Восточная Дигория-Цей, долины рек Сонгутидон, Кайсардон, ледник Западный Кайсар, перевалы Родина

Об авторе Фото Видео Музыка Описания Карты Ссылки Гостевая

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна!


Восточная Дигория - Цей.
22 июля - 1 августа 2003 года.

"Маршрут в подарок"

Состав группы: Манукянц Эдуард, Долгов Андрей, Манукянц Виктория, Манукянц Анна.

Описание составлено по походу в июле 2003 года, вторая редакция статьи апрель 2005 г.

    Летом 2003 года мы решили осущиствить давно витавшую в воздухе идею - пройти по Восточной Дигории и перевалить через Цейский хребет в Цей. И вот после продолжительных, и шумных сборов мы уже едем из Владикавказа через всю Осетию на запад. Нас ждет самое большое ущелье Осетии - Дигорское. Это достаточно далеко от Владикавказа, по дороге мы проезжаем через несколько населенных пунктов - станицу Архонская, сел. Мичурино, г.Ардон, г.Дигора, и в большом селении Чикола наконец поворачиваем на юг, в сторону гор.

Схема района

    В машине нас шестеро - я, Андрей Долгов, Сергей Бачманов, его племянница Оля и мои бессменные спутники Аня и Вика. К нашему общему сожалению Сергей в этот раз не может принять участие в походе. Ему предстоят высотные работы и это не дает ему присоединиться к нашей компании. Оля тоже не идет, она в числе "официальных провожающих лиц". Итого в активе нас четыре штуки. В таком составе мы уже не первый раз, поэтому никого "притирать" друг к другу не надо. Все знают когда и что им надо делать. А это значит прежде всего что им НЕ надо делать - ежеминутно приставать ко мне со всякими дурацкими вопросами типа "когда будем есть?", "папа, что ты мне напихал в рюкзак?", или "когда этот чертов дождь закончится?".

    После Чиколы у нашего Болевара Сергеевича (Газ-3102) что-то незаладилось с гидравликой сцепления и мы стали на дороге. Через минут двадцать возни под машиной нам удалось сдвинуться с места. На въезде в Дигорское ущелье мы остановились у каньона Ахсинта. Место это очень красивое, в древние времена оно служило естественным препятствием для проникновения завоевателей в ущелье. Теперь в долину Уруха выводит тоннель. Каньон имеет довольно большую глубину (около 70 метров) при сравнительно небольшой ширине. Впечатление глубины дополняет бушующий внизу поток Уруха.

Каньон Ахсинта

    Дорога идущая по правому склону долины выводит нас к месту слияния Уруха и Сонгутидона. Здесь расположено небольшое селение Мацута. Отсюда начинается национальный парк "Алания", включающий в себя все верховья Дигорского ущелья.

Впереди селение Мацута

    Наша дорога поворачивает влево, в Галиат-Фаснальское ущелье, или как называют его местные жители Уалагком. Проехав через Махческ, Галиат и другие небольшие селения добираемся до Дунты, последнего населенного пункта на нашем пути.

Селение Дунта

    Выгрузившись мы учиняем импровизированный обед. За время, пока мы были в пути все порядочно проголодались.

Сборы перед выходом

     Быстро перекусив собираемся, прощаемся с нашими друзьями, и входим в Сонгутиское ущелье. На ближайшие десять, а может и больше дней мы остаемся один на один с нашим маршрутом.
     От селения Дунта вглубь ущелья идет грунтовая дорога. В прошлом столетии здесь, как и почти во всех  ущельях Кавказа геологами велись активные разведработы, и теперь об этом напоминают оставшиеся полузаросшие дороги. Путь проходит по правому (орографически) берегу реки Сонгутидон мимо святилища.

Старая дорога в ущелье Сонгути

     Чуть дальше дорога спускается к реке, и вброд переходит на другой берег. В летнее время переход здесь может быть затруднен значительным количеством воды. Если по плану похода нет необходимости переходить на левый берег, имеет смысл продолжить движение по травянистому правому склону долины. Не спускаясь к реке надо взять немного вверх по ходу движения набрав примерно 50-80 метров над дном долины, примерно на уровень дороги на противоположном склоне. По терассам густо заросшего травянистого склона идем до места слияния Кайсардона и Сонгутидона.
    Начинается мелкий дождь и мы накидываем плащи. Они конечно помогают, сверху, но все что ниже пояса из-за мокрой и высокой травы через час насквозь мокрое. Через несколько часов впереди стал просматриваться поворот на Кайсар. К этому времени у меня в каждом вибраме было по аквариуму, а т.к. ботинки хорошие и воду не пропускают как внутрь, так и наружу, то мне так и пришлось идти до лагеря.
     Недалеко от поворота на Кайсар наш склон пересекает высокий и крутой оползень (виден на снимке из космоса). Не доходя до него спускаемся к реке, и по конусу осыпи в непосредственной близости от реки выходим к месту слияния двух рек.
    Все немного подустали, сильно вымокли и снова проголодались. Как потом мне сказал Андрей, пока не очень ориентирующийся в новом для него окружающем пространстве: "Я думал, что это никогда не кончится. Когда же он (в смысле я :)) наконец остановится..."
   Немного недоходя до места впадения Кайсара в Сонгутидон, среди зарослей облепихи, выбираем более-менее ровный участок и обживаем свой первый лагерь в Восточной Дигории. На сегодня программа выполнена полностью и без потерь. Ну, насчет потерь это я шучу :).
   Как же я люблю этот момент, когда наконец можно снять обувь, залезть в палатку (дождь все-таки идет) и наслаждаясь урчанием примуса пить обжигающий и ароматный чай с горными травами, с осознанием того, что сегодня тебе уже никуда больше не надо пилить под дождем. В такие моменты отключаешся от всего и просто получаешь удовольствие... До тех пор пока Аня не опрокидывает свой стакан с чаем под тебя... У нее это что-то вроде традиции - если за поход она хотя бы раз не перевернет кружку - считай поход прошел зря. Или еще у нее есть другое пристрастие - падать во всякие ручьи и речушки. В общем, не соскучишся... Погода в этот день так и не устаканилась и мы, довольные содеянным заснули.

Долина реки Сонгутидон выше места слияния с Кайсардоном

    Утро второго дня вселяло оптимизм. Ничего не капало, и над нами даже просматривалось небо. На этот день в наших планах была радиальная прогулка вверх по Сонгутинскому ущелью, к леднику. Пройдя вброд (ну кто прошел, а кто и на шее проехал) немноговодный Кайсардон мы двинулись по правому берегу Сонгутидона, местами обходя прижимы по склону. По долине вдоль реки нас вела тропа, иногда исчезая в зарослях низкорослых деревьев. Местами в ней угадывалась старая дорога.

Ледник Сонгути

    По пути к леднику, недоходя несколько сотен метров до него, на противоположном берегу мы увидели домик оставленный геологами.

Домик геологов

    Погода решила что ее лимит отпушенный нам на сегодня закончился, и снова включила легкий освежающий душ. Повернув назад, через пару часов мы вернулись к своей палатке.
    О палатке стоит рассказать особо. В 1999 году мне в руки первый раз попала в руки палатка HOBBIT. Я собирался прогуляться по северному гребню Донченты, а своей палатки на тот момент не было. Дело было в мае, и Сергей Бачманов предложил, так, на всякий случай, взять его палатку. Его предложение оказалось очень кстати, но речь не об этом. С тех пор я так сроднился с его палаткой, что ходил с ней до февраля 2000 года. Более того, пошил по образу и так сказать подобию Хобита свою, самопальную палатку. С тех пор мы с ней прошли (в смысле она на мне) по горам не одну сотню километров, и даже при самом неудачном стечении обстоятельств она меня ни разу не подвела. Почти так было и в этот раз, с той лишь разницей, что под конец похода дважды ломались изрядно потрепанные стойки. Они-то и с самого начала были не очень, а четвертый год скитаний и не один ураган в горах все-таки добили их.

     Утром третьего дня встав пораньше и собравшись, мы начали подъем на Кайсарский уступ. От места слияния Кайсардона и Сонгутидона подъем к ледникам Кайсар начинается по правому (орогр.) берегу Кайсардона, по травянистому, местами осыпному склону, с постепенным, по мере набора высоты поворотом вправо, в верхнюю долину. В верхней части каньона есть красивый водопад, выше которого долина выполаживается. Тропа проходит прямо около водопада по травянистому склону в нескольких метрах над сбросами в верхний каньон.
    Отсюда окрывается хороший обзор на водопад и верхнюю часть каньона реки Кайсардон. Средняя часть долины просматривается вплоть до последнего взлета перед ледниками Кайсар Западный и Восточный. Здесь очень живописно, и уютно. Долина после водопада имеет небольшой уклон и очень густо зарастает в разгар лета. Кайсардон здесь выглядит еще меньше и прозрачнее.
     Проходя мимо водопада я хотел снять его, но видеокамера дала осечку. Из-за постоянно моросящего дождя сработал датчик влажности. Не желая задерживаться на опасном месте надолго мы прошли дальше, в надежде вернуться и отснять его позже. Чуть дальше водопада мы остановились отдохнуть. Моросивший до сих пор дождь прекратился, мы с удовольствием грызли шоколад и осматривались вокруг. Камера так и не заработала, и этот участок пути остался не снятым. Как только мы отошли достаточно далеко, она снова заработала, но желания возвращатья не было...
     На этом участке какую-то часть пути можно пройти по остаткам тропы, но выше она теряется. Постепенно ровное дно долины превращается в морену. Слева и справа от центра долины текут два ручья образующие ниже, после слияния Кайсардон. Видимо здесь еще сравнительно недавно лежал лед, но теперь осталась только двубортная морена.
     Мы продолжали набирать высоту, а тем временем, дело медленно шло к вечеру. Для выхода к леднику времени нам в этот день явно не хватало, и пора было думать об отдыхе. К тому же, погода опять начала портиться, и это обстоятельство подталкивало меня к мысли об остановке. Чем выше мы продвигались по морене, тем менее подходящим для ночевки были эти места. Наконец, нам удалось найти более-менее ровную площадку на правом обрывистом краю морены. Правда она была маловата и ее пришлось ровнять.
    Тут произошел один любопытный случай, который мы все с улыбкой вспоминаем и по сей день. Я начал готовить место под палатку, Аня и Вика помогали мне, а Андрей, пока не наступила темнота пошел к ручью за водой. Совершенно не придавая значение своим действиям, на полном автопилоте после ходового дня, Андрей выбирает из многообразия полутора- и двух- литровых баклашек всего одну пол-литровую пластиковую бутылочку и начинает спускаться к воде. Это видит Вика, имеющая гораздо больший опыт горной жизни и без каких-либо задних мыслей кричит ему в догонку: "Папа! Смотри с чем он за водой идет! Ледорубом его, ледорубом!!!". От неожиданности и не совсем понимая, собственно "За что???" Андрей замер в ожидании смерти. Молчание взорвал дружный хохот, и так и не найдя что ответить Андрей, вооружившись всеми имеющимися у нас емкостями, побрел за злополучной водой.
    Вскоре после установки лагеря пошел дождь, но слышать его дробь сидя в палатке и играя в карты за кружкой крепкого кофе - непередаваемое удовольствие. День заканчивался, пока все шло по плану. Мы уверенно продвигались вперед и это вселяло надежду на успех. Уставшие, но довольные мы быстро заснули под шум реки и дождя.

Маршрут похода. Вид из космоса.
Зелеными символами обозначены места установки лагерей

    Утро четвертого дня в плане погоды не давало никакой определенности. И тем не менее надо было идти. Сегодня мы должны подойти к леднику и возможно выйти на него. Завтрак, которого никогда не бывает много, укладывание баулов, и в путь.

Подъем от второго лагеря по мерене

     По морене, ставшей вчера нашим пристанищем, мы неспешно поднимаемся в верхнюю часть ущелья, некогда заполненную сливающимися потоками ледников Восточный и Западный Кайсар. Сейчас ледники отступили и обособились. Их разделяет скальный гребень берущий начало от вершины Цей-хох.

     Ущелье здесь раскрывается в широкий цирк образованный гребнем Цейского хребта и гребнями ущелья Кайсар. Через час после выхода с бивуака обачность стала рассеиваться. Впереди манящей голубизной в разрывах облаков проглядывало чистое небо, а верхушки гор осветились солнцем.

Ледник Западный Кайсар

    Мы приближались к леднику Кайсар Западный. Центральная и левая его часть подпирается бараньими лбами, а справа видена осыпь выводящая выше скал на ледник. Мы идем по правому (орогр.) берегу ручья берущего начало на бараньих лбах. Нам предстояло перейти на другой берег и начать подъем по осыпи на бараньи лбы. Я шел вслед за остальными и собирался перенести Аню через воду, и в это время почти одновременно, как сговорившись, Вика и Андрей перешагивая через ручей оступаются и падают в него. Андрею удалось в последний момент скорректировать падение и он отделался только грязными руками. Вика упала на свою левую руку и не вставая взвыла. Это был почти приговор. Проговор нашему маршруту. Почти на ровном месте, и так глупо...

Полет прошел нормально, а посадка не удалась...

    Не зная то ли ругать, то ли жалеть, я стал осматривать руку несостоявшегося летчика. Рука сильно болела, хотя внешних повреждений видно не было. Решение в данной ситуации было одно - сегодя бивуак. а там будет видно. Впереди несколько километров по леднику, перевал, и затем спуск в Цей. Детали этого пути нам неизвестны, а это значит, что единственно правильное решение если Вика не оклимается - возвращение по пути подъема. С надеждой на лучшее начинаю заниматься хозяйством. Надо перекусить и отдохнуть.

    Следующий день похода был посвящен разведке ледника. Пойдем мы по нему или нет, это уже второй вопрос. Выспавшись и перекусив мы с Андреем стали собираться, а Вика и Аня остались в лагере. Андрей раньше не ходил на кошках, и раз уж у нас сегодня вынужденный выходной, то надо провести его с пользой.

Перед выходом на ледник З. Кайсар

         Была хорошая погода, грело и даже припекало солнце. В нижней части ледник усеян множеством камней. Трещин здесь нет. Но по мере подъема и увеличения уклона стали появляться сначала небольшие, затем более крупные трещины.

Трещины в нижней части ледника

    Мы прошли примерно половину расстояния к перевалу. Все трещины по пути обходилось довольно легко. Характер рельефа ледника, по крайней мере в той части которую мы видели, обещал перспективу подхода под перевал за один день. Если мы вообще сюда пойдем...
    Вернувшись в лагерь мы нашли наших маленьких спутников в хорошем расположении духа. Викина рука болела, но по всему было видно, что это только сильный ушиб. Заканчивался пятый день похода, из двенадцати запланированных. У нас еще есть большой резерв, и завтра мы пойдем дальше. Подход под перевал мы просмотрели, а в случае возвращения по пути подъема мы должны успеть дойти до Дунты за пару дней.

Утро 27.07.2003

    Ранним утром 27 июля расталкиваю народ и начинаю колдовать с завтраком. Восход в этот день очень красив. На ледник поднимаемся по прторенному пути. С появлением солнца мы уже у языка ледника.
    Связываемся и начинаем просыпаться на ходу. У всех кроме Ани есть кошки. Аня идет просто в кроссовках. На гладких участках льда ее обувь не очень хорошо держит и в течении первого часа она дважды падает. Постепенно она привыкает к рельефу, да и участки голого льда с набором высоты встречаются все реже.

На леднике З. Кайсар

    Вика ожила, рука без нагрузки о себе не напоминает, но зашнуровать вибрам или одеть кошки сама не может. Утренний лед сухой и твердый. Кашици по которой мы с Андреем шли вчера нет. Погода держится солнечная. Медленно, но уверенно мы приближаемся к перевалу.

...для остановки нет причин...

     Около скального склона Цейхоха делаем остановку и традиционно подкрепляемся шоколадом. Уже середина дня. В этой части ледник имеет небольшой уклон и местами мы проваливаемся в неглубокие лужи. Как всегда, больше всего везет Ане и она делает почин.

Сушим весла

Средняя часть ледника Кайсар Западный

    Чтобы не заниматься дайвингом приходиться выбирать путь по наклонным участкам рельефа. Во второй половине дня мы выходим в верхний цирк ледника. Перед нами появляется Турхох.

Тур-хох со стороны ледника Кайсар. Слева перевал Восточный Родина, справа Западый Родина

    С этой стороны он совсем не похож на себя, на тот Турхох который виден из Цея, из самого дна долины. Слева и справа от него два перевала Восточный и Западный Родина. Разница между ними по высоте около пятидесяти метров. После осмотра и съемки решаем идти к Западному перевалу.

Панорама цирка в верхней части ледника

    Пройдя одну-две сотни метров я начинаю замечать, что снега здесь становится значительно больше. Хуже всего, что он уже почти не держит и мне приходиться "рыть" траншею. Кое-где склон пересекается полосой с еле заметным оттенком. Значит под нами трещины. Странно, уклон небольшой, откуда они здесь? Нет, на сегодня пожалуй хватит. С каждым шагом во мне укрепляется мысль о необходимости стать на бивуак, и сделав еще несколько шагов я поворачиваю назад, к склону Цейхоха. Быстро спусаемся по следам и начинаем ваять жилище. Для одного дня всем хватило и расстояния и впечатлений. Утро вечера мудренее. Но для установки палатки надо потрудиться. Ледник не имеет ровных участков, и нам приходиться выравнивать поверхность плоскими камнями со склона Цейхоха. К тому же очень тепло, снег сырой, и под поверхностным слоем много влаги.

     В нижней части площадки этот перепад составляет почти пол-метра и нам приходится порядочно поворочать блоки, прежде чем поверхность становится более-менее ровной. Пока мы с Андреем возимся с площадкой, Аня ровняет горку на леднике для катания. Устраиваемся на одну ночь, с расчетом выйти утром на перевал..

Здесь я буду кататься

    В палатке было тепло и уютно. Еще бы! Четыре индейца в одном вигваме не замерзнут! Все уже давно спали, и в это время в глубине ледника, где-то глубоко под нами что-то обрушилось. От грохота и удара сквозь сон я вскочил, и сидя в спальнике пытался спросоня понять происходящее. Грохот быстро стих, и уже не совсем было понятно, это мне приснилось, или было на самом деле. Я осветил фонариком палатку. Дети спали, а Андрей смотрел через приоткрытый спальник на меня.
-Слышал?
-Да. А что это было?
-Фиг его знает. Что-то ехнулось под нами. А может и не под нами... Ладно спим...

    Утро никак не наступало. Я проснулся в очередной раз, приоткрыл глаз посмотрел на палатку и решил, что наверное, еще нет пяти часов. Затем машинально посмотрел на часы. На часах было около девяти. Какая-то нестыковка... С неохотой вылезаю из спальника и открываю палатку. Теперь все становится на свои места. Ночью выпал снег. Его так много, что лежа двадцатисантиметровым слоем на палатке он поглощает весь свет. Расталкиваю мирно дремлющий народ. Вылезаем из палатки и начинаем ее откапывать.

Лагерь на леднике

    Мелкие успевают совмещать этот процесс со снежками. Пока мы откапываем из-под снега снаряжение и завтракаем время приближается к одиннадцати часам. Плюс еще час на сборы, итого двенадцать. Выходить в это время поздновато. Остаемся еще на один день на леднике. Время еще позволяет. После завтрака я предлагаю Андрею сходить на разведку на перевал Восточный Родина.

Наш путь лежит сюда (пер. Родина В.)

     Мы идем налегке, склон по которому проходит путь к перевалу достаточно крутой и еще не освещен солнцем. Не смотря на это, состояние снега не очень хорошее. Местами я проваливаюсь почти по пояс. Через полчаса доходим до трещины. Она небольшая, переходим ее и продолжаем подъем. Неожиданно склон с глухим утробным звуком дает трещину. Я замираю на полушаге в ожидании лавины. К нашему счастью, склон не сдвинулся с места. Постояв еще несколько секунд и переглянувшись с Андреем начинаем осторожно спускаться вниз. Плохо то, что из-за постоянно высокой температуры, даже ночью, снег не фирнуется. Это значит, что безопасно проскочить этот участок нам в полном составе не удастся. Медленно, почти на цыпочках возвращаемся на несколько шагов.
     Спускаемся вниз, и за кружкой чая обсуждаем планы на завтра. Ясно одно - надо пробовать перевалить в Цей, время не ждет. Пока погода держится, надо двигаться. Кто знает, не перерастет ли ночной снегопад в болеее затяжную непогоду.
    Остаток дня отдыхаем, играем в карты, и слушаем китайское радио на коротких волнах с комментариями Андрея. У него неплохо получается повторять за диктором, возможно из него даже получился бы неплохой переводчик с китайского. Как на зло, ничего нормального кроме этого каламбура звуков здесь не принимается. Под лапотание приемника мы постепенно засыпаем...

    Утро. Пропищал будильник, встаем пораньше и быстро готовимся к выходу. Сегодня важный день. Выходя, оставляем на построенной площадке записку для следующей группы. Если только эта площадка доживет до прихода следующей группы.
    Начинаем подъем к перевалу Западный Родина. С Цейской стороны сльный ветер переносит обрывки облаков через гребень.

Впереди перевал...

     Иногда до нас долетает мелкий снег. Идется нормально, хотя снег, несмотря на раннее утро, своим состоянием не радует. Я иду первым, если снег выдержит меня, то и остальные пройдут. Проскакиваем все закрытые трещины и подходим к карнизу перед самим перевалом. Карниз обходим справа и по мере выхода на перевальную перемычку я начинаю закапываться с каждым шагом глубже и глубже. Неприятный поворот событий... Останавливаемся.
    Я иду на разведку пути спуска и рою траншею в сторону Цея, а Андрей и Вика возятся с Аней. От медленной ходьбы в глубоком снегу у нее отсырели и замерзли ноги.
    Пройдя метров тридцать по грудь в снегу, подхожу к спуску. Здесь, на самом краю перевальной перемычки снег резко заканчивается. Он просто стоит полутора-двухметровой стеной и перед ним в сторону спуска есть полоса сухой осыпи.
    Скальный склон с перевала в сторону Цея круто обрывается вниз. С перевала видна узкая косая осыпная полка выводящая по всей видимости в заснеженный кулуар. Но из-за перегиба нам этого не видно, какой там рельеф неясно. По предстоящему спуску появилась какая-то ясность. Теперь сюда надо перетащить остальных и готовиться к спуску. Возвращаюсь к группе, и по проторенному пути быстро выходим вместе на перевал. Здесь вполне есть место под палатку и не одну. Снег рядом, панорама шикарная, но что-то подталкивает меня не оставаться на перевале, а начать спуск вниз. Хочется пройти неизвестный участок при наличии видимости. Сегодня облачность высокая, а что будет завтра неизвестно.
    Решено. Спускаемся. Андрей страхует, я начинаю спуск по полке. Примерно на середине пути к кулуару забиваю первый крюк и делаю станцию. Здесь можно принять всех и затем выходить в кулуар. Вся сороковка ушла на этот первый участок. Рельеф не сложный, но вниз, с полки, скалы обрываются в тот самый кулуар к которому мы идем. Из-за детей приходится "перестраховываться". Хотя это тот самый случай, когда много не бывает. Принимаю мелких, и затем спускается Андрей. Теперь надо дойти до скального ребра закрывающего верх кулуара и выйти на снег. А может лед... Теперь первым выпускаю Андрея, через минуту он исчезает за перегибом. Проходит еще пара минут. Нам его не видно, но через еще пару минут он говорит что готов принять нас. Выпускаю Аню, за ней Вику, и последним иду сам. Пытаюсь выбить последний крюк, и с каждым ударом убеждаюсь, что он останется здесь навсегда. Оставляю его в память о нашем пребывании здесь и начинаю спуск.
    Подхожу к кулуару, народ толчется на маленьком пятачке перед кулуаром. Вокруг скального выступа делаю станцию и выпускаю Андрея в кулуар бить ступени. Теперь мы связали две веревки и идем сразу по 60 метров.

В верхней части кулуара

    Скальные стены кулуара отвесны и в верхней части заглажены. Видимо раньше здесь был лед. Сейчас не ясно есть под снегом лед или нет. Ледоруб уходит в плотный снег полностью не доставая ни до льда, ни до скал.
    После первой веревки в кулуаре выхожу вперед сам. Так будет и быстрее и надежнее. Ступени у Андрея получаются не очень хорошие, страховка только на ледорубах. В случае чего - до выхода из кулуара доедут только уши. Начинаю долбить ступени. Иначе это не назовшь. Снег местами настолько твердый, что более-менее сносная ступенька образуется только после трех-четырех ударов со всей силы вибрамом с кошкой. Несколько метров такого спуска, и я останавливаюсь перевести дыхание. Во рту все пересохло. Но снимать рюкзак и вытаскивать воду нет никакого желания. Минутный передых и снова шаг за шагом вниз.

Идем по ступеням

     На участках где снег помягче мне иногда удается разогнаться так, что остальные за мной не успевают даже по готовым следам. Теперь мы идем с одновременной страховкой. На хороших ступенях все чувствуют себя достаточно уверенно. Я работаю на всю длинну веревок внизу, остальные идут выше меня вместе, с интервалом в несколько метров. Наверху подстраховывает Андрей. Я иду уверенно, склон, несмотря на крутизну, держит хорошо.

Вид вниз на выходе из кулуара

    Проходит не один час, пока мы наконец выходим из кулуара. Здесь, на снежном конусе я пробую перейти на простой шаг, но через пару метров падаю, чертыхаясь, зарубаюсь, и снова перехожу на долбежку ступеней. Нам пока везет. Из соседних кулуаров регулярно вылетают камни. В нашем до сих пор тихо. На снегу не видно следов их падения. Видимо здесь это происходит гораздо реже. Будем надеятся, что так будет до выхода из кулуара. Постепенно крутизна склона уменьшается, и мы направляемся к скальному контрфорсу идущему от Турхоха на юго-восток.

Вид на Цейский хребет из Цея. (снимок сделан в марте 2003г.)

    Здесь, на гребне, есть готовые места под палатки. Сам контрфорс послужит защитой от возможных камнепадов. После выбора места для палатки, минут двадцать сидим на рюкзаках и отмокаем. Все время, пока мы шли с перевала, остановки были редкими и короткими, всего на одну-две минуты, что бы перевести дыхание.
    Погода пока держится, хотя время от времени на нас наползает облачность. Становится зябко, мы утепляемся и ползком начинаем ставить последний высотный бивуак.

Лагерь под Турхохом

     Теперь нам остается сбросить высоту и по осыпному кулуару спуститься к Цейскому леднику. Время еще есть, и следующий день мы решаем посвятить заслуженному отдыху. Мои маленькие спутники справились со всеми сложностями маршрута и при этом не пали духом. Все трудности позади, и в памяти всплывают моменты недавно пройденного пути. Все активно делятся своими впечатлениями.
    Мы пьем чай, столько, сколько хочется. Запасы бензина еще не истощились, и мы можем себе это позволить. После целого дня работы на маршруте пересохшее горло с каждой очередной кружкой начинает приходить в себя.
    Под Турхохом, на юго-запад от нашего лагеря, судя по картам, должен быть ледник Родина. Но от него почти ничего не осталось, и он практически полностью деградировал.

Турхох и перевалы Родина со стороны Цея.
Справа Восточная Родина, слева Западная
(сам перевал закрыт скальным выступом, т.к. кулуар в верхней
части делает небольшой поворот к Турхоху.

     День 30 июля прошел мерно и спокойно, единственное, чем нам пришлось заниматься - так это восстановлением поломавшейся (уже вторично за поход) стойки палатки. Роль реммастера в группе как-то сама собой досталась Андрею, и надо сказать, он с ней вполне справился.

Лужу, паяю, все подряд починяю

Непройденный нами перевал Вост. Родина. Есть над чем подумать!

     Наступило утро предпоследнего дня похода. Сегодня мы должны спуститься к Цейскому леднику, и поставить последний лагерь в сосновом лесу, недалеко от Цейдона.

Адайхох

Цейский ледник

     За пару-тройку часов сбрасываем высоту по широкому осыпному кулуару, и вот мы уже в сосновом лесу в долине.

Турхох и перевалы Родина от Цейского ледника

    Вокруг попадается много грибов, и мы расползаемся по лесу в поисках. За все девять предыдущих дней нам порядочно надоели завтраки и ужины из концентратов, и теперь к нашему меню добавится одно нормальное блюдо. Незаметно начался и так же быстро закончился слепой дождь.
    День 31 июля запомнился всем участникам, маршрут подошел к концу, выдался теплый и ясный денек. К тому же сегодня у меня день рождения. Весь маршрут мелкие войдя в тайный сговор с Андреем успешно ныкали по своим баулам от меня тортик. В каком виде он дожл до конца похода - второй вопрос, главное он был!

    Пока я ставил палатку Аня и Вика набрали мне в подарок полную чашку земляники. Что может быть лучше, чем встретить свой день рождения в горах, после успешно пройденного маршрута, в компании друзей.

Подготовка к праздничному ужину

    Пятьдесят грамм боевых, праздничный ужин, и беседа у костра далеко заполночь.

    Завтра мы спустимся в Бурон и уедем домой. Путешествие окончено, но за ним обязательно будет другое, третье, попав в этот мир однажды, навсегда остаешся его маленькой частичкой, которую будет тянуть сюда снова и снова...


Клипы и фильмы об этих местах в разделе "Видео"

Видео