ныхас» — остатки небольшого озерца Мадзаскацад, превратившегося уже в болото и покрытого водной растительностью. Во времена цветения возле него лютика водяного оно покрывается белым нарядом. Сейчас озеро частично засыпано дорожными отвалами. На склонах гор редкие березняки, заросли рододендрона желтого, пастбища и сенокосы.

Харезское ущелье очень красиво. С юга оно замыкается белоснежными вершинами Водораздельного хребта со множеством ледников, возвышающихся над зеленью лесов и лугов, а с севера — высоким Суганским гранитным массивом. Дно  долины завалено мощными толщами речных и ледниковых отложений, среди которых встречаются остатки болот озерного происхождения. Отсюда открывается неповторимая панорама ледников Таймази (Главный, Западный и Восточный) и белых каскадов ручьев, стекающих от ледников. Ледники разделены скальными гребнями, местами с красноватым отливом.

У подножья хребта, в месте слияния Танадона и Гебидона, прекрасная поляна Таймази.

Поляна Таймази. Окружающие поляну ландшафты отличаются красотой пейзажей, удивительными контрастами природы, созданными сложностью рельефа, разнообразием растительного покрова, обилием леса, красивыми скалами и ущельями. Минеральные источники Хумесидор, Танадон, Колтасуар расположены поблизости ее.

Южнее поляны высится цирк ледника Таймази, образованный гребнями одноименных вершин Главного хребта. У поляны раскинулись корпуса базы отдыха Таганрогского радиотехнического института «Таймази». Недалеко база отдыха «Дигория» объединения Ростсельмаш.

За с.Куссу в р.Харез впадает белопенный приток, образуя красивый водопад, низвергающийся с гигантской ступени, весь в грохоте и водяной пыли.

От поляны Таймази Дигорское ущелье уходит узким каньоном на запад. На поляне находится Контрольно-спасательный пункт Дигорского района. Далее, извиваясь по крутым травянистым и осыпным склонам, высоко над рекой идет вьючная тропа, ведущая среди зелени лугов к перевалу Штулу. За каньоном она круто поднимается по морене от реки к поляне Нахашбита.

За конечной мореной ущелье переходит в широкую долину, в верховьях которой сливаются р.Мосота, текущая с юга от ледников на склоне Главного хребта, и р.Орсдон с севера, от ледника Доппах. Сливаясь, эти реки образуют р.Харез, которая здесь течет в широкой ледниковой долине. Русло ее делится на рукава, меандрирующие по пологому дну долины, заполненному рыхлыми отложениями. Долина ассиметричная с крутым гранитным правым склоном и более пологим левым. Склоны долины Харез изрезаны узкими ущельями. Боковые долины висячие. По ним бегут кристальные водотоки с образованием водопадов.

Мы в Штулу-Харезской депрессии. Ущелье изобилует минеральными источниками. О многочисленных минеральных источниках Осетии упоминал еще в середине 18 в. Вахушти Багратиони: «имеются источники чистые солоноватые, носящие название «ведза», их много по всей Осетии...»

В долине р.Харез наблюдаются многочисленные выходы углекислых вод, сильно газирующих углекислым газом, отмечены даже выходы сухих газовых струй. Минеральные источники Хареза имеют  связь с тектоническими нарушениями и, как правило, приурочены к крупным разломам. Здесь наиболее известны источники Колтасуар, Танадон -1, Хумесидор, Мосота и др.

На 17 км от устья Хареза, преодолев уступ высотой до 300 м, попадаем на широкую равнину, называемую поляной Нахашбита, по которой течет Харез, разделяясь на многочисленные рукава. Здесь находится болото озерного происхождения Чефанзар, представляющее обширный кочковато-болотистый зарастающий массив.

Болото Чефанзар. Впервые это болото в 1932 году описал известный исследователь флоры Кавказа Н. А. Буш, возглавлявший ботаническую экспедицию АН СССР в Дигории.

Болото озерного происхождения Чефанзар расположено на высоте 2400 м. Когда-то на этом месте было большое моренное озеро, образованное деятельностью ледников. Затем на месте озера путем его зарастания образовалось болото. Это озеро подпруживалось древней конечной мореной Урухского ледника, называемой Астафторта. Болото тянется на 3 км по долине Хареза при максимальной ширине 1,5 км. Поверхность его ровная, с множеством осоковых кочек. По нему извиваются узкие протоки с сочными зарослями калужницы. Местами —ржавого цвета заросли ситника и зеленые — луговика, небольшие участки ив с лапчаткой кустарниковой.

В болоте выделяются различающиеся по условиям участки: травяные, осоковые и сфагновые. Сфагновое заболачивание, наблюдаемое на болоте Чефанзар и других горных болотах Северной Осетии, сравнительно молодое явление, развившееся после отступания ледников. В болоте Чефанзар накоплены трехметровые толщи торфа.

Во флоре болота отмечены осоки: дакийская, магелланская и др. Из злаков в обилии встречаются рыхлые дерновинки луговика, белоуса. Края болота поросли овсяницей красной и другими луговыми злаками. По более сырым местам растет манник складчатый. На болоте много других разнотравных видов и мхов. Здесь произрастает ряд северных видов, так называемых бореальных и арктоальпийских, характерных для северных районов Европейской части СССР.

Окружающие ландшафты вместе с торфяным болотом Чефанзар являются естественным музеем ясных следов древнего оледенения. Куполовидные холмы, моренные гряды, поросшие сосновым и березовым лесом, бараньи лбы и шлифовка на скалах создают неповторимый колорит этого района.

Недалеко от перевала Штулу находится минеральный источник Гурам, вытекающий пятью родниками из сланцев. Главный из источников с хорошим вкусом воды выложен сланцевыми плитами. По долине реки Гурамидон можно попить воду еще в шести слабоминерализованных холодных источниках. Долина эта висячая, река каскадами, с образованием водопадов, спускается к долине р.Харес.

В этой обширной долине в спокойно текущий Харез слева впадает Гурамидон. На склонах много родоретов, чередующихся с пестроовсяницевыми лугами. Слева белоснежная Лабода, справа—Суган. Тропа, делая причудливые зигзаги по сланцевым осыпям, тянется к перевалу Штулу и ведет в Кабардино-Балкарию, находящуюся за перемычкой, соединяющей Суганский массив с Водораздельным хребтом.

С перевала Штулу (3340 м) открывается великолепная панорама на окрестные горы-пятитысячники Дыхтау, Шхара. С его седловины на запад текут ручьи-лритоки Черека Балкарского. Горы покрыты снежными полями и ледниками. Живописные верховья  ущелья представляют большой интерес в спортивно-туристском отношении.

Горное царство. В минувшие эпохи верховья Харезского ущелья были заняты огромными ледниками, следы которых просматриваются везде. И в настоящее время здесь много ледников. Холодные струи множества ручьев с водопадами бегут от вечных снегов и ледников в ущелья. Сочетание скал, снегов, осыпей, боковых ущелий, альпийских ковров оживляются движущейся водой, что делает ущелье очень живописным. Везде — следы грандиозной работы природы, царство альпийской растительности с разнообразными и яркими тонами чистых красок.

Выше — скалистый, холоднопустынный ледниковый рельеф, венчающийся вершинами гор четырехтысячников, заходящих за облака. Это область физического (морозного) выветривания горных пород, каменных потоков, осыпей, снежно-фирновых накоплений ледниковых трогов, бараньих лбов и других ледовых образований.

Снежные драконы. Окрестные склоны изрезаны лавинными лотками, по которым проносятся снежные лавины — грозная стихия гор, называемая «белая смерть». Сходы лавин свойственны горным странам, где имеется мощный снежный покров и оледенение. Это неизбежный твердый сток влаги со склонов. По лавинным лоткам распространены стойкие к механическим нагрузкам растительные сообщества с гибкими стволами и прочной корневой системой, в составе которых имеются растения вышерасположенных поясов.

Уничтожая растительность, сдирая почву и разрушая горные породы, лавины резко ухудшают защитные функции природных комплексов. В долинах они откладывают конусы выноса. Лавины оказывают сильное влияние на природные комплексы, вызывая пестроту в распределении растительности (снеговая инверсия), и задерживают сроки наступления сезонных явлений. Так, если вокруг цветут летние виды, то у тающих лавин только начинается пробуждение весенних растений.

Последний форпост растительности. Вокруг мир горных просторов. На высоте 3000—3200 м последние рубежи травянистой растительности. Альпийский и субнивальный пояса впечатляют неповторимостью ландшафтов в сочетании с оригинальной растительностью. Контраст субальпийского и альпийского поясов велик. Если в субальпике впечатляет гигантизм растений, то в альпике—удивительная миниатюризация. В строении высокогорных видов наблюдается странная дисгармония. Яркие цветки намного превышают остальные части растений. Вся их мощь уходит в размеры цветков и плодов. Тут царство плотнодерновинных лугов, состоящих из злаков и осок, альпийских ковров, отличающихся от лугов тем, что злаки и осоки в них играют второстепенную роль. Манжетковые ковры привлекают зеленовато-желтыми ажурными соцветиями. Ковры незабудки альпийской очаровывают своей небесной голубизной. Здесь можно увидеть эндемики альпики- рябчик широколистный, харезию Акинфиева и другие удивительно прекрасные горные растения нашего края.

В Дигорском ущелье помимо описанных природных достопримечательностей можно осмотреть интересные памятники истории и архитектуры: церковь «Авд-дзуар» в с.Галиат, древнюю церковь в с.Фараскат (Махчесское ущелье), церковь в с.Донифарс, множество башен, склепов и других памятников материальной культуры.

В верховьях Дигорского ущелья можно совершить ряд интересных радиальных выходов по высокогорьям.

Нашу книгу о природных достопримечательностях Северной Осетии и об их охране закончим словами академика В. А. Кириллина о том, что успешное выполнение задач по охране природы зависит от того, насколько широка и действенна та поддержка, которой она пользуется со стороны всего населения.

Учителя, инструкторы туризма, экскурсоводы, краеведы и туристы всегда служили примером уважительного, бережного отношения к природе. Они должны объяснять необходимость охраны природы в беседах, на экскурсиях и тем самым способствовать выработке у туристов бережного к ней отношения.

Подошли к концу наши экскурсии, знакомство с природными достопримечательностями и памятниками природы, встречи с интересными растениями, животными, природными явлениями. Если они помогли вам познакомиться на некоторых туристских маршрутах с удивительной и разнообразной нашей природой, приобщиться к научному поиску, открыть еще одну страницу нашей природы, природолюбам и краеведам лучше узнать свой край, а туристам ближе познакомиться с ним, если вы почерпнули из них что-то новое, заинтересовались жизнью природы и смогли заинтересовать других, по-новому осознали и полюбили природу родного края, взяли ее под свою защиту, пополнив армию друзей природы,— автор будет считать свою задачу выполненной.