Отчёт о горном походе III кат. сл. по Северной Осетии 2004 г. т/к "Планета" (Ростов-на-Дону)

Об авторе Фото Видео Музыка Описания Карты Ссылки Гостевая

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна!


Отчёт о горном походе III кат. сл. по Северной Осетии
т/к "Планета" (Ростов-на-Дону), 2004 г.

Отчет публикуется с разрешения автора.

Автор: Константин Бойко, г. Ростов-на Дону
Фото: Валентин Голубков, Константин Бойко

Нитка маршрута: пос. Дунта - пер. Спартак (3350, 2А)[1] - пер. Сказский (3850, 2А*) – пос. Ниж. Зарамаг - пер. Сталь Юж. (3500, 2А) – пер. Дзамараш (3479, 1Б) – с. Джимара – с. Даргавс,
110 км, 14,5 ходовых дней, 1,5 днёвки.

По классификатору [1] - 1Б, по решению выпускающей МКК по факту прохождения – 2А

Состав группы (все ростовчане):

Бойко Константин Викторович, 1964, Vу, Iр, IIр, руководитель, фотограф
Голубков Валентин Валентинович, 1978, Iу, IIу отв. за питание, фотограф
Толстых Роман Евгеньевич,1981 Iу, IIу, казначей, отв. за питание, владелец раритетного деревянного ледоруба
Духопельников Александр Борисович, 1977, IIу, отв. за рем. набор
Мазалова Виктория Леонидовна, 1974, IIу Врач
Скрынник Эдуард Анатольевич, 1981 Iу, IIу, отв. за хронометраж

Разрешение на проведение путешествия выдано МКК Ростовской областной федерации туризма, находящейся по адресу 344029, Ростов-на-Дону, ул.1-й Конной Армии 4, тел. (863)-242-35-10.

Наполеоновские планы

Первоначально был задуман следующий линейный маршрут, пересекающий почти всю высокогорную часть Северной Осетии: пос. Дунта - р. Даргомком - пер. Спартак (1Б) - пер. Сказский (2А*) – пер. Сталь Юж. (2А) – пер. Дзамараш (1Б) – пер. Камчатский (1Б) – пер. Шелестенко (2А) – пос. Кани. К сожалению, скромная техническая и общефизическая подготовка группы не позволили ей двигаться в достаточном темпе, а пристрастие руководителя к линейным маршрутам привело к необходимости прохождения перевала Спартак, который сыграл с нами злую шутку. В результате маршрут пришлось значительно сократить.

Подъезды, бумажки, заброска

22.07.04 (0)

В 8.55 приехали поездом во Владикавказ. На трамвае №7 доехали до проспекта Коста и пошли регистрироваться в МЧС. По интересующим нас перевалам я пытался проконсультироваться (на что потратил драгоценное, как выяснилось потом, время) но никто ничего внятного сказать не смог. Нас предупредили только об известной всем опасности ледовых обвалов с ледников Колка и Майли, а также обвалов с ледника Зейгалан и селевых потоков в Цейском ущелье. Узнали о возможности транспортных услуг – и заброска в Мидаграбин и доставка группы в Дунту стоят одинаково и много – 2500 рублей. Оплата через бухгалтерию, торг неуместен, как в старые советские времена.

Затем дошли до автовокзала (300-400 м) и поехали к пограничникам получать пропуск. Там есть национальные особенности. Во-первых, без штампика МЧС в маршрутной книжке оформление пропуска никак не начнётся, а во-вторых, с 13 до 15 ч – перерыв, в-третьих, договариваться заранее по телефону и предлагать деньги для ускорения, по-видимому, бесполезно. Маршрутку со штампиком надо просто показать офицеру, отвечающему за выдачу пропусков (у нас это был подполковник Ященко).

На автовокзале вокруг нас кружат водители, предлагая отвезти за 1000-1500 куда угодно. Опасаемся, что их легковушки и "Газели" не проедут по Мидаграбину и мы потеряем много времени. Решаем, к сожалению, отвезти заброску на МЧСовском УАЗике. Водитель дорогу не знает, по пути захватывает другого, знающего дорогу и мы едем на Мидаграбин. Прямо на мосту в Джимаре сломался трактор и мы ждём, пока он починится. Почти до самых Мидаграбинских водопадов идёт достаточно приличная накатанная грунтовка, по которой весёлые компании ездят на легковушках выпить и поглазеть на водопады. От тропы, уходящей на водопады правого склона ещё около километр-полтора дороги до развалин базы геологов, но по ней уже давно никто не ездит. Водитель час ставил на свой УАЗик передний мост, проехал метров 300 и дальше не смог. Оказывается, погранпоста в Мидаграбине уже нет. Под дождём закопали заброску в берёзовом леске в камнях. По дороге обратно дождь лил стеной, а УАЗик был похож на катер, рассекающий по воде. Приехали во Владикавказ в 20.45. С пропусками в погранзону нам повезло – ребята их уже получили. Самое смешное, что за весь маршрут у нас их никто не потребовал.

На автовокзале нас уже давно и терпеливо ждёт мужик с "Газелью". Русский, трезвый, 1300 рублей. На ночь глядя, в такую погоду? Нормально, а то ведь завтра с утра ему на работу. Не молод, но в глазах озорной огонёк. Всё ли в порядке у него с головой? Спасатели предлагают переночевать у них на базе где-то за городом в своих палатках и даже бесплатно. Однако, надоело осторожничать, а сервис по-МЧСовски не особо нас впечатлил. Купили горячих осетинских пирогов и поехали в Дунту. По пути немного плутанули, оказалось он тут лет 20 не ездил. Приехали в Чиколу, петляем в переулках, темнота, ни черта не видно. Одно окно горит. Постучались. Появилась испуганная женщина, исчезла, а потом джигит лет 7 с покемоном на футболке и он указал нам направление. Поехали туда и выехали на нужную нам дорогу. В Мацуте, слава Богу, не пропустили поворот, дальше – крутые подъёмы и спуски, резкие повороты, камни на дороге. Дождь хлещет не переставая, а дело к полуночи. Не унывая и весело матерясь, мужик давит на газ, заставляя свою бедную "Газель" карабкаться по экстремальной дороге. Кое-где попадаются развилки, он спрашивает меня, куда ехать и я, сравнивая карту с огнями в ночи и ни черта не понимая, выбираю по интуиции. В 00.15 подъехали к какому-то дому, в котором горел свет. На шум мотора вышла женщина. "Это Дунта?" - спросили мы со слабой надеждой и получили утвердительный ответ. Водитель улыбнулся, а мы облегчённо вздохнули. Мне кажется, этот человек повёз нас большей частью не из-за денег. Надоела обыденная жизнь и так же, как и нам, захотелось приключений и пообщаться с новыми людьми.

Хозяйка разрешила поставить палатки на их обширном дворе. К нашему счастью, дождь на какое-то время прекратился и мы, при свете фонариков, быстро устроились на ночлег, закончив, наконец, этот сумбурный, но, в конечном счёте, плодотворный день.

Перевал Спартак

Общ. время прохожд, ч

Набор высоты, м

Сброс высоты, м

Время подъема, ч

Время спуска, ч

Время движения со страх.

Кол-во пунктов страховки

попер.

одновр.

32

1600

1700

13,5

18,5

8

3

9

Согласно классификатору, его сложность – 1Б, находится он в Цейском хребте, имеет, соединяет лед. Донисар и р. Цейдон. И это было всё, что о нём известно, несмотря на тщательные поиски в Интернете и библиотеке Ростовской МКК. Где он точно находится, прошёл ли кто-то его насквозь или только радиально, какова сейчас его реальная сложность так и осталось загадкой.

23.07.04 (1)

Как выяснилось, это был дом главы местной администрации. Алан, почти мой ровесник, оказался бывшим лётчиком, гостеприимным хозяином и человеком, с которым было интересно побеседовать. В этом походе нам, как правило, везло на людей.

Из Дунты вверх по правому берегу реки Сонгутидон поднимаемся по дороге, идущая на Згидский перевал. Проходим место впадения Даргомкома в Сонгути, мост через Даргомком. За нами увязался хозяйский пёс Ардон. Отгоняли его, как могли (понимали, что перевал не пройдет), но ничего не помогало. Молодой и глупый, он успевал пробежать несколько раз вперёд-назад расстояние, которое мы проходили. На привалах он развлекался тем, что не кусал нас, а как-то осторожно пробовал чью-то руку или ногу на зуб.

По левому берегу тоже просматривается тропа, но по дороге идти легче. Впереди виден холм, около которого река поворачивает, принимая небольшой приток. Через час пути, немного не доходя разрушенной родовой башни на левом берегу, уходим с дороги и переходим реку по бревну, а Ардон перебрался вплавь.

Поднимаемся к башне и идём по заболоченной местности, срезая поворот реки. Снова вышли на дорогу, по-видимому, она была выше по склону.

Дорога уходит налево на Згидский перевал, а мы по тропе идём вдоль реки и, пыхтя, не спеша набирая высоту по пологим травянистым склонам.

Подъём вдоль реки выводит в широкую осыпную долину, открывается вид на ледник Донисар, вершину Буревестник-Цейский с характерной скальной башней и, слева от неё, ярко выраженную снежную седловину (1 на рисунке снизу), на вид соответствующую по сложности категории 1Б. Слева, за отрогом хребта, видна седловина 2, к которой ведут снежные галстуки крутизной порядка 45-50 град. На 1Б совсем не похоже. Вид на восток ограничен отрогом хребта. Становимся на ночевку (6 ч от Дунты).

Вид из долины р. Даргомком на Цейский хребет.
1 – пройденная седловина, 2, 3 – возможные варианты прохождения.

24.07.04 (2)

Решаем идти седловину 1. Движемся к леднику, обходя слева морену, отгораживающую ледник. Идём дальше вдоль реки, трава сменяется осыпями. Поднявшись на одну морену, проходим хорошие места для ночевки (40 мин от ночёвки).

Озеро под ледником Донисар

Вторую морену обходим справа по тропе, которая теряется под камнями, но потом вновь появляется. Дальше идём по крупным камням, затем по мелкой живой осыпи. Обходим следующею морену по снегу в ложбинке, вдоль которой шли ранее. Обедаем под большим квадратным камнем, рядом протекает ручей. Поднимаемся дальше, морена становится круче, но всё равно сравнительно полого. Выходим к озеру (которое альпинисты [3] называют Турьим) под ледником Донисар.

Вид на перевал от озера

Ещё ходка по морене, и мы под перевальным взлётом. 14.30 – идти на первый в походе перевал, да ещё без описания поздновато, да и небо затянуто облаками, временами сыплет снег. На взлёте лежат съехавшие с западного склона камни, но мы находимся на гребне и, к тому же, до нас идёт выполаживание, поэтому здесь безопасно. Выравниваем снежные площадки на краю ледника и ставим палатки. Эдакая образцово-показательная тренировочная ночёвка на снегу. На скалах справа находим воду, а ужин устраиваем на камнях рядом с палаткой.

Начало похода проходит слишком гладко. Я чувствую, что что-то здесь не так и нужно сделать разведку. На всякий случай связываемся с Эдиком и идём налегке на перевал. Ледник закрыт рыхлым снегом, нигде на всём склоне трещин не видно. Обходим справа скальный остров. Идти даже без рюкзака тяжело, всё-таки всего второй день похода.

Влезаем на перевальную седловину – узкий снежный надув на скальном гребне, воды и мест для ночёвки нет. На север виден путь подъёма на перевал от поворота реки Даргомком.

Вид с перевала Спартак в долину р. Даргомком.

Первый же взгляд на южную сторону дал понять, что ужин завтра в Цее находится под большим вопросом и посеял в душе предчувствия недоброго. Склон обрывается вниз крутым скальным кулуаром, присыпанным живой осыпью со снежниками. С перевала на юг открывается замечательный вид на ледник Сказский и одноимённый перевал, видны крыши домов на Цейской поляне и большая часть долины реки Сказдон.

На перевале, как положено, тур и записка: "Группа Новгородского городского клуба, совершая поход III кат., взошла на перевал Спартак 1Б к. сл. 3350 м со стороны лед. З. Донисар в 12.00 12.08.87 г. В группе 6 человек, состояние хорошее. Погода удовлетворительная – высокая облачность. Дальнейшее движение в сторону Цейского ущелья к перевалу Родина-Уларг 2А. Сняли записку группы из Николаева II к. сл. 1985 г. Руководитель Семенов".

Мы с Эдиком порядочно устали и побежали вниз к ужину и тёплой палатке. За чаем достал ещё раз записку и на обратной стороне записки обнаружил маленький роман, не давший мне спокойно спать эту ночь: "13.08.87 г. Вернулись на перевал со стороны реки Цейдон, заночевав в кулуаре у снежника. Утром сделали разведку, выяснив, что снежник выводит на водопад, прохождение которого требует большого количества физических затрат и технической подготовки. Возможен спуск, перевалив через правый боковой отрог, кулуар которого выводит на снежник, а дальнейший путь не просматривается. Желаем успеха и проходить кулуар не рекомендуем. Перевал по нашему мнению категории 1Б не соответствует".

Спасибо, товарищ Семёнов! Может быть, благодаря Вам мы все остались живы, а, может быть, наоборот, зря полезли к чёрту на рога. Узнаем ли мы, как оно есть на самом деле? Новгородцы вернулись назад, двойка из Николаева тем более сомнительно, что спустилась в Цей. Найдутся ли другие добровольцы, прочитав то, что написано ниже?

25.07.04 (3)

От места ночёвки за час вместе с собакой поднялись на перевал, быстрее, чем вчера без рюкзаков. С перевала спускаемся по скально-осыпному кулуару (крутизна около 45 градусов) к снежнику примерно такой же крутизны. По первому, довольно крутому, снежнику бросаю первый в этом походе, тренировочный дюльфер. Ардон жалобно скулил, но ничего поделать не смог. Хочется верить, что он нашёл дорогу в родную Дунту. А мы спускаемся дальше по осыпным островкам до относительно пологого и безопасного места, где можно передохнуть. Видимость ограничена склонами, ничего нового увидеть не удаётся. По крутой живой осыпи спускаемся к снежнику у подножия контрфорса правого борта кулуара. Здесь также безопасно и даже есть место, где вода капает со снежника на камни нужно пройти вверх вдоль камней по правой стороне. Устраиваем обед и разведку.

Поднимаемся на правый отрог. Оттуда видно 300-500 метров спуска по вполне проходимым осыпным кулуарам, а дальше видны травянистые склоны. Создаётся (как потом выяснилось, обманчивое) впечатление, что долина выполаживается и выводит без особых технических трудностей к лесу на р. Цейдон. Видимость ограничена склонами. Возвращаемся на снежник. Прямо вниз крутизна и глубина кулуара увеличиваются. Учитывая информацию от предыдущей группы, принимаем решение не делать разведку вниз по кулуару, и идём через правый отрог. Снежник пересекаем траверсом в наиболее узкой его части, затем небольшой несложный траверс вправо по скалам и подъём на три такта по 45-50 градусному мелкоосыпному склону, слегка поросшему травой на перемычку в гребне.

С перемычки траверс по гребню вправо с набором высоты. Далее вниз по широкому осыпному кулуару. Кулуар сужается и выводит к водопадам на бараньих лбах. Вправо, через гребень с коротким участком по скалам, а затем по крутой траве просматривается еле заметная турья тропка. Пытаюсь разведать путь, но туман и склоны не дают ничего увидеть. Начинаем обходить бараньи лбы, но скоро становится ясно, что спускаться без страховки рискованно. Бью крюк, дюльферяю вниз и вижу, что ничего хорошего ниже нас не ждёт, а через час стемнеет. Оставляем верёвку и уходим назад на 100 м вверх к наиболее удобному месту для ночёвки. Часа два выравниваем и расширяем небольшую естественную полку до размеров нашей "Verticale Chalet" (снимок слева). На вторую палатку нет ни места поблизости, ни возможности провести строительные работы – уже стемнело и все устали. В кулуаре течёт ручей, с водой проблем нет.

26.07.04 (4)

С утра проходим дюльфер. На снежнике справа вытаптываем площадку, куда уходят прошедшие дюльфер от опасности схода камней при спуске следующего участника. Продёргиваем верёвку, крюк с петлёй оставляем. Одеваем кошки и в связках спускаемся по снежнику крутизной около 30?, через 30 м в снежнике трещина со снежным мостом, которую проходим по одному с попеременной страховкой. Затем следует разрыв снежника с обрывом по вертикали ~3 м. Выходим на левый край снежника и спускаемся на склон, откуда подходим к нижнему снежнику, крутой подъём на который (~1,5 м) преодолеваем с гимнастической страховкой.

Проходим снежник, идём по осыпи, кулуар постепенно уходит в скальный каньон. Выходим к валуну, перегораживающему каньон. Спускаемся с валуна дюльфером, последние 2 м спуска – участок с нависанием. Закрепляем верёвку с помощью петли на устойчивом большом камне. Петлю оставляем. Длина дюльфера небольшая (~20 м), 50-метровой верёвки хватает и вторую верёвку для продёргивания не используем. На снежник, выступающий острым зубом (снимок справа), поднимаемся с правого склона.

Проходим снежный кулуар и выходим к целому каскаду водопадов. Первый обходим по левому склону, а затем выходим на водопад с двумя ступенями, первая (~20 м) более пологая и меньше, а вторая больше и с нависанием, конец спуска не просматривается. Наплывает туман. Удобную точку для страховки найти трудно, забиваем крюк в надёжной точке на левом склоне. Поэтому, к сожалению, дюльфер получается с маятником, но крутизна и длина его невелики и не создают серьёзной опасности при срыве. При достаточном опыте в этом месте верёвку можно использовать как перила. В тумане проходим первую ступень водопада и останавливаемся на правом склоне на небольшой немного с уклоном полочке, за спиной травянистый склон. Последний участник возвращается без рюкзака (сначала по правому склону, а потом выше дюльфера) и выбивает крюк предыдущего дюльфера.

Забиваем крюк для следующего дюльфера и бросаем верёвку. Длина дюльфера ~35 м. Спускаемся под дождём. Спустившиеся уходят на более ровную и безопасную, чем место конца дюльфера, площадку к левому склону, так как при спуске летят камни. Оставили уже второй крюк. Весёлое же начало тройки! Сидим под тентом, пережидаем дождь. Небольшой камень прошёлся по Сашиной каске.

После того, как дождь стихает, пытаемся увидеть что-нибудь внизу. Там в белую мглу шумит водопад, уходящий. От площадки, зарубаясь клювом ледоруба влезаем (~5 м) на левый гребень, выходим по травянистым склонам крутизной 40-50° в соседний осыпной кулуар с протекающему по нему ручьём. По средней осыпи с валунами дошли до очередного, но впечатляющего своей высотой водопада, выводящего на длинный снежный кулуар с разрывом. Весь спуск сверху не видно, последние метры – с нависанием. Возвращаемся метров на 50 выше и у подножия правого склона делаем площадку для палатки. Виден правый берег р. Цейдон и гора Монах. Ночь очень тёплая, чувствуется, что высота уже немногим более 2000 м. Кулуарная жизнь продолжается.

27.08.04 (5)

Утром погода налаживается, просматриваем пути обхода водопада. Правый склон скальный, очень сложный, левый вверху привлекает зелёной травкой, но путь к ней идёт только через мокрые крутые скальные выходы и бараньи лбы. Если сорвёшься, лететь очень далеко, а провешивать сотни метров перил – можно застрять ещё на один день. Причём, нет уверенности, что можно найти надёжные точки страховки. А за перегибом опять неопределённость. Решаем спускаться с водопада. Для дюльфера вешаем петлю на валуне в 5 м над водопадом. Эдик идёт первым, упал, сильно ушиб ногу. На спуске мало кому удаётся не попасть под струи воды. Уходим на камни, над которыми возвышается начало снежника и разгружаем Эдика. Связавшись, в кошках спускаемся по снежнику.

Доходим до разрыва снежника. Края его почти вертикальные, но разрыв можно обойти по правому склону. Выхожу на страховке без рюкзака, перепрыгиваю на правый склон, иду по нему траверсом. На нижний снежник крутой скально-осыпной спуск. На снежник тоже нужно прыгать, но и здесь щель не широкая. Забиваю крюк. Проходим этот участок, связываемся и спускаемся по длинному снежнику, лежащему на дне каньона, обходя трещины и промоины. Уже виден берёзовый лес в долине р. Цейдон. Каньон расширяется и постепенно сваливается чувство постоянно нависающей над нами опасности. Впереди шумит очередной водопад, но есть надежда, что по левому склону его можно обойти. Пока ребята подходят, снимаю кошки, отстёгиваюсь и иду разведывать. Траверс по крутому склону, поросшему высокой травой, который обычно проклинают в походах, сейчас кажется мне манной небесной. Он даёт возможность избежать дюльфера нашей, уже изрядно уставшей, группе. Трава и кривые деревца, которых мы не видели всего трое суток, кажутся нам фантастическим миражом, оставшимся в далёком прошлом.

Идём вдоль ручья по осыпям и валунам и постепенно приходим в чувство. Появившаяся еле заметная тропка вдруг выводит в лес на дорожную колею. Остатки пикника, лавочка, вот уже перед нами база МЧС, на которой оживлённо что-то строят. Нашёл главного спасателя, который долго не мог оторваться от своих строительных дел, зарегистрировался. Попробовал проконсультироваться по поводу нашего следующего перевала – Сказского (иногда пишут "Скаазский", но никто так его не произносит), но он туда не ходил лет 20 и сказал только, что раньше тропа была до самых Сказских ночёвок, а как сейчас – не знает. Спросил, видели ли мы туров. Пока я ходил к МЧС-нику, откуда-то выскочила огромная псина и укусила нашего Валентина за ногу. В Цее первым делом посетили магазинчик и медпункт в лице одной и той же осетинки. Валентину надо делать укол от бешенства, его увозят вниз, в Нузал, здесь нет нужной вакцины. Нужно заметить, медпомощь ребятам она оказала с вниманием и совершенно бесплатно.

Вокруг ещё несколько баз отдыха. Канатка в рабочем состоянии, но ради одной нашей группы её не включат. На месте бывшего альплагеря детский лагерь, куда нас настойчиво приглашают. И хотя выясняется, что гостеприимство не бесплатное, искать другое место для ночёвки мы уже не хотим: устали, как черти, и физически и морально, вещи мокрые, после трёхдневного хождения в мокрых вибрамах по сложному рельефу ноги почти у всех сбиты. Нужна незапланированная днёвка, чтобы восстановиться для продолжения похода. Проехала "Газель" с надписью "Мегафон", сказали, что здесь строят станцию.

В лагере большая сборная альпинистская команда из Подмосковья – палаток 10. Ставим свои палатки рядом и идём ужинать в столовку. Совсем незамысловатый ужин пролетает в наши озверевшие организмы со свистом и немереным количеством халявного хлеба и чая.

Тренер альпинистов, похожий на старика Хоттабыча, оказался ещё и экстрасенсом. Посмотрел Эдика, провёл сеанс и на вопрос "Можно ли ему идти дальше?" ответил: "Мужик на ходу!". Приезжает Валентин с плохой новостью – он сходит с маршрута. Оказывается всё очень серьёзно, нужно делать целый цикл прививок со строгими сроками, только тогда можно быть уверенным, что ты в безопасности. А здесь даже нет уверенности что ему вкололи нужную вакцину. Инструктора разгоняют альпинистскую молодёжь по палаткам, завтра они уходят на занятия, а у нас впереди душевный вечер с ростовским лещом и пивом "Дарьял" при голубом огне Petzl’евских светодиодов.

Перевал Сказский

Находится в хребте Кальтберг, направление – север-юг, соединяет лед. Сказский и верховья р. Зарамаг. Хорошее описание в книге "Тепли, Джимарай, Казбек". Пользуясь случаем, хотелось бы сказать пару добрых слов её авторам – по моему мнению, это лучший путеводитель из серии "По родным просторам".

Общее время прохождения

Набор высоты, м

Сброс высоты, м

Время подъема

Время спуска

Время движения со страховкой

Количество пунктов страховки

Попер.

одновременной

 21 ч

2000

1800

11 ч 30 мин

 9 ч 30 мин

5

1

1

28.08.04 (6)

Утреннее солнце нагревает палатку, мы выползаем и растягиваем верёвки. Всех имеющихся у нас 80 м не хватает для наших мокрых вещей, натягиваем ещё шнуры и располагаемся, как табор цыган, занимая оставшееся пространство поляны. Альпинисты с удивлением нас разглядывают – откуда у маленькой группы столько барахла? Экстрасенс ещё раз подлечил Эдика. Боль за ночь уменьшилась, а сверкающий на солнце Сказский ледник будоражит его воображение. Перевал действительно очень техничный и красивый и Эдик хочет идти.

Нагрели в столовке воды, купаемся и обмазываем себя зелёнкой.

Очухавшись от спартанского перехода через перевал Спартак, начинаю думать о перспективе. Нас здорово потрепало, но есть ещё шансы пройти задуманный маршрут. У нас уже дефицит не только продуктов (который мы, хоть и неполноценно, но сократили в местном магазинчике), но и газа. Пока я ещё наивно полагал, что в Наре, стоящем на автомагистрали, идущей в Грузию, будет харчевня, магазин не хуже Цейского, а то ещё и у местных купим сыра, айрана, а, если повезёт, даже баранины. Конечно же, решение сделать заброску на Мидаграбине, а не в Куртатинском ущелье было необдуманным, потому Вспомнил слова Сергея Кабанова: "Пока от лагеря до Сказских ночёвок дойдёте, можете сдохнуть!". Я ещё надеялся пройти весь маршрут и поэтому решил отказаться от полноценной днёвки, чтобы в этот день набрать хоть немного высоты. Оставляя ребят кайфовать на солнышке, отправляюсь наверх разведывать место для следующей ночёвки. Вверх вдоль канатки идёт дорога в сторону Сказского ледника. Когда-то здесь был замечательный сосновый лес, а сейчас несколько гектар ущелья разворочены бульдозерами. Мёртвое пространство с безобразно торчащими везде брёвнами, ржавыми тросами, обломками металлоконструкций и застывшая канатная дорога. А ведь леса от Цея и до Казбека – всего несколько таких островков. Задумываются ли горнолыжники (которых, кстати, как и нас, сейчас называют модным словосочетанием – "любители гор"), какой ценой природе Кавказа обходится их любовь? Вряд ли, ведь зимой разрытый склон покрыт снегом, такой гладкий и красивый, кажется естественным.

К вечеру, надеясь на прохладу, выходим на дорогу. Но дневная жара, от которой мы отвыкли в холодных мокрых кулуарах Цейского хребта, не спадает и мы еле ползём, волоча потолстевшие рюкзаки и обливаясь потом. Нам "повезло", это был один из немногих дней, когда вечером не было дождя. Дорога широким серпантином поднимается по склону. Здесь мы первый раз встретили удивительно своеобразные оранжевые альпийские маки, которые часто видели потом, уходя дальше на восток. На очередном повороте серпантина, наиболее близком к Сказдону, сворачиваем и устраиваемся на ночлег в высокой траве.

29.07.04 (7)

Поднимаемся на так называемый "Зелёный холм" (это то, на чём стоит верхняя станция канатки). Прямо от неё идёт длинная морена с тропой по левому (по ходу) склону, но она ведёт значительно левее того места, от которого нужно обходить ледопад. Мы всё же соблазнились и пошли по тропе. Идти, конечно, сначала было очень удобно, но потом тропа теряется и становится ясно, что траверсом без потери высоты выйти в нужное место не получится. Пришлось спускаться по крутой живой осыпи и потом уходить траверсом направо к нижней части ледника. Возможно, проще было бы сразу от канатки идти к леднику по правому (по ходу) склону морены. Пересекаем ледник наискось, поднимаясь ко второму (считая слева направо от ледника) контрфорсу. Подъём по нему идёт по средней осыпи со скальными выходами, местами поросшей травой. Несложно, но довольно круто и утомительно, особенно поначалу, пока не вышли на тропу. Видно, что давно здесь никто не ходил. Вначале тропу вообще не видели, потом, когда на неё вышли, идти стало гораздо веселее, хотя она часто раздваивается и теряется.

Ровного места нет и, кое-как устроившись на кочках, сделали обед из запасённой воды. Справа течёт ручей, но идти до него очень далеко. Скоро трава исчезает и остаются только рыжие и чёрные камни, по которым мы медленно, но верно ползём вверх. И вот выполаживание и на нём площадок 10 под палатки на разных уровнях – это и есть Сказские ночёвки. Мы забрались на самую верхнюю площадку, она самая большая (что немаловажно для нашей палатки) и с неё наилучший вид в сторону перевала. Время от времени сверху сходили камни, но, так как ночёвки были на гребне, камни "обтекали" нас, уходя в левый или правый кулуары. Слева и справа от ночёвок текут ручьи и мы (я налево, а Саша направо), пытались к даже к ним пройти, но у каждого из нас наступил момент истины, когда пролетающий камень нам намекнул, что наши жизни стоят больше, чем полбаллона сэкономленного газа.

30.07.04 (8)

Около полуночи нас разбудил грохот камнепада. Канонада продолжалась не меньше часа. Для полноты ощущений какой-то небольшой камень попал в палатку, но, к счастью, не пробил её и всё обошлось.

Почему-то :) не очень хотелось спать и в 3.30 мы встали, несмотря ни на что, навернули котелок кашки и в полумраке поползли вверх, в сторону неба, светлеющего над Сказским перевалом, обходя слева скальный гребень, преграждающий путь к леднику. В медленном темпе почти за час обошли гребень и спустились на нижнее, очень ровное, плато Сказского ледника. Отсюда Сказский ледник в розовых тонах восходящего солнца представляет собой великолепное зрелище. Путь к перевалу по снежному гребню виден как на ладони.

Идём в связках по гребню, переступая небольшие трещины. Нижний бергшрунд хорошо засыпан снегом и преодоление его по мощному мосту не представляет трудности. Несмотря на большую крутизну гребня (около 40 град), идётся нормально, потому что наст ещё держит. За один переход поднимаемся на небольшое верхнее плато ледника, где можно комфортно передохнуть после ходьбы по крутому гребню.

В 9.50 поднялись на перевал Сказский. На перевале есть осыпная площадка с местом под 2 палатки и туром, где нашли записку группы туристов нашего клуба под рук. О. Гейндериха от 2000 г. С перевала на запад видны долина реки Сказдон, Цейский хребет с перевалом Спартак и Сказский ледник, который отсюда уже не так красив, как снизу. На восток – ледник, спуск на который очень крут и камнеопасен. Поэтому идём этот перевал по классике – траверсом хребта на север до ложной седловины.

В начале траверса – скала, которую обходим слева по ходу, навешивая перила на ледорубах, дальше просто в связках. Доходим до седловины, на которой есть площадки для палаток. Дальше есть ещё одна седловина и варианта 3 спуска – все по неприятным узким камнеопасным скальным кулуарам, которые, к тому же, до конца не просматриваются полностью. Спускаемся по одному из них с элементами лазания.

Выходим на ледник, покрытый глубоким и уже совершенно раскисшим снегом, на кошках сильный подлип. У Вики наиболее неудачная с этой точки зрения конструкция кошек и меньше всего сил бороться с подлипом. Налипающий снег выводит её из равновесия в самом прямом смысле. Проехав несколько метров по склону, она дальше осторожно идёт на три такта. Идём вниз по направлению к осыпному острову. С левого склона периодически сходят камни. На первом островке есть слабый ручеёк, но здесь не стоит задерживаться, а быстрее уходить вниз на безопасную пологую часть ледника к моренам. Помогаем Вике, но даже без рюкзака она не может идти быстро, борьба с подлипом её вымотала.

Наконец вышли к моренам, где можно посидеть на сухих камнях и течёт хороший ручей. Пообедав, спускаемся ниже. Здесь можно найти более или менее приличное место и, подровняв площадку, заночевать. Или идти вниз до самой реки Зарамаг к траве и теплу, что мы и сделали.

Ущелье поворачивает влево и, возможно, если обойти морену слева, это и будет кратчайший путь к реке Заромаг. Мы же не стали рисковать и пошли вправо, в сторону ледника Заромаг, как рекомендуется в описании. Появляется еле заметная тропка, которая выводит к месту с обилием ржавых консервных банок.

Отсюда тропка раздваивается, одна идёт к водопаду, другая, более пологая, левее по склону. По ней мы и пошли, хотя, возможно, и мимо водопада можно было бы спуститься, снизу ничего особо страшного не просматривалось. Наша же тропа идёт по скользкой осыпи, потом выходит в долину с высокой мокрой травой, где исчезает. Когда Вика с Сашей дошли до реки, всего от выхода в этот день прошло 14 часов.

31.07.04 (9)

Выходим вдоль Зарамага и часа через два появляется набитая тропа. Вполне возможно, что мы сделали лишний крюк вправо, обходя морену. По пути переходим небольшие ручьи и ещё часа через 2 нам преграждает путь бурный левый приток. Переношу в вибрамах рюкзаки ребят, а они переправляются босиком. Всё равно не обошлось без потерь. У Эдика уплыл сланец, а это была его единственная сменная обувь.

Отсюда до Заромага идём по дорожной колее. Посёлок Зарамаг – несколько домиков вдоль ущелья, выше места, где река Зарамаг здесь впадает в Ардон. Он стоит в стороне от авто-магистрали, идущей в Грузию по левому берегу Ардона. Вверху встречаем пьяного мужика и несколько осторожно поглядывающих на нас женщин. Пытаемся узнать, есть ли в посёлке что-нибудь вроде хычинной и алкаш буровит что-то вроде того, что есть где-то внизу. Идём вниз, но там только маленький магазинчик с чипсами, сникерсами, водой и прочей дребеденью, в общем, довольно ограниченным выбором продуктов. Сыра и молока нет ни в магазине, ни у местных. В небольшой долинке ниже посёлка – погранзастава. Погранцы нас рассматривают в бинокль, но идти к нам им, видно, неохота. Ну что ж, не идёт гора к Магомету, ну и чёрт с ней. Уже очень хочется чего-нибудь пожевать и мы идём в пос. Нар в надежде на какую-нибудь харчевню.

Перевал Сталь Юж.

Находится в хребте, направление – запад-восток, соединяет лед. Нар III и лед. Тепли Юж.

Общее время прохожд.

Набор высоты, м

Сброс высоты, м

Время подъема

Время спуска

Время движения со страховкой

Количество пунктов страховки (ориентир.)

Попер.

Одновр.

21 ч

1900

1300

11 ч

9 ч

4

2

6

Правым берегом Ардона до Нара идёт грунтовка, по которой ездят самосвалы и бульдозеры, ущелье разрыто, здесь строится ГЭС. На правый берег есть мост и поэтому можно идти в Нар как по правому, так и по левому берегу. Мы пошли по грунтовке. Проезжающая навстречу машина остановилась и местные презентовали нам кулёк с хлебом, огурцами, помидорами, колбасой и даже арбузом – видно ехали с пикника. Конечно же, мы тут же отошли под сосенки, всё это с энтузиазмом заточили и отправились дальше вверх по Ардону.

Нар, как центр цивилизации, нас разочаровал. Несмотря на своё стратегическое положение на автомагистрали он не больше Зарамага. Ни харчевни, ни хычинов здесь также не было, правда, на трассе есть магазинчик получше, чем в Зарамаге. Там докупили сыр, сахар, макароны, консервы и шоколадки. К нам подошёл главный МЧС-ник с удочкой (если бы не сказал, кто такой, не догадались), поинтересовался кто мы такие, откуда пришли и не видели ли там туров. Название "перевал Сталь Южная" не вызвало у него никаких ассоциаций. А когда я показал, вершину Тепли и её южный отрог, где находится перевал, которые видны из Нара он сказал, что мы, наверное, там не пройдём, туда раньше ходили только хорошо подготовленные альпинисты. Куда-то нас записывать, тем более сообщать во Владикавказ, что такая-то группа вышла к такому-то сроку к очередной точке маршрута у него и в мыслях не было.

Здесь в Ардон впадает река Льядон, вдоль которой мы по дороге, идущей по правому берегу, поднимаемся в сторону нашего перевала. Дорога переходит по мосту на левый Берег, потом возвращается на правый. Вдоль реки несколько старинных микроаулов, каждый из которых состоит из 3-4 домиков с полуразвалившимися осетинскими башнями и современными пристройками. Несмотря на наезженную дорогу и неплохое состояние домиков (есть даже электричество!), постоянно здесь никто не живёт, их используют как дачи. Нам встретился мужик, который был отсюда родом и приехал сюда на время отпуска попасти овец.

Сама долина имеет для осетин культовое значение. Их религия представляет собой своеобразное переплетение христианства и язычества, которому характерны поклонение святым местам. Вместе с тем здесь каждое святое место ассоциируется с определённым христианским персонажем. В долине Льядона расположено несколько святых мест, к которым люди едут со всей Осетии. Завтра какой-то очередной праздник и народ на машинах подтягивается к святилищам, два из которых были расположены как раз на нашем пути.

Ущелье выходит к холму у слияния двух истоков и разветвляется. Дорога переходит в тропу, по которой мы выходим к последним домикам, которые на карте называются селением Топакау (местные произносят "Тобагау"), рядом находится нарзанный источник. Метрах в 200 – святое место Богородицы. Встали на ночевку немного в стороне, чтобы не мешать людям общаться с Богом. Уже вечером приходили помолиться несколько человек, а на обратном пути заходили к нам потрепаться. Большей частью жители Владикавказа, люди общительные и гостеприимные. Снова нас угостили огурцами, помидорами, хлебом и чаем, и приглашали оставаться праздновать какой-то религиозный праздник.

За один день сделать подход к перевалу Сталь Ю. не удалось, и мы теряем шансы выйти через перевал Шелестенко к нарзанным ваннам в долине р.Геналдон.

1.08.04 (10)

Выходим по тропе, переходим на левый берег и через полчаса поднимаемся к часовне Святого Георгия (в русском варианте – Победоносца, в горах Осетии, по традиции, за него пьют каждый третий тост). Отсюда по еле угадываемой тропке траверсом вышли к реке. Дальше тропы нет, переходим на правый берег, а потом, пройдя некоторое расстояние, возвращаемся на левый берег по снежному мосту.

Отсюда видна большая красная осыпь, по которой нужно подниматься к перевалу. Палит солнце и мы тяжело пашем вверх по крутому травянистому склону. Обилие разнообразных цветов кое-как скрашивает монотонный затяжной подъём. Вышли на осыпь, она неустойчивая, легче идти по травянистому склону слева по ходу от осыпи.

Наконец, доходим до перегиба, где гигантская осыпь переходит в осыпную долинку со снежниками. Воды нигде нет, а все наши запасы давно выпиты, несмотря на мои призывы к экономии. По небольшим моренам выходим в цирк, из которого открывается вид на перевал. На моренах есть пологие площадки, пригодные для ночёвки, но нет воды, она есть выше, на правом склоне, но это слишком далеко от места ночевки и мы даже не стали разведывать, реально ли до неё добраться. Становимся на ночёвку и топим воду из снега.

2.08.04 (11)

За час подходим под перевальный взлёт и начинаем подниматься по крутым снежникам со скальными выходами. Через полчаса проходим ручеёк на камнях. На последнем, наиболее крутом (около 45 грал), участке вешаем перила на скальном крюке. Дальше – одна верёвка (50 м) скал до перевала.

Сам перевал – узкая седловина, заваленная камнями ржавого цвета с фольгой от шоколадки и консервной банкой. На южной стороне висит петля для спуска, но сам спуск очень крут и не просматривается сверху. Путь по описанию – влево – технически проще. Записки нет. Ну что ж, соорудили тур на южной стороне перевала и оставили там записку.

С перевала вниз, затем влево (всего метров 20, желательно провесить перила) по скалам выходим к снежнику крутизной порядка 45-50 град. Отсюда 120 м дюльфера, сначала влево, потом вправо, огибая контрфорс, расположенный справа от снежника. По пути – трещины, присыпанные снегом. Дальше метров 100 осторожно спускаемся в связках по 30-40-градусному склону. Широкий (1,5 – 3 метра по горизонтали и столько же по вертикали) бергшрунд, пересекающий весь ледник Южный Тепли, сначала привёл нас в немалое замешательство. Делаем разведку и находим приличный снежный мост под контрфорсом слева от нас. Дальше уходим к левому борту ледника, затем выходим на морену и обходим небольшой ледопад. Постепенно снега становится всё меньше, склон положе и покрывается травкой. Перед поворотом ущелья на достаточно уютной морене, не дойдя до нарзанов, мы устраиваемся на ночлег.

3.08.04 (12)

Ночью льёт дождь, встаём поздно, завтракаем под дождем, мелким и противным, который сопровождает нас почти весь день. Ничего не поделаешь, надо идти – у нас остался только один баллон газа и на 1,5 дня продуктов. Через один переход – и за поворотом реки выходим к минеральному источнику "Суар". Здесь начинается дорожная колея, стоит микроавтобус, с утра уже весёлые осетины, заполняющие его бутылками с нарзаном и ящик водки в ручье. Нарзанчик вроде ничего, но с сильным запахом сероводорода. Нам тоже предлагают воздать дары Бахусу. Мы, однако, предпочитаем, набравши нарзана, побыстрее бежать дальше, через перевал Дзамараш к заброске. Долина становится пологой, широкой и болотистой, по ней пасутся стада овец. Река Бугультадон разливается на рукава. Проходим кош без хозяев, но со злобно лающими собаками, на этот раз без жертв. Уже не помню как, но без особых проблем мы перешли на правый берег. Ниже по ущелью из слияния рек Бугультадон и Дзамарашдон образуется река Фиагдон, которая течёт по ущелью, называемому Куртатинским. Дорога уходит в сторону реки Дзамарашдон. Через пару часов выходим к мосту через Дзамарашдон.

Перевал Дзамараш

Находится в хребте, направление – запад-восток, соединяет р. и лед. Мидаграбин.

Общее время прохождения

Набор высоты, м

Сброс высоты, м

Время подъема

Время спуска

Время движения со страховкой

Количество пунктов страховки

Попер.

Одновр.

 18 ч

1300

2000

11 ч 20 м

 6 ч 40 м

 0

 0

 6

На склоне есть лесок и достаточно хвороста, чтобы сделать обед. Начинается проливной дождь, обедаем, потом просто сидим под тентом, безнадёжно пытаясь его переждать. Нормальные люди, в такой день надо сидят в палатке и играют в преферанс, но мы не можем себе это позволить.

Дождь немного утихает, выходим под накидками по тропе левого берега, сначала похожей даже на машинную колею. Скоро тропа теряется, начинается болото, опять в полную силу льёт дождь. Маневририруем, пытаясь идти там, где трава по пояс, а не в человеческий рост. Никакие накидки не помогают и уже через час мы, мокрые насквозь, стучим зубами. Впереди стадо овец и палатка чабанов. Нас приглашают зайти, мы оставляем рюкзаки под тентом, а сами заходим в палатку. Чабан даёт нам накинуть овечьи бурки и уходит к овцам. В палатке лежит другой мужик, извиняясь, что не может оказать нам должного гостеприимства по причине алкогольного опьянения.

Мужики дают нам хлеб и открывают котёл с вареной бараниной, а мы угощаем их ростовскими сигаретами. Баранина жирная и холодная, но всё равно идёт здорово. Дождь всё хлещет. Всё равно промок, решил сходить вверх по ущелью. Километра полтора вверх идёт дорога, потом опять брод на правый берег. Выше по долине – слияние двух истоков реки. Воды очень много и, на мой взгляд, переправа в этих условиях в любом месте обойдётся нам, в лучшем случае, большой потерей времени, а в худшем – травмой или потерей снаряжения. Правый исток, берущий начало от нашего перевала, вытекает из узкой долины водопадом, окружённым серьёзными скалами. Возможно, где-то есть путь, но в тумане его не видно. От брода по правому берегу серпантином поднимается дорога, затем тропа к узкой седловинке.

Долина Дзамараша внизу бугристая и по ней высоченная мокрая травища, более или менее удобное место только рядом с пастухами. Дождь немного утих, ставим палатку и наблюдаем странную картину: пастух разговаривает о чём-то с Ромой и даёт ему букет васильков. К чему бы это?

И тут начинается. Оказывается, холодная баранина была только разминкой. Для нас сделали шашлык и колбасу из баранины. Запиваем мы всё это горячей жидкостью ярко-зеленого цвета и выясняется разгадка великой тайны – оказывается, это чай из васильков. Впятером мы съедаем у бедных пастухов 4 булки хлеба, но всё, что мы можем сделать в этом урагане хлебосольства – это достать на стол из своих жалких запасов халву, конфеты и отдать им оставшиеся сигареты.

4.08.04 (13)

С утра пытаемся, ограничишись чайком, по-быстрому свалить, но не тут-то было. Нас не отпускают и кормят вареной бараниной, горячей и вкусной. Хочется бросить всё и остаться на Дзамараше. Однако, надо и совесть иметь.

Переходим по мостику на правый берег и выходим траверсом на серпантин дороги. Выясняется, что не все наши желудки справляются с ударной дозой бараньего жира. После того, как дорога кончается, некоторое время идёт тропка, которая потом теряется. Поднимаемся по разрушенным скалам и, когда до седловинки остаётся метров 50 по высоте, начинаем уходить вправо, перегибая гребень, чтобы не набирать лишней высоты, которую, возможно придётся опять сбрасывать. Наваливается густой туман. За перегибом хребта идём метров 300 крутым осыпным траверсом и выходим на травянистый склон. Идём по нему траверсом по направлению к перевалу. В просветах справа по ходу удаётся увидеть речку, спускаемся к ней по крутой траве. Вдоль речки идет тропа, выводящая нас к маленькому кошу. Наверно, поднимаясь по ней, можно было бы затратить меньше сил. Но вот где на неё лучшим способом выйти снизу, не понятно. Кош развалюшный и грязный, людей в нём нет, зато лежит апельсин.

Вид с перевала Дзамараш на г.Джимарай, ледник Мидаграбин и перевалы, ведущие в Грузию

Идём вдоль речки и поднимается на верхнюю степень долины. Здесь, у речки, живописное, ровное место, вид на вершину Динамо, которая слегка загораживает перевал Дзамараш, и отличные места для ночёвок.

5.08.04 (14)

За 2 часа по пологим осыпям и снежникам поднимаемся на широкую снежную седловину перевала Дзамараш. На перевале – записка большой сборной владикавказской команды, снявшая записку семьи Э. Манукянца [Эдуард Манукянц прошёл этот перевал в 2000 г. с двумя своими маленькими дочками, которым было тогда 6 и 11 лет и описал это мероприятие на своём сайте www.piligrim-andy.narod.ru].

С перевала замечательный вид на ледник Мидаграбин, вершины Зейгалан и Шаухох и перевалы Мидаграбинской подковы. Если присмотреться, можно увидеть внизу в цирке Мидаграбинское озеро – симпатичную лужицу метров 30-40 в диаметре. К нему мы и идём, но не прямо, а по дуге, уходя немного в сторону Грузии. Около озера тоже чудное место, правда, довольно ветреное. Делаем чай на остатках газа и доедаем последние продукты. Я надеюсь за 2-3 часа спуститься вниз к заброске и, если не подойти, то хотя бы разведать путь на перевал Камчатский.

Идём вдоль речки, перепрыгиваем на левый берег. Внизу водопад, низвергающийся в ледовую воронку. Ледник засыпан камнями. Спускаемся к водопаду по морене левого берега. Слой камней на льду едет под ногами и норовит утащить в воронку. Обошли воронку и спустились к ручью, подмывающему ледник серого, стального цвета. Небольшая долинка, засыпанная валунами выводит к зализанным бараньим лбам, ниже которых начинается Мидаграбинский каньон. В нём только слышен грохот водопада и, кроме облаков, ничего не видно. Эдуард Манукянц здесь переправился на правый берег, вешал по бараньим лбам верёвку вниз и шёл до конца по правому склону. На левом склоне есть какие-то турики и кажется логичным обойти каньон повыше слева. Поскольку на правом склоне в тумане ничего увидеть не удаётся, идём по турикам и встречаем следы пребывания людей. Переваливаем и уходим ещё левее от водопада. Здесь скала хоть слегка присыпаны камнями, а вправо – совершенно голые. При видимости метров 10-15 блуждаем среди мокрых бараньих лбов. Начинается дождь, сидим под тентом, но надежды на улучшение погоды нет. Начинаем с элементами лазания спускаться по кулуару и выходим к реке. Неожиданно появляется снежный мост, по которому переходим на правый берег. Опять блуждаем в тумане и неожиданно выходим на хорошую тропу. Правда, туман такой, что и её очень легко потерять. Тропа жутко петляет, обходя весьма суровые скальные стены, кое-где зарастает травой и теряется, но потом снова выходит на осыпные склоны и, наконец, к длинному кулуару с подвижной осыпью. По ней мы идём (или, скорее, едем) вниз и выходим к небольшой полянке с валунами и видом на мощный водопад, вырывающийся из Мидаграбинского каньона.

Ниже ущелье состоит из крупноосыпных бугров, поросших рододендронами и высокой травой. В 17.00 вышли к заброске. Льёт дождь, ущелье окутано туманом. На 8 августа у нас билеты на поезд из Владикавказа. На перевал Камчатский остаётся двое суток. Путь к перевалу не виден, набор высоты до перевала около 1000 м. Шанс пройти перевал есть только в случае, если завтра делать ранний выход и идти 2 дня в напряжённом режиме. Прикинув наши реальные возможности, мы решили, что к этому не готовы.

6.08.04 (15)

Вот и дневка, которая, кстати, здесь и была запланирована. Ущелье р. Мидаграбин, окружённое скалами и низвергающимися с них водопадами, всё время всё время в клубах тумана, очень своеобразно. Солнце появляется в ущелье только часам к 10. Сушимся, отдыхаем, ходим к водопадам, усиленно уничтожаем заброску. Как всегда, к вечеру начинается дождь.

7.08.04 (16)

К обеду выходим, через час около озера встречаем машину с лицами некавказской национальности – оказывается гляциологи. Приходим в Джимару. Посёлок не такой уж маленький, есть даже 2 цеха по обработке камня, но какая-то он пыльный и неуютный, на улицах не видно ни одного человека. И вот опять перед нами появляется спасатель. Этот даже потребовал показать маршрутную книжку и задал привычный вопрос: "А там, наверху, туров видели?" Отсюда в 8.00 уходит автобус во Владикавказ, по пути заезжает в Даргавс.

Идем пешком до селения Даргавс, около которого находится последняя в этом походе цель – памятник истории "Город мертвых". Это действительно целый город их домиков-склепов, где жители Даргавса веками хоронили умерших и приходили их почитать. У них был очень развит культ почитания мёртвых.

Ставим палатку, идём в "Город мёртвых". У входа нас встречает аксакал-экскурсовод, продающий билеты. Он уже слишком слаб, чтобы подняться на холм и провести там экскурсию, но ещё кое-что помнит и рассказывает нам, что лет сто-двести назад в Даргавсе было около 200 дворов, в каждом из которых жили семьи-общины по 40-50 человек (а сейчас всё население – человек 200). Все окружающие склоны гор были очищены от камней (он показал нам на кучи камней, которые лежат до сих пор) и использовались для земледелия. Каждый род строил себе фамильный склеп, где хоронили умерших родственников в открытых гробах, а самые бедные – просто укладывали трупы, завёрнутые в ткань. Где-то в прошлом веке в эти места пришла беда – эпидемия чумы, унёсшая большую часть населения. Тогда люди, чувствуя, что умирают, сами приходили в этот "город" пролезали через окошки в склепы и доживали свои дни рядом с мертвецами, потому что знали, что их некому будет хоронить. Ещё живым приносили еду и передавали через маленькие окошки в склепах. Как и большинство исторических памятников в республике, находится этот в запущенном состоянии, лет 20 ничего не делалось. Из "Города мёртвых" утопающий в зелени деревьев Даргавс с жёлтым пятнышком нашей палатки очень живописен.

И ещё чем хорош Даргавс – тем, что там есть пиво "Дарьял". Пусть оно похуже нальчикского "Терека", но, если его охладить в мутных водах Мидаграбина, то можно растворить грустный осадок того, что не пройден весь задуманный маршрут. Но ещё можно отметить и то, что "без единого трупа" мы прошли по тем местам, где никогда не бывали раньше и встретили много хороших людей.

Информация и рекомендации

Перевал Спартак. Казалось бы – единственный несложный перевал через Цейский хребет и, учитывая сравнительно небольшую высоту (3350 м), неплохая разминка для начала маршрута. Может быть так оно и есть, просто мы не нашли тот путь, которым прошли люди, "застолбившие" в классификаторе этот перевал как 1Б. Если кто-либо знает их, передайте им просьбу связаться с автором этих строк. Было бы интересно узнать, существует ли на самом деле логичный маршрут ледник Донисар – река Цейдон категории сложности 1Б. У нас при прохождении перевала потребовалось 6 спусков дюльфером, из них 3 с участками нависания, 4 раза было необходимо использование скальных крючьев, 4 раза при спуске оставлялись петли с продёргиванием верёвки. В некоторых случаях требовалось движение последнего без рюкзака. Общее время прохождения перевала составило 5 суток. Для правильной оценки трудности перевала необходимо учесть, что перевал был первым на маршруте, а половина группы имела опыт только весенних походов, где верёвки практически не применяли. Туман и дождь нас сопровождали на наиболее сложных участках. Поэтому было затрачено много дополнительного времени на повышенные меры страховки и разведку.

Возможно, пройденный путь спуска через правый отрог Цейского хребта не был наиболее простым. К сожалению, не был разведан маршрут спуска прямо вниз с перевала, он мог быть проще. Хотя, рассматривая южный склон Цейского хребта с Цейской поляны, а также со стороны пер. Сказский (снимок сверху), мы видели, что он в основном состоит из осыпей крутизной 30-50 градусов, часто перерезанных острыми скальными гребнями. Ручьи текут в кулуарах, уходящих в глубокие каньоны с разорванными снежниками. В книге [3] описания маршрутов альпинистских восхождений с юга на вершины Цейхох, Мал. Сонгути, Буревестник-Цейский и Спартак Цейский приведены только с севера, в обход Цейского хребта, описания с юга отсутствуют. Поэтому автор считает маловероятным существование пути прохождения седловины 1 проще, чем 2А кат. сл. Так как это противоречит классификатору [1], можно предположить, что под перевалом Спартак (ведущего, как указывается, с ледника Донисар к реке Цейдон) там имелась ввиду другая седловина. Возможно, когда-то ледник Донисар достигал гребня Цейского хребта в районе седловины 2 и сложность её прохождения составляла 1Б, однако сейчас она значительно сложнее. Возможно также существование перевала через Цейский хребет по пути 3, пересекавшему когда-то ледник Донисар в его нижней части, которая в настоящее время растаяла.

Рекомендуется поиск менее камнеопасного, чем пройденный, пути, который должен проходить в основном по гребням. При этом следует учесть, что на всём протяжении спуска в долину р.Цейдон не обнаружено мест для ночёвки приемлемых с точки зрения удобства и безопасности (включая те, на которых группа была вынуждена останавливаться). Поэтому группа, которая решит безопасно пройти этот перевал с севера, пользуясь только этим описанием, должна быть готова за день провесить до 8-10 верёвок перил или дюльферов, имея запас времени на разведку пути. Прохождение перевала из ущелья р. Цейдон за один день для группы среднего уровня подготовки трудно представляется возможным.

Перевал Сказский. При подходе к Сказскому леднику надо запастись водой, потому что потом придётся топить снег или пробираться к ручьям под камнепадами.

Переход от Сказских ночёвок до реки Зарамаг за один день тяжеловат. Можно заночевать в нижней, пологой части ледника, но готовых площадок там нет и придётся немного поработать. Поэтому лучше сразу настроиться на один из двух вариантов – или ранний подъём и пахоту до упора, или, если не сильно жмёт время и желание спортивных достижений, заночевать на одной из седловин перевала. Тогда можно идти не спеша, с максимальной безопасностью и получить наибольшее удовольствие от этого интересного перевала.

Перевал Сталь Юж. – простая в ориентировании, но недетская в технике 2А. Наверное, легко и приятно проходится в пятёрках и шестёрках.

Перевал Дзамараш, наоборот, прост технически, вполне соответствует 1Б (за счёт Мидаграбинского каньона), но замысловат в ориентировании. Путь проходит через красивейшие места на Мидаграбинском леднике, но, следует особо отметить для руководителей походов II кат. сл., что спуск по Мидаграбинскому каньону в тумане – занятие не для слабонервных.

В горах восточнее Цея малонаселённо, осетины уезжают из своих аулов на равнину. А большая часть тех, кто остался, в отличие от жителей Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, почти не занимаются ни земледелием, ни скотоводством. В основном, они зарабатывают деньги на транзите грузинского спирта в Россию. Если и пасут, то только овец и делают трудолюбивые (и, кстати, очень гостеприимные) жители Южной Осетии, спокойно перегоняющие стада через границу, за что большое спасибо нашим доблестным пограничникам. Поэтому надеяться купить айран, сыр и хычины на маршруте не стоит, хотя, скорее всего где-нибудь вас угостят просто так.

Несмотря на наш опыт, пропуск в погранзону всё же нужно оформить, иначе вы будете рисковать закончить поход при первой же встрече с пограничниками. Приехав на вокзал, рекомендую руководителю мчать в МЧС, получать у них по-быстрому штампик, затем к погранцам.

Отправляясь в этот район, не стоит особо рассчитывать на МЧС, как в плане помощи в аварийной ситуации, так и в плане консультации по району. Создалось такое впечатление, что, в связи с тем, что сейчас спортивные туристы и альпинисты в Осетии бывают очень редко, спасатели занимаются другими делами, в штате люди, которые просто никогда не бывали на категорийных вершинах и перевалах (за исключением немолодого уже Бориса Георгиевича Лунёва). У работников этой организации здесь много других, более важных дел. Если выготовы заплатить вдвое дороже, чем водителям на автовокзале, МЧС могут оказать вам транспортные услуги. Начальник Владикавказской ПСС уже не Руслан Тавасиев, а Сергей Щетинин, ему нужно отправлять сообщения и телеграммы.

В целом, район не хуже других. Конечно, леса очень мало и уютная ночёвка под сосной с костерком здесь вам выпадет не часто, с ягодами и грибами тоже туго. Лет 20 уже сюда почти не ходили. С одной стороны это плохо – описаний мало, тропы заросли, пройти перевал по чьим-то следам и не мечтайте. Естественно, и инфраструктуры (альплагеря, магазины, харчевни) – почти никакой, всё это появилось только летом 2004 г. в единственном экземпляре в Цее. Для тех, чья цель – пройти за короткое время определённое количество технических препятствий, восточнее Цея идти не стоит. С другой стороны, именно неизвестность и суровость района могут привлечь тех, кто хочет хорошо "попахать", испытать себя на прочность и уйти на какое-то время как можно дальше от цивилизации – желания, которые в той или иной мере свойственны многим путешественникам. Кроме того, местные не избалованы туристами и относятся приветливо. Кроме всего прочего, здесь пока не нужно получать разрешение на посещение заповедника.

Одной из причин, почему люди не едут отдыхать в горы Осетии, является опасность нападения бандитов в связи с близостью Чечни. Такое мнение формируется под воздействием телевидения, регулярно сообщающего о бандах боевиков, разгуливающих в горах Северной Осетии. За 16 дней похода за пределами населённых пунктов мы видели только престарелых женщину с мужчиной, собирающих травы в Зарамаге, пастухов с огромными стадами в Куртатинском ущелье, и миролюбивую публику, выезжающую поглазеть на Мидаграбинские водопады. При разговорах с пограничниками, МЧС-овцами и местными жителями выяснялось, что никто из них бандитов тоже не видел. Республика бедная и малонаселённая, устраивать теракты здесь боевикам не так выгодно как в Москве. Местное население совсем не воинственное и к тому же христиане, поэтому исламские фундаменталисты здесь тоже не найдут поддержки. Конечно, полностью сбрасывать со счетов фактор географического положения нельзя, но, в целом, по мнению автора, опасность нападения бандитов не больше, чем в остальных горах российской части Кавказа.

Литература

1. Высокогорные перевалы. Перечень классифицированных перевалов Алтая, Джунгарского Алатау, Кавказа, Памира, Памиро-Алая, Тянь-Шаня. М – "Прест", 2001.
2. Высокогорные перевалы. Перечень классифицированных перевалов высокогорных районов СССР. М – "Профиздат", 1990.
3. Наумов А. Ф. Караугом, Дигория, Цей (Центральный Кавказ), М., “Физкультура и спорт”, 1976.

Координаты автора:
Почтовый ящик: kboyko_элпочта_, _элпочта_ = @newmail.ru. Тема письма должна содержать слово mountain, иначе оно будет удалено. Так я пытаюсь хоть как-то защититься от надоевших спаммеров.
г. Ростов н/Д, пер. Обуховский 3, кв. 907, тел. (863)-243-19-69