Ледники горной Осетии

Об авторе Фото Видео Музыка Описания Карты Ссылки Гостевая

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна!


Ледники горной Осетии.

В статье использованы материалы книги "Среди вечных снегов и ледников", В.В.Агибалова, В.Л.Виленкин

Обзор весокогорной зоны.

ВЕЧНЫЕ СНЕГА И ЛЕДНИКИ

   Поднимемся с вами в ясный солнечный  день  по  горной тропинке к высоким снежным вершинам и к тем голым зубча­тым скалам, которые высятся над полосою ярких альпийских лу­гов. Пойдемте к голубым  ледникам, неуловимо скользящим среди мрачных скал, и к ослепительным, сверкающим в лучах солнца фирновым полям.

  Сядем с вами на одну из тех больших каменных глыб, которыми усеяна поверхность ледника и посмотрим кругом.   Снежная область — страна, полная чудес и сказочного великолепия, мир совершенно особенный. Громадные  горные вер­шины, колоссальность скал, ледяных полей, целые лабиринты  пропастей, пустынность и почти полное отсутствие жизни, мно­жество опасностей, грозные явления вроде обвалов и лавин, а  подчас и пребывание над облаками среди торжественного без­молвия и как бы вне всякой связи с Землей... заставляет чело­ века видеть в ней что-то неземное, фантастическое».    Так описывает зону вечных снегов и ледников известный пу­тешественник Н.Я.Динник.
  Высоко  в горах, где всегда холодно, снег за короткое лето  не успевает растаять. Накопляясь из года в год в котловинах,  цирках и на пологих склонах, он приобретает зернистое строе­ние и превращается в фирн. Постепенно уплотняясь, фирн пере­ходит в кристаллический лед. Когда фирна и льда во впадинах  накопляется очень много, он начинает вытекать из них и под действием силы  тяжести медленно сползает вниз по склону в виде ледяных потоков или ледников. Наиболее крупные ледни­ки спускаются на дно  долин и заполняют их верховье. Такие  ледники называются долинными.
   Но многие ледники заканчиваются на склонах или совсем не выходят из впадин. Это висячие и каровые ледники.    Нижняя граница зоны вечных снегов и ледников, выше кото­рой снег никогда не тает, называется снеговой или фирновой линией. В горах Осетии она расположена на высоте в среднем  3500 м, поднимаясь от 3450 м в Дигории до 3600 м в районе Казбека. Кроме того, в каждой отдельной горной цепи, снеговая линия лежит на южных  склонах несколько выше, чем на север­ных.   
  
Каждый  ледник разделяется фирновой линией на две части: верхнюю —  фирновый  бассейн, где происходит накопление снега и льда,—это область питания ледника, и нижнюю—ледни­ковый язык, спускающийся из фирнового бассейна вниз по доли­не —область таяния или абляции ледника.    Но  откуда взялись те громадные кучи камней и щебня, ко­торые  сгружены по  краям ледника?  Этот каменный  барьер  представляет собой результат работы ледника.    Ледник  при своем движении вниз постепенно истирает свое ложе  и выпахивает себе своеобразную  ледниковую долину. В этой разрушительной работе ему  помогают те обломки, кото­рые постоянно скатываются с окружающих склонов  на его по­верхность, образуя так называемые боковые  и поверхностные морены.  Часть этих обломков вмерзает в самый лед, и при их  помощи  ледник, как рубанком, истирает и шлифует ложе и бор­та своей долины.
   Морены, покрывающие  поверхность и края ледника и вмерз­шие  в его основание, медленно ползут вместе с ним по ледни­ковой долине. Голубой лед уносит с собой и мелкие песчинки, и небольшие  обломки камня, и громадные каменные  глыбы — валуны, достигающие иногда нескольких метров в поперечнике и многих сотен тонн веса. Такую тяжесть вода не в состоянии перенести, и в этом смысле лед является более могучим работ­ником, чем вода.
   Там, где ледник окончательно стаивает, весь этот обломоч­ный материал сгружается и образует  конечную и береговые морены  — своеобразный  барьер, по которому нелегко проби­раться непривычным  людям  при восхождении  на ледник.    На оголенной поверхности ледника отчетливо видны трещи­ны — продольные, краевые и поперечные. Иногда они замаски­рованы  снегом и тогда являются очень опасными для проходя­щих по леднику людей.
   На пологих участках ледника вытаивание камней  из льда ведет к образованию своеобразных, так назы­ваемых  абляционных форм  ледникового рельефа: ледниковые столы, стаканы, муравьиные кучи. Спокойное течение льда в местах перепада ложа прерывается труднопроходимыми  ледо­падами, состоящими  из большого количества ледяных пластин, зубцов, шпилей, так называемых серраков, разделенных трещи­нами различной формы  и величины.
    В границах Северной  Осетии насчитывается 240 ледников общей  площадью  170 кв. км. По территории ледники распре­деляются очень неравномерно. Они сосредотачиваются в круп­ных  «узлах», приуроченных к наибольшим поднятиям Бокового и Главного Водораздельного хребтов и к тем формам рельефа, которые благоприятны для накопления снега, фирна и льда.    Крупнейшими  узлами современного оледенения в восточной части Центрального Кавказа между долинами рек Урух и Терек являются Караугом-Цейский, Казбекско-Джимарайский и Тепли-Архонский.    Как распределяются ледники по территории Северной Осе­тии видно из таблицы (стр. 22).
    В Дигории (бассейн р. Урух) вся цепь Главного Водораздель­ного хребта от перевала Штулу-вцег до Мамисона одета почти сплошным  покровом  из снега и льда. От горно-ледникового массива Лабода в сторону Дигорского ущелья  спускается два крупных ледника — Мосота (около 3 км) и Тана (4 км).    Наиболее  крупные ледники Северной  Осетии находятся в  пределах Караугом-Цейского  горно-ледникового узла. Отсюда в  сторону Дигорского  ущелья  (на северо-запад) спускается Караугомский  ледник — самый  длинный  в Северной  Осетии (13,3 км) и второй по площади на Кавказе (площадь его 26,6 кв. км).
   В этом же горном узле, на северном склоне Главного Водораздельного  хребта, находится еще целый  ряд крупных долинных ледников: Сонгути (6,9 км), Бартуйцете (5 км), Кайсар и др. На восток от Уилпаты в сторону р. Цейдон (левого прито­ка реки Ардон) спускается Цейский ледник, второй по величине в Северной Осетии, длиной 8,6 км.
    Одним  из крупнейших  центров оледенения  Большого Кав­каза является Казбекско-Джимарайский  массив. По мощности оледенения он  уступает только Эльбрусскому массиву. В пре­делах его около 100 кв. км занято фирном и льдом. Из-под его обширных  фирновых  полей, разделенных лишь узкими гребня­ми  на отдельные бассейны, спускается 10 крупных долинных ледников; на север — Мидаграбинский (7,6 км) и Майлийский (6,4 км), на северо-восток Чачский (4,2 км) и Девдоракский (7,2 км), на восток — Абано (4,2 км) и Гергетский (7,4 км), на юг—Мна    (3,6 км) и Суатиси-Двуязычный (4,5 км)—Средний и Западный.
    Значительно меньше  развито  оледенение на Тепли-Архонском массиве. Здесь снегом и льдом покрыто около 16 кв. км. Преобладают  «каровые и висячие ледники, питающиеся за счет снежных  лавин. Сосредоточены они на северных  и восточных склонах массива, в верховьях рек Баддон (Халланы, Фастфыдар), Архон и Бугультадон (Суаркомские).
    Восточная часть Главного Водораздельного  хребта между перевалами  Мамисонским  и Крестовым  занимает по площади современного  оледенения (около 11 кв. км) последнее место. В  то время как к западу от долины р.Ардон многие ледники  сливаются своими  фирновыми  полями, здесь они совершенно  обособлены. Главные центры оледенения приурочены к наибо­лее высоким вершинам  этого хребта: Козыхох, Халаца, Зекари  и Зилга-хох.
     По отношению  к сторонам горизонта оледенение распреде­ляется также неравномерно: 70%  числа всех ледников и 60%  всей их площади  находится на северных склонах хребтов.     В настоящее время в Осетии господствуют небольшие каровые и висячие ледники. Средний размер ледника 0,8 км. Круп­ных долинных ледников длиной больше 2 км всего 35. Наиболь­шее их число находится в Дигории (18) и на Казбекско-Джимарайском массиве (10).
    Средняя  мощность  льда  в крупных  долинных ледниках  Кавказа колеблется от 20—30 м в нижней части их концов до  130—150 м—в   верховьях.

БИОГРАФИЯ ЛЕДНИКОВ

    Современное оледенение высокогорной Осетии, как и всего  Кавказа, является лишь небольшим остатком — реликтом древ­ него, значительно более мощного оледенения, покрывавшего  когда-то не только горы, но и примыкающие  к ним с севера  предгорные равнины.     Вследствие изменения климата размеры древнего оледене­ния несколько раз изменялись; ледники то отступали, уходили  высоко в горы, то снова наступали, выдвигая свои .концы в зону  лесов.
 
   Во время оледенения на Кавказе неоднократно происходила жестокая борьба огня и льда. Надо льдом пламенели вершины Казбека и окружающих   его соплеменных вулканов. Из их кра­теров вылетали раскаленные  камни, пепел, вытекала огненно-жидкая  лава.  Естественно, что  вулканические извержения сопровождались  интенсивным таянием снега и льда и образо­ванием мощных  потоков талых вод или водо-каменных  селей производивших  большие разрушения в долинах рек и на предгорной равнине.
   Число древних оледенении Большого Кавказа точно не уста­новлено. Большинство ученых предполагает, что их было три: нижнечетвертичное, среднечетвертичное и верхнечетвертичное.    Первое,  самое  древнее — нижнечетвертичное оледенение началось примерно  700—800 тысяч лет назад. В пределах Цен­трального Кавказа  оно было максимальным,  полупокровного типа. Из обширных областей питания, приуроченных к наибольшим  горным поднятиям Бокового и Главного Водораздельного  хребтов, льды, имевшие мощность до 400 м, спускались по широким, слабо разработанным долинам. Надо льдом поднимались  только льдораздельные скалы и  острые гребни. У подножия  гор ледниковые лопасти сливались, образуя покровные ледни­ки, заполнявшие всю предгорную Осетинскую  равнину, вплоть  до передовых Кабардино-Сунженских хребтов, на северных скло­нах которых они оставили огромные валуны, принесенные из  Центральной осевой зоны Большого Кавказа. Такие валуны встре­чаются так же и в различных местах Северо-Осетинской наклонной равнины.
     Затем, в связи с потеплением климата, устанавливается дли­тельная межледниковая эпоха. Ледники  отступили высоко в  горы, к областям питания, но не исчезли совсем, поскольку это­му препятствовали продолжающиеся  поднятия горной страны.     Талые ледниковые и речные воды создали сеть глубоких мо­лодых ущелий, врезанных в пологие днища  более древних и  широких долин.
     Второе по счету — среднечетвертичное оледенение началось  400—500 тысяч лет назад. Оно имело горно-долинный решетча­тый характер. Спускавшиеся из обширных областей питания ледниковые потоки заполняли горные долины и обычно не выходи­ ли на предгорную равнину. Исключением были только наиболее  крупные Терский и Ардонский ледники, заканчивавшиеся там,  где сейчас расположены города Орджоникидзе и Алагир.   Примерно  в 8—10 км севернее гор, вблизи сел, Михайловского,  обнаружены погребенные под  более молодыми  верхнечетвертичными галечниками несколько размытых  конечно-моренных  гряд, протянувшихся перпендикулярно долине реки Терек. Они  состоят из огромных валунов, сложенных из кристаллических  пород осевой зоны Центрального Кавказа и лав Казбека.    Простой математический расчет показывает, что такие валу­ны не могли быть принесены сюда речными водами. Для этого  водный поток должен был иметь скорость порядка 10 и даже  более километров в  секунду. Представить себе вероятность  такой скорости в условиях плоской равнины невозможно.  К  тому же большинство валунов ориентированы своими большими  осями поперек направления течения Терека, что является убедительным доказательством транспортировки их ледником.
    В горной части Осетии второе оледенение оставило следы  своей деятельности в виде отчетливо выраженных корытообраз­ных долин (трогов), глубиной 350—400 м, образовавшихся в  результате выпахивающей деятельности ледников в ранее соз­данных речных долинах. На склонах этих древних долин сохранились местами скопления сильно выветренных валунов кристаллических пород.
    Последнее – верхнечетвертичное оледенение имело исключительно горно-долинный характер. Ледники целиком помещались в пределах глубоких ущелий, заканчиваясь перед входом в теснины Скалистого хребта, иногда втискиваясь в них (например, по долинам рек Геналдон и Ардон). И только один Терский ледник выходил из гор и достигал того места, где находятся южные окраины г.Орджоникидзе.
   
Во вторую фазу оледенения ледники отступили на границу которую можно провести по т.н. Солнечной долине.
   
Во время извержений происходили наводнения, по долинам :пускались разрушительные водно-каменные потоки (сели), вы­носящие крупно-обломочный  материал в зону предгорий и на южные  окраины предгорной равнины.    Примерно  11 тысяч лет тому назад ледниковая эпоха закон­чилась и начался послеледниковый этап или голоцен, во время которого происходит общее отступание ледников.    В  голоцене установлены длительные 1800—1900-летние  и более короткие циклы оледенения, связанные, по-видимому, с колебаниями  солнечной активности и другими  космическими факторами.
    Пульсирующий  характер развития ледников в  послеледни­ковое время иллюстрируется следующей таблицей (составленной по данным Г. К. Тушинского и П. В. Ковалева, см. вклейку).    Отступание ледников продолжается  и в настоящее  время. Многие  ледники за период после первой их съемки (80-е годы прошлого столетия) сократили свои размеры почти вдвое, неко­торые мелкие каровые ледники  исчезли совсем, крупные раз­делились на менее значительные.    Деградация площади  оледенения Казбекско-Джимарайского массива происходит быстрее, чем  Эльбрусского массива. Это объясняется более восточным его положением  и более конти­нентальным  климатом в этом районе. Так, площадь оледенения Казбекско-Джимарайского  массива  уменьшилась  со времени одноверстной  топографической съемки (с 1890 по 1966 г.) на 23 кв. км, а снеговая граница поднялась за это время на 120 м.
     Границы между  ледниками не только в области их таяния, но и в области питания наметились  значительно отчетливее, чем на Эльбрусе.    Однако   скорость сокращения ледников  даже  в соседних ущельях или на различных склонах одного и того же горно-ледиикового массива не одинакова.    Скорость и размеры  сокращения в таком случае определя­ются  положением склонов по отношению  к солнцу и влажным воздушным   массам, особенностями рельефа, условиями пита­ния, степенью покрытия поверхности ледника мореной. Быстрее всего отступают ледники  южных и  восточных склонов, значи­тельно медленнее — ледники северных экспозиций.
    Некоторые   ледники, расположенные в  глубоких  ущельях северной экспозиции  (например, Девдоракский), находятся в стационарном  состоянии, другие, вследствие благоприятных условий  питание,—даже наступают. Хорошие условия ледникового питания и крутизна узкого ложа могут определить пульсиру­ющий  режим  ледника и периодические обвалы льда или ледни­ковые сели (Девдорак, Майли, Колка, Зейгелан и др.).    По наблюдениям   последних лет с конца 50-х начала 60-х гг. XX  века наблюдаются  признаки  стабилизации ледников, уменьшения скорости их отступания и даже переход к этапу наступания льдов.

ПО ЛЕДНИКАМ ДИГОРИИ

   Дигория — это самый  удаленный и труднодоступный уголок  Северной Осетии, расположенный  на ее крайнем юго-западе. 'Дикая и величественная природа этой горной страны, ее боль­шая удаленность от проторенных дорог привлекают к себе все  большее внимание туристов и альпинистов.    Исполинские горные  массивы и снежные вершины возвыша­ются здесь до 4 и более км. Между громадами гор лежат глу­бокие лесистые долины и мрачные ущелья с отвесными склона­ ми, по дну которых мчатся белые  от пены реки, рожденные  ледниками.    В  Главном Водораздельном хребте, ограничивающем  Дигорию с юга, поднимаются, словно зубья гигантской пилы, одна  возле другой острые  вершины, сверкающие  снежной  белиз­ной, — Гезе (4002 м), Лабода (4314 м), Тана (4270 м), Цители (4245 м), Цихварга (4138 м), Караугом (4347 м), Бурджула  (4350 м) Бубис-хох (4468 м).
    На юго-востоке в Цейском отроге  возвышается самая высокая вершина Дигории — красавица Уилпата, достигающая 4646 м высоты. Со всех сторон она окруже­на, как белой  мантией, обширными   фирновыми   полями  и  ледниками.    Главный  Водораздельный хребет служит серьезным препят­ствием на пути из Дигории в Грузию. Только хорошо трениро­ванные туристы и альпинисты могут пройти через его наиболее  низкие перевалы: Геби-вцег (3492 м), Шари-вцег (3710 м) и  Гурдзи-вцег (3345 м).
    Еще  более высоким  и труднодоступным является гранитный  Суганский хребет, отделенный от Главного Водораздела продольной долиной  реки Харес (левого истока реки Урух). Его  высочайшие вершины—Суган   (4489 м), Доппах (4471 м), Нахашбита (4384 м) достигают почти 4500 м, поднимаясь на целую ты­сячу метров выше снеговой границы, расположенной здесь на  высоте 3400—3500 м.     Вечные снега и ледники одевают гребни и склоны гор сплош­ным белым  покровом. В высокогорной зоне Дигории, на Глав­ ном Водораздельном  и Суганском хребтах, насчитывается 105  ледников общей площадью  83 кв. км.
     Наибольшее  количество ледников находится на  северных  склонах Главного Водораздельного и Суганского хребтов, где  многочисленные отроги образуют удобные для накопления снега и льда котловины.     Особенно много ледников в восточной части Главного Водо­раздельного хребта, в бассейнах рек Караугомдона и Айгамугидона, правых притоков реки Урух. На долю этих двух бассейнов  приходится свыше половины всей площади современного оледе­нения горной Дигории — 53 кв. км. Здесь на пересечении Глав­ного Водораздельного хребта с его северными отрогами — Цейским, Саудорским и Чирх расположены самые большие ледники  Дигории: Караугом, Сонгути, Донисар, Бартуй. Вторым крупным  центром оледенения Дигории является массив Лабода, расположенный в западной части Главного Водораздельного хребта.  Со склонов его спускаются ледники Тана, Мосота и др., дающие  начало реке Харес и ее многочисленным правым притокам.     На Суганском хребте ледники сосредоточены главным обра­зом на северном склоне, в верховьях рек Хазнидон и Биляги-дон—двух  крупнейших  левых притоков реки Урух.
    На южном  крутом склоне этого хребта современное оледенение развито  значительно меньше. Здесь преобладают небольшие  каровые  и висячие ледники, из которых наиболее крупным является лед­ ник Доппах, питающий реку Орсдон — левый исток реки Харес.    Изучение следов древних оледенении в бассейне реки Урух  свидетельствует о том, что еще несколько тысяч лет назад (в  верхнечетвертичное время) все долины горной Дигории, вплоть  до Скалистого хребта, были заполнены ледниками. Отступание  этих ледников вверх по долинам началось в связи с потеплением  климата. Ученые подсчитали, что скорость отступания ледников  Дигории была в среднем 14—15 м в год. И только у отдельных  ледников (например, у ледника Тана) она достигла 36 м в год.
   Однако отступание верхнечетвертичных ледников проходило  неравномерно: сравнительно быстрое продвижение их сменя­лось продолжительными  остановками, во время которых у кон­цов ледников откладывались мощные валы конечных морен из валунов, щебня и гальки. Остатки этих моренных валов можно видеть и сейчас во многих долинах Дигории с той или иной сте­пенью сохранности.    В долине реки Урух первый конечно-моренный вал древнего ледника находится в теснине Скалистого хребта, второй — не­сколько севернее устья реки Айгамугидон, третий — в устье реки Билягидон и четвертый — в междуречьи   Караугомдона и Хареса.
   На общем  фоне сокращения оледенения в отдельные перио­ды  наблюдались  наступания ледников. Последнее  наиболее крупное наступание ледников произошло  в пятидесятых годах XIX столетия. Следы его хорошо сохранились во всех леднико­вых долинах Дигории в виде высоких конечно-моренных валов, расположенных  на расстоянии 1,5—2 км от концов современных ледников.
    В это время даже  на Скалистом хребте, расположенном в 10 км  севернее Суганского хребта, были небольшие каровые ледники. Об  этом свидетельствует наличие на его склонах у подножия  крутого обрыва — эскарпа, свежих незадернованных моренных  отложений, в которых исследователем В.В.Марко­вичем в 1901 году был найден даже кусок еще не растаявшего погребенного льда.    Обширные  фирновые  поля и ледники Дигории давно привле­кали к себе  внимание исследователей. Впервые они (ледники Караугом, Тана, Мосота и др.) были посещены в 1868 и затем в 1889 гг. известным английским альпинистом Дугласом Фрешфилдом. В  1884 и 1886 гг. здесь производил исследования венгерский ученый Мориц  Дечи, а в 1889 и в 1890 гг. в бассейне Уруха побывал итальянский альпинист и фотограф В.Селла.
    Интересные  сведения о ледниках Дигории были собраны в 90-х годах прошлого и  в начале текущего столетий русскими путешественниками и исследователями: Н.Я.Динником, С.Керцели), Н.В.Поггенполем, Н.И.Рашевским. Особенно важное значение имели работы В.В.Марковича, К.Н.Россикова, П.Цируяьникова и А.И.Ендржеевокого, которые, в частности, про­изводили наблюдения над скоростью отступания ледников этого районе.
    С  1912  по 1932 год  Дигорию    несколько раз посещает А.Л.Рейнгард, занимавшийся изучением следов древних оле­денении в бассейне Уруха.    В период  Второго международного полярного года (1932— 1933 гг,) на ледниках Дигории работал в течение двух лет отряд под руководством С.Р.Самойловича, которым исследовано и описано 12 ледников Дигории (Караугом, Бартуй, Тана, Мосота, Кайсар, Сонгути, Донисар и др.).    В 1937 г. были опубликованы материалы  о современном  и древнем  оледенениях Дигории  Л.А.Варданянцем.  В 1939— 1940 гг. изучением следов древних оледенении в бассейне Уру­ха занимался С.Л.Кушев.    Интересные  сведения о Суганском хребте и  его ледниках были собраны  в 30—40-х годах днепропетровскими альпиниста­ми во главе с А.С.Зюзиным.    В 1958—1959 гг. на ледниках Дигории работал отряд экспе­диции  Международного   геофизического  года  Харьковского государственного университета под руководством П.В.Кова­лева.

ВВЕРХ ПО УРУХСКОМУ УЩЕЛЬЮ

     Попасть в  Горную Дигорию  можно  из селения  Чикола — центра Ирафского района, расположенного на предгорной рав­нине, в 85 км западнее г. Орджоникидзе.    От селения Чикола дорога идет прямо на юг, к синеющим вдели горам. Затем она, спустившись в долину реки Урух, раз­мытую  рекой в невысоком Лесистом хребте, проходит через се­ления Ахсарисар и Калух.
    В 16 км юго-западнее селения Чикола находится знаменитая Дигорская теснина, прорезанная рекой Урух в светло-серых из­вестняках Пастбищного и Скалистого хребтов. Глубина ущелья 1700—1800  м, а ширина местами  не превышает и  15 м. Над карнизом дороги  нависают пласты известняков, образуя ниши и полутоннели.    Через 5 км дорога вырывается из темноты ущелья и входит в  просторную светлую  Задалескую котловину. Ландшафт  ее степной  и даже  местами  полупустынный. Оголенные  серые склоны покрыты  лишь скудными травами да кустами колючего можжевельника,  барбариса и астрагала. Высоко над рекой вид­неются темные силуэты древних сторожевых  башен и плоские домики многочисленных горных аулов. На правом крутом скло­не расположены  Нижний и Верхний Задалеск, Ханаз и Нар, на левом —  Лезгор и Донифарс.
    С севера эту котловину ограничивает Скалистый хребет, ко­торый здесь называется Кионским. Высокая серая стена его из­рыта темными  отверстиями пещер. В одной  из них известный исследователь Центрального Кавказа Николай Яковлевич Динник нашел  в 1893 году 19 черепов зубров, свидетельствующих о том, что эти звери когда-то водились в большом количестве в горах Дигории.
    Вскоре, в 4 километрах южнее выхода из Скалистого хребта, показывается селение Мацута. Оно расположено в центре об­ширной Мацутинской котловины, окруженной со всех сторон кру­тыми каменистыми склонами. Здесь Урух принимает свой самый большой правый приток Айгамугидон, вытекающий из глубокого и мрачного Галиат-фаснальского ущелья.
    Селение Мацута в настоящее время довольно благоустроен­ный  и многолюдный  населенный пункт. В нем есть больница, школа-интернат, магазин, почта, столовая, электрическое осве­щение.    За Мацутой хорошая  колесная дорога переходит по мосту на левый берег Уруха. Долина расширяется, на склонах появля­ется лес. Здесь она размыта  в Боковом  хребте, сложенном древними  очень твердыми породами —  гранитами, гнейсами и глинистыми, сильно метаморфизованными   сланцами нижнего мезозоя. Поэтому склоны окружающих   гор очень крутые, об­рывистые, а вершины  острые, пилообразные. Справа высятся отроги Суганского хребта, слева — Казатыхохского массива — двух огромных звеньев Бокового хребта, разделенных попереч­ной долиной р. Урух.
    На шестом  километре от Мацуты  в Урух впадает бурный, белый г»т пены поток Билягидон, берущий начало далеко  на юго-западе, среди ледников Суганского хребта. В устье этой ре­ки на холмистой поверхности обширного конуса выноса распо­ложено селение Ахсау.
    Отсюда  хорошо видно почти все Урухское ущелье на протя­жении 4—5  км. Это — грандиозный прямолинейный трог с пло­ским широким дном  и крутыми склонами высотой 1500—2000 м. И дно, и склоны почти до самых вершин покрыты лесом. Проте­кающая  по дну ущелья река образует многочисленные излучи­ны, белеющие сквозь темную зелень леса то тут, то там. Колес­ная дорога петляет в лесу вдоль левого берега Уруха.    В 4 км южнее Ахсау происходит слияние двух главных исто­ков  реки  Урух — Хареса и   Караугомдона. Харес  течет с юго-запада, Караугомдон — с юго-востока.
    По деревянному  мосту переходим на правый берег Уруха и попадаем на знаменитую поляну Фатанта,  поросшую  отдель­ными  сосновыми деревьями  и зарослями из березы, азалии и можжевельника.  Это — одно из  самых красивых и привлека­тельных мест Урухского ущелья. На поляне Фатанта в настоя­щее  время  заканчивается строительство большой туристской базы. Отсюда до селения Дзинага 2—2,5 км.

КАРАУГОМ

    Свое знакомство с ледниками Дигории мы  начали с Караугома — одного  из величайших ледников  Кавказа. Длина его 13,3 км, площадь 26,6 кв. км. Только леднику Дыхсу в Кабар­дино-Балкарии уступает он по своим размерам.    Караугом в переводе с осетинского означает «Слепое уще­лье». Это название оно получило благодаря огромному ледо­паду, преграждающему   доступ в фирновый  бассейн ледника.
    Маршрут  к Караугомскому леднику начинается из селения Дзинага, расположенного в обширной котловине на правом бе­регу р. Караугомдон, в том месте, где в нее впадает самый крупный правый приток р. Гулар (абс. высота 1750 м).    Тропа к Караугомскому леднику идет вдоль правого берега реки Караугомдон среди густого соснового леса, то поднимаясь высоко по склону, то спускаясь к реке. Местами тропу пересе­кают глубокие овраги с крутыми обрывистыми склонами, обра­зовавшимися в результате схода снежных лавин и селевых вы­носов. Прямолинейное   ущелье простирается  на юго-восток. Склоны его крутые, дно широкое, плоское. Подъем едва заме­тен, идти не трудно. В лесу много красивых, усеянных цветами полян.
    На седьмом  километре лес заканчивается, и перед глазами сразу же появляется сверкающая на солнце поверхность ледни­ка Караугом. Справа над  ним высится изрезанный ущельями хребет Фастагдор, слева — гранитные стены Саудора. В глубине ущелья  белеют  снегами вершины  Главного Водораздельного хребта — Караугом-хох, Бубис-хох, Бурджула.
    Огромное  фирновое  поле Караугомского ледника лежит в продольной котловине между  Главным Водораздельным  хреб­том и его северным  отрогом — Караугомской цепью. В длину оно достигает 20 км, а в ширину — 5 км. Восточная часть его, заключенная между  Главным Водоразделом  и Цейской цепью, несколько приподнята над западной, имеющей форму  плоской чаши или котловины. Среди обширных снежных полей возвыша­ются темные зубья вершин — нунатаков.
    Сверху Караугомское плато представляется гигантской ча­шей, заполненной снегом и льдом. Зазубренные края этой чаши на 300—600 м  возвышаются над ее днищем.  Каждая вершина кажется гигантской зазубриной. Внутренние склоны чаши сплошь покрыты снегом и фирном и не очень крутые, поэтому восхож­дения на вершины с Караугомского плато не особенно трудны.
    Внешние склоны Караугомской чаши обрываются во все сто­роны  крутыми скальными стенами высотой до  километра. Таким образом, вся чаша Караугома как бы приподнята на камен­ном пьедестале, который только местами прорезается узкими языками ледников.    Долгое время этот район был известен как одно из «белых пятен» Кавказа. Команда общества «Буревестник» под руковод­ством А. Дурнова стерла это пятно. Альпинисты разбили свой походный  лагерь на Караугомском плато и в течение 7 дней 1947 года совершили 8 первовосхождении. Путь к новым верши­нам был открыт!   
    Извилистая белая лента Караугомского ледника вытекает из фирнового бассейна в северо-западном направлении и достига­ет р. длину почти 9 км.    Прорываясь через ворота в Караугомской цепи (шириной до 1 км), он образует грандиозный ледопад высотой до 800 м.    Ниже этого ледопада в язык ледника слева впадает два ледниковых притока: больший из них берет начало с горы Караугом, а меньший, начинающийся с горы Ногкау Сахзайне, пред­ставляет собой на всем протяжении сплошной  ледопад.
    На правом  склоне долины, на пересечении Караугомского и Саудорсксго хребтов, расположен ледник Гулари, который еще в 1932 году соединялся с Караугомским ледником. Сейчас он находится от :-!его на расстоянии 600 м.    Ниже  слияния ледниковых притоков  и вплоть до  второго нижнего ледопада поверхность ледника широкая и пологая (уклон не превышает 10е), почти лишенная трещин. Нижний ледо­пад менее   грандиозный, чем верхний, высотой 400—500  м. От  его  подножия  и до конца  языка  поверхность ледника  имеет сглаженный  характер с полным отсутствием тре­щин.
    Подняться  на эту нижнюю  часть ледника не представляет большого  труда. Лучше всего это сделать с левой береговой морены.  Гладкая ровная поверхность ледника напоминает ог­ромный  каток. Повсюду струятся многочисленные ручейки, ко­торые  по краям ледника сливаются в две наледниковые реки, протекающие   в двух глубоких ледяных долинах с отвесными склонами и очень неровным порожистым  дном. В нижней части языка поверхность ледника становится круче, появляются тре­щины,  а реки исчезают в огромных ледниковых котлах.
     Окан­чивается ледник пологой лопастью, засыпанной мореной. Река Караугомдон  начинается ниже конца ледника фонтанирующим из-под морены потоком.
    Огромная  величина фирнового бассейна ледника Караугом, за счет которого он питается, является главной причиной того, что язык его спускается ниже всех ледников северного склона Кавказа, выдвигаясь в зону сосновых лесов, до абсолютной вы­соты 1830 м.    Многочисленные  наблюдения различных исследователей, ос­тавивших у конца Караугомского ледника специальные метки,  свидетельствуют о его беспрерывном отступании.
    Со  времени первой топографической съемки 1886—1892  гг.  до 1966 года (за 83 года) длина Караугомского ледника уменьшилась на 1224 м. Значит средняя скорость отступания его за  этот период была 11 метров в год. Об отступании Караугомского ледника свидетельствуют также свежие, хорошо сохранив­шие свою форму  береговые и конечные морены  у его конца.  Левая береговая морена имеет высоту до 200 м над уровнем  реки. Местами она прерывается и тогда на крутых скалах можно  видеть следы ледникового сглаживания, в том числе штрихи и  шрамы.
    На правом  берегу р. Караугомдон, в 2 км ниже конца ледни­ка можно насчитать до пяти параллельных густо заросших сос­нами невысоких моренных  гряд, фиксирующих остановки кон­ца ледника при его отступании вверх по долине. Над нижней  частью ледника правая береговая морена возвышается до 100 м  и протягивается непрерывкой грядой до скалистой вершины Гудузаут, где она исчезает. В верхней части эта моренная гряда  представлена двумя валами, между которыми лежат четыре не­ больших красивых озерка с прозрачно-голубой водой.
    Посещение  Караугомского ледника, сверкающего белизной  огромных фирновых  полей и поднимающихся  над ними в пол­ ном безмолвии  диких черных скал, оставляет на всю жизнь  неизгладимое впечатление.

ЧЕРЕЗ ГУРДЗИВЦЕГ В ЗАПАДНУЮ ГРУЗИЮ

     Из селения Дзинага можно сделать сложный, но очень инте­ресный маршрут через перевал Гурдзи-вцег в западную Грузию. Маршрут  этот доступен только для альпинистов и хорошо трени­рованных туристов.
    От селения Дзинага дорога переходит по деревянному мосту на левый берег р. Караугомдон. Высоко на крутом склоне при­ютилось селение Ногкау. Здесь в Караугомдон впадает бурная, белая от пены р. Бартуй, начинающаяся из-под ледников Бартуйцете, Киртишко. Колесная дорога сменяется тропой и спускает­ся на первую надпойменную террасу реки Караугомдон, порос­шую  густым сосновым лесом. Поднимающийся  над ней скалис­тый склон изрыт темными отверстиями пещер и гротов.
    Постепенно  долина расширяется. В одном  километре, не доходя  до конца Караугомского ледника, приходится перехо­дить вброд бурную  реку Фастагдон — еще один левый приток реки Караугомдон,  берущий начало на Главном Водораздель­ном  хребте, из-под ледника Фастагцете.    Плоское и широкое  дно долины покрыто валунами и глыба­ми конечных морен. Вдоль левого борта ледника протягивается высокий вал береговой морены с крутым обнаженным  внутрен­ним  (в сторону ледника) склоном и более пологим, поросшим сосновым  лесом,— внешним. Здесь между  мореной и обрывистым коренным  склоном расположена ровная поросшая зеленой травой и усеянная цветами поляна, через которую протекает чистый, прозрачно-белый  ручей Фастагдон. Это  необычайно красивая и уютная поляна называется Райской. Защищенная с трех сторон высокими лесистыми склонами, она отличается уди­вительно теплым  и безветренным  климатом. На ней  обычно останавливаются на ночь все туристы и альпинисты перед вос­хождением.
    На перевал мы отправились до рассвета. Первый участок пу­ти прошли  в темноте по тропе вдоль ручья Фастагдон, среди нагромождения  ледниковых валунов, заросших травой и куста­ми рододендронов.  Снеговые вершины смутно белели в глуби­не ущелья.    Неожиданно  тропа под ногами исчезла. Перед нами появи­лось огромное  поле серых морен и осыпей — хаотическое нагромождение   валунов самых различных  форм  и  размеров. Здесь  пришлось идти  медленно, выбирая наиболее  безопас­ный  путь. Время от времени делали  небольшие остановки — отдыхали и фотографировали.
    На юго-западе поднимается скально-ледяная игла Цихварга, восточней которой отчетливо вырисовывается седловина пере­вала Гурдзи-вцег.    Хорошо  виден  отсюда весь ледник Фастагцете, начинаю­щийся  на северо-восточном склоне горы Цихварга. В длину он достигает 3,5 км, площадь его — 2,2 кв. км. К нижней части его спускается с западного склона горы Караугом небольшой вися­чий ледник, представляющий собой на всем протяжении сплошной ледопад. На левом склоне долины в трехъярусном каре прячут­ся один над другим три небольших каровых ледника, дающих начало первому левому притоку р. Фастагдон. Во время первой топографической съемки, в 1883 году, эти три ледника соединя­лись друг с другом и назывались ледником Цагардори.    Но вот мы и у конца ледника Фастагцете на абсолютной вы­соте 2780 м. В нижней части ледник довольно пологий и замаскирован  снежниками и моренными   отложениями. Выше  поверх­ность его становится круче. Здесь отчетливо выражена срединная морена, по которой частично и проходит путь к перевалу. На поверхности ледника повсюду видны  ледниковые столы и ста­каны, много муравьиных куч.
    С каждым  шагом идти труднее, чувствуется высота. Мы уже выше 3000 м над уровнем  моря! А вот и совершенно  чистая поверхность фирнового поля. Идем цепочкой по искрящейся от яркого солнца снежной равнине, потом поднимаемся по круто­му, казалось бы недоступному снежному склону. На последнем крутом  подъеме к перевалу есть небольшой   бергшрунд. Во многих местах приходится пробивать ступеньки по свежевыпав­шему  снегу. Дышать труднее, во рту пересыхает, утолить жажду можно  только снегом. Местами по пояс проваливаемся в глубо­кий снег.
    Наконец перевал покорен! Мы на высоте 3345 м. Разместив­шись на небольшой скалистой седловине, осматриваемся вокруг. На одном  уровне с нами мощно  возвышаются  к небу ослепи­тельно белые  вершины  Цихварга, Бурджула, Караугом, а не­сколько дальше  на севере вырисовываются  Суган, Доппах и Гюльчи. Какое величие во  всех этих снежных гигантах! Какое разнообразие тонов в этих скалистых утесах бесконечной це­пи гор!
    Потом начинается крутой спуск на юг, в долину р. Ноцарулы. До первого населенного пункта в западной Грузии—небольшо­го селения Геола добираемся только к вечеру.

БАРТУЙЦЕТЕ

     Из Дзинаги можно  сделать еще  одну интересную экскур­сию —  к леднику Бартуйцете. Он расположен в верховьях р. Бартуйдон, небольшого левого притока р. Караугомдон, впадающе­го в нее немного выше с. Ногкау.
    Узкое и крутое ущелье р. Бартуйдон достигает в длину 5,5 км. Правый борт его сложен на всем протяжении гранитами и представляет собой непрерывную цепь острых вершин, подни­мающихся  одна за другой в виде пиков, зубьев и других при­чудливых форм  выветривания. Под гребнями этого хребта, вы­соко над дном долины, белеют небольшие ледники, приютив­шиеся в глубоких кресловидных углублениях — карах. Наиболее крупные из них, Иська и Гудората, расположены на северных от­рогах хребта, под вершиной Лагауты. Языки у этих ледников развиты слабо и падают очень круто. Поверхность их чистая, белая, лишенная моренных  отложений. Начинающиеся  из-под них ручьи текут белыми каскадами и водопадами по крутым от­весным скалам и впадают в р. Караугомдон. Добраться до этих ледников очень  трудно и снизу они  кажутся совсем непри­ступными.
    Первые  полтора километра долина сравнительно широкая, пологий левый склон ее сложен  глинистыми сланцами. Затем она резко сужается и превращается в узкую расщелину с отвесными  гранитными склонами, на уступах которых живописно ле­пятся развесистые березы и крючковатые сосенки.
    Только в верховьях долина снова расширяется. Здесь она имеет хорошо  сохранившуюся  корытообразную форму  с  ши­роким  вогнутым дном, заполненным  мощной  толщей рыхлых отложений—незадернованных   морен  и осыпей, над которыми поднимаются  отвесные скалы, отполированные и отшлифован­ные до блеска ледником.
    У  конца ледника расположены валы береговых и конечных морен. Правая береговая морена сохранила свою первоначаль­ную форму  значительно лучше, чем левая и достигает местами 120 м  высоты. Над фирновым  бассейном ледника Бартуйцете с юга поднимаются  широким  амфитеатром снежные  вершины Главного Водораздельного хребта, из которых самыми высоки­ми являются Бартуй (3924 м) и Цихварга (4136 м). Обширное фирновое поле этого ледника соединяется с фирновыми полями соседних ледников — Фастаг на  юго-востоке и  несколькими более мелкими ледниками южного  склона.
    Главная масса льда Бартуйцете сползает с горы Цихварга и отходящим  от нее отрогом разделяется на два потока, которые ниже  снова соединяются в один общий поток северо-восточного направления.
    Два главных потока ледника Бартуйцете имеют совершенно различный характер. Левый поток, стиснутый в узком (до 0,5 км) проходе между  горой Бартуй и северо-западным контрфорсом горы  Цихварги, падает в долину двумя ледопадами, рассечен­ными  глубокими поперечными  трещинами. Главным  является правый поток, вытекающий из крутосклонного цирка. Он имеет на значительном протяжении вид широкого (до 1 км) языка с пологой поверхностью, лишенной трещин. В средней части лед­ника широко развиты все ледниковые формы— столбы, муравьи­ные кучи, ледниковые реки и мельницы. В поперечном профиле языка ледника отчетливо выражен с левой стороны под бо­ковой мореной  ледяной  бугор, сильно разбитый трещинами. Боковые  и срединные  морены, сливаясь, образуют сплошной каменный покров на поверхности ледника. Ширина языка ледни­ка в нижней части не превышает 150 м, угол уклона его 28°.  Ру­чей вытекает из большого  грота размером 25 х 25 м.
    Площадь  ледника Бартуйцете за 1883—1966 гг. сократилась незначительно, всего на 0,39 кв. км, а длина—на 1170 м. С 1900 года за этим ледником ведутся наблюдения. Установлено, что за последние 66 лет ледник Бартуйцете отступал со скоро­стью, в среднем, 14 м в год. Длина его в настоящее  время 4,8 км, а площадь 5,5 кв. км.

ВОСХОЖДЕНИЕ НА ВЕРШИНУ ДОППАХ

    От  места слияния Хареса с Караугомдоном  дорога уводит нас на юго-запад в Харесское или  Верхне-Дигорское ущелье. Оно  такое же  красивое и величественное, как и Урухское. С юга  над зеленью лесов сверкают белизной вершины  Глазного Водораздельного  хребта—Тана, Цители, Таймази, Лабода, пре­вышающие   4000 м высоты.  С севера поднимаются  гранитные массивы  Суганского хребта.
    После  часового перехода от места слияния Хареса с Карау­гомдоном   показывается  небольшое  селение  Одола,  потом Моска, Стур-Дигора и самое последнее «в ущелье — Кусу. Доро­га превращается в тропу. В 5 км выше Кусу в Харес справа впа­дает р. Танадон. Долина здесь расширяется и одевается в зе­леный  бархат альпийских лугов. Б летнее время сюда из колхо­зов Дигорского и Ирафского районов пригоняют многочисленные стада овец и крупного рогатого скота.
    На  17-ом километре ущелье перегорожено  крутым уступом высотой  300—350  м. Кажется, дальше дороги нет. Но, подняв­шись  на этот уступ, мы снова попадаем в широкую долину, по  плоскому дну которой течет, извиваясь и разделяясь на рукава, успокоившийся  Харес. Повсюду лежат  крупные, слабо окатанные валуны из кристаллических пород, принесенные сюда когда-то древним ледником.
     Прямо  на запад—ущелье,  ведущее к перевалу Штулу-вцег,  слева—снежно ледовая    красавица  Лабода,  справа—крутое  подъемы морен, где сливаются реки Орсдон и Харес. Сюда, к  южным   склонам Доппаха и лежит наш путь.
     Доппах — это центральная, наиболее мощная  часть Суганского хребта, возвышающаяся  между  горой Суган на западе и Нахашбита — на востоке. Здесь на одном пьедестале вздыма­ются три вершины—Западная   (4447 м), Центральная (4280 м) и Восточная Доппах (4320 м). От Сугана Западная Доппах отделе­на  перевалом  Доппахским, от Нахашбиты    Суганским пе­ревалом.
    Восточнее Нахашбиты Суганский хребет резко сужается, до­стигая у Цухгарты-ком высоты 4160 м и Голдора—3830 м, а по­сле  вершины  Айхвы  и вплоть до Даши-хоха  горная цепь в большей части не поднимается до снеговой границы.
    Южные скалистые склоны Суганского хребта почти отвесны­ми стенами спадают в долину Хареса. Здесь нет развитых отро­гов, только короткие, крутые, сильно эродированные гребни подпирают эту  исполинскую стену, как контрфорсы. На север отходят более длинные отроги, служащие водоразделами  рек, берущих  начало на северных склонах Суганского хребта—Рцывашки, Псыгансу, Хазнидон, Билягидон.    Впервые на труднейшую  вершину Суганского хребта—Доппах-Западный (4447 м) взошли с юга в 1937 году московские альпинисты во главе с А.С.Уваровым, а месяцем позже, с се­вера, группа днепропетровцев — А.С.Зюзин, Г.П.Федоров и И.В.Федоровский.
    Первый траверс  трех вершин Доппаха  был сделан в 1939 году группой А.С.Зюзина. В 1952 году на вершину Доппах-Восточный с юга  поднялись харьковские альпинисты во главе с К.А.Баровым.    Восхождение  началось 9-го августа. Сначала шли по травя­нистым, очень крутым склонам, потом по тяжелым моренам небольшого  карового ледничка, расположенного под Доппахским. перевалом. Подъем  на перевал начинается от верховьев ледни­ка по внутренней стене кара. Только после двухчасовой тяжелой скальной работы на этой стене альпинисты достигли переваль­ной  точки (3850 м). Отсюда хорошо  виден самый  большой ледник южного  склона Суганского хребта—Доппах. Он  распо­ложен в глубоком цирке на юго-восточном склоне горы Суган и дает начало р.Орсдон. Цирк  обрывается ко дну Харесского ущелья  крутым уступом высотой 150—200  м. Ледник Доппах сравнительно пологий и покрыт в нижней части мощным слоем морены. Длина его 3,2 км, площадь 3,0 кв. км.    На перевале  альпинисты провели ночь и следующий  день из-за непогоды.    Ветер здесь дует с такой силой, что поставить палатку очень трудно.
    Скальный купол Малой Нахашбиты вечером оказался сплошь подрытым блестящим  панцырем  наледи, светящимся феериче­ским светом под лучами заходящего солнца.    Только 11-го августа рано утром группы двинулись в путь.  Слева от перевала крутая, выглаженная солнцем высокая стена  льда. Многочисленные следы камнепадов требуют особой бди­тельности. Путь относительно короткий и скалы на той стороне  манят своей близостью. Но, соблюдая правильную тактику, нуж­но идти с перевала вниз на север и обходить скальный гребень.  Плотный снег крут, внизу под ногами гигантские подгорные тре­щины. Пройти можно  только по завалу снега под ледовой сте­ной крутизной до 80°. По веревке преодолеваются эти 8—10  метров. Из трещины, украшенной  лесом сосулек и  ледовых  глыб, переходят на снежно-фирновый склон крутизной 50—60 град.  Солнце взошло. Надо ждать  камнепадов и  ледовых обвалов.,  Вот и вторая подгорная трещина, которую тоже приходится пре­ одолевать с помощью веревки.
    Наконец, относительно спокойный фирновый  склон  и уча­ сток полузакрытого ледника приводит к осыпи, спускающейся  со второго плеча вершины Доппах-Восточный. Вскоре альпини­сты были у тех скальных отрогов, которые в начале дня каза­лись такими близкими. Впереди — мощный висячий ледник. Колоссальные массы льда грозно нависли над снежной котлови­ной, которую  нужно пройти   быстро  и осторожно,  чтобы  выбраться на единственно безопасный путь—к ледовой  стене  крутизной 65—70°. Рубятся ступени, забиваются крючья, внима­тельно страхуя друг друга. 35—40-метровую стену прошли за  два с половиной часа. Наконец, перед крутым фирновым скло­ном—кратковременный   отдых  и осмотр ближайшего  участка  пути. Вершина Доппаха кажется уже совсем близкой, но сколь­ ко еще впереди  снежно-ледовых склонов, глубоких и частых  трещин, крутых скальных участков!
    И снова в путь! Террасированный склон от вершины к пере­ валу разорван глубокими и длинными трещинами. Пласт снега  на льду ненадежен. Терпение, большое напряжение сил, без­ остановочное движение подводят, наконец, альпинистов к ска­лам очень ломким и крутым. Здесь, на первом скальном пред­ вершинном плече, уже почти в полной темноте с трудом уста­навливаются палатки, до позднего вечера готовится ужин. Вода добывается по каплям с применением надежной страховки при  помощи веревки.    Одиннадцатичасовой рабочий день штурма закончен. Раннее утро 12-го августа застает альпинистов в пути. После преодоления не сложных, но мелких скал, выходят к длинному и крутому ледовому склону протяженностью в 150 м при наклоне 50—55°.
    Голубой натечный лед осторожно прорубают и при помощи кошек и крючьевой страховки двигаются вверх. Обход ледового склона по другому маршруту невозможен. И  на северном и на южном  склонах путь обрывается на скальных стенах.
    Трехчасовая ледовая работа позволяет альпинистам выйти на скалы средней трудности и в конце дня достичь вершины. Сквозь разорванные облака на западе видны могучие исполины Безингийской стены, на юге—искрящиеся   в  последних лучах солнца мощные   ледники Лабоды, а на севере—луга,  лесные массивы. В нежной дымке вечера розовеют далекие предгорья.
    Однако  погода не  благоприятствует долгому созерцанию. Сменив  записку в туре, альпинисты отправляются в обратный путь по уже известному маршруту, используя спуск по веревке и свои готовые ступени. К концу дня, после напряженной рабо­ты, устраиваются на ночлег на нижней осыпи.    На следующий  день, взяв перевал Доппах с севера, где осо­бенно трудно  пришлось на снежно-ледовых  стенах подгорных трещин, спускаются по  знакомым фирновым,   травянистым и скальным  склонам на приветливую зеленую лужайку у южного подножия  Суганского хребта, в свой лагерь.

ТАНА

    Самая западная в пределах Дигории часть Главного Водораз­дельного хребта, между  перевалами Штулу-вцег  на западе и Геби-вцег на востоке, называется Урухской горно-ледниковой группой.    Это мощное  горное поднятие увенчано целым  рядом снежных вершин: Таймази (3821 м), Тана (4276 м), Эдана (3860 м), Гезе (3870 м) во главе с самой высокой и красивой из них Лабодой (4314 м). Склоны этих вершин покрыты многочисленными ледниками, из которых наиболее крупным являются Тана и Мосота.
    В связи с большой удаленностью Урухской горно-ледниковой группы от проезжих дорог пробраться к ней очень трудно. Альпинистами она посещается также редко.    Река Танадон, берущая начало из-под ледника Танацете, впадает в р. Харес в 4 км выше селения Кусу—последнего  насе­ленного пункта в Верхне-Дигорском ущелье. Долина этой реки славится своими минеральными   источниками. Лучший  из них находится в 1 км выше устья р. Танадон на живописной поляне Хумесидор   среди высокоствольного соснового леса. Местные жители  очень любят этот источник и идут за его целебной во­дой издалека, за 4—5 км. Здесь, на этой поляне, сливаются две реки—Танадон,  текущая с юго-запада, и Таймази—с юга.
    Вся нижняя часть долины: р. Танадон — глубокая с крутыми отвесными  склонами и плоским широким   дном — поросла гу­стым сосновым  лесом. Вдоль обоих склонов ее тянутся узкие гребни древних береговых морен высотой до 160 с лишним мет­ров. Гранитные скалы во многих местах сглажены и отшлифова­ны древними ледниками.    В 3 км дальше по реке трогообразная долина перегораживается высоким порогом или ригелем, уже пропиленном рекой. Взо­браться на этот порог нелегко, так как он очень крутой (35—-40е) и зарос густым кустарником из березы и рододендрона.    Выше  порога  на протяжении 1—1,5  км долина  несет все признаки недавнего пребывания здесь ледника. Широкое коры­тообразное дно ее и склоны подрыты моренными отложениями, еще не закрепленными  растительностью. Поднимающиеся над ними гранитные склоны на всю высоту сглажены и отшлифованы ледником.
    Эту  обработку скалистых склонов  на всю  высоту можно объяснить только деятельностью необычайно мощного ледника образовавшегося когда-то в результате соединения всех ледни­ковых потоков в один ледник, мощностью не менее 600—700 м.  Остатки этого ледяного покрова сохранились теперь лишь в ви­де маленьких каровых ледничков, расположенных под гребнями  склонов на высоте 700—800 м над дном долины и посылающих  свои талые воды вниз по крутым склонам к р. Танадон.
     Огромный тройной цирк Тана охватывает около одной трети  Урухского горного поднятия, располагаясь между вершинами  Таймази и Лабодой.  Общее  протяжение фирновых  бассейнов  Таны около 8 км.     Ледяные массы, одевающие здесь мощным  покровом гребни  Глазного Водораздельного хребта, находят себе выход в долину  в виде трех широких потоков, которые  еще совсем недавно  (в 30-х годах текущего столетия) соединялись своими нижними  концами в один общий язык глетчера Тана.
     В настоящее время ледник Тана распался на три самостоя­тельных ледника, расположенных в обширных  карах и разде­ленных отрогами  Главного Водораздельного  хребта. Самым  длинным и широким   из них является западный, спускающийся  по восточному склону горы Лабода.
     После выхода из цирка в долину этот ледяной поток направ­ляется по очень пологому и ровному ложу. Поверхность его со­вершенно лишена трещин  и только водотоками расчленена на  пологие бугры. Хорошо заметны на  леднике огивы—резкое  чередование белых выпуклых и темных вогнутых полос. На по­верхности ледника имеется несколько срединных морен, кото­рые в одном  километре выше  конца языка сливаются между  собой, образуя сплошной моренный покров.
    Ледник Тана, достигая в верхней "части около полутора километровой ширины, по мере продвижения вниз по долине посте­ пенно сужается; его слегка заостренный конец имеет ширину  всего 150—170 м и находится на высоте 2460 м.    В настоящее время площадь  ледника 3,4 кв. км, максималь­ная длина—4,0 км.    В 1932—1933  гг. на леднике Тана производил наблюдения  участник экспедиции 2 МПГ С. Р. Самойлович. По его данным,  этот ледник (еще будучи единым ледником) за 1883—1933 гг.  уменьшился в длину на 1000 м, а за 1932—1933 гг.—на 10 м.  Следовательно, ледник Танацете распался после 1933 года.    После распада ледники Тана качали отступать еще быстрее.  Сравнение топографических карт 1883 и 1966 гг. показывает, что  площадь всех трех Танадонских ледников за этот промежуток  времени сократилась на 6,88 кв. км, а длина главного потока—  на 3000 м. Это самое большое, можно сказать, рекордное сокращение  ледников не только в Дигории, но и во всей Север­ной Осетии. Танадонские ледники отступают в настоящее время со скоростью в среднем 60—70 м  в год, т. е. в 6—8 раз быстрее, чем соседние с ним ледники — Бартуй и Мосота.    Причина такого быстрого отступания Танадонских ледников еще не выяснена.
    С поляны Хумесидор альпинисты обычно совершают восхож­дение на вершину Таймази. Отсюда можно  попасть и к ледни­кам Таймази, спускающимся с северных склонов Главного Водо­раздельного хребта между вершинами Таймази и Цители.    Экскурсия к этим ледникам занимает 5—6 часов и проходит по живописной  долине р. Таймази—правому  небольшому при­току р. Херес.    В 1883 году в верховьях этой реки был только один ледник, оканчивающийся  двумя языками. В настоящее время в резуль­тате сокращения  площади он  разъединился и превратился в два самостоятельных ледника, расположенных в глубоких карах. Поверхность их чистая, белая, лишенная морен. Заканчиваются ледники Таймази на высоком и крутом отшлифованном   льдом /ступе, с которого талые воды ледников низвергаются белыми нитями водопадов.
    С востока к ледникам Таймази примыкает широкий, но ко­роткий ледник Геби, имеющий  одно общее  с ними фирновое поле. Через этот ледник идет путь на перевал Геби-вцег (3492 м).

МОСОТА

     К Урухской горно-ледниковой группе принадлежит еще один крупный долинный ледник—Мосота.   Это самый западный лед­ник  Дигории. Он  расположен  в верховьях главного истока р.Харес, на северном склоне горы Гезе (3870 м).    Долина верхнего Хареса выше слияния с р.Орсдон имеет юго-западное простирание и размыта в черных глинистых слан­цах, придающих склонам мягкость и сравнительную пологость. Многочисленные выходы  минеральных источников исчерчивают склоны сверху до низу ржавыми бороздами  русел железистых вод.    Верхняя часть долины имеет хорошо выраженную  трогообразную форму  с крутыми склонами и широким плоским дном, покрытым мощной  толщей моренных  отложений. Куполовидные холмы морен  расположены беспорядочно, без всякой ориенти­ровки, степень их задернованности по мере приближения к лед­нику уменьшается. В 600—700 м от конца ледника уже господствуют совершенно  незадернованные конечно-моренные гряды, состоящие из валунов, щебня, гальки и гравия черных глинистых сильно заохренных сланцев. Вдоль левого борта долины тянет­ся высокий и крутой вал береговой морены, достигающий 150— 200 м над поверхностью ледника.
    В огромном цирке Мосота, заключенном между Главным Во­дораздельным  хребтом и его северным отрогом Штулу, распо­ложено  пять круто падающих фирновых  потоков, разделенных лишь  короткими скалистыми  гребнями—хицанами.  Четыре из этих потоков после выхода из цирка соединяются и образуют один  общий  язык, заканчивающийся  на  абсолютной высоте 2580 м. Длина этого ледника в настоящее время 3,6 км, пло­щадь  4,4 кв. км.
    Пятый  фирновый  поток не имеет соединения с  основным ледником  и превратился в самостоятельный ледник, располо­женный  в 80 м выше дна главной долины.    Обширные   фирновые  поля ледника Мосота соприкасаются с фирмами соседних ледников Эдена, Штулу и еще  нескольки­ми небольшими глетчерами, расположенными на северном скло­не Главного Водораздельного хребта. Справа над ними подни­мается пильчатый гребень  Глазного Водораздельного хребта, называемый  здесь Цухбуном, а слева невысокие вершины Джераслафаста. В глубине цирк замыкается черными изъеденными пиками горы Гезетау, которые в ясную погоду видны издалека со дна долины.
    После слияния четырех потоков в один общий язык ледник Мосота  спускается вниз по долине по очень пологому ложу с уклоном  не более 7—10°. Поверхность льда здесь  настолько ровная и спокойная, что исследователь Н.В.Поггенполь сравни­вает легкость передвижения по нему с ходьбой по хорошо вы­мощенной  улице. Лишь самый конец ледника обрывается в долину высоким лбом, изборожденным  глубокими  промоинами русел наледниковых рек. Конец ледника имеет вид мощной (до 200 м в поперечнике) ледяной лапы, сплошь засыпанной черной сланцевой мореной,  придающей  ему чрезвычайно  грязный и мрачный  вид. Более-менее чистой сохраняется лишь средняя часть ледникового лба, имеющего крутизну 38—40°. В нижней чести его чернеет отверстие большого грота, откуда с шумом и грохотом вырывается вспененная река Харес.
    Наблюдения за скоростью движения ледника Мосота, прово­дившиеся  различными исследователями, начиная с 1900 года, показывают, что он отступает в среднем со скоростью 8—10 м в год. Со времени первой топографической съемки  (1883) по 1966 год площадь  ледника сократилась на 1,86 кв. км, а длина на 871 м.    На  восточном склоне хребта Штулу над ледником Мосота в глубокой каровой нише белеет небольшой  ледничок Джераска. Язык его свисает с обрыва крутой каровой ступени. Поверхность ледника  чистая, лишенная моренных  отложений. Вытекающая из-под него река в 1933 году уходила под ледник Мосота при­близительно в 300 м выше  его конца. В 1958 году (по данным П.В.Ковалева) она уже была только в 140 м от его конца, что дает отступание ледника Мосота за 25 лет—160 м. Значит, лед­ник за эти годы отступал со средней  скоростью около 6 м в год.

К ЛЕДНИКАМ ВОСТОЧНОЙ ДИГОРИИ

     В восточную Дигорию  можно пройти также из Дзинаги. Для этого нужно перевалить через высокий горный хребет Козыты, ограничивающий  Урухское ущелье с востока.    Первые километры  дорога проходит вдоль р.Гулар — право­го небольшого притока р.Караугомдон. Ущелье этой реки, уз­кое и глубокое, начинается под самым гребнем хребта Козыты-хох. Крутые  серпантины тропинки  приводят к  живописному селению Гулар, расположенному на  скалистом выступе в 2,5— 3 км восточнее Дзинаги. В селении Гулар всего несколько дво­ров, жители его переселились на плоскость. От селения на пере­вал ведет заброшенная  колесная дорога, по которой еще до недавнего времени поднимались даже  автомашины. Она делает в лесу большие  серпантины и  сильно удлиняет путь. Можно идти и по тропинке, прямо по берегу реки. Этот путь значитель­но короче — всего 5,5—6 км, но подъем очень крутой. Из Дзи­наги выходят обычно во вторую половину дня с тем, чтобы за­ночевать у верхней границы леса, в березняке, и только на сле­дующее  утро подняться на Гуларский перевал.   
    Абсолютная высота перевала 2954 м. Он широкий и плоский, покрыт зеленой низкорослой травой. Отсюда видна вся Восточ­ная Дигория. На юге белеют снегами  острые вершины  хребта Саудор и  Цейской цепи—Уилпата,  Уларг, Тур-хох. Со склонов их спускаются многочисленные  ледники, из которых наиболее крупным  является Сонгути, дающий  начало  р. Сонгутидон — главному истоку реки Айгамугидон. Хорошо  виден с перевала и хребет-перемычка, соединяющий  Боковой  хребет со Скали­стым. Зеленый склон его замыкает Дигорию с востока. На ней находится седловина Згидского перевала (2510 м), через который в настоящее время проходит  хорошая автомобильная дорога, соединяющая  Дигорию с главным горно-металлургическим районом Северной Осетии—с  Садоном  и Мизуром.
     Чтобы попасть в Дунту, последний населенный пункт в долине р. Айгамугидон, а оттуда к леднику Сонгути, нужно преж­де всего спуститься в долину р.Сардидон, расположенную у восточного подножия хребта Козыты-хох. Спуск идет по крутому  склону, покрытому зелеными альпийскими лугами, и занимает  2—3 часа.     Быстро бегущая по дну  глубокого мрачного ущелья  про­зрачно-белая река Сардидон, левый приток  р. Айгамугидон,  образуется от слияния двух рек Хуппара и Скатикомдон, начинающихся из-под ледников северного склона Саудорского хребта—Хуппара  и Чилингини-цете. Ледники эти имеют в настоящее  время небольшие  размеры и расположены высоко под. самым  гребнем хребта. Добраться до них очень трудно. Длина ледни­ка Хуппара 2 км, Чилингини-цете 3 км.
     Реку Сардидон приходится переходить вброд, т. к. моста  через нее нет. Она не глубокая, но бурная и очень холодная.  На правом берегу хорошо протоптанная тропинка поднимается  на высокую террасу и затем по сравнительно пологому травянистому склону к  легко доступному  невысокому  перевалу  (2263 м). Он находится на водораздельном гребне между доли­ нами рек Сардидон и Сонгутидон. Подъем на этот перевал зани­мает всего 35—40 минут, зато спуск с него довольно утомительный и продолжается не менее двух часов. Он приводит к селению Дунта, расположенному в месте слияния рек Сонгутидона  с Донисардоном — правых истоков реки Айгамугидон (абсолют­ная высота 1750 м). Все это междуречье загромождено огром­ным скоплением морен, свидетельствующих о  том, что здесь  когда-то, в эпоху древнего оледенения, ледник долго оставался  на одном месте.
    Селение Дунта одно из самых крупных в Дигории. В нем есть  магазин, почтовое отделение, сельсовет. Освещение электриче­ское. В последнее время построено много новых домов  под  шифером. Севернее  Дунты, вдоль правого берега реки Донисардон,  4  протягивается невысокий хребет, на плоской вершине которого  расположено селение Камунта. Этот хребет отделяет от долины  Донисардона живописную долину реки Комидон —  правого при­тока Айгамугидона. В центре этой долины расположено большое  селение Галиат. Отсюда начинается подъем по цветущим горным лугам на Згидский или Кионский перевал.
  
   Из Дунты можно сделать две интересные экскурсии — к лед­никам Донисар и Сонгути.    Ледник Донисар—самый   восточный в Дигории, расположен­ный  на северном склоне Цейского хребта между  вершинами Цей-хох и Сау-хох. За период, прошедший со времени первой топографической съемки, он значительно изменился. В то время (в 1886 году) это был крупный (длиной 3,6 км) перворазрядный ледник, язык которого спускался до абсолютной высоты 2020 м. В 1932 году посетивший этот ледник исследователь С.Р.Самойлович обнаружил, что язык ледника полностью растаял. Вместо него образовалось два небольших каровых ледника—Восточный и Западный Донисар.
    Восточный Донисар в 1932 году был совсем незначительным ледником (длиной всего 400 м) и располагался на дне глубокого кара, высоко под гребнем хребта. Около его конца громозди­лись мощные  морены,  которые мешали  видеть ледник снизу. Поверхность его была также покрыта моренами.  В настоящее время этот ледник уже полностью исчез.
    Западный  Донисар имел  в 1932 году несколько большие размеры (около 0,50 кв. км). Главная часть его почти полностью умещалась  на плоском дне  цирка, отчего поверхность была ровной и пологой. Только самый  конец ледника  выходил из цирка.    Непосредственно к концу ледника примыкало озеро, разме­ром  120х50 м, с мутной желтоватой водой. Просачиваясь через мощные  моренные  отложения, ледниковые воды  выходили на поверхность только в 2 км ниже  профильтрованными и  отепленными.
    В 1958 году конец  Западного Донисара, по наблюдениям П.В.Ковалева, был уже в 216 м выше озера, а в 1966 году (по данным  В.Д.Панова)—в 295 м. Длина его в настоящее вре­мя — 0,8 км, конец  языка находится на абсолютной  высоте 3100 м.    В 0,5 км ниже озера долина перегорожена валом конечной морены, высотой  до 100 м. От подножия этого вала вниз по долине на 1,5 км простирается мощное моренное поле в виде плато с крутыми  краями высотой 8—10 м, оно заполняет дно долины на всю его ширину. На поверхности этого плато хорошо видны концентрические  полукольца древних конечных морен, свидетельствующих о  периодических остановках отступавшего ледника. Таких конечных морен здесь насчитывается три, а чет­вертая находится в районе с. Дунта.
    Ледник Сонгути—самый   большой  и красивый в Восточной Дигории. От селения Дунта до него по долине р.Сонгутидон —  8 км. С запада долина ограничена высоким и почти бесснежным  хребтом Стурфарс, с востока — хребтом Цасуат.
     Главный потек ледника Сонгути берет начало из обширного  цирка, заключенного между стеной Главного Водораздельного  хребта и его северными отрогами—хребтом   Саудор с запада  и Цасут с востока. Наиболее высокими вершинами здесь явля­ются Скатиком-хох (4350 м), Сонгути (4460 м) и Уларг (4320 м).
     По денным  топографической съемки 80-х годов прошлого  столетия, в ледник Сонгути с правой стороны впадали три круп­ных боковых ледниковых притока, наибольшим из которых был  самый восточный. Два небольших ледниковых притока впадали  в главный ледник с левого скалистого хребта Стурфарс. Между  последним хребтом и хребтом Саудор есть понижение, заполненное фирном, соединяющим  ледник Сонгути с соседним с северо-запада ледником Чилингини.
     К 1932 году на леднике Сонгути произошли большие изме­нения. Три первых притока ледника отделились и превратились  в самостоятельные ледники, располагающиеся в обширных цирках  и отделенные от ледника Сонгути моренными валами и сглаженными ледником скалами; два левых притока также отделились,  причем нижний из них растаял.
     Фирновый бассейн ледника  Сонгути состоит из двух пото­ков—правого  и левого, из которых последний является более  мощным  и длинным. Он  начинается на склонах горы Саудор-хох и течет в восточном направлении. После слияния потоков  ледник образует большой и красивый ледопад, разбитый глубокими трещинами, между которыми поднимаются острые  ледя­ные шпили и пики — серраки. Ниже ледопада  на протяжении  2,5 км. поверхность ледника выравнивается и выполаживается  (уклон до 10°). Повсюду видны ледниковые столы и стаканы.  Оканчивается ледник крутым  концом на абсолютной  высоте  2340 м. Из грота его вытекает бурная река Сонгутидон. Длина  ледника в настоящее время 6,9 км, площадь—4,6 кв. км. По  сравнению с 1883 годом длина его сократилась на 900 м, а площадь—из  1,42 кв. км.
    Главным правым  истоком реки Сонгутидон является река  Кайсардон, в верховьях которой находятся два небольших ледника — Восточный и Западный Кайсар. Во время топографической  съемки прошлого столетия и даже в 1902 году здесь был один  ледник, слагавшийся в верхней части из двух потоков. Длина  языка ледника в то время была почти 4 км. В настоящее время ледники эти совершенно обособились  и расположены в само­стоятельных цирках. Длина Западного Кайсара — 2,3 км, Восточ­ного —2,5 км. Добраться до этих ледников трудно, так как в устьевой части р.Кайсардон, в том месте, где она впадает в р.Сонгутидон, находится крутая ступень высотой до 208 м.    Вся долина этой реки загромождена, так же как и соседняя долина р. Донисардон, свежими, еще не улежавшимися и поэто­му тяжелыми  для прохождения моренами.

ПО БИЛЯГИДОНУ

     Очень интересным  в Дигории является маршрут по Биляги-дону — левому притоку р. Урух, впадающему в нее у с.Ахсау, на абс. высоте 1215 м.    Из Дунты в Ахсау мы проехали машиной. Первые  25 км до­рога проходит вниз  по ущелью  р.Айгамугидон. Это ущелье представляет собой часть той огромной продольной долины, ко­торая разделяет Скалистый и Боковой хребты на всем их про­тяжении. Она защищена от  северных холодных и дожденосных ветров высокой стеной Скалистого хребта, поэтому климат ее сухой и теплый. Часто эту долину называют Солнечной. Правый, подветренный склон ее покрыт в нижней части сухими степями, которые только с высоты 1700—1800 м переходят в сочные суб­альпийские луга. Левый же затененный склон (северная экспо­зиция) получает значительно больше осадков, здесь растут гу­стые сосновые леса.
    От  Дунты до Фаснала дорога проходит по ущелью р.Сонгу­тидон—главному    истоку р.Айгамугидон.  В этом  месте  в мутные  воды Сонгутидона впадает слева чистая, прозрачно-го­лубая река Сардидон, вытекающая из узкого и мрачного ущелья, размытого  рекой в гранитах Бокового хребта. От слияния этих двух рек и образуется река Айгамугидон.    В районе Фаснала ущелье значительно расширяется. Плоское дно  его и крутые склоны покрыты до самых вершин сосновым лесом.  Это—живописная   Фаснальская поляна. Внимание при­влекают  массивные  стены большого  двухэтажного здания — остатки обогатительной фабрики, построенной бельгийской ком­панией в начале текущего столетия.    Через  7 км от Фаснала дорога  входит в большое селение Махческ, расположенное у подножия  огромного темного масси­ва Шау-хох  (Черная гора), поросшего сосновым лесом. На ска­листом  выступе над рекой виднеются развалины родовой башни Абисаловых.
    Справа  от дороги над зеленью горных лугов белеют скали­стые  известняковые утесы Урс-хоха (Белой горы). Здесь на сол­нечном  склоне  Скалистого хребта расположились небольшие горные аулы: Нижний и Верхний Нар, Фареската, Казаковы, Тавитовы и др.    Над  низкими домиками возвышаются хорошо сохранившиеся  боевые башни — памятники средневековья. В те далекие време­на люди здесь жили отдельными родами. Для защиты от много­ численных врагов каждый род  и строил себе башни. Постепенно ущелье сужается. Его гранитные отвесные скло­ны почти лишены растительности. Только местами на выступах  скал растут пучки сухих трав, да отдельные крючковатые со­сенки.
    Через полчаса мы были в Мацуте—самом   большом селении  горной Дигории. Оно расположено в центре обширной котловины, окруженной со всех сторон крутыми каменистыми салонами.  Здесь река Айгамугидон впадает в Урух.    Из Мацуты мы  отправились на машине в Ахсау, расположен­ ному на конусе выноса реки Билягидон.    Бурная, белая от пены река Билягидон вырывается из узкого  ущелья с отвесными гранитными склонами. Первые 4 км тропа  проходит по правому берегу реки на запад, потом резко пово­рачивает на юг и юго-запад и в таком направлении идет до са­мого верховья долины, где за высоким порогом лежат в глубо­ком цирке два небольших  ледничка. Еще совсем недавно, в  1958 году, здесь был один ледник, состоящий из двух ветвей,  связанных только узкой полосой льда. В настоящее время лед­ники эти полностью обособились. Более крупным является юж­ный ледник, достигающий в длину 2 км, северный — значительно  меньше, длиной 1,5 км. По наблюдениям исследователей, лед­ники Билягидона отступают медленно, по 5—6 м в год.
   Высокогорная типично ледниковая долина р.Билягидона име­ет на всем протяжении (8 км) в поперечном профиле трогообразную или корытообразную форму. Склоны  ее крутые, отвес­ные, дно широкое, загроможденное моренным материалом. От устья долины до ее  верховьев можно насчитать 10 валов ко­нечных морен. С юга  она ограничена Суганским хребтом, а с севера—его  отрогом, хребтом Кызылкомбаши,  самой высокой вершиной  которого является Биляги-хох. Под гребнем этого хребта, западнее вершины Биляги-хох, белеют два небольших каровых ледничка. Начинающиеся  из-под них ручьи текут по крутому склону белыми лентами водопадов, которые ниже сливаются в один ручей—самый  крупный левый исток р.Билягидон.
 
   Перевалив через хребет Кызылкомбаши,  можно  попасть в соседнюю  с  запада малоисследованную долину  р.Хазны-су, циркообразное верховье которой замкнуто высокими  снежны­ми вершинами  Суганского хребта —  Нахашбита-хох (4393 м), Цухгарты-хох (4131 м) и Галдор (3830 м).
    Современное  оледенение в этой долине развито значитель­но больше, чем  в долине Билягидон. Здесь насчитывается 10 ледников, из них 2—крупных долинных ледника и 8—каровых, расположенных высоко  под гребнями хребтов. Наиболее круп­ным  ледником в долине р.Хазны-су является широкий, сильно разветвленный в верхней  части ледник Галлас-буз, фирновый бассейн которого лежит между вершинами Цухгарты-хох и Галдор. В длину этот ледник достигает 2,5 км. Соседний с ним с за­пада ледник начинается из цирка, расположенного между вер­шинами  Нахашбита и Цухгарты-хох. Он спускается с замыкаю­щего  цирк порога в долину Хазны-су, образуя короткий язык, оканчивающийся  на абсолютной высоте 2575 м. Расположенные у конца этого ледника многочисленные остатки конечных и бе­реговых  морен  свидетельствуют о его значительном  сокра­щении. Цейской подковой альпинисты называют дугообразную  гор­ную  цепь, замыкающую  с юго-запада Цейское ущелье. Подни­маясь  грандиозным  снежным  амфитеатром   над обширными фирновыми  полями Цейского ледника, она достигает в среднем 4000 м  высоты. В величавом  безмолвии возвышаются   здесь одна  за  другой стройные,  одетые в  снежно-белый   наряд вершины:  Уилпата (4646м), Даблпик (4330 м), Бубис-хох (4468м), Чанчахи (4461 м), Мамисон-хох (4358 м), Ронкетти (4427 м), пик ВЦСПС  (4048 м), Зарамаг (4203 м) и Адай-хох (4405 м). Разделя­ющие  их  перевалы: Цей-Караугом (3900 м), Теплизи (3800 м), Ронкетти (3950 м) и Фрешфилда  (3980 м) отличаются большой труднодоступностью.
    Внутри Цейской подковы  среди обширных  фирновых  полей Цейского ледника протягивается от горы Мамисон-хох в северо-восточном  направлении высокий скалистый отрог с наиболее популярной  среди альпинистов вершиной—пиком    Николаева (4100 м)—замечательным  кругозором, с которого хорошо про­сматриваются все вершины,  гребни и перевалы Цейской  под­ковы.    С севера долина реки Цейдон ограничена извилистым пиль­чатым гребнем  Цейского хребта, достигающим в  длину почти 20 км. Он   увенчан снежными  вершинами  Сонгути (4460 м), Уларг (4320 м), Тур-хох (4150 м), Цей-хох (4132 м) и более низки­ми бесснежными,  но также  красивыми: Буревестник (3780 м), Спартак (3628 м), Сау-хох (3356 м), Сурх-хох (3093 м). Заканчи­вается этот  гребень на  северо-востоке вершинами  Садон-вцег (2877 м) и Цахцири-хох (2738 м), между которыми подни­мается  остроконечный  пик Туриста (2750 м)—  излюбленная вершина туристов.   
    Вдоль южной  границы Цейского ущелья протягивается высо­кой гранитной стеной Кальперский хребет, лишь немногим усту­пающий  по  высоте Цейскому хребту. Его острые, как зубья, вершины—Лагау    (4066 м), Москвич  (4050 м), Пассионария (4070 м), Вильс (3890 м), Шамова  (3570 м) и пик Шульгина (3460 м) вздымаются  на заснеженном  гребне правого борта Сказского ущелья.
   Самая восточная вершина этого хребта — необычайно  величественная Кальпер (3803 м) господствует над всей нижней  частью Цейского ущелья. Перевалы Кальперского хребта также высоки и труднодоступны. Наибольшей известно­стью среди них пользуется Сказский перевал (3907 м), располо­женный  на гребне, ограничивающем с юга обширный фирновый бассейн Сказского ледника между  вершинами Адай-хох и  Лагау.
     Цейское ущелье является одним из наиболее мощных очагов современного  оледенения Северной Осетии. Вся верхняя часть его  покрыта фирном, снегом и льдом. Здесь насчитывается 29 ледников, общей площадью  около 15 кв. км (14,96 кв. км).     Самый крупный ледник в долине р. Цейдон—Цейский  рас­положен в ее верховье. По размерам это второй после Караугома ледник Северной Осетии. Площадь его в настоящее время  9,7 кв. км наибольшая длина (от горы Бубис-хох) 8,6 км.
     Фирновый  бассейн Цейского ледника, расположенный в огромном  цирке, внутри Цейской подковы,  достигает в длину  8 км, а в ширину 3,5 км. Он состоят из двух мощных леднико­вых потоков — Северного и Южного цирков, разделенных контрфорсным  отрогом  горы Мамисон-хох,—хицаном,  на  котором  возвышается  пик Николаева. Широкая  и ровная поверхность  обоих цирков гладкая, почти без трещин. Питание их происходит  за счет снежных лавин и ледниковых обвалов, скатывающихся с  крутых склонов окружающих гор Цейской подковы. Более мощным   и длинным  является Северный цирк, имею­щий  падение к востоку. Длина его около 5 км (от вершины Бу­бис-хох). В нижней части он заканчивается огромным труднодо­ступным ледопадом  высотой около 300 м. Южный  цирк ориен­тирован на  северо-восток и достигает в длину (от вершины  Мамисон-хох) 2,6 км. После выхода из цирков оба потока сливаются в один общий  ледниковый  язык с сравнительно ровной и пологой поверхно­стью  шириной  в 1 км. В полутора километрах ниже  слияния ледниковых потоков  (приблизительно на абс. высоте 2600 м) Цейский ледник разбит вторым,  нижним ледопадом, достигающим  в высоту 120 м и в ширину  600 м. В левой части его видны выходы коренных по­род—бараньи   лбы, ширина  которых постепенно из года в год увеличивается. Ниже этого ледопада язык ледника снова стано­вится пологим и имеет длину 2,3 км, при средней ширине около 600 м. Правая часть его сильно расчленена трещинами и покры­та боковой мореной, левая, наоборот, имеет мало трещин  и почти совсем лишена моренных  отложений. Заканчивается язык ледника крутым, почти отвесным откосом высотой 45—50 м  на абс. высоте 2200 м. У основания откоса в правой части его на­ходится большой  грот, из которого вытекает р. Цейдон.
    Систематические наблюдения  за отступанием конца языка Цейского ледника показывают, что он отступает со скоростью в среднем 12,5 м в год. За 1890—1969 гг. конец языка поднялся на 140 м, а площадь ледника сократилась на 8,18 кв. км. В ре­зультате этого процесса от ледника отчленилось 16 небольших висячих ледников (общей площадью  0,96 кв. км), из которых 11 находятся на хребте, ограничивающем с юга Цейский  ледник, между  вершинами  Зарамаг  и Адай-хох (на склоне северной экспозиции).
    Рядом с Цейским  ледником, на левом склоне долины реки Цейдон, расположено  семь ледников общей  площадью  около 2 кв. км. Наибольшим из них является Уилпатинский ледник (площадь его 1,3 кв. км, наибольшая длина 2,1 км). Ледник этот лежит в глубоком цирке под гребнем Цейского хребта, между вершинами  Уилпата и Сонгути. Широкий и сильно изрезанный ледник его оканчивается на поверхности бараньих лбов (на абс. высоте 2600 м), обрывающихся  к левобережной морене  Цей­ского ледника крутым уступом высотой 300—350 м.    Площадь Уилпатинского ледника с 1890 по 1969 год сократи­лась на 0,55 кв. км, а длина — на 670,3 м. За этот промежуток времени  от него отчленилось три небольших висячих ледника площадью  0,13 кв. км.    В настоящее время Уилпатинский ледник перешел из стадии отступания в стадию наступания. Средняя скорость его наступания составляет 5—7 м в год.
 
    Кроме Уилпатинского ледника на левом склоне долины, под самым  гребнем Цейского хребта, имеется еще три небольших каровых ледника общей  площадью 0,2 кв. км. Это ледник Гуат под вершиной  Уларг и два безымянных—под   вершинами  Тур-хох и Цей-хох.
    Вторым  по величине ледником в бассейне реки Цейдон яв­ляется Сказский ледник, спускающийся  с  северо-восточного склона горы Адай-хох. Площадь  его 2,0 кв. км, максимальная длина 3,2 км. Фирновый бассейн ледника расположен на север­ном склоне хребта Кальпер между  вершинами  Адай-хох и Лагау и достигает в длину 3 км. Из фирнового бассейна ледник вытекает мощным  ледопадом высотой около 1,5 км. Ниже язык ледника разделяется на две части: восточную—широкую,   но короткую, оканчивающуюся  на абс. высоте 2700 м на бараньих лбах, и западную—длинную,   но узкую, спускающуюся  значи­тельно ниже, до абс. высоты 2409 м. Ширина  западной ветви 150—200  м, поверхность ее на протяжение 1,2 км покрыта мощ­ным чехлом  морены. За 1890—1969 гг. площадь Сказского лед­ника сократилась на 1,59 кв. км, а западной конец его отступил на 693,6 м, что составляет 8,8 м в год. В последнее время ско­рость отступания его значительно уменьшилась. Так, за 1968— 1969 гг. он отступил всего на 0,6 м (по данным В.Д.Панова).
    На правом  склоне Сказского ущелья, под гребнем Кальперского хребта, расположено еще четыре висячих и каровых лед­ника, из которых  наиболее крупный Москвич  (площадью  0,5 кв. км).    Самым   северным ледником  Кальперского хребта является ледник Кальпер, расположенный  в глубоком каре на северном склоне горы  Кальпер. Большая часть его поверхности покрыта мощным   чехлом морен. В длину он достигает 0,6 км и закан­чивается на крутых бараньих лбах, на абс. высоте 2800 м.
    На  левом склоне Сказского ущелья, на гребне, отходящем на север от горы Адай-хох, под вершиной Кальтберг лежит не­большой, но  широкий с двумя языками ледник, напоминающий по форме клещи. Поверхность его чистая., лишенная морен. Высокие снежные  вершины  и ледники Цейского ущелья бла­годаря их  близости к Военно-Осетинской дороге  посещались и  покорялись большим  числом исследователей и альпинистов. Первым   их покорителем был  отважный  английский альпинист Дуглас Фрешфилд,  которому еще в 1883—1884 гг. удалось прой­ти со стороны Зарамага через труднодоступный перевал в Цейской подкове  (впоследствии названный перевалом Фрешфилд) на  Цейский ледник и оттуда совершить первовосхождения  на Чанчахи, Бубис-хох и Мамисон-хох. Несколько позже, в 1886—1887 гг., на вершины Цейской подковы—Даблпик,  Зарамаг  и   другие совершил восхождения венгерский альпинист Мориц Дечи. На высшую   точку Цейского  ущелья—вершину    Уилпату   (4646 м) первыми поднялись в 1890 году английские альпинисты   Хольдер и Кокин.     В 1913 году на Уилпату взошел итальянец Витторио Ронкетти.   Ему удалось установить точное положение вершин Адай-хох и   Уилпата, которые до него часто путали.
     Восхождение  это проходило при очень тяжелых метеороло­гических условиях. «Ветер,— пишет  Ронкетти,— со страшной   силой обрушивался на нас, и буря хлестала больно в лицо. По   временам приходилось останавливаться и, наклонившись на ле­доруб или упершись в скалы, с напряженными мускулами, согнутой шеей ожидать, пока порыв бури не уменьшится... Метель   ослепляла, дух захватывало, и буквально, не было возможности  идти далее... Мы подошли на сто метров к вершине. Буря уси­лилась настолько, что казалось невозможна дальнейшая борьба  и надежда на победу, более того—нужно   было  просто поду­ мать о спасении жизни. Мы спустились по скалам...».
     В конце  прошлого—начале   настоящего  столетия ледники  Цейского ущелья изучались многими русскими исследователями:  К.Н.Россиковым, Н.Я.Динником, К.Н.Подозерским и др. В  1920—1930 годах их посещают  замечательные кавказоведы на­ шей страны А.Л.Рейнгард и Л.А.Варданянц. Большой вклад  в  изучение Цейских  ледников сделал  известный гляциолог  X.Я.Заккиев, проводивший исследования на них в течение 25  лет (с 1925 по 1950 год). В последнее время на ледниках Цейского ущелья работали экспедиции Харьковского государствен­ного университета (под руководством П.В.Ковалева, в 1958 г.)  и Ростовской гидрометеорологической обсерватории  (под ру­ководством В.Д.Панова, 1966—1969 гг.).
     В настоящее время почти все снежные  вершины  Цейского  ущелья уже покорены. На каждую  из них восхождения совер­шались десятки раз. Многие вершины Цейской  подковы стали  «учебными», на которые ежегодно поднимаются молодые начи­нающие  альпинисты. Теперь Цей—одна   из  крупнейших баз  альпинизма на Северном Кавказе. Первый альпинистский лагерь  спортивного общества «Медик» здесь был организован в 1934 го­ду. Участники его, харьковские альпинисты Н.Моргун, М.Леви­ на, К.Баров, совершили ряд восхождений на вершины Сонгути-хох, Адай-хох, в том числе и первовосхождения на  Кальпер,  Даблпик, Цей-хох, Скатиком-хох, пик Шульгина.    В 1940 году мастер спорта Г.Бухаров делает первый траверс пика Николаева—Мамисон-хох—Чанчахи    и подъем на Сонгути-хох.
    В послевоенные годы альпинизм  в Северной Осетии разви­вается с новой силой. В Цее появляются новые большие альпи­нистские лагери спортивных обществ  «Родина»  и «Буревест­ник».    В 1947 году альпинисты Северной Осетии приняли активное участие во Всесоюзном траверсе Главного Кавказского хребта, от Эльбруса до Казбека, организованном в честь 30-летия Ок­тябрьской революции. В  районе Цея и Караугома было прой­дено семь  включенных во Всесоюзный  траверс участков. Наи­более  сложным из  них (IV—Б категории трудности) были два траверса: Сонгути (4460 м)—Уларг (4320 м) и Адай-хох—Зара­маг — ВЦСПС —  пик Ронкетти.    Этот последний траверс был пройден  группой альпинистов общества «Родина»  (под руководством А. Дурнова) в сложных метеорологических условиях за восемь с половиной суток. Ус­пешному  завершению  его способствовала предварительная за­броска продуктов на Сказский перевал и вершины  Зарамаг и Ронкетти.
    «...Заночевав на Сказском перевале, альпинисты вышли на гребень Адай-хох и вскоре поднялись к крутому снежно-ледо­вому куполу, резко обрывающемуся   по обе стороны. Подъем с тяжелыми  рюкзаками требовал тщательной страховки. Ледо­вый купол был взят и группа вышла на вершину (4408 м). Спуск по северо-западному гребню Адай-хоха представлял значитель­ные трудности. Альпинистам пришлось здесь преодолевать ле­довые  гребни с отдельными скальными участками, крутые снеж­но-ледовые кулуары, требующие  рубки ступеней и крюкового охранения. Только к концу дня группа достигла перемычки меж­ду Адай-хохом и Зарамагом. На третий день на узком гребне Зарамага  альпинистов застигла непогода. Сильный ветер со снежной крупой вскоре перешел  в грозу. Возобновить движе­ние удалось только в середине следующего дня. Три часа обхо­дили слева большой  заснеженный «жандарм», а перед следу­ющим   «жандармом» пришлось  заночевать.    Утром пятого дня спортсмены вышли  на дальнейший штурм вершины  Зарамаг. Снегопад прекратился, но туман, холод и сильный ветер затрудняли преодоление заснеженных «жандар­мов» и острого снежного гребня. Перед самой вершиной  аль­пинисты три часа  с крюковой  страховкой преодолевали сто пятьдесят метров острого ледово-снежного гребня с огромным карнизом, свисавшим  на юг и  крутым обрывом   на север. В сплошном тумане они поднялись на Зарамаг (4203 м). На шестой день пути, опять в тумане, группа Дурнова траверсировала пик ВЦСПС  (4048 м) и впервые, воспользовавшись кратковременным просветом, установила связь с наблюдательной группой. Еще два с половиной дня было  потрачено на траверс трех вершин пика Ронкетти (4427 м) и спуск в лагерь. Ветер, снег, туманы, а затем и дождь  были  постоянными спутниками альпинистов». Кто хоть раз побывает  в Цее, тот всю жизнь  будет стремиться в этот сказочный мир снежных  вершин и голубых ледников.

К ЦЕЙСКОМУ ЛЕДНИКУ

     Путешествие по Цейскому ущелью  начинается из Бурона— небольшого  горного селения, расположенного на Военно-Осе­тинской дороге, в 37 км южнее Алагира. Ущелье р. Ардон  в этом месте  расширяется, образуя так называемую Буронскую котловину, окруженную со всех сторон оголенными мрачными склонами. Впереди на юге поднимается белоснежная вершине горы Кальпер. с востока—отвесные скалы Большого и Малого Лабогома. Здесь на дне котловины сливаются две реки: в мут­ные воды Ардона  впадает слева светлая голубовато-белая река Цейдон. Устье ее загромождено скоплением  серых, угловатых валунов различного размера и  формы. Это  конечная морене Цейского ледника, которую он отложил несколько тысяч лет на­зад, в эпоху последнего оледенения.
    Машина переезжает  по мосту через р. Ардон и поворачива­ет в Цейское ущелье. Огромные валуны заполняют все его дно. Среди них с грохотом несется вспененная река. Дорога поднимается крутыми серпантинами  по левому склону долины, по­крытому моренными  отложениями. В некоторых местах подъем настолько крутой, что машина просто «рычит» от напряжения.    Дорога вьется по узкому карнизу на высоте 200—250 м над рекой. Отсюда видно все Цейское ущелье. Теперь только мож­но понять, почему оно пользуется такой популярностью и сла­вой, привлекая к себе тысячи туристов, альпинистов и отдыха­ющих.    Окаймленное двумя  снеговыми отрогами  Главного Кавказ­ского хребта—Кальперским  на юге и Цейским на севере—это ущелье утопает в зелени лесов. В верховьях его лежит один из самых красивых и доступных ледников Кавказа—Цейский,  над которым  величественным амфитеатром  возвышаются снежные вершины  грандиозной Цейской «подковы»— Зарамаг, Мамисон-хох, Чанчахи, Бубис-хох, Даблпик. Две самые высокие из них — Уилпата на севере и Адай-хох на юге—как два сказочных вели­кана сторожат вход в верхнюю часть Цейского ущелья.
    На склонах Кальперского хребта, между вершинами  Адайхох и Лагау, лежит  второй по величине в  Цейском ущелье ледник—Сказский,  сверкающий  белизной своих снегов сквозь темную  зелень леса. Светлой ленточкой вытекает из-под него река Сказдон—самый   большой приток реки Цейдон.    Чарующе  прекрасно  Цейское ущелье.  Здесь все ласкает взор, изящные, словно точеные, очертания снеговых гор, тени­стые леса с полянами, усеянными цветами, жемчужные каскады рек.
 
    Стерильно чистый, насыщенный запахом хвои воздух делает  Цей одним из лучших мест отдыха в нашей стране. В наиболее  расширенной части ущелья, в 10 км от устья Цейдона, на левом  берегу реки находится большой благоустроенный дом отдыха,  против него, на правом берегу реки—Цейская  туристическая  база (абс. высота 1750 м). Близость высоких труднодоступных  снеговых гор привлекает в Цей альпинистов. В низовьях реки  Сказдон, на его широком конусе выноса расположились среди  густого леса два альпинистских лагеря — «Торпедо» и «Буревестник».
    От туристской базы до Цейского ледника 8 км. Дорога про­ ходит сначала по правому берегу р. Цейдон. Со всех сторон нас  обступает лес. Высокие вековые деревья, буки и сосны, покры­тые мхами и лишайниками, переплетаются вверху ветвями, об­разуя сплошной зеленый свод. На залитых солнцем полянах, на  траве и нежных лепестках цветов блестят, как жемчуг, капельки  росы. Солнечные лучи наполняют лес золотым сиянием, делая  его по-настоящему сказочным. После дождя запах хвои чувст­вуется с особой силой.
    За Сказдоном  поднимается отвесная темная скала высотой  более 800 м. Если присмотреться внимательней к этой скале,  можно увидеть как бы высеченный на ней мужской профиль с  бородой и в монашеском капюшоне. Вероятно, поэтому скала и  называется Монахом. В этом месте через реку Цейдон перебро­шен небольшой  деревянный мост. Прозрачно-голубые  волны  реки с шумом перекатываются по загромождающим   русло ва­лунам, поднимая в воздух столбы водяной пыли и брызг. Лес  становится светлее. Здесь он состоит преимущественно из со­сен, высоких и стройных, как в парке. Отвесные склоны подни­маются над плоским широким  дном  ущелья на высоту 800—1000 м, их  острые пильчатые  вершины  только временами  показываются сквозь облака. Массивные глыбы гранита вывет­рились и местами, от наличия в них марганца, почернели, как  будто их кто-то выкрасил в черный цвет. Они нависают над до­рогой гигантскими карнизами и, кажется, готовы вот-вот обру­шиться на тебя.
    Приблизительно в 4 км от туристской базы у самой дороги лежит поросший  мхом гранитный валун величиной с одноэтаж­ный дом. Его притащил сюда когда-то ледник в эпоху последне­го оледенения.    Если отойти немного вправо от дороги, можно увидеть среди леса огромное скопление валунов, камней и щебня, достигаю­щее  около 500 м в длину, 100 м в ширину и 10—12 м в высоту. Все это вынесла из узкого бокового ущелья 18 августа 1953 года маленькая речушка—левый    приток р.Цейдон. В результате сильного ливня она превратилась в могучий каменный поток и погребла под собой в одну ночь большой альпинистский лагерь «Медик», располагавшийся на красивой лесной поляне у самого выхода ручья из ущелья. Теперь от этого лагеря остались только развалины белого одноэтажного здания, возвышающиеся среди груды камней.
    Отсюда совсем  близким кажется белый конус Уилпаты, уже собравший около  своей вершины стайки серебристых облаков. У подножия  его лежит широкий Уилпатинский ледник. Изрезан­ный конец его как белое кружевное покрывало свисает с крутых отполированных до блеска скал высотой 300—350 м.
    Тропинка, по которой  мы идем,  извивается в лесу узкой змейкой, то приближаясь к шумной  реке, то удаляясь от нее. Вскоре она исчезает под прозрачными водами  реки Хрусталь­ной, через которую  приходится пробираться по бревнам. Не­много дальше дорогу преграждает еще одно свежее нагромож­дение валунов из светло-серого, почти белого гранита. Их вы­носят из бокового ущелья река Белая, отдающая свои быстрые воды Цейдону.
   Постепенно лес становится ниже, деревья моложе. Теперь он состоит из косых сосен и берез.    Вот и  первая конечная морена  ледника—высокий   крутосклонный вал, перегораживающий всю долину. Река, белая от пены и брызг, с шумом прорывается через нее, образуя много­численна каскады. На правом берегу конечная морена примы­кает к высокому, совершенно отвесному и обнаженному склону морены, острый гребень которой возвышается над дном долины на 120—130 м, на гребне ее растут деревья, кажущиеся сни­зу совсем маленькими.
    Отсюда до ледника не  более 700 м. Хорошо виден голубо­вато-серый конец ледника и его грот, из которого вытекает бурная река. Поверхность ледника кажется грязной от покрывающих его камней и валунов. Выше, над языком ледника, поднимается лес острых ледяных глыб нижнего ледопада. Подъем становится круче. Дороги извивается среди хаоти­ческого нагромождения  валунов и  обломков, скатившихся со склонов и принесенных сюда ледником.  Здесь растут только низкорослые  кривые сосенки, пушистые березки, да отдельное пусты можжевельника.    На большом  валуне из светлого гранита размером 16х10х12 м мы  нашли метку, поставленную исследователем X.Я.Заккиевым в 1 926 году. Тогда расстояние от валуна до конца ледника было всего 160 м. Сейчас оно 660 м. Значит за 45 лет ледник отсту­пил на 500 м. Скорость отступания была в среднем 12 м в год.

ЛАГЕРЬ У ЛЕДНИКА

     Лагерь мы решили разбить на левобережной морене ледни­ка, недалеко от его конца. Широкая площадка поросла кустар­ником из березы и сосны. Как раз в этом месте заканчивается  боковое ущелье Орах-ком. Крутое дно его спускается к Цейскому леднику террасами. С верхней террасы хорошо  виден  весь ледник. На поверхности его от самого ледопада тянутся  темные полосы морен, которые постепенно расширяются и по­крывают весь его конец. Два огромных ледопада—верхний  и  нижний, разделенные ровной белой  площадкой, напоминают  высокие ступени гигантской мраморной лестницы. К ним с ок­ружающих склонов спускаются белыми шлейфами многочислен­ные снежники и небольшие висячие ледники.
    В верховьях мрачного и очень крутого ущелья Орах-ком ле­жат два небольших каровых ледника, вытекающие из-под них  ручейки струями пробираются среди огромных морен и осыпей  и впадают в р. Цейдон, в 200 м ниже ледника. Во время силь­ных ливней эти ручьи превращаются в мощные грязекаменные  потоки и тогда ущелье становится совсем непроходимым.
    Отсюда хорошо  видно и все Цейское ущелье, почти до самого устья. Оно напоминает гигантское корыто с отвесными гра­нитными склонами и плоским  дном. Прозрачно-голубая река  Цейдон течет, извиваясь среди густого леса.    От  нашего лагеря до конца ледника но больше 200 м. Все  дно перед .ледником загромождено крупными, уже  хорошо  улежавшимися валунами. Между ними  только кое-где встреча­ются небольшие ровные  площадки, покрытые  белым  чистым  песком. Протекающий здесь ручей то срывается с гладких камней прозрачными струйками, то, подпрудившись, образует крошечные озерца. Среди валунов растут одиночные кустики мож­жевельника, карликовые березки, ивы и очень яркие цветы,  маки, с прозрачными  оранжевыми  лепестками, крупные, на  низеньких стебельках колокольчики, ярко-синие, совсем прижавшиеся в: земле генцианы или горечавки. На камнях и в расщелинах их лепятся мхи, лишайники и розовые камнеломки.    У конца ледника мы нашли на камнях несколько меток, по- ставленых в предыдущие годы  различными  исследователями.  Отмерив от них расстояние до конца ледника, мы еще раз убе­дились, что Цейский ледник отступает в среднем со скоростью  12—13 м в год.    У правого края языка ледника находится большой грот. Из его темной и холодной глубины  вырывается шумный  Цейдон. Длина  грота 16 м, а высота его голубого свода—4 м. Стоять здесь опасно, т. к. с поверхности ледника все время летят вниз по крутому ледяному откосу камни. Анероид показал абсолют­ную  высоту у грота 2220 м.
   В 80-х годах прошлого столетия Цейский ледник оканчивался на абсолютной  высоте 2050 м вблизи Хрустальной реки и до­стигал в длину 9,5 км. С тех пор, в течение 85 лет, он, постепен­но отступая, сократился больше чем на километр. В настоящее время эта часть дна долины уже поросла лесом, высота деревь­ев здесь 5—6 м.
   Потом мы  отправились на ледник. Сначала пришлось пройти по еще  не улежавшимся камням  «живой» морены, окаймляю­щей бордюром  весь ледниковый язык. Местами под ней лежит «мертвый» лед. Идти по такой морене не доставляет большого удовольствия. Преодолев довольно крутой склон ледника, мы вышли  на его поверхность. Она здесь очень неровная. Вдоль ледника посередине тянется глубокая впадина-ложбина, разде­ляющая  две ледниковые возвышенности: левую, покрытую се­рой мореной (из кристаллических сланцев), и правую, состоящую из розовых обломков гранита.
    По этой ложбине мы пошли  вверх к ледопаду. Чем дальше мы  продвигались, тем ледник становился положе. Наконец, он стал таким плоским и ровным, что мы шли без всякого труда, почти не замечая подъема. Срединная ложбина постепенно выполаживается и исчезает. Повсюду, куда не посмотришь, подни­маются, как грибы в лесу, ледниковые столы на высоких ледяных ножках, с крышкой из плоского камня. Высота ножек, как пра­вило, 0,5—0,75 м, иногда и выше. Самый большой стол находит­ся у подножия ледопада; ножка его достигает 4 м высоты, а крышка—5,5   м. Мы  с трудом  взобрались на него. Крупные камни защищают   ледник от солнечных лучей, и поэтому под ними  образуются ледяные ножки. Под  небольшими  тонкими, быстро  прогревающимися  камешками, наоборот, образуются глубокие круглые впадины—ледниковые  стаканы, наполненные до краев прозрачной, как стекло, водой. Ледниковые стаканы обычно маленькие, не больше 3—5 см в диаметре. В некоторые из них мы вставили палки, чтобы измерить глубину, но дна не доставали. Иногда ледяных стаканов так много, что поверхность ледника кажется ячеистой.
     Многочисленные ручейки талых  вод бегут, журча в извили­стых ледяных руслах. Только некоторые из них достигают зна­чительной длины, большинство же исчезает, низвергаясь каска­дами  в бездонные с отвесными стенами круглые  трещины— ледниковые  колодцы. В некоторых  колодцах  вода, падая с большой высоты, образует водовороты и, увлекая крупные ва­луны, высверливает ими во льду полосы сферической формы. Это ледниковые мельницы. Вода в них шумит и  бурлит, как в настоящих мельницах. Отдельные ледниковые мельницы имеют 4—5  м в диаметре, а их видимая глубина достигает 12—15 м.
    Цейский ледник не только один из самых красивых  и до­ступных ледников Кавказа. Он замечателен еще и тем, что на нем классически представлены все ледниковые  формы  и яв­ления.
    Солнце клонилось уже к закату и нам нужно было возвра­щаться в лагерь. Мы пошли к левому краю ледника, пересекая его по диагонали. Ровная поверхность ледника становится более крутой. Она вся изрезана глубокими трещинами, которые при­ходится осторожно обходить, иногда перепрыгивать. Мы бук­вально съехали с крутого обнаженного склона ледника к под­ножию  высокой береговой морены. Потом  взобрались на нее и пошли по острому гребню в лагерь, где нас ждал ужин.
    Вечером мы долго сидели у костра. Спать не хотелось, слишком  необычной была обстановка. Не черном, как бархат, небе сверкали крупные и очень яркие звезды. В их мерцающем свете виднелись обступавшие нас со всех сторон снежные вершины. Рядом с нами ледник. Он как будто живой: журчит, звенит, тре­щит. С него все время сыплются камни. В ночной тишине все эти звуки кажутся необычайно громкими.
    Вдруг раздались оглушительные раскаты, напоминающие ар­тиллерийскую стрельбу. Сначала мы не могли понять, что это за звуки. Потом увидели по ту сторону ледника, в 200 м от нас, летящие вниз огромные камни. Они  ударялись о скалы, подни­мая  вверх облака пыли, щебня и потом  падали на ледник, к подножию  правой  береговой морены. Это был горный  обвал. Он продолжался  3—5 минут, то затихая, то усиливаясь. Наконец окончательно затих.
    Мы разошлись  по палаткам. Сразу же забрались в спальные плешки. Холодное  дыхание гор и близкое  соседство ледника давали себя чувствовать. Термометр показывал только 7 градусов.
    Утром  проснулись в густом тумане. Мельчайшие капельки воды  покрывали все. Что это? Неужели такая роса? Выглянув из палатки, мы увидели смутные очертания окружающих пред­метов. Вверх по ущелью ползли густые белью, как молоко, облака. Одно из них покрыло и нас, охватив со всех сторон. Зна­чит, мы спали в облаках.
     Погода  совсем  испортилась. Мелкий,  но густой  дождь забарабанил по палаткам. И так продолжалось два дня. Распо­годилось только на третий день. Вверх по долине подул легкий ветерок. Облака стали быстро  подниматься по  склонам, и к одиннадцати часам уже  совсем  распогодилось. Ярко засияло солнце, все вершины резко обозначились на голубом небе.
    Мы  наконец  согрелись и повеселели. Быстро собравшись, отправились на ледник. Хотелось воспользоваться хорошей по­годой, увидеть его замечательный ледопад, славящийся своей красотой на всем Кавказе.
    Ровная поверхность ледника с подъемом становится круче. Все чаще  появляются глубокие трещины. Промежутки  между ними уменьшаются, превращаясь  в ледяные острые скалы, от­ливающие  голубым цветом. Скалы эти, или серраки, расчленя­ясь, как бы вырастают, делаются выше, образуя целый лес обе­лисков, шпилей, колонн, пирамид. Разделяющие  их трещины теряются глубоко внизу в непроницаемом мраке. В их ледяной глубине чуть слышится журчание  потоков воды. В некоторых местах широкие трещины  заполнены прозрачной водой и напо­минают  настоящие озера, на поверхности которых плавают не­большие льдинки—«айсберги»  в миниатюре. Как в зеркале, от­ражаются  в этих озерах отвесные голубые берега  и возвышающиеся над  ними  шпили. Чистый, искрящийся  на солнце лед образует живописные арки и замысловатые мосты, переброшен­ные через бездонные  трещины. Кажется, что попал в какое-то сказочное ледяное царство.
    Но  любоваться долго  ледопадом  не  пришлось. Снизу  по ущелью  начал подниматься туман. Он быстро двигался белой пеленой с северо-запада, переваливая через Цейский хребет. Очень скоро туман так сгустился, что уже в двух шагах ничего нельзя было разглядеть. Нужно  было  поскорей выбраться из ледяных дебрей. Но это оказалось не так просто. На каждом  шагу нас ждали невидимые  в тумане трещины и кру­тые ледяные обрывы. Хорошо, что мы взяли с собой веревку и ледорубы. Пришлось   связаться и двигаться очень медленно, осторожно выбирая дорогу.    На ровную  поверхность ледника мы вышли, когда уже совсем стемнело.

НА СКАЗСКИЙ ЛЕДНИК

     Сказский ледник и все Сказское ущелье  хорошо  видны с левого берега реки Цейдон, с того места, где находится Реком—небольшая,   сложенная из бревен и потемневшая от вре­мени  часовня. Это редкий археологический памятник осетин­ского народа построен 800 лет назад (в ХII веке) в честь покро­вителя диких  зверей и охотников—Уастырджи,   или  святого Георгия. По преданию, все окружающие леса и ущелья с обита­ющими  в них животными  принадлежат Уастырджи. Многие ве­рили, что от почитания Уастырджи всецело зависит успех охоты. Поэтому, отправляясь на охоту, обязательно заходили в Реком, чтобы заручиться покровительством Уастырджи. После удачной охоты Уастырджи  благодарили, угощали всех встречных частью добычи, а в Реком приносили рога и черепа убитых животных. Так как все эти приношения и дары Уастырджи считались непри­косновенными, их накопилось здесь очень много. Реком чтили настолько, что приближаясь к нему, люди еще издалека снимали шапки и всегда спешивались.
    Над Рекомом  поднимаются  гранитные скалы левого склона Цейского ущелья. Несмотря на большую крутизну, они почти до самых вершин поросли сосновым лесом. Подножия  их до высо­ты 60—80  м  над Рекомской поляной хорошо  отшлифованы  и очень напоминают ледниковые скалы или бараньи лбы. Очевид­но, здесь когда-то недолго останавливался ледник, двигавшийся вниз по Цейскому ущелью. Следы  его полировки и шлифовки отчетливо сохранились на гранитных скалах. О пребывании здесь ледника свидетельствует и значительная ширина ущелья, дости­гающая в этом месте не менее 500 м. Это обширная, покрытая лесом горная котловина. Отшлифованные ледником скалы нахо­дятся как раз против Сказского ущелья. Поэтому мы решили взобраться на них, чтобы оттуда сфотографировать Сказский ледник. Рядом с  крутой, вьющейся винтом тропинкой шумит срывающийся  каскадами поток. Корни  деревьев, как толстые веревки, оплетают скалы и помогают взбираться на них.
    Тропинка приводит нас на плоскую, выровненную  поверх­ность скал, поросшую высокими соснами. Отсюда открывается исключительный по красоте вид на широкое Сказское ущелье. В  зеленом  обрамлении   лесов и  лугов  сверкает громад­ными  застывшими каскадами  белоснежный  ледник. Над ним поднимается скованная льдом и фирном величественная верши­на Адай-хох.
    Огромное  фирновое поле Сказского ледника заполняет всю верхнюю  часть ущелья. Оно расположено   на склоне хребта соединяющего  Адай-хох с вершиной Лагау, и достигает в длину не менее трех километров. Ниже начинается большой и очень крутой ледопад, который издали кажется вертикальным. Правая часть его свисает с высоких бараньих лбов двумя фестончатыми языками, а левая (главная) заканчивается одним узким языком, погребенным под мощным  чехлом серой морены. По сравнению с обширным  фирновым  полем и высоким ледопадом этот язык кажется совсем маленьким, его сначала можно даже не заме­тить. Он как бы прячется глубоко на дне ущелья между двумя высокими зелеными холмами береговых морен.
    Сказское ущелье, так же как и Цейское, имеет трогообразную  форму  с крутыми почти отвесными склонами и  плоским широким  дном. Длина его около 6 км (если считать вместе с ледником), а ширина 450—500 м. Справа над ним поднимается громадный черный массив Монах (3080 м), а слева вырисовыва­ются зубья хребта Кальпер (3800 м). В устье ущелья расположен обширный  конус выноса, холмистая поверхность которого порос­ла Сказским лесом. Среди  темной зелени леса видны белые здания и палатки альпинистских лагерей.    Перейдя по мосту через Цейдон, мы пошли вверх по Сказскому ущелью. Тропинка петляет в густом лесу. Она приводит к деревянной арке с надписью «Добро  пожаловать!». А вот и красивое  белое  здание  альпинистского лагеря «Буревест­ник». Перед ним на высоком шесте развевается голубой вым­пел.
    За лагерем подъем круче. Последние сосны остаются поза­ди. Теперь перед нами зеленеют альпийские луга, а над ними в •голубом небе сияют снежные вершины.
    Чтобы лучше рассмотреть ледники правого склона долины, мы  перешли по бревнышкам  на левый  берег реки Сказдон и сразу попали на огромное скопление камней и глыб. Очевидно тут недавно произошел большой обвал. По неулежавшимся еще камням добрались до отвесных гранитных скал. Светлая полоса на них, начинающаяся высоко под карнизом, свидетельствует о том, что обвал произошел не так давно.
    Отсюда отчетливо видны все  вершины и ледники  правого склона Сказского ущелья—хребта   Кальпер. Вот поднимается утопающая в снегах пирамида Москвича с торчащим перед ней черным  зубом—«жандармом»,   восточнее следуют притуплен­ная Пассионария, Шульгина и Шамова.  С крутых, изъеденных карами и  цирками склонов почти вертикально свисают ярко-белые языки продолговатых и узких ледников. Самый длинный из них тот, который лежит рядом со Сказским ледником. Мы назвали его «Москвичом», так как он спускается с горы Моск­вич.
   Сфотографировав  и зарисовав ледники, мы пошли  дальше  вдоль склона. Лес на этом склоне поднимается несколько выше,  чем на правом, лучше освещаемом солнцем. Густой и темный,  он состоит из развесистых буков, сосен и берез. В нем целые  заросли рододендрона. Тропинки здесь нет никакой. Приходит­ся пробираться среди огромных камней, поросших пушистым и  мягким ковром из брусники, черники и мха. Идти трудно, ноги  все время проваливаются в ямы, скрытые в густых зарослях. В  лесу мертвая тишина. Только вдали журчит быстро  бегущая  река.
    Через эти дебри мы пробирались очень долго. Наконец, вы­ шли на альпийские луга. До ледника оставалось не больше ки­лометра. Но это была самая трудная часть пути. Перед нами  поднимался высокий и очень крутой холм, поросший до самой  вершины низкорослой травой. Высота его над дном долины не  менее 150 м. Крутые серпантины хорошо протоптанной тропин­ки кажутся бесконечными. Солнце уже хорошо припекало и с  каждым шагом  становилось труднее дышать. Но вот мы и на  плоской вершине. С ледника подул ветерок и усталости как не  бывало. Осмотрелись вокруг.    Этот холм представляет собой береговую морену, окаймля­ющую справа Сказский ледник. Впрочем, вполне возможно, что  в образовании ее принимал участие и соседний ледник Москвич,  когда он спускался значительно ниже, сливаясь со Сказским лед­ником. Если это так, то холм по своему происхождению не бе­реговая морена, а срединная. Об этом говорит ее исключитель­но большая высота — она в два раза выше левобережной мо­рены.
    Чем выше  мы поднимались, тем гребень морены становился  уже, а склоны ее круче. Особенной крутизной отличается внут­ренний склон, обрывающийся к Сказскому леднику. Он просто  отвесный и совершенно обнаженный. Высота его над ледником  30—40 м. Кажется, будто идешь по натянутому канату, нужно  все время балансировать, чтобы не упасть.    Вот мы  и у самого ледопада. Это  настоящие ледниковые  джунгли, поднимающиеся по очень 'крутому склону. Между вы­сокими шпилями, пирамидами и колоннами из прозрачного го­лубого льда зияют темные бездонные трещины. Поражают кра­сотой пещеры с лазурными сводами и хрупкие снежные мосты, переброшенные  через трещины. Здесь  все блестит и сверкает в лучах солнца. Высота ледопада не меньше километра. Он на­чинается где-то высоко, из фирнового бассейна, который отсю­да даже не виден, а заканчивается ниже нас двумя мысами, по­хожими  на  гигантские клещи. Под  ледопадом  узкий конец ледника покрыт серей бугристой мореной.
    Справа от ледопада, как раз над нами, возвышаются отполи­рованные до блеска скалы —- бараньи лбы. С них двумя белыми языками свисает правая ветвь ледника с фестончатыми неров­ными  краями. Вытекающие из-под них многочисленные ручейки сливаются ниже в один поток и исчезают под ледником.
    У  бараньих лбов, на расширенном  гребне правобережной морены, мы  сделали привал. Абсолютная высота 2660 м. Здесь довольно  прохладно. Свежий ветерок дует вверх по ущелью. Облака все время цепляются за скалистые вершины и никак не хотят с ними расстаться. Временами они закрывают солнце и тогда становится даже холодно. Тишину ущелья нарушает только журчание  потоков, да шум падающих с ледника камней.
    У  наших ног узкий извилистый гребень морены тянется вниз по ущелью  километра на полтора. Отсюда ясно видно  как он переходит  в вал конечной морены, замыкающий полукольцом языковый  бассейн Сказского ледника. Такой же вал конечной морены  замыкает и соседнюю, более широкую долину Москвича. Несколько  ниже этого вала оба ручья, вытекающие из-под ледников, сливаются в один поток и дают начало реке Сказдон.
    Луга в Сказском ущелье богаче и ярче, чем в Цейском. Они напоминают  зеленые ковры, вытканные  нежными узорами цве­тов—красных    купальниц и альпийских фиалок, розовых скабиоз  и синих генцианов, оранжевых крокусов, белых и розовых ромашек  и фиолетовых колокольчиков. Можжевельник  и родо­дендроны  подбираются по каменистым  моренам к самому лед­нику. Даже здесь, у ледопада, в трещинах скал лепятся цветы— яркие  незабудки, красные маки, бледно-розовые камнеломки.
    Добраться до Москвича  оказалось довольно трудно. Нужно было  преодолеть крутой склон сыпучей осыпи, потом такой же крутой снежник. Оканчивается Москвич  фестончатой лопастью на высоте 2750 м. Поверхность его настолько крутая, что камни летят с него беспрерывно. С трудом удалось пробраться к пра­вым   языкам Сказского  ледника, заканчивающимся на высоте 2950  м.
    В  обратный путь мы  отправились, когда солнце ужо скры­лось  за вершинами  гор. Решили спуститься на ледник и пойти по  его поверхности. Она очень неровная, вся изрезана трещинами  и покрыта мощной  мореной.  На левой стороне ледника морена  поросла даже травой и отдельными невысокими дерев­цами. Это  явные признаки того, что ледник двигается очень медленно, или даже стоит на месте. Заканчивается ледник кру­тым, почти вертикальным откосом, с которого все время летят вниз камни  и куски почвы с травой и цветами. Грот ледника представляет собой узкую ледяную расщелину шириной  3—4 м и длиной около 15 м. Высотомер показал у грота 2390 м. Значит Сказский ледник оканчивается на 170 м выше Цейского.
    Нам  очень хотелось узнать, с какой скоростью отступает этот ледник. Для этого нужно было разыскать метки предыду­щих  исследователей. К сожалению, мы нашли только зашифро­ванные метки без указания расстояния до конца ледника. Поэто­му определить скорость отступания Сказского ледника нам не удалось. На большом  (диабазовом) валуне правобережной мо­рены мы  поставили свою метку.
    Позже, из справочников, изданных в последние годы, мы уз­нали, что Сказский ледник отступает в два раза медленнее Цей­ского, со скоростью в среднем 6—8 м в год. Его длина в насто­ящее время 3,2 км, а площадь 2,0 кв. км.

КАЗБЕКСКО-ДЖИМАРАЙСКИЙ  ЛЕДНИКОВЫЙ  УЗЕЛ

      Один из самых крупных горно-ледниковых массивов Боково­го хребта, Казбекско-Джимарайский, занимает крайнюю  юго-восточную часть Северной Осетии. Это мощное  и сложно  по­строенное горное  поднятие ограничено  на западе  ущельем р.Фиагдон, на востоке—Дарьяльским ущельем Терека; в длину оно достигает 60 км, в ширину—35   км, средняя высота  его 4000 м.    Десять вершин этого массива значительно превышают 4000 м над ур. м. В центре его поднимается самая высокая вершина Се­верной Осетии—Джимарай-хох   (4788 м) и несколько восточнее, на границе с Грузией—Казбек (5047 м).
    Раньше от местных жителей нередко можно было  услышать, что на вершине Казбека, на Бетлеми, живет горная фея Махкинен, не допускающая к священной горе смертных. Правда, этой феи никто не  видел, но зато многие уверяли, что слышали ее крик, которым  она пугает тех, кто осмеливается приблизиться к волшебной  линии, начертанной вокруг Бетлеми. Охотников, посягающих на подвластные ей стада туров, Махкинен сталкивает в пропасть, а когда разгневается, засыпает Дарьяльское ущелье снегом и камнями. При этом она плачет и слезы ее брызжут в Терек, затопляя ущелье, а в Дарьяльской теснине гремит буря. Когда-то она была доброй к людям,  но влюбившись  в сатану, навлекла на себя гнев бога и была обречена на вечное пребывание в снегах Бетлеми. Дворец ее находится на самой вершине горы.
    Конечно теперь уже никто не верит в существование горной феи. В ее владениях на вершине Казбека побывал не один чело­век.    Казбек—одна   из самых популярных вершин Кавказа. С дав­них времен она называется у грузин Мкинвари (Ледяная гора), у осетин — Урс-хох (Белая гора). Только с начала XIX в. ее стали называть Казбеком по имени хевских князей, живших у восточ­ного подножия  этой горы, в селении Степан-Цминда (теперь Казбеги).
    Первое восхождение на вершину Казбека совершил  19 июля 1868 года знаменитый английский альпинист Дуглас Фрешфилд. Из русских первым на него взошел и 1873 году Владимир Козьмин. Он совершив свое восхождение со стороны Девдоракского ледника. Но наиболее важным и ценным в научном отношении было  восхождение  военного топографа  Андрея  Васильевича Пастухова, поднявшегося на вершину Казбека в сопровождении осетина Тепсарико Царахова (жителя селения Тменикау) 29 ию­ля 1889 года. Это восхождение было сделано без всякого аль­пинистского снаряжения со стороны Майлийского ледника и про­должалось  трое суток. Первую ночь восходители провели на скалах вблизи ледопада Майлийского ледника, вторую—на его фирновых  полях и только на третий день достигли высшей точки вершины.
    Пастухов установил на вершине Казбека шестиметровый шест и поднял на нем двухметровый флаг из красного кумача, 'кото­рый был  виден даже из Владикавказа.    На спуске он бросил прощальный взгляд на вершину.    Лучи  заходящего солнца освещали  белый  купол и гордо раззевавшийся красный флаг. «Теперь же не только был возмущен его гордый мир, но и чалма  была украшена султаном из красного кумача»,— писал Пастухов.    Картографическим итогом восхождения  Пастухова был пер­вый план вершины Казбека.   
    Тяжелым  и опасным было также первовосхождение на Джимарай-хох, предпринятое в конце сентября 1891 года прослав­ленным  исследователем Тянь-Шаня и Кавказа немецким альпи­нистом  Готфридом   Мерцбахером.   В своем   дневнике он описывает, как спустившись с Джимарай-хоха, встретил на тра­вянистой морене Майлийского  ледника стадо туров. Измучен­ный тяжелым  походом Мерцбахер  был радушно  принят осети­нами, отмечавшими  свой народный  праздник вблизи горячих источников Кармадона.    После Пастухова Казбек посещался многими исследователя­ми и альпинистами. Девять раз в течение десяти лет (с 1909 по 1920 г.) на эту вершину вступала первая русская альпинистка Мария  Павловна Преображенская.  Она первая  установила в 1912 году на вершине Казбека метеорологическую будку.    Хотя М. П. Преображенская и не имела специального обра­зования, но собранные ею  материалы по  геологии и климату Казбека имели большую научную  ценность.
    Большой  вклад в исследование ледников Казбекско-Джимарайского массива сделал горный инженер А.И.Духовской, изу­чавший их с 1909 по 1915 год. Он трижды поднимался на вершину Казбека. Его неизменным  спутником был  житель селения  Гвилети Яни Безуртанов. В результате исследований А.И.Духовского появились первые крупномасштабные карты отдельных  ледников  Казбекско-Джимарайского  массива и  первый  план  всей его гребневой зоны.
     В 1910 году, 26 августа, на вершину Казбека взошел С.М.Ки­ров. «Нет никакой возможности  описать то величие, которое  открывается отсюда... Какой простор! Какая  очаровательная  красота во всех этих снежных великанах, мощно возвышающих­ся к небу!».
    В годы Советской власти Казбек стал колыбелью массового  альпинизма. В августе 1923 года на его вершину взошли две  группы грузинских спортсменов (25 человек) под руководством  Г.Н.Николадзе. В 1925 году на Казбек поднялся выдающийся мастер альпи­низма С.Б.Джапаридзе с большой  экспедицией  Грузинского  географического общества. Вместе со своей сестрой, метеоро­логом А.Б.Джапаридзе, он стал неутомимым исследователем  этой горы. Ему удалось проложить наиболее легкий путь к вершине Казбека через Гергетский ледник (восточный склон горы).  Этот путь стал впоследствии самым популярным при всех мас­совых восхождениях на Казбек. Замечательный проводник, мест­ный альпинист Ягор Казаликашвили покорял  вершину Казбека  более тридцати раз (с 1905 по 1935 г).
     Из года в год росло число альпинистов, поднимавшихся на  Казбек. За один день 10 августа 1935 года на его вершину под­нялось 270 человек, а за 35 лет, прошедших от первого восхож­дения до 1923 года, здесь побывало всего 46 человек (из них  29 иностранцев).
   В 1960 году исполнилось 50 лет с тех пор, как на вершину Казбека взошел  Сергей Миронович  Киров. В память этой даты альпинисты Северной Осетии организовали 26 августа 1960 года Кировскую  олимпиаду, в которой принимали участие 1187 аль­пинистов.
   
Однако  самым массовым   было восхождение  1967 года в честь 50-летнего юбилея Советской власти, когда на вершину Казбека поднялось 1509 альпинистов Северной Осетии. Никогда до этого склоны Казбека не видали такого количества восходи­телей.
 
   Несмотря на большую популярность Казбека, все окружаю­щие его вершины  еще недостаточно исследованы и восхождения на них единичны. Ледники западной части Казбекско-Джимарайского массива, примыкающие к Джимарай-хоху, по сравнению с другими ледниками Центрального Кавказа наименее изучены.    В настоящее время за ледниками Казбекско-Джимарайского массива проводятся регулярные наблюдения  сотрудниками За­кавказского научно-исследовательского гидрометеорологическо­го института (под руководством В.Ш.Цомая).
    Главная трудность в исследовании ледников этого массива заключается в почти полном отсутствии лесов на его склонах. От  подножия до самой  границы вечных  снегов (до высоты в среднем 3500 м) он покрыт только лугами—альпийскими и суб­альпийскими. Концы ледников лежат высоко, поэтому оставать­ся около них на ночь без костра очень трудно.
    Нам  удалось побывать почти на всех ледниках Казбекско-Джимарайского   массива. Ущелья, ведущие - к ним, поражают своей суровой, величественной красотой. Каждое из  них по-своему  привлекательно. Многие из них популярны благодаря Военно-Грузинской дороге, которая сейчас является наиболее благоустроенной и удобной из всех перевальных дорог Цент­рального Кавказа.
    Овеянная  романтикой, воспетая Пушкиным и Лермонтовым,  эта дорога привлекает к себе внимание советских и иностранных  туристов, стремящихся увидеть и глубокую теснину Дарьяла и  снежную вершину Казбека и буйный Терек.
    Широкая  гребневая зона Казбекско-Джимарайского массива  состоит из двух параллельных, простирающихся с северо-запада  на юго-восток высоких хребтов, между которыми расположены  две плоские чаши, или котловины, заполненные мощной толщей  фирна, снега и льда. В северном хребте возвышаются вершины:  Сырху-барзонд (4149 м), Цариит-хох (4125 м), Зайгелан (4242 м),  Шау-хох (4253 м), Чач-хох (4099 м), в южном: Реси (3781 м),  Цити (3925 м), Суатиси (4466 м), Джимарай-хох (4788 м), Майли-хох (4506 м) и Казбек (5047 м). Хребты эти расположены друг  от друга на расстоянии 4—5 км. На меридиане горы Джимарай-хох они соединяются хребтом-перемычкой, разделяющим  две  соседние котловины: Мидаграбинскую—на   западе и Майлийскую — на востоке.
   Поднимающийся   над фирновыми  полями  Казбек с севера, из города  Орджоникидзе,  кажется двуглавым. Отсюда отчет­ливо  видны две его вершины  главная—восточная  (5047 м) и несколько более  низкая — западная (5025 м). Их  соединяет снежный  гребень—седловина,  по  которой обычно  поднима­ются при восхождениях альпинисты.
    На самом  деле двух вершин у Казбека нет. Впервые на эту особенность Казбека обратил внимание А.В.Пастухов, подняв­шийся на его вершину в 1889 году. «Меня поразила фигура вер­шины,—говорил  в своем докладе в Кавказском отделе русско­го географического общества Пастухов,—она  всегда казалась мне шапкой, теперь же я видел перед собой дугу, острую по всей своей длине, а на протяжении 35 шагов не имевшую ника­кого падения; очевидно тут был когда-то кратер, сторона кото­рого, обращенная на юг, провалилась. Ниже дуги, по направле­нию к востоку, есть плечо, образующее довольно большую пло­щадку, которая закрывала от меня теперь  селение Казбеги и которую оттуда принимают за вершину».1
 
   Казбек—это  один из самых молодых  вулканов Кавказа, ко­торый еще  несколько тысяч лет назад извергал из своего кра­тера лаву. Но не вся гора является вулканом.    Здесь на высокий горный массив, поднимающийся до высо­ты 4670 м, как на громадный пьедестал, сложенный глинистыми сланцами, насажен только небольшой  вулканический конус — вулкан «лилипут» высотой 377 м.
    Кратер Казбека не оставался всегда на одном месте. Первые, самые древние извержения розовой андезитовой лавы происхо­дили из кратера Бетлеми, находящегося вблизи верховьев Гергетского ледника. При последующих извержениях кратер пере­двигался севернее, в то место, которое сейчас носит название Второй Волгишки (в верховьях Девдоракского ледника). Из это­го кратера изливалась дацитовая лава. Периоды  интенсивной вулканической деятельности Казбека сменялись периодами про­должительного затишья, во время которых он покрывался сне­гом и льдом. Тогда с его склонов сползали огромные ледники, заполнявшие  ущелья и даже  выходившие  из гор на равнину, где расположен сейчас город Орджоникидзе.
    Современная  двуглавая вершина Казбека представляет со­бой его наиболее молодой кратер, окруженный отвесным барь­ером вулканического конуса. Южная и частично северная стен­ки этого конуса прорваны изливавшейся неоднократно из жерла  вулкана лавой. Благодаря этому на конусе образовалась седло­ вина, разделяющая остатки возвышающегося кратерного барьера, восточный и западный, которые издали кажутся двумя вер­шинами одной горы.
    Северный  склон Казбека покрыт плотным оледеневшим  бе­лым чехлом. Южный,  обогреваемый  солнцем  склон почти не  заснежен, поэтому здесь хорошо видно, как торчащие скалы,  поднимаясь широким полукругом, образуют подобие гигантской  чаши, южная часть которой разрушена и заполнена Гергетским  ледником.   
    Многочисленные  минеральные источники, окружающие  под­ножия Казбека, в том числе и горячие, говорят о том, что вулканические силы его еще окончательно не затихли. Об этом же  свидетельствуют и частые землетрясения на его склонах. За по­следние 50 лет здесь зарегистрировано 104 землетрясения, из  которых три имели силу в 7 баллов.
    Вся верхняя часть Казбекско-Джимарайского массива покры­та, как белой скатертью, фирновыми полями и ледниками, об­щая площадь которых в настоящее время 82,5 кв. км. Со скло­нов массива спускается 59 ледников, из которых 10 крупных  долинных, остальные—висячие и каровые.
    Снеговая линия находится на северных склонах массива на  высоте 3350 м, на южных—3600 м.    Наиболее  крупными  ледниками  Казбекско-Джимарайского  массива являются: Мидаграбинский (длиной 7,8 км) и Майлийский (6,1 км), Девдоракский (7,2 км), Чачский (4,2 км), Гергетский (7,4 км), Абано (4,2 км), Мна (3,6 км), и три Суатиси—Дву­язычный (5,2 км), Средний (4,4 км) и Западный (3,7 км).
    До недавнего времени все ледники Казбекско-Джимарайско­го массива сливались своими верховьями, образуя одну общую  фирновую шапку. В  последние годы, в связи с деградацией ледников на их поверхности появляются выходы скальных гребней, которые четко разграничивают области питания ледников. В районе Казбека и Майли границы между отдельными  фирно­выми полями  выражены наименее отчетливо. Здесь, по сущест­ву, имеется одно общее фирновое поле, питающее все ледники восточной части Казбекско-Джимарайского массива — Майлийский, Чачский, Девдоракский, Гергетский и Мна.
    Ледники Казбекско-Джимарайского  массива очень разнооб­разны по  своему характеру и поведению. У каждого  из них своя жизнь, свои особенности. Каждый из них имеет свою, при­сущую  только ему биографию. Даже соседние, расположенные рядом  в одном  ущелье  ледники резко  отличаются друг от друга.
    Эти особенности характера ледников объясняются местными условиями—положением    их по отношению  к солнцу и  влаж­ным  воздушным  массам, строением ущелья и ледникового ло­жа, величиной области питания, степенью покрытия мореной Например, три ледника Суатиси—Двуязычный,   Средний  и За­падный, расположенные  на южном   склоне Казбекско-Джимарайского массива, в одном ущелье, совсем не похожи друг на друга. Самый большой  из них Двуязычный, отступает со скоро­стью  16—17  м/год, Средний, покрытый  мореной—1,3   м/год и Западный—12,9   м/год. В результате этого один из них (За­падный) превратился в висячий ледник, другой (Двуязычный)— в полувисячий, а третий (Средний) сохранил черты долинного ледника.
    Некоторое ледники  имеют  очень неспокойный, подвижный и даже порывистый характер. В прошлом веке когда ледники были значительно больше, чем сейчас, многие из них (Девдорак, Абано, Майли, Колка и др.) часто обрушивались и нес­лись вниз по ущелью  со скоростью урагана, уничтожая все на своем пути. Самым  грозным ледником Кавказа в то время был Девдорак. В прошлом  веке он проявлял очень бурную деятель­ность — периоды быстрого наступания его сменялись периода­ми затишья и даже отступания. Конец его, как правило, раз в десять лет обрушивался и летел вниз по долине реки Кабахи, загромождая  весь Дарьял и Военно-Грузинскую дорогу мессой снега, льда и камней.
    С 60-х годов прошлого века Девдорак значительно сократился. Теперь он  затих, приобрел  какое-то равновесие, более устойчивое положение. Язык его  как бы «законсервировался. Он не отступает и не наступает. Его конец и сейчас заканчивает­ся там же, где и в 1913 году, во время топографической съемки А.И.Духовского,—на высоте 2300 м. Длина его тоже не изме­нилась и равна 7,2 км. Он только как бы осел и  стал уже и тоньше — сократился его объем.

МАЙЛИ И КОЛКА

Самыми  неспокойными ледниками Северной Осетии в насто­ящее время являются Майли и Колка, расположенные на север­ном склоне Казбекско-Джимарайского массива, в истоках реки Геналдон (правого притока реки Гизельдон). Размеры их и фор­ма  все время изменяются, не остаются постоянными. Они то наступают, то отступают, а иногда и обрушиваются, производя большие  разрушения в долине реки Геналдон. Особенно боль­шой  подвижностью и непостоянством отличается ледник Колка, обвалы которого носят иногда катастрофический характер. Уче­ные-гляциологи такие непостоянные ледники, как Колка, с ре­гулярными стремительными  подвижками, называют пульсирую­щими.
    Над огромным  фирновым   бассейном Майлийского ледника поднимаются  с юга высочайшие вершины Казбекско-Джимарайского массива: на юго-востоке — Казбек (5047 м), на юге — Майли-хох (4508 м), на юго-западе — Джимарай-хох (4788 м).
    Ледник Колка еще в конце прошлого столетия был составной частью Майлийского ледника, его юго-западной ветвью, спускавшейся  с северного склона горы Джимарай-хох. В  настоящее время он полностью обособился и представляет собой самосто­ятельный ледник.
    Впервые с Майли  и Колкой  нам удалось познакомиться в 1961 году. Начальным пунктом  нашего путешествия было се­ление Тменикау, расположенное на плоском гребне горного от­рога между долинами рек Геналдон и ее левого притока р. Канидон. Острый, направленный на северо-восток крутосклонный мыс этого отрога поднимается как раз в центре обширней Канидонской котловиной на  дне которой находится курорт Кармадон.
Селение Тменикау состоит из нескольких низеньких домиков и  поднимающихся над ними полуразрушенных сторожевых башен. Это—родина  Тепсарико  Царахова—первооткрывателя знаменитых Верхнекармадонских минеральных  источников, расположенных в верховьях реки Геналдон, у самого конца Майлийского ледника (на абс. высоте 2300 м).
    А.Б.Пастухов, посетивший верховье реки Геналдон в 1889 г во время  своего восхождения на Казбек, узнал от Тепсарико Царахова, что источники эти были обнаружены им в 1847 году. В то время мощный  глетчер, образованный двумя ледниками—
Майли  и Колка, спускался по ущелью на 1,5—2,0 км ниже вы­ходов  горячих источников и покрывал  их толстым ледяным пластом. Молодой охотник Тепсарико, преследуя раненого тура по Майлийскому леднику, обнаружил выходящий из трещины ледни­ка теплый пар. Спустившись  на веревке в ледяную трещину, глубиной в несколько десятков метров, Тепсарико обнаружил на ее дне «карм дон»— в переводе с осетинского «горячая во­да». С тех пор Кармадонские источники несколько раз освобож­дались из-под ледника и вновь бывали покрыты надвигавшейся на них ледяной массой.
    В 1889 году А.В.Пастухов писал: «Лет 60 тому назад ледник этот простирался на 2 версты ниже теперешнего его конца. За­тем в течение пяти лет он настолько оттаял, что конец его очу­тился почти около горячих источников. В августе месяце 1834 го­да он двинулся вниз и со страшным шумом  и треском продолжал свое движение  до марта месяца следующего  года. За это время он опустился более чем на 1,5 версты вниз. После этого через разные  промежутки времени ледник  двигался еще пять раз и каждый  раз проходил все меньший и меньший путь. На­конец, в последний раз, 9 лет тому назад, он прошел только 50 сажен. В 15 саженях от этих источников начинается один из ве­личайших ледников на Кавказе «Майли».
    В  первое время после  освобождения  горячих источников Кармадона  от ледникового покрова местное население объяви­ло их местом купания «небожителей» и запретило кому бы то ни было пользоваться ими. Но предприимчивый Т.Царахов, со­вершив  «положенный   обряд» и  щедрое   жертвоприношение стал пользоваться источником для питья. Несколько позднее он выкопал около источников яму, в которой купались охотники и пастухи. Купаясь в горячих источниках, они заметили, что раны на теле у них «куда то исчезали», пропадала усталость. В этих ямах стали купаться и больные, страдавшие разными недугами. С каждым   годом число больных, пользовавшихся водами Кар­мадона, возрастало. Слух о чудодейственной силе кармадонской воды быстро распространился по всей Осетии.
    Тем временем Тепсарико Царахов успел соорудить у источ­ников несколько бараков и шалашей  летнего типа. Постепенно он стал их арендатором.
    Н.Я.Динник, посетивший Майлийский ледник в 1893 году, отмечает, что расстояние между  Кармадонскими источниками и ледником равно 25 шагам. «По словам Царахова,— писал он,— за последние 20 лет ледник подвигался вперед четыре раза, раз­рушая все его сооружения».
   От Николая Царахова мы  узнали, что местные жители пом­нят два случая катастрофических обвалов Майлийского ледника. Первый  из них, по их утверждению,  произошел в  середине прошлого столетия (очевидно, это обвал 1834 года), когда мас­са снега, льда и камней заполнила долину реки Геналдон на протяжении 13 км, вплоть до входа в Скалистый хребет. При этом было  разрушено много  селений, в том числе и с.Генал, развалины которого расположены на правом  склоне долины, у подножия  Скалистого хребта на высоте 120—130 м  над дном долины. Второй обвал Колкинского ледника произошел 3—6 ию­ля 1902 года. О нем нам  рассказал подробно Николай Цара­хов со слов своего отца — Ильяса  Царахова, очевидца ката­строфы.
    Весна 1902 года и  начало лета были очень  дождливыми. 3 июля был густой туман. Ильяс пас свою баранту недалеко от селения Тменикау, на левом склоне долины. Вдруг подул силь­ный, порывистый ветер. В ту же минуту раздался страшный гро­хот. Вниз по ущелью  понеслась как ураган лавина из снега, льда и 'камней. Сразу стало темно. Все вокруг закружилось и завертелось. Ильяса сбило с ног и он покатился вниз. Только каким-то чудом ему удалось  удержаться на склоне. Через не­сколько минут все затихло. Когда Ильяс очнулся, то ущелья не узнал. Все оно было покрыто снегом, как зимой. От отары овец в 300 голов не осталось и следа. Вечером того же дня Ильяс узнал, что обвалом был полностью разрушен народный курорт Кармадон.  Погибло много  людей.
   Лед  и снег, засыпавшие ущелье на протяжении 9 км, сохранялись в течение нескольких лет, по ним, как по мосту, переезжали на другую сторону реки. Обвалом  было уничтожено более 2000 голов скота.    Об  этом ледниковом обвале  исследователь Э. Штебер  в 1903 году писал: «3-го июля часов в 6 вечера с гор понесся ураган и из ущелья Колка с неимоверным шумом вырвалась ги­гантских размеров черная масса камней и льда. Страшный ветер предшествовал обвалу. С ветром неслась ледяная пыль  напо­добие снега или, вернее, мелкого града. Неимоверный шум за­глушал крики людей и животных... Вся огромнейшая масса льда и двигающиеся с ними моренные  наносы пролетели расстояние в 12 км примерно  за 5—7 минут. Все ущелье от Тменикау до Майлийского ледника  было заполнено льдом  и казалось, что ледник Майли удлинился на 8 верст». Второй обвал ледника, но меньшей силы, произошел вслед за первым 6-го июля тоже с человеческими жертвами.   
    Исследователь Н.В.Поггенполь, посетивший верховье Геналдонского ущелья через две недели после катастрофы, видел на северо-восточном склоне  горы Джимарай-хох  совершенно свежие следы обвала, оставленные семью сорвавшимися с этой горы мощными   фирнами и пролетевшими  в виде огромной ла­вины по  ущелью р. Колки через Майлийский ледник в долину р.Геналдон. По подсчетам Поггенполя, количество снега, фирна и льда, свалившегося в ущелье, составляло не менее 76 милли­онов кубометров.    Причину обвала Колкинского ледника 1902 года Э.Штебер объясняет условиями погоды. В июле этого года продолжитель­ное время стояла жаркая солнечная погода, сменившаяся силь­ным  ливнем, который и мог  оказать значительное влияние на фирновый  лед висячих ледников.    Н.В.Поггенполь считает, что этот обвал явился результатом скопления в верховьях ледника снежных и фирновых масс, ко­торые  под влиянием «Шемахинского  землетрясения» обруши­лись по леднику вниз.    Л.А.Варданянц полагает, что причиной обвалов ледников Казбекского  массива является большая  сейсмичности этого района. По его представлению, вдоль северного подножия Казбекского массива проходит крупный разлом в земной коре, по которому  часто происходят подвижки и как следствие этого— землетрясения, обусловливающие обвалы  ледников.
    От Тменикау до Майлийского ледника 9 км. Хорошо протоп­танная тропинка идет по крутому травянистому склону. Глубоко внизу  на серой пойме  серебристой лентой  извивается река Геналдон. Тропа то и дело входит в глубокие балки, по кото­рым  бегут торопливые ручейки с чистой холодной водой. Противоположный правый склон, более крутой, покрыт почти  до самых вершин низкорослым лесом  из березы, сосны и орешника. Под деревьями и на полянах повсюду видны заросли азалии, усеянные желтыми и белыми цветами.    Солнечнее лучи проникают  все ниже  в ущелье, прогоняя ночную мглу. Теперь уже видна вся в белоснежном наряде го­ра Майли-хох. Над ее притупленной нежно очерченной верши­ной плывут прозрачно белые облака. Ледник выползает из фирнового бассейна высоким и крутым ледопадом. Вся его чистая, лишенная морен, поверхность блестит на солнце как серебро, и переливается голубыми гранями  расселин. Высота ледопада не менее 1,5—2,0 км. Между  трещинами поднимаются  острые ледяные скалы—серраки.  Издали ледопад кажется просто вер­тикальным. Ниже  ледопада  язык  ледника выполаживается и сворачивает на северо-восток. Его выпуклая поверхность изрезана по краям многочисленными трещинами.
    Пройдя  около шести  километров по  склону долины,  мы спустились на ее дно. Здесь она превращается в узкую теснину, заполненную крупными  валунами и обвальными глыбами. Идти труднее, приходится все время перепрыгивать с камня на камень. Над рекой нависают обнаженные морены и осыпи. С них время  от времени скатываются камни. Рядом  с нами бурлит холодная, мутная река, наполняя ущелье грохотом своих волн.    В десять часов утра мы были  уже в полутора километрах от ледника. Теперь нужно было подняться по крутому склону  высокой береговой морены.  Крутизна его не меньше  40°. Во  многих местах склон пересечен узкими оврагами, по дну кото­рых бегут бурные белые от пены ручьи. Приходится все время  перепрыгивать через них. Самый крупный из этих ручьев — Урсдон («Белая река») начинается на северо-восточном склоне го­ры Пик Геодезиста (4134 м), где в глубоком каре расположен  небольшой ледник, площадь которого 0,2 кв. км, длина—0,8 км.  Поверхность ледника очень крутая с большим количеством тре­щин. Оканчивается этот ледник на абс. высоте 3530 м. С 1882  по 1969 год язык его отступил на 910 м.
     Расположенный в устье ручья Урсдон конус выноса с очень  неровной незадернованной  поверхностью  свидетельствует о  том, что из этого ущелья часто происходят селевые выносы.     Солнце припекает на крутом склоне сильнее. Но вот мы и на  гребне морены, на высоте 120—130 м над рекой. Тропинка становится снова более пологой.
     В верховьях ущелья сверкает ослепительно белый ледник;  поднимающаяся над ним  Майли-хох уже окутана облаками. Наконец впереди, на выровненной площадке  береговой морены,  появляются палатки отдыхающих  и  лечащихся в Кармадоне  людей. Их здесь несколько десятков. Среди палаток видны два  небольших ванных здания, в бассейнах которых с горячей минеральной голубовато-белой водой (36—38°) принимают ванны  приезжающие сюда  лечиться люди.
     Везде возле нас из темных трещинок  земли выбиваются  струйки горячей минеральной води и текут по красновато-ржавым дорожкам вниз по склону. Их можно насчитать  здесь около семидесяти с температурой воды от 15 до 60°. Эти  источники свидетельствуют о том, что очаги раскаленной огнен­но-жидкой магмы находятся неглубоко от дневной поверхности.
     Склон над источниками пересечен глубоким оврагом, в верховьях которого, на  северо-восточном склоне  горы  Шаухох (4253 м), расположен довольно крупный ледник Шау, пло­щадь его 0,8 кв. км, наибольшая длина 1,8 км. Язык его, закры­тый  на протяжении  200 м  сплошным   моренным   покровом,  заканчивается на абс. высоте 3470 м. За 1882—1969 гг. он от­ступил на 930 м.
    На противоположном  правом склоне долины реки Геналдон, под  вершиной Чач-хох  (4099 м), белеет небольшой висячий ледничок, площадью около 0,1 кв. км.
    Вся верхняя часть Геналдонского ущелья выше источников, перед  концом Майлийского  ледника, загромождена  мощной толщей морен, уже  частично заросших травой и низкорослым кустарником из березы, ивы  и вереска. Вдоль левого борта Майлийского ледника течет в глубоком овраге с крутыми обры­вистыми склонами река Колка, берущая начало из-под соседне­го с запада ледника Колка. Во вторую половину дня перейти через эту бурную реку даже на лошади трудно.
    Конец  Майлийского  ледника представляет собой  крутую фестончатую лопасть, изрезанную с боков глубокими трещина­ми и  почти лишенную моренных  наносов. У подножия правой части языка ледника, прижатой к правому борту долины, темне­ет небольшой ледниковый грот. Вытекающий из него с глухим шумом  мутный поток в 600 м ниже сливается с Колкой и обра­зует реку Геналдон.
    В 1961 году площадь Майлийского ледника была 5,9 кв. км, а наибольшая длина 6,4 км. Язык его заканчивался на абс. высо­те 2330 м, в 560 м выше главного ванного здания Верхнего Кармадона. На фотографии же А.В.Пастухова, сделанной им в 1889 году, видно, что ледник вплотную подступал к источникам. Конец его тогда находился в 30 м от главного ванного здания. Значит Майлийский ледник за 72 года отступил на 530 м, или в среднем он отступал со скоростью 7,3 м/год. Сделав необходимые  наблюдения у конца Майлийского лед­ника, мы в тот же день посетили и ледник Колку, конец кото­рого находился тогда в двух километрах западнее конца Май­лийского ледника, на абсолютной высоте 3100 м. Площадь его была 2,5 кв. км, а наибольшая длина 3,2 км. Ледник в то время занимал верхнюю  часть Колкинского ущелья, представляющего собой глубокий крутосклонный цирк, расположенный у восточ­ного подножия  высочайших вершин Казбекско-Джимарайского массива—Джимарай-хоха   и Шау-хоха. Язык его был на  всем протяжении закрыт мощным  слоем поверхностной морены.
    В обратный путь от ледников мы отправились прямо вниз по Геналдонскому ущелью. На восьмом километре от Майлийского ледника долину перегораживает высокий вал древней конечной морены,  поросший густой травой. Он свидетельствует о том, что в эпоху последнего оледенения Майлийский ледник достигал в  длину семнадцати километров  и  заканчивался на высоте 1500 м. У северного подножия этого моренного вала находятся Нижнекармадонские минеральные  источники, на базе которых сей­час функционирует курорт Кармадон, обслуживающий одновре­менно более 350 человек.
    На месте выхода Нижнекармадонских источников построено большое  ванное здание, в котором кроме  общих  отделений, есть несколько индивидуальных ванн и процедурных кабинетов. Голубовато-белая вода, наполняющая бассейны, имеет тем­пературу 35—37°; она поступает сюда по трубам прямо из недр земли. От ванного здания до курорта (2,5 км) мы проехали ав­тобусом вместе с отдыхающими.    Долина  постепенно расширяется. На плоском дне ее лежат два огромных  валуна из темно-серых кристаллических пород. Один  из них напоминает по форме гигантский утюг, повернутый тупым  концом в сторону ледника. В длину он достигает 14 м, в высоту 7 м. Как попали  сюда эти валуны—никто  точно  не знает. С уверенностью можно  сказать только одно—что  они не местного происхождения, так как окружающие склоны сло­жены  мягкими глинистыми сланцами и песчаниками. По свиде­тельству местных жителей, эти валуны появились здесь только в середине прошлого  столетия, после самого большого  обвала Майлийского ледника, засыпавшего снегом и камнями все уще­лье до самого  Скалистого хребта. Однако, вполне возможно, что их притащил  сюда древний ледник; очевидно они лежали выше  на склоне и скатились оттуда на пойму.
    При посещении  Майлийского  ледника в 1964—1965  гг. мы заметили, что весь его левый сильно изрезанный  трещинами бок не только полностью покрыл левую береговую  морену, по которой еще  в 1961 году проходила тропа к Колкинскому лед­нику, но и свисал с нее большими фестонами к реке Колка. Это убедительно говорило о том, что Майлийский ледник оживился и перешел в стадию наступления. Вместе с тем, можно было ожидать и новой подвижки лед­ников в  верховьях Геналдонского ущелья. Она произошла  в конце сентября 1969 года.
    Как и в 1902 году, пришел в движение ледник Колка. Одна­ко, поскольку это случилось в сентябре, когда в горах уже бывает  холодно, ледник двигался гораздо  медленнее,  чем в 1902 году, и поэтому не произошло катастрофы, т. е. практиче­ски не было нанесено ущерба народному хозяйству.    Короткий, но широкий и толстой ледник Колка вдруг растя­нулся, как гигантская гармошка, на все свое ущелье. Надвинув­шись  высоким валом на нижнюю  часть языка Майлийского лед­ника, он вышел в Геналдонское  ущелье, подойдя вплотную к Верхнекармадонским  источникам. Здесь  нам удалось его увидеть 18 октября 1969 года, когда он еще был в движении. Вся верхняя часть Геналдонского ущелья изменилась до не­узнаваемости. Красивый Майлийский ледник, сверкавший когда-то белизной своей поверхности, был теперь погребен под массой грязного снега, льда и камней. Высокая ледяная стена, увенчан­ная острыми  зубцами, перегораживала всю долину. Высота се была не  менее 25—30  м. С нее все время обрушивался лед и скатывались с грохотом лавины. В ущелье стоял неумолкаемей гул. Временами раздавался оглушительный треск льда, от кото­рого, казалось, дрожали склоны. По всем  признакам, ледник двигался вниз по долине.
    Но с  какой скоростью? Где река Колка, обтекавшая левый борт Майлийского ледника? Быть может, там наверху, за ледя­ной стеной уже образовалось озеро? На все эти вопросы мож­но было  ответить только после тщательного обследования верховьев Геналдонского ущелья.
    С этой целью  группой специалистов был произведен облет Майлийского и Колкинского ледников на вертолете.
    Погода благоприятствовала облету. С голубого безоблачного неба ярко светило солнце. Вертолет, постепенно набирая вы­соту, пошел на юг. Узкое ущелье р.Геналдон становилось все более глубоким и мрачным. Наконец, впереди забелел снегами Майлийский ледник. Его огромный ледопад высокой стеной за­крывал ущелье с юга. Справа (с запада) видно короткое и узкое ущелье  р.Колка. Еще недавно оно было заполнено камнями морен. Сейчас здесь лежит растянувшийся Колкинский ледник, напоминающий  застывшую  бурную реку. В длину он достигает 5 км, в ширину 0,5 км. Вся масса ледника на всем его протя­жении  раздроблена глубокими поперечными  трещинами. Реки Колки  нигде не видно. Быть может она течет под ледником, сливаясь на глубине с рекой Геналдон? На крутом, почти отвес­ном правом  склоне долины виднеются три коротких языка ви­сячих ледников, которые несколько десятков лет назад соеди­нялись к Колкинским ледником...
    Движение  Колкинского ледника вниз по долине продолжа­лось еще два месяца. Остановился он только в начале января вблизи устья ручья Урсдон, на абсолютной высоте 1850 м (в 5 км выше Нижнекармадонских источников).
    Двигался ледник неравномерно: периоды  быстрого движе­ния его по 200—300 м  в сутки чередовались с задержками на несколько дней и недель. Средняя скорость движения его была 33—35  м в сутки.    За  время наступания площадь Колкинского ледника увели­чилась на 1 кв. км, а длина на 4635 м. Самая большая длина его была в январе 1970 года—7,8 км.
    Увеличение размеров ледника произошло  за счет уменьше­ния его мощности.  Исследователи-гляциологи обнаружили  в верховьях ледника, на его левой береговой морене, куски льда на высоте 15—20  м над поверхностью ледника. Следовательно поверхность ледника Колка в области питания за период его на­ступания понизилась на 15—20  метров. Вниз по долине было вынесено 35—50  млн. куб. м льда.
    После стабилизации ледник Колка начал постепенно уплот­няться и оседать. В 1972 году поверхность его понизилась при­мерно  на 12—15 м, трещины почти полностью исчезли. Благода­ря  большому  количеству на поверхности ледника обломков коренных  пород—черных   глинистых сланцев, весь он окрасил­ся в черный цвет и стал плотным, как чугун. Однако, несмотря на общую  стабилизацию ледника, он продолжает жить — пуль­сировать.
    В настоящее  время за Колкой и Майли ведутся регулярные наблюдения.  По данным комплексной  высокогорной гляциоло­гической экспедиции Института географии АН СССР (начальник К. Рототаев), движение льда в леднике Колка не прекращается  и колеблется со скоростью от 0,8 до 38,0 см в сутки, превышая  в 4,5 раза обычную норму. Особенно  большие  скорости дви­жения льда—1,5  м в сутки наблюдаются в головной части язы­ка ледника, выше слияния с Майлийским  ледником. Поэтому,  хотя усиленное таяние конца ледника Колка в летний период и  «съедает» его язык, он остается на месте, не отступает и не на­ ступает. В некоторых местах поверхность ледника повышается  на 3—4 м и появляются новые небольшие трещины. Это указы­вает на значительный приток массы льда в язык ледника.    Не  затихает и Майлийский ледник. Выше  зоны  слияния с  Колкой в нем установлены измерениями скорости до 170 см в  сутки, что превышает норму в 10  раз и является рекордом  скорости для Майли за время наблюдения за ним.
    Причина  обвала Колкинского ледника до  сих пор оконча­тельно не выяснена. Можно  только предположить, что обвал  этот произошел вследствие избыточного накопления фирна  и  льда в самом леднике Колка. Вполне возможно, что причиной  этого обрушения послужили толчки землетрясения, зарегистри­рованные Грозненской сейсмической станцией в восточной части Северного Кавказа в конце сентября—начале октября 1969 года.
        Новая  подвижка ледника  Колка в  ближайшие  годы мало  вероятна. Наступившая часть ледника, расположенная значи­тельно ниже снеговой границы, будет постепенно таять и раз­рушаться. В области питания начнется новое накопление фирна  и льда.

МИДАГРАБИН

      Западнее долины р.Геналдон, за высокими зелеными хреб­тами  расположена  долина многоименной  реки  Гизельдон— Штыр-Лагздон —  Мидаграбин.
    В верховьях этой долины лежит один из самых крупных лед­ников Северной  Осетии—Мидаграбинский,   длиной 7,6 км и площадью  9,8 кв. км.
    Путешествие  к нему  начинается из селения Джимара— самого последнего в этом  ущелье, расположенного на абсо­лютной высоте 1790 м, среди древних моренных отложений, за­громождающих   всю долину мощным  многоярусным  покровом. Здесь несколько тысяч лет назад, в верхнечетвертичное время происходило слияние двух ледников — главного Мидаграбинского и Цата, спускавшегося по р. Цатадон — правому притоку реки Гизельдон. Теперь ледник Цата отступил далеко вверх по долине и находится в самом ее верховье. В процессе сокращения он распался на два ледника, расположенных в двухкамерном каре один  над другим на  северо-западном склоне горы Шау-хох. Ледник, занимающий  нижний кар, имеет площадь 1,0 кв. км и длину 1,3 км, большая часть его поверхности закрыта мореной. Верхний кар  занят более крупным ледником, достигающим  в длину 2 км. Язык его выходит из кара и спускается несколько ниже  области питания нижнего ледника, но не соединяется с нею. Конец языка нижнего ледника расположен на абс. высоте 2860 м, а верхнего — 3350 м.   
    Выше  Джимары   долина рек Гизельдон—Мидаграбин   пря­молинейная, с широким плоским дном и крутыми травянистыми склонами; она простирается прямо на юг на протяжении шести километров.  Верховье ее представляет собой грандиозный и очень величественный  цирк с  отвесными  склонами высотой 700—800  м, с которых белыми нитями срываются многочислен­ные водопады.
    Мидаграбинского ледника со дна долины не видно. Он прячется высоко за обрывистыми скалами. Восточнее реки Мидаг­рабин, на высоте 500—600 м над дном долины виднеются концы двух ледников—Зейгелан  и Лрцы, расположенных на северных склонах горы Зейгелан-хох и Шау-хох.
    Ледник Зейгелан интересен тем, что он и в настоящее время продолжает наступать, в связи с чем на его конце, свисающем с крутых и обрывистых скал, часто происходят камнепады и ле­довые  обвалы. Причина наступания этого ледника кроется в особенностях  его питания. Этот небольшой  ледничок имеет сравнительно обширную  область питания. В то же время его короткий и узкий язык свисает с крутого, почти отвесного скло­на (на абс. высоте 2820 м). Поступающие из области питания в узкую и очень крутую долину льды  не могут задерживаться и срываются в  виде частых ледопадов. Ледник Зейгелан дает на­чало крупнейшему  из Джимаринских  водопадов с высотой па­дения воды 225—230 м.
    Площадь ледника  Зейгелана 0,8 кв. км, длина 2.0 км.    Ледник Лрцы,  расположенный  восточнее Зейгелана, имеет площадь  1,7 кв. км и наибольшую длину 2,6 км. Его широкий язык закрыт на протяжении 400 м сплошным моренным  чехлом и заканчивается на абс. высоте 2920 м.    На противоположном  левом склоне долины, к северо-восто­ку от вершины  Цариит-хох находятся два небольших Каровых ледника Федарком, общей  площадью  0,6 кв. км. Во время од­новерстной съемки здесь был только один  ледник площадью 3,76 кв. км.
    Чтобы добраться до Мидаграбинского ледника нужно прео­долеть крутой подъем высотой не менее 700—800 м. Серпантины тропинки проходят сначала по осыпям, потом по почти от­весному уступу бараньих лбов. Местные  жители утверждают, что около  100 лет назад ледник Мидаграбин  покрывал  этот уступ и заканчивался на дне долины. В то время по Мидаграбинскому леднику проходила тропа на перевал Цити-вцег в Трусовское ущелье, доступный даже для вьючных животных.
    Высокие и очень  крутые бараньи лбы, на которых  сейчас лежит конец ледника Мидаграбин, освободились от льда, оче­видно, недавно. Об этом говорит свежесть и блеск штриховки и полировки.
   Выше  бараньих лбов ледник имеет ровную, почти горизон­тальную поверхность и простирается с запада на восток на про­тяжении около  6 км/ напоминая по форме ледяную  слабо из­вилистую  реку. Его обширный фирновый  бассейн расположен в огромном, открытом на запад цирке, окруженном вершинами Суатиси (4466 м), Джимарай-хох (4788 м) и Шау-хох (4253 м). Коротким  отрогом горы Джимарай-хох область питания разде­лена на две части: большую—южную    и меньшую—северную. В  месте соединения северной и южной  ветвей ледник имеет наибольшую  ширину  (около 1100 м) и постепенно сужается на восток. У подножия  горы Цити-хох язык ледника  круто, под прямым  углом  поворачивает на север, заканчиваясь на бара­ньих лбах на абсолютной высоте 2830 м.    В 1882 году ледник Мидаграбин имел значительно большие размеры,  чем сейчас, он состоял из двух идущих  навстречу друг другу сливавшихся потоков; главный направлялся с востока, от вершины  Джимарай-хох  на запад, другой—на  юго-во­сток, навстречу первому. К 1969 году западный поток отчленился от главного и распался на пять небольших ледничков. За прошедшее   с 1882 года время  от Мидаграбинского ледника отчленилось еще три небольших притока, из которых наиболь­ший  начинался на западном склоне горы Зейгелан и впадал в Мидаграбин  в 1 км от его конца. Сейчас этот ледник полностью растаял. За 1882—1969  гг. площадь Мидаграбинского  ледника сокра­тилась на 6,7 кв. км и составляет 9,8 кв. км. Конец ледника за этот период отступил на 980 м, что составляет в среднем 11,2 м в год. Для  альпинистов Мидаграбин в настоящее время является одним из наиболее излюбленных уголков высокогорной Осетии, куда ежегодно  приезжают большие группы  спортсменов-горовосходителей. Их привлекают сюда разнообразные по трудности многочисленные  вершины, поднимающиеся над плоской поверх­ностью Мидаграбинского плато на различную высоту и распо­ложенные  недалеко друг от друга. Здесь могут делать восхож­дения и начинающие спортсмены-значкисты и разрядники, мно­гие вершины этого района представляют значительный интерес и для мастеров спорта.
   Наиболее популярными  среди альпинистов вершинами Мидаг­рабинского  района  являются  пик Гапоненко  (3850 м), Цити (3925 м), Реси (3781 м), Хирхатен, Дончента и пик Пирогова.

СНЕГОВОЙ ВЕНЕЦ ТЕПЛИ-АРХОНА

     Тепли-Архонский массив расположен в центре высокогорной Осетии, между реками  Ардон—на   западе и Фиагдон—на  во­стоке. По высоте он лишь немногим уступает Казбекско-Джимарайскому  массиву. Его высочайшие снежные  вершины  Тепли (4425 м), Колота (4170 м), Архон (4150 м), Цмиаком-хох (4117м) возвышаются  в виде грандиозного снегового венца над более низкими цепями гор.
    Этот массив, так же как и Казбекско-Джимарайский, сложен древними горными  породами — глинистыми и кристаллическими сланцами  нижнего мезозоя и  гранитами палеозоя. Он имеет асимметричное строение; южные  склоны его  очень крутые и короткие, а северные более пологие и длинные. От централь­ной, наиболее возвышенной части массива отходят во все сто­роны радиально  многочисленные отроги, из которых самыми мощными   и длинными  являются северные, достигающие 35— 40 км длины. Ущелья, расположенные между отрогами, отлича­ются прямолинейностью и имеют  корытообразную форму  трогов с крутыми склонами и широкими плоскими днищами, запол­ненными моренным  материалом.
    Современное   оледенение  на  Тепли-Архонском  массиве развито значительно меньше, чем на Казбекско-Джимарайском, что объясняется его меньшими   размерами  и отсутствием в гребневой зоне обширных  котловин, удобных для накопления снега и фирна. Здесь преобладают каровые и висячие леднички, расположенные в  циркообразных верховьях долин, на высотах более 3000 м и питающиеся главным образом за счет снежных лавин. Всего на склонах Тепли-Архонского массива насчитывает­ся 37 ледников общей площадью около 16 кв. км.
     Большая часть ледников (около 88%) сосредоточена на се­ верных и  восточных склонах массива; на южных и  западных  склонах современное оледенение развито очень слабо.
     Крупнейшими центрами оледенения здесь являются Бадский,  Суаркомский и Архонский цирки, на долю которых приходится  три четверти всей площади  современного оледенения Тепли- Архонского массива.

БАДСКИЙ И АРХОНСКИЙ ЦИРКИ

    Обширный  Бадский цирк, расположенный в верховьях реки  Баддон, правого притока реки Ардон  (впадающего  в нее  в  с.Мизур), достигает в диаметре 4,5—5,0 км. По форме он представляет собой глубокую, несколько вытянутую с запада на во­ сток котловину, окруженную со всех сторон высокими снего­выми хребтами: с юга поднимается грандиозным амфитеатром  хребет Хурымтыгол, с запада—Олдантыраг, с севера—Месандженраг и с востока—Саураг.  Самая  высокая в этом цирке  гора Цмиаком-хох (4117 м) возвышается в юго-западном углу  цирка, в том месте, где хребет Хурымтыгол соединяется с хреб­том Олдантыраг.
     Все окружающие Бадский цирк хребты отличаются большой  крутизной склонов и труднодоступностью. Только с северо-восточной части имеется узкий проход в горах, через который  прорывается река  Баддон, собирающая  все  воды Бадского  цирка.     Дно Бадского цирка расположено на 500 м выше дна доли­ны  р.Баддон. Попасть в него можно с северо-западной стороны.  Для этого нужно преодолеть крутой уступ или порог, перегора­живающий  в этом месте долину, и только частично размытый  рекой.
     Вся глубокая и высокоподнятая чаща Бадского цирка запол­нена семью ледниками общей площадью  3,45 кв. км. Наиболее  крупным из них является ледник Фастфидар, расположенный у  подножия северного склона вершины 3623 м, возвышающейся  в восточной части хребта Хурымтыгол. Площадь этого ледника  1,1 кв. км, а наибольшая длина 2,3 км. Его фирновый бассейн  занимает небольшой кар, из которого выходит узкий язык лед­ника. За 1882—1969 гг. конец языка отступил всего на 370 м, что составляет 4,3 м в год. Причиной небольшой скорости отступания ледника Фастфидар являются многочисленные лавины, покрывающие  мощной   толщей снега не только ледник, но и долину р.Баддон ниже его конца на протяжении 800 м.
 
   Западнее  Фастфидара, у подножия горы Цмиаком-хох,  расположено четыре  ледника—Халанны,  Урусти, Зарандинский и  Висячий, которые еще в начале XX столетия соединялись друг  с другом и составляли один общий ледник. В настоящее время  в результате сокращения площади они обособились и представ­ляют собой вполне самостоятельные ледники. Наиболее круп­ным из них является ледник Халанны, простирающийся  с юга  на север и достигающий  в длину 2 км, при средней ширине  300 м. Его конец упирается в конечные морены ледника Урус­ти, спускающегося с хребта Олдантыраг  на восток. В длину  этот ледник достигает 1,3 км, а в ширину 0,5 км. Языки обоих  ледников заканчиваются на абсолютной высоте 3000 м.
    Два  небольших  каровых ледничка—Зарандинский   (площа­дью 0,08 кв. км) и Висячий (0,12 кв. км) расположены на север­ном склоне горы Цмиаком-хох один  над другим в двухступенчатом каре и питаются исключительно за счет лавин. Абсолют­ная высота Зарандинского ледника 3170 м, Висячего—3820 м.
    Кроме перечисленных  выше ледников в Бадском цирке име­ется еще два ледника—Цадзути,   севернее ледника Урусти в  глубоком каре, под вершиной 3708 м, и Восточный— восточнее  ледника Фастфидар, отделенный от него хребтом Мраморным.  Площадь ледника Цадауги 0,6 кв. км, а Восточного—0,3 кв. км.
    В Архонском цирке, расположенном в  верховьях р. Архондон, восточнее Бадского цирка, и отделенном от наго хребтом Саураг, насчитывается пять ледников общей площадью 4,11 кв. км.  Этот цирк открыт на северо-запад и ограничен с востока самым  высоким центральным  хребтом   Тепли-Архонского массива- простирающимся  с севера на юг, в котором поднимаются его  высочайшие вершины—Тепли   (4425 м) и Колота (4170 м).
    Архонские ледники  расположены  в двух карах, оканчивающихся высокой устьевой ступенью высотой 250—300 м. Ниже  слияния вытекающих  из каров рек имеется еще одна, почти  пропиленная рекой ступень.
    85% всей площади оледенения этого цирка приходится на  долю двух  ледников—Заводного    и Восточного Архонских.  Более крупным из них является Восточный Архонский, максимальная длина которого 2,8 км, площадь 2,3 кв. км. В прошлом веке он занимал двухкамерный кар, расположенный у западно­го подножия горы Колота. В настоящее время этот ледник рас­пался на четыре ледника. Основная часть его сохранилась в южном   каре, северный кар занят самостоятельным ледником площадью  0,2 кв. км, конец которого  находится на высоте 3440 м. Кроме этого ледника от Восточного Архонского ледника отчленились еще два небольших висячих ледника, расположен­ных на восточном склоне горы Колота.
     Второй по величине ледник в Архонском  цирке, Западный  Архонский, занимает кар между  вершинами  Тепли и 3768 м.  Наибольшая длина  его (от вершины 3768 м) 2,2 км, площадь  1,5 кв. км. Короткий язык его выходит из кара и заканчивается  на высоте 2920 м.

ИЗ ХАРИСДЖИНА В СУАРКОМ

     К Суаркомским ледникам можно  пройти из селения Харисджин — самого последнего населенного пункта в ущелье реки  Фиагдон (расположенного на абс. высоте 1450 м). От Харисджина до Суаркома 22 км.
     Выше Харисджина  река Фиагдон течет в узком крутосклонном ущелье, прямо с юга на север. У подножия склонов лежат  мощные  осыпи, спускающиеся к самой реке. Вскоре в Фиагдон  впадает слева шумными белыми каскадами поток Цазиудон, бе­рущий начало далеко на юге, на северном склоне Архонского  хребта. В истоках его насчитывается пять ледников общей пло­щадью 1,06 кв. км. Главным из них является ледник Цазиу, достигающий в длину 1,7 км. Он расположен на  дне глубокого  цирка и заканчивается на абс. высоте 3360 м. На крутой, изре­занной трещинами поверхности его  хорошо  прослеживаются  боковые морены, которые ниже соединяются и покрывают язык  ледника сплошным чехлом на протяжении 300 м. Остальные че­тыре каровых ледника в бассейне р.Цазиудом являются бывши­ми притоками ледника Цазиу. В настоящее время они полностью  обособились и имеют общую  площадь 0,36 кв. км. В трогообразной долине реки Цазиудон хорошо сохранились валы конечных морен, на абс. высотах 1650, 2050 и 2360 м, свидетельствующие о  том, что в эпоху последнего оледенения  она была  заполнена ледником, который, отступая вверх по долине, оста­навливался на продолжительное время и  оставлял у  своего  конца скопления моренного материала.   
     Ущелье  реки Фиагдон, совершенно необитаемое  выше Ха­рисджина, отличается дикой, суровой красотой. По форме оно  представляет собой глубокий прямолинейный трог, в верховьях  которого белеет снегами красивая вершина Закахох (3712 м).  До недавнего времени в этом ущелье не было ни одной доро­ги, только вьючная тропа, местами очень опасная и труднопро­ходимая. И только совсем недавно геологи проложили здесь автомобильную  дорогу до аула Андиатикау на протяжении 12 км.
     В 7 км от Харисджина дорога переходит  по деревянному  мосту на правый берег и сразу же начинается так называемый  Хилакский подъем. Здесь в самом узком месте ущелья сохрани­лись остатки древней заградительной стены, закрывавшей в да­ леком прошлом  вход в верхнюю  часть ущелья. По преданию,  эта стена была воздвигнута в древние времена, чтобы закрыть  вход в ущелье Фиага.
     Преодолев подъем, попадаем  на выровненную поверхность  конуса выноса из бокового ущелья. Отсюда открывается вид на  обширную  зеленую  Хилакскую котловину с совершенно  пло­ским дном и крутыми  обрывистыми  склонами. После мрачной  теснины она кажется  очень широкой  и  светлой. Яркая зе­лень альпийских лугов приятно  ласкает глаз. По широкому  плоскому дну течет неторопливо река, петляя и разделяясь на  многочисленные рукава. Предполагают, что здесь когда-то, в  эпоху древнего оледенения, было ледниковое озеро, спущенное впоследствии рекой. По всей вероятности, оно образовалось  в результате подпруживания реки конечной мореной отступав­шего вверх по долине ледника. Остатки этой морены сохрани­лись несколько ниже по долине, под конусами выноса.
     У самой реки, на ее левом берегу, высятся хорошо сохранив­шиеся башни давно  покинутых аулов Гутиатикау и несколько  дальше — Андиатикау, принадлежавшие в прошлом   фамилиям  Гутиевых и Андиевых. Сейчас Андиатикау — стоянка чабанов.  Летом здесь всегда можно увидеть их перкалевые юрты. Слева  (с востока) над Хилакской котловиной поднимается огромный  массив Сырху-барзонд (4149 м), справа—не   менее мощный  Архон (4150 м). На склонах их, под самыми гребнями хребтов,  белеют небольшие  каровые леднички, дающие   начало ручь­ям—притокам  реки  Фиагдон. Два из них, называемые иногда  Гутиатицете, общей площадью 0,37 кв. км, находятся на запад­ ном склоне Сырху-барзонда, а один (длиной 0,8 км и площадью  0,2 кв. км)— на восточном склоне Архона, в верховьях ручья,  впадающего в Фиагдон у развалин селения Гутиатикау.
    Значительно больше  ледников на северном, затененном и  более пологом склоне горы Сырху-барзонд. Здесь Б обширном  цирке между вершинами Сырху-барзонд и Цариит-хох насчиты­вается шесть каровых ледников общей площадью 1,46 кв. км.  Ледники эти расположены двумя группами. Левая (западная) со­ стоит из четырех, а правая (восточная) из двух ледников. В 1882 году на месте каждой из этих групп был один ледник. В  правой (восточной) группе наибольший ледник сейчас имеет пло­щадь 0,5 кв. км и длину 1,0 км. Вытекающие из-под этих ледни­ков ручьи ниже сливаются и образуют красивую прозрачно-голубую реку Цариитдон, впадающую  в р. Фиагдон в селении Хидикус.
    Самый  северный ледник в бассейне р.Фиагдон находится в истоках реки Ахсау, впадающей в Фиагдон в с. Лац. Его длина 0,6 км, а площадь 0,1 кв. км.    На плоском дне Хилакской котловины, вблизи аула Андиати­кау, происходит слияние двух главных истоков реки Фиагдон: правого — Дзамарашдон   и левого — Бугультадон. Отсюда, с высоты 2000 м, и начинается река Фиагдон.    Долина  реки Дзамарашдон,   начинающаяся  на восточных склонах Казбекско-Джимарайского массива, простирается с во­стока на запад. Это типичная высокогорная ледниковая долина с крутыми обрывистыми склонами и плоским широким дном, по которому  среди морен и осыпных  нагромождений течет быст­рая порожистая река Дзамарашдон.
  С  севера она ограничена массивом Сырху-барзонд, а с юга снеговым хребтом, самой вы­сокой вершиной которого является гора Сивераут (4185 м). Под гребнем этого хребта между вершинами Закахох (3712 м) и Си­вераут (на абс. высоте 3300—3500 м) расположены  цепочкой пять небольших каровых ледников общей площадью  1,2 кв. км. Самый  крупный из них достигает в длину 1,3 км, площадь его 0,6 кв. км. Он имеет продолговатую форму  и  лежит на дне цирка, обрывающегося к  основной долине уступом  высотой 500—600 м.  В 1882 году здесь было два ледника, из которых один, располагавшийся к северу от горы Сивераут, распался на четыре  части. Площадь    их уменьшилась   за  это  время на 0,94 кв. км.    Более многоводным  является левый исток реки Фиагдон — Бугультадон, начинающийся из-под Суаркомских ледников, рас­положенных  у восточного подножия горы  Тепли, в обширном Суаркомском цирке.
    От Хилака до Суаркомских ледников 10 км. Это самая трудная, но очень интересная часть пути. Дорога, перейдя через реку Дзамарашдон, взбирается по крутому склону вала конечной морены, перегораживающему   в этом месте почти всю долину реки Бугультадон. Высота этого вала над рекой 40 м. Очевидно, он был отложен ледником  недавно, в XII—XIII вв. н.э. Об этом свидетельствует находка древней (X—XI вв.) иранской монеты на старой дороге, сохранившейся местами на высоте 40—50 м над существующей сейчас дорогой. Об этом же говорит и хоро­шо  выраженная трогообразная форма   долины реки Бугульта­дон, на отвесных гранитных склонах которой отчетливо видна ледниковая штриховка и полировка.
    У самого входа в ущелье реки Бугультадон, среди крупных ледниковых валунов, загромождающих  дно, прячутся развалины аула Бугультикау. Ширина ущелья в этом месте 60—70 м, а глу­бина  не менее 1000 м. Оно  представляет собой грандиозный каньон с совершенно  отвесными гранитными склонами  и пло­ским  дном. С левого склона его из небольшого бокового уще­лья вытекает ручей, в истоках которого на южном склоне горы Архон  расположен  ледник Салайцити длиной  0,8 км  и пло­щадью  0,2 кв. км.
    Дорога проходит  по правому берегу реки Бугультадон, по­крытому  обширными  конусами выноса из боковых ущелий, яв­ляющихся  результатом  деятельности многочисленных селевых потоков. Поверхность этих конусов местами  очень неровная, рассеченная оврагами и ложбинами.
    Вдалеке, на высоком  левом берегу  реки, видна стройная башня  последнего в ущелье  покинутого селения Калотикау. В этом  ауле уже давно никто не живет, даже пастухи не любят подниматься к нему на крутой, скалистый утес.
    За Калотикау дорога переходит через реку Бугультадон на левый берег и сразу попадает на плоскую поверхность обшир­ного конуса выноса, поросшую густой зеленой травой и покры­тую  отдельными угловатыми валунами. Этот конус вынесен из бокового ущелья  Хардотчин, в верховьях которого находится самый  крупный ледник  восточного склона  Тепли-Архонского массива — Хардотчин или Колота длиной  2,4 км и  площадью 1,4 кв. км. Он занимает всю верхнюю глубокую часть долины реки  Хардотчин, заканчиваясь на высоте 3240 м. Язык его из протяжении 200 м  покрыт сплошным  моренным  чехлом. В се­редине прошлого  столетия произошел  большой  обвал  этого ледника, загромоздивший ущелье Бугультадон льдом, снегом и камнями.
    Конус выноса Хардотчин — любимое   место стоянки пастухов. Здесь на хороших  лугах в летнее время пасутся многочисленные  отары овец, пригоняемых сюда  из плоскостной части Северней Осетии.
    От этой стоянки пастухов до Суаркомских ледников  3 км, Долина постепенно приобретает западное направление. Дно ее плоское и широкое, а склоны до самых  скалистых вершин по­крыты зелеными  лугами. Река Бугультадон течет сравнительно медленно, разделяясь на отдельные рукава. Здесь заканчивает­ся колесная дорога и начинается тропа, взбирающаяся по кру­тому неровному склону к минеральному источнику Суар, рас­положенному  у самого входа в Суаркомский ледниковый цирк, на абс. высоте 2500 м у подножия левого склона долины. Хотя дебит этого источника и невелик, но минерализация довольно  высокая. Хилакский Суар уже давно известен в Осетии своими  целебными свойствами. Летом здесь, как и у других источников  в горах Осетии, белеют палатки отдыхающих и больных.
    Около  этого источника можно остановиться на ночь. А ут­ром, поднявшись по правому склону ущелья, насладиться зре­лищем величественного заснеженного амфитеатра гор, ограничивающего с трех сторон Суаркомский ледниковый цирк. В цент­ ре поднимается огромный  массив Тепли, увенчанный  тремя  снеговыми вершинами: Западной, Главной и Восточной. Все дно  цирка (на абс. отметках 2600—3000 м) загромождено мощной  толщей моренных отложений, в большей своей части незадернованных и труднопроходимых. С крутых и сильно расчлененных  склонов цирка  спускается восемь  ледников   общей   пло­щадью 4,10 кв. км. Они являются остатками двух крупных ледников, занимавших в конце прошлого столетия весь цирк (пло­щадью около 6 кв. км). В настоящее время из восьми ледников  Суаркомского цирка только один — Центральный спускается на  его дно, до абс. отметки 3040 м и является долинным, все  остальные — висячие и каровые. Длина Центрального ледника  2,3 км, площадь 0,8 кв. км. Вся нижняя часть его поверхности  погребена под мощным  чехлом морены. У конца ледника, сре­ди моренных холмов, расположено небольшое озерко с чистой  прозрачной водой. Самым крупным из висячих ледников являет­ся Каскадный, спускающийся двумя языками с восточного скло­на горы Тепли.
    Вытекающие  из-под Суаркомских ледников светлые струйки  ручьев сливаются ниже в  один поток и  образуют реку Бугультадон.
    От Хилакского Суара можно  подняться по крутому правому  склону долины  на  Куртатинский или Колотинский   перевал  (3285 м), через который идет тропа на юг в ущелье реки Закадон, к селению Абайтикау, а оттуда в Зарамаг (35 км).

НА ЮЖНЫХ  И ЗАПАДНЫХ СКЛОНАХ ТЕПЛИ-АРХОНСКОГО МАССИВА

     Южные  и западные очень крутые, во многих местах отвесные склоны Тепли-Архонского массива почти лишены современного оледенения. Здесь насчитывается всего 10 каровых и висячих ледников общей площадью  около 2 кв. км.    Наибольшее количество ледников находится в верховьях реки Льядон—правого   истока реки Нардон, впадающего в нее в се­лении Нар (на абс. высоте 1800 м). Это пять небольших каровых ледников общей площадью  1,37 кв. км, расположенных на юго-западном склоне горы Тепли и поэтому называемых иногда Теплинскими.
    Пройти к Теплинским ледникам легче всего из селения Цми по водораздельному  гребню между  долинами  рек Льядон  и Цмиакомдон,  простирающемуся  в юго-западном направлении. От селения  Цми (расположенного в 1 км  восточнее нижнего Зарамага) до Теплинских ледников по этому маршруту 7,5 км, превышение  1300 м.
    Сразу от селения тропинка круто взбирается на гребень от­рога (на высоту 250—300 м), а потом до самых ледников идет по широкому  и пологому водоразделу, поросшему  густой низко­рослой травой. Только в южной части гребень сужается, и по­верхность его становится неровной; местами приходится прео­долевать небольшие подъемы  высотой 150—200  м. Отсюда, с высоты 3000 м, открывается вид на всю Туалетию, состоящую из многочисленных зеленых хребтов с плоскими широкими  водо­разделами и  врезанными в них узкими долинами рек. Только далеко на горизонте со всех сторон, как в кольце, видны снеж­ные  вершины, отчетливо вырисовывающиеся на голубом небе. Самыми  высокими из них являются: на юге—Козы-хох, Халаца, Зекари, Зилга-хох, на востоке—Зака-хох и Сырху-барзонд, на севере—Тепли  и Цмиаком-хох, на западе—Зарамаг, Адай-хох, Пассионария.
    Теплинские ледники отсюда видны, как на ладони. Они на одном уровне с нами, на противоположном левом склоне доли­ны реки Льядон (по прямой линии в 250 —300 м).
    Эти  небольшие  каровые ледники  расположены  цепочкой один возле  другого, как на балконе или длинной и широкой полке, висящей на крутом обрывистом склоне на высоте 150— 200 м над дном долины. Вся «полка», разделенная острыми ска­листыми  гребнями на отдельные ячейки-кары, покрыта, так же как и большая часть поверхности ледников, мощными морена­ми, спускающимися  по крутому уступу до самого дна долины. Благодаря этим незадернованным  и неулежавшимся  моренам вся верхняя часть долины реки Льядон труднопроходима.    Размеры  всех Теплинских ледников за 1890—1969 гг. умень­шились на 0,5—0,6 кв. км.   
     Хорошо  видна с этого водораздела и вся верхняя часть до­лины реки Цмиакомдон,  представляющая собой огромный цирк с крутыми, в виде амфитеатра, склонами и плоским, загромо­жденным  моренами  дном. На  склонах цирка расположены  в 2—3  яруса глубокие, но уже пустые кары. В некоторых из них белеют среди серых незадернованных морен снежники. И только в северо-западном углу цирка, у подножия горы Цмиаком-хох, на абс. высоте 3450—3500 м виден конец языка небольшого ледника, свисающий с крутого скалистого уступа. Площадь  этого ледника 0,1 кв. км, длина 0,6 км. По данным съемки  1890 года, здесь было 3 ледника, из которых два полностью  исчезли, а оставшийся уменьшился на 0,34 кв. км.
     На западных склонах Тепли-Архонского массива, обрываю­щихся крутыми, во многих местах отвесными стенами в Кассарское ущелье реки Ардон, насчитывается всего четыре висячих  ледника общей площадью около 0,5 кв. км. Три из них располо­жены под самой  вершиной горы Цмиаком-хох, на абс. высоте  3560—3600 м в верховьях двух небольших левых притоков реки  Ардон—Касайкомдона   и Галвандона, впадающих в нее в пре­делах Касарского ущелья. Увидеть эти ледники можно только  с противоположного левого склона ущелья в хорошую  ясную  погоду. Из двух ледников, белеющих в верховьях реки Касай­комдона, более крупным является южный, который имеет  общий фирновый бассейн с ледником, спускающимся  в соседнее  с юга ущелье реки Галвандон, и поэтому является по своему  происхождению переметным.
     Галавандонский ледник занимает всю верхнюю узкую  часть  ущелья своего правого истока и достигает в длину 0,8 км, пло­щадь его 0,2 кв. км.
    Крутые, узкие, загроможденные моренами и осыпями ущелья  Касайкомдон и  Галвандон являются очень селеопасными. Во  время ливней они превращаются в мощные бурные потоки, не­ сущие огромное количество обломочного материала — глыб, ва­лунов, щебня и песка. Весь этот материал, объемом иногда в  30—50 тыс. куб. м они откладывают в своих устьях, на дне Касарского ущелья, полностью загромождая его и подпруживая реку Ардон, которая, прорвавшись через них, причиняет большие разрушения и бедствия не  только в Касаре, но и значительно  ниже ее.
    Четвертый висячий ледник  западного склона Тепли-Архон­ского массива наводится в истоках реки Малый Лабагом, впада­ющей в Ардон  несколько выше  селения Бурон. Он  занимает  небольшой кар под вершиной М. Лабагом (3708 м) и достигает  в длину 04 км.

У ИСТОКОВ АРДОНА

     Истоки крупнейшей  реки Северной  Осетии—Ардон   нахо­дятся на крайнем ее юге, за высокой стеной Бокового хребта. Это один из наиболее  удаленных, замкнутых и очень своеоб­разных районов  осетинского высокогорья—Туалетия. Со всех сторон окружена  она высокими снеговыми  хребтами. На юж­ной границе ее поднимается извилистой беспрерывной  цепью Главный Водораздельный хребет, на севере—огромные   масси­вы Бокового хребта. На западе и востоке ее ограничивают не менее  высокие  хребты-перемычки, соединяющие  Боковой  и Главный Водораздельный  хребты, перевалы которых высоки и труднодоступны: Трусовский на востоке высотой 3127 м и Мамисонский на западе—2829 м.
    Легче всего попасть к истокам Ардона с севера, через знаменитую  Ардонскую Касару, размытую рекой Ардон в Боковом хребте. Эта глубокая теснина с грозно нависающими скалами, с грохочущей бурной рекой, зажатой в отвесных гранитных бе­регах, производит большое впечатление на каждого человека, впервые попавшего в нее.
    Касар(а) в переводе с осетинского—порог. И действительно древние  кристаллические породы—граниты,   кристаллические сланцы, слагающие Боковой хребет в этом месте, еще недоста­точно размыты  рекой Ардон и служат своеобразным  порогом и преградой на пути к более широким долинам Туалетии.
    Ширина  Касарской теснины местами не больше 30 м, а глубина—500—600   м. С запада над ней  поднимаются  снежные вершины  Кальперского  хребта, с востока — Тепли-Архонского массива высотой почти в 4000 м. Первые четыре километра дорога, высеченная в скалах, вьет­ся узкой лентой высоко над рекой. Склоны изрезаны глубокими  бороздами и узкими расщелинами-кулуарами, по которым спу­скаются снежные и каменные лавины. Мощные  осыпи из круп­ных обломков  гранита покрывают их подножия. На скалистых  утесах лепятся деревца—неприхотливые сосны, березы, ивы и  можжевельник.
     Огромные глыбы гранита лежат и на дне ущелья. Некоторые  из них величиной с одноэтажный дом. Наверно  они упали со  склона очень давно, т. к. на плоской, хорошо отполированной  поверхности их уже образовалась почва и выросли невысокие  сосенки и березки.
     На пятом километре от Бурона, в самом узком месте Касарской теснины, дорога проходит через два небольших тоннеля. Глубоко внизу среди громадных валунов грохочет белый от  пены Ардон, бьется в неистовстве о сковывающие его утесы,  рассыпаясь жемчугом брызг и водяной пыли.
     Образование этой глубокой теснины ученые объясняют медленным поднятием Бокового хребта и связанным с ним врезанием реки Ардон  в гранитный массив. Каждый день, каждый  год—целые века быстрые мутные воды реки врезаются все глубже и глубже в медленно поднимающийся  горный массив,  как пилой пропиливая в нем узкую глубокую щель.
     За тоннелем граниты исчезают, их сменяют кристаллические  и глинистые сланцы, которые, разрушаясь, образуют мощные  осыпи у подножий склонов. Ущелье  постепенно расширяется,  склоны становятся более пологими.
     Слева от дороги расположено огромное  скопление серых  валунов, глыб гранита, щебня и песка. Их вынесла из своего  ущелья река Касайкомдон в 1967 году, превратившись во время  ливня из небольшого ручья в мощный селевой поток, разрушив­ший все на своем пути. Конус выноса Касайкомдона достигает  в длину 300 м, в ширину 250 м, средняя мощность его 4 м. Зна­чит объем вынесенного этим селевым  потоком  обломочного  материала достигал около 300 000 куб. м.
    Несколько выше устья р. Касайкомдон в Ардон слева впада­ет порожистая, белая от пены р. Вилсдон. В верховьях ее кра­сивого лесистого ущелья белеют  снегами стройные вершины  Пассионария и Вилса. С крутых склонов их спускается три вися­ чих леднике? общей площадью 0,6 кв. км. Со дна долины видны только концы их языков, лежащие на обрывистом уступе высо­той 130—150 м.
    На двенадцатом километре дорога  переходит по мосту на левый берег Ардона. Здесь на левом  берегу реки находятся
 Зарамагские минеральные источники, близкие по химическому  составу к Ессентукам 4.   
    Постепенно ущелье расширяется. После глубокой и мрачной  Касарской теснины с грохочущей рекой Зарамагская котловина  кажется необыкновенно просторной, светлой и тихой. Среди  широко расступившихся гор раскинулись зеленые луговые склоны. Это наиболее пониженная часть обширной продольной до­лины, расположенной между Боковым и Главным Водораздельным хребтами, которую геологи называют Южной юрской сланцевой депрессией. В нее, как в гигантскую чашу, устремляются  со всех сторон реки, вытекающие из окружающих  ущелий, с  юга Мамисондон,  с востока Зака-Нардон,  с северо-востока  Цмиакомдон, с запада Адайкомдон. Здесь на абсолютной  вы­ соте 1700 м они сливаются в один мощный  водный  поток—  реку Ардон, устремляющуюся    через Касарское  ущелье на  север.
    Так как горы в этом районе сложены сравнительно мягкими,  легко поддающимися размыву породами —  глинистыми сланца­ми, песчаниками и известняками мезозойского возраста, рель­еф всего этого района (Туалетии) отличается мягкими плав­ными очертаниями: гребни гор широкие, ровные, вершины притупленные. В древние широкие долины врезаны более молодые  ущелья, глубиной 300—350 м. По широким   плоским днищам  долин извиваются светлые ленты рек. Снежные вершины отступают на задний план. Они видны только далеко на горизон­те, в верховьях рек, поднимаясь высоко над луговыми склонами.  Самыми близкими из них являются те, которые расположены в  верховьях реки Адайкомдон, на западе, в Кальперском хреб­те—Зарамаг   (4203м), Адай-хсу (4408 м), Пассионария (4070 м), Лагау (4045 м) и Вилса (3800 м).
    На дне Зарамагской  котловины и на ее склонах повсюду  лежат крупные и мелкие  слабо скатанные валуны различных  кристаллических пород, принесенные сюда когда-то ледником.  Это остатки размытых конечных и береговых морен, которые  отложил задержавшийся здесь на продолжительное время верхне-четвертичный ледник. Посреди котловины, между  реками Мамисондон  и Адайкомдон, возвышаются скалистые утесы продолговатой формы.  Это верхушки  погребенного в моренных отложениях горного хребта. В эпоху последнего оледенения он разделял два ледника—Мамисонский   и Зарамагский, которые его частично покрывали в  наиболее пониженных  местах. Об этом свидетельствует наличие на поверхности холма моренных отложений и  обработка его склонов ледником. Такие формы рельефа называются ледниковыми шпорами.
    На Зарамагской шпоре  расположено селение Нижний Зарамаг. В нем есть сельсовет, магазин и почта. Здесь же, на правом берегу реки Адайкомдон, находится большая туристская база, в которой всегда можно остановиться на ночь.
    Климат Зарамагской  котловины прохладный  и  умеренно-влажный. Так как эта котловина загорожена с севера высоким Боковым  хребтом, климат ее формируется  главным образом под  влиянием южных ветров, дующих с Черного моря и пере­валивающих  через Главный Водораздельный  хребет. Средняя температура января—6°, а июля 4-14°; за год выпадает около 600 мм осадков; регулярно дующие горно-долинные ветры до­стигают нередко в Зарамагской котловине силы урагана.
    Хорошие  сочные луга Туалетии являются  замечательными пастбищами, на которых опытные скотоводы выращивают  мно­гочисленные отары колхозных овец.    Славится этот край и минеральными источниками. Местные жители давно знают  о их целебных свойствах и называют их обычно нарзанами.
    Из Зарамага  можно  пройти в любое  из пяти сходящихся здесь ущелий и  познакомиться с ледниками, расположенными в их верховьях.

ЗАРАМАГСКИЙ  ЛЕДНИК

      Прежде  всего мы отправились вверх по Адайкомскому уще­лью, где находится самый крупный в Туалетии ледник—Зарамагский. Площадь его 3,3 кв. км, а наибольшая длина —3,6 км.
    От Нижнего  Зарамага до конца этого ледника 8 км. Узкое и глубокое Адайкомское ущелье  имеет трогообразную форму и простирается в северо-восточном направлении. У входа в не­го (в 1 км от Н. Зарамага) среди моренных холмов видны до­мики и сторожевые  башни Верхнего Зарамага. Здесь когда-то в эпоху древнего оледенения, отступавший вверх по долине Зарамагский ледник отложил у своего конца мощную  конечную морену, состоящую  из крупных и мелких слабо скатанных ва­лунов различных кристаллических пород (филлитов, диабазов, гранитов и др.). Следующая конечная морена находится у места слияния главных истоков реки Адайкомдона,  Зарамага и Арнагдона, на абсолютной высоте 2200 м. Долина здесь  имеет форму  котловины с плоским широким дном и сравнительно по­логими склонами. Левый склон порос травой, правый — густым кустарником из березы, ивы и орешника. Ближе к леднику, в 2,5 км от его современного конца, имеется еще одна конечная морена на абсолютной высоте 2400 м, выше которой уже начи­наются слабо задернованные и незадернованные морены истори­ческого времени.
     Плоские и широкие водораздельные гребни, ограничивающие долину р.Адайкомдон справа и слева, покры­ты моренным  наносом, образующим несколько рядов моренных гряд на абсолютных высотах 2000—2700 м.  Это береговые  и срединные морены, свидетельствующие о том, что в эпоху по­следнего оледенения (максимальную фазу) Зарамагский ледник соединялся с Мамисонским   и покрывал все  водораздельное пространство между этими ущельями.
    В настоящее время  Зарамагский ледник расположен в са­мом  верховье ущелья в глубоком цирке, под гребнем хребта Кальпер, и простирается с запада на восток. Начинается этот ледник на южном склоне горы Зарамаг крутым, раздробленным многочисленными  трещинами  потоком, который, повернув на восток, значительно расширяется и выполаживается. Наиболь­шей  ширины  (1100 м) ледник достигает в том же месте, где в него  впадает крупный левый приток, начинающийся между вершинами  Зарамаг-хох и Адай-хох. Ниже  впадения притока крутизна поверхности ледника снова увеличивается до 25—30 и разрезается многочисленными поперечными и диагональными трещинами. Заканчивается язык ледника на крутом, почти от­весном, отшлифованном   льдом  уступе высотой  300—350 м, свисая с него двумя острыми фестонами. Правый  из этих фе­стонов, прижатый к правому отвесному склону ущелья, на 35—40 м длиннее левого и заканчивается на высоте 2870 м.
    Поверхность Зарамагского ледника на всем протяжении чи­стая, лишенная моренного покрова и только у левого борта его прослеживается узкая полоса боковой морены.    С 1890 по 1966 год Зарамагский ледник отступил на 560 м, средняя скорость его отступания была 7,1 м в год. Площадь ледника за эти годы уменьшилась на 1,28 кв. км.
    Кроме Зарамагского ледника в верховьях реки Адайкомдон имеется еще  четыре небольших  каровых ледника общей пло­щадью   1,25 кв. км, расположенных под гребнем Кальперского хребта, между вершинами Адай-хох и Пассионария. Это ледни­ки—Цахт,  Средний  и Левый Арнагские и Цхубери. Выше всех из них расположен Цахт, под самым  Сказским  перевалом, на абсолютной высоте 3400-—3500 м. Средний и Левый Арнагские ледники занимают  обширный  двухкамерный цирк (на абсолют­ной  высоте 3100—3200 м)  и дают начало реке Арнаджиком-дон—левому   истоку р.Адайкомдон, спускающемуся из цирка красивым белым  водопадом высотой  180—200 м. Все дно цир­ка, так же как и концевые части ледника, покрыты мощным моренным  чехлом. За 1890—1966  гг. эти ледники отступили на 440—470  м. Самый восточный из них — Цхубери расположен в самостоятельном каре и имеет общий фирновый  бассейн с со­седним  ледником в верховьях р. Вилсдон. Площадь ледника Цхубери 0,25 кв. км. Конец его также покрыт мощной поверхно­стной мореной.

К ИСТОКАМ ЗРУГА И ДЖИНАТА

     Из Нижнего  Зарамага дорога спускается к мосту через Мамисондон  и идет по плоскому дну Зарамагской котловины вдоль левого берега реки Нардон.
    Широкая долина  с совершенно плоским  дном  и крутыми  склонами простирается с востока на запад. Правый склон ее  (южная экспозиция), хорошо  освещаемый   солнцем, покрыт  лишь скудной сухолюбивой  растительностью, у подножия его  расположены полузаброшенные  селения Тибсли и Гори. Левый  склон (северная экспозиция) имеет более богатую раститель­ность—сочные  зеленые  луга и леса полукустарникового типа  из сосны, березы, ивы и орешника.
     Селение Нар расположено  в пяти километрах от Нижнего  Зарамага, на дне обширной Нарской котловины—перекрестке  трех ущелий: Зругского (с юга), Закадонского (с юго-востока) и  Гуркумтского, по которому течет река Льядон, начинающаяся  из-под ледников горы Тепли. На плоском каменистом дне котловины все три реки сливаются в один поток и образуют реку  Нардон (абс. высота 1800 м). Здесь-то и расположено селение Нар. Над плоскими крыша­ ми домов поднимаются  старинные боевые башни, напоминаю­щие о междоусобных  войнах и родовой вражде в далеком про­шлом. На скалистом отроге между реками  Закадон и Льядон  белеет каменный домик. В нем 15 октября 1859 года родился  великий осетинский поэт Коста Леванович Хетагуров. В 1939 го­ду в день восьмидесятилетия Коста Хетагурова в этом доме  был открыт литературно-биографический музей, в котором со­браны книги, письма, рисунки, фотографии, отражающие жиз­ненный путь писателя. Одновременно  с созданием музея на  гребне отрога был установлен высокий гранитный обелиск  с  барельефом поэта.
     Из Чара мы пошли вверх по Зругскому ущелью. Оно  пред­ставляет собой узкий каньон с отвесными склонами и плоским  дном, поросшими густым лесом из сосны и березы. Ширина его  дна но больше 100 м, а высота обрывистых склонов 700—800 м.
     В 2,5 км южнее  Нара находится знаменитый минеральный  источник, известный под названием Хасиевского. Вода его от­личается высокой минерализацией и хорошими целебными свой­ствами.
     Выше Хасиевского источника ущелье постепенно приобрета­ет юго-западное направление. На всем протяжении оно поросло  густым кустарником из березы, ивы и орешника. Местами уще­лье настолько узкое, что кажется можно достать противоположный склон рукой.
    В 7 км выше  Хасиевского источника находится еще  одна достопримечательность—интересный   археологический памят­ник—древняя   часовня «Хозита Майрам», расписанный фреска­ ми. Часто эту часовню называют Храмом плодородия.
 
    От Храма  плодородия Зругское ущелье  постепенно расши­ряется. Здесь склоны его до самых гребней хребтов покрыты уже субальпийскими и альпийскими лугами.
    Верховье реки Зруг представляет собой обширный цирк, ок­руженный  амфитеатром крутых склонов Главного Водораздель­ного хребта. Слева над цирком поднимается снежная вершина Зекари (3828 м), справа-Халаца (3941 м). Между ними отчет­ливо видна глубокая седловина перевала Дзедо (3100 м).    В истоках реки Зруг находятся три ледника общей площадью 0,7 кв. км. Два из них расположены на восточном склоне горы Халаца, в верховьях левого истока реки и имеют общую  пло­щадь  0,68 кв. км. За 1888—1969 гг. площадь этих ледников уменьшилась  на 1,15 кв. км, а конец более крупного из них (который иногда называют ледником Зруг) отступил на 1670 м.    В верховьях правого истока реки Зруг, на западном склоне горы Зекари, в 1888 году находилось два ледника общей пло­щадью  0,57 кв. км. К 1969 году один из них полностью растаял, а на месте другого, достигавшего в 1888 году в длину больше двух  километров, остался  небольшой  ледничок  площадью 0,02 кв. км.    Из Нара мы сделали ещё одну интересную экскурсию к  исто­кам Джината.
    Первые  четыре километра  от Нара долина  реки Закадон простирается прямо на юг. По ее плоскому, поросшему травой дну течет, извиваясь и поблескивая на солнце, река. Дорога проходит по левому  крутому склону на высоте 35—40 метров над рекой. Справа (с востока) открывается живописное Бабиатское ущелье с виднеющимися в нем развалинами нескольких селений.
    Пройдя  по «горбатому» мосту на правый берег, мы вскоре, через 2,5 км, оказались у места слияния реки Закадон с ее крупным  левым  притоком—Джинатом, в верховьях которого видна белоснежная вершина  Зекари  (3823 м)— одна из самых высоких вершин  Главного Водораздельного хребта в пределах Туалетии. У ее восточного подножия находится глубокая седло­вина Зекарского перевала (3195 м), через который можно попасть в Южную Осетию. Значительно более доступным является перевал Бахфандаг (в переводе с осетинского «дорога для ло­шадей»), расположенный  на гребне  хребта, ограничивающего Джинатское  ущелье с востока. Высота этого перевала (2900 м), летом он бесснежный. Гора Зекари по площади современного оледенения занима­ет одно из первых мест в пределах Главного Водораздельного хребта между  перевалами  Мамисонским  и Крестовым. Здесь под перевальной частью хребта лежит продолговатый, вытянутый с запада на восток ледник, питающийся в основном за счет  метелевого переноса с южной стороны через гребень хребта и  многочисленных лавин. Наибольшая длина  его 0,8 км, а пло­щадь—0,6  кв. км. Площадь  этого ледника  за 1888--1969 гг.  уменьшилась на 1.13 кв. км, а длина—на 1840 м, что дает среднюю  скорость отступания конца языка 21,1 м в год.
    Второй ледник расположен на северном склоне горы Зекари  в глубоком каре. Длина его 0,5 км, площадь 0,1 кв. км. Пло­щадь его за 1888—1969 гг. сократилась на 0,31 кв. км, а длина  на 870 м.

ХАЛАЦА

     Юго-западнее  Нижнего Зарамага Военно-Осетинская дорога проходит по левому склону долины р.Мамисондон. Река течет глубоко внизу, петляя и разделяясь на отдельные рукава. Горы и здесь сложены глинистыми юрскими сланцами, легко поддаю­щимися  размыву. Поэтому вершины их сглажены, склоны срав­нительно пологи. Левый склон покрыт  зелеными альпийскими лугами, на противоположном правом склоне растут низкорослые леса из сосны и березы.
    Ниже дороги на широкой речной террасе расположены селе­ния Даллагкау, Царгаста и Сатат. На шестом километре показы­ваются сторожевые  башни селения Тиб. В 1 км, не доходя до него, на правом берегу реки Мамисондон находится минеральный  источник типа Боржоми с очень минерализованной и це­лебной водой. За Тибом  долина Мамисондона имеет форму молодого, хо­рошо  выраженного,   загроможденного  моренным материалом трога. Здесь в Мамисондон  впадает справа Халаца, беру­щая  начало на склонах горы Халаца, одной из высочайших вер­шин  Главного  Водораздельного хребта, достигающей  почти 4000 м высоты (3941 м). На склонах ее находится пять ледников, общей  площадью  1,75 кв. км. наиболее крупные из них ледник Зрудж   спускается с восточного склона  горы в долину  реки Зруг. Первым  на вершину горы Халаца взошел в 1891 г. А.В.Па­стухов.
      Не ограничиваясь топографической съемкой, он изучал здесь ледники и  производил наблюдения   над атмосферным электричеством. На этой горе Пастухов наблюдал интересней­шее и очень редкое атмосферное  явление, известное под наз­ванием «огни святого Эльма».
    ...Уже спустилась ночь, составлены были штативы теодолита, оставалось только накрыть их буркой, чтобы был  готов шалашик—временное    жилище  топографа. Солнце давно село и  было совсем  темно, когда удивленный  Пастухов заметил странный свет, проникавший из-под нижнего края  бурки. Он решил, что это отражение от свежевыпавшего снега. Через не­сколько минут он услышал  слабый писк, то усиливавшийся, то снова затихавший. «Вероятно, закипает вода в кастрюле»,—по­думал топограф. Но, нет, звук явно доносился откуда-то сверху. Комар, жужжание  которого так напоминал этот звук, вряд ли мог появиться здесь, на четырехкилометровой высоте, да еще в сильную метель. «Не иначе как приближается сильная магнит­ная буря,—тревожно   подумал  Пастухов.—Чем  это  кончится здесь, на вершине?»—Андрей Васильевич, горим,—услышал  он вдруг тревожный голос казака Емельяна Пономарева,—все кру­гом горит... уже и камни загорелись...
    Пастухов с кружкой недопитого чая вылез из своего шала­шика. Но только он высунулся, как вся кружка запылала ярким пламенем. Вслед за ней побежали огоньки по усам топографа, заплясали на воротнике и полах одежды. Пастухов увидел пере­пуганные глаза Емельяна: на лице его светились огненные усы, пылали брови и волосы, тихо тлела вся лохматая бурка. Огни мерцающим   пунктиром покрывали весь гребень горы: «не ме­нее сорока квадратных сажен огней Эльма»,—привычным   гла­зом прикинул Андрей  Васильевич. Пламя на остриях палок ша­лаша, на ребрах камней горело без языков, с ровными верх­ними  призмами. Несмотря на сильный ветер, не шелохнулся ни один  огонек. Метель заставила Пастухова вернуться в шалашик, после того, как он успокоил взволнованных необычным зрели­щем   казаков, сложивших, по его указанию, большой тур из камней с воткнутой в него железной палкой—своего рода гро­моотвод на случай грозы.
    Час спустя Пастухов тревожно открыл глаза. Прежний писк сменился жужжанием,  как будто билась о стекло зале­тевшая пчела. Топограф приподнялся: прямо перед ним носился под буркой  светящийся предмет, величиной с  крупный грец­кий орех. Раздался неожиданный удар... и... Пастухова перевер­нуло лицом вниз. Первым ощущением  было то, что у него отор­ваны  ноги. Лишь через несколько минут он сумел, придя в себя, приподняться и пощупать ноги: они были целы. Не сразу ему удалось собраться с силами, чтобы выползти наружу. Кружив­шаяся  на вершине  шаровая молния  поразила Пастухова, без чувств лежал и один из казаков. Надо было искать более без­опасное место, чем вершина горы. Ночью, в кромешной мгле, спустились они с вершины. На склоне нашли большую  пещеру где и прожили две недели, по три-четыре раза поднимаясь на  ближайшие  вершины, завершая порученную им съемку.
     Тогда же Пастуховым было совершено восхождение на бли­жайшую  западную  соседку Халацы—Сау-хох  (3711 м), распо­ложенную  в верховье р.Земегондон—главного   истока реки  Мамисондон. На склонах этой горы находятся три ледника, об­ щей  площадью  1,2 кв. км. Третьей, самой западной снежной  вершиной в верховьях Мамисондона является Козы-хох (3688 м),  из-под небольших ледников (общей площадью  0,68 кв. км) ко­ торой начинается р. Козыдон— левый исток Земегондона. Наи­более крупный из этих ледников занимает кар, к северу от вершины  Козы-хох. Длина его 1,0 км, площадь 0,4 кв. км. Доволь­но пологая поверхность этого ледника чистая, почти лишена  моренного покрова. Конец его расположен на абсолютной высоте 3120 м. За 1890—1969 гг. ледник Козыцете уменьшился  более чем в три раза; конец его отступил на 1130 м со скоро­стью 14,0 м в год. В настоящее время этот ледник из стадии отступания перешел в стадию наступания.
     От Тиба до Мамисонского перевала 17 км. Дорога извивается  узкой лентой по крутому обрывистому склону долины р.Мамисондон мимо  полуразрушенных селений Тли и Колиат, жители которых давно переселились на предгорную равнину. На плоском широком  дне долины виднеется селение Лисри с много­ численными сторожевыми башнями, за ним еще три небольших  селения на расстоянии 1—2 км друг от друга: Камехо, Калаки  и Згил. Вблизи каждого селения насчитывается два-три мине­ральных источника углекисло-железистого состава. Самый мощ­ный из них, с дебитом до 140 л в сутки, находится у селения  Згил, самого последнего селения в ущелье.
    Вблизи селения Калаки (на абсолютной высоте 2100 м) про­ исходит слияние двух главных истоков реки Мамисондон—Земагондон, текущего с юго-запада, и Бубисдон—с  севера. В  Калаки есть турбаза («Северный приют»), где можно остано­виться на ночь. Отсюда до Мамисонского перевала 8 км, превышение 700 м. В этот последний переход отправляются, обыч­но, рано утром, чтобы успеть до полудня подняться на перевал,  пока вершины гор еще не скрылись в облаках. Тропа идет по  левому берегу реки Бубисдон, прозрачно-голубые волны кото­рой перекатываются каскадами через огромные валуны, загро­мождающие  ее русло. В истоках этой реки, под южным скло­ном горы Мамисон-хох, расположены  два ледника—Бубудон Левый  и Бубудон Правый. Более крупным из них является Бубу­дон Правый, площадь которого 0,6 кв. км, а длина 1,2 км. Пло­щадь  левого Бубудонского ледника 0,3 кв. км, длина 0,9 км. За 1890—1969  гг. площадь этих ледников уменьшилась вдвое. Со дна долины их в настоящее время почти не видно, так как: вся верхняя часть долины загромождена  мощным   моренным  по­кровом.
    Это были последние ледники, с которыми мы познакомились в верховьях Ардона. Всего здесь насчитывается 27 ледников об­щей  площадью  11 кв. км. Из них только один ледник—Зарамагский—долинный,  все остальные каровые и висячие. Со вре­мени  топографической съемки 80-х годов прошлого  столетия площадь всех ледников в истоках Ардона (на Главном Водораз­дельном и  Кальперском хребтах) уменьшилась на 9,77 кв. км, т. е. почти вдвое.

Крупнейшие ледники Северной Осетии

Название ледника

Площадь

в кв. км.

Длина

в км.

Абс. высота конца языка

в м

1

Караугомскин

26,6

13,3

1830

2

Цейский

9,7

8,6

2220

3

Мидаграбинский

9,8

7,6

2830

4

Сонгугн

4,6

6,9

2340

5

Майлийский

5,9

6,4

2300

6

Бартуйцете

4,8

5,5

2580

7

Мосота

4,4

3,6

2580

8

Тана

4,0

3,4

2460

9

Сказский

3,0

3,2

2340

10

Колка

2,5

7,8

1850

ХРОНОЛОГИЯ ВОСХОЖДЕНИЙ НА ВЕРШИНЫ СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ

   1868 г. 19 июня на вершину Казбека взошел  впервые английский альпи­нист Дуглас Фрешфилд.

   1884 г. Дуглас Фрешфилд  и венгерский альпинист Мориц Дечи соверша­ют первовосхождение  на Чанчахи (4580 м).

   1889 г. 29 июля на вершину Казбека поднимается военный топограф и альпинист Андрей Васильевич Пастухов с проводником Тепсарико Цараховым со стороны  Геналдона и Майлийского ледника.    1889 г. Первовосхождение  Морица Дечи  на Мамисон-хох  (4358 м).

   1890 г. Первовосхождение  английских альпинистов Хольдера  и Кокина на Уилпату (4646 м).

   1891 г. 24 и 25 августа А.В.Пастухов делает первые восхождения на Халацу  (3994 м) и Сау-хох (3711 м) в Главном Водораздельном хребте.

   1891 г. Немецкий альпинист Готфрид Мерцбахер  делает первое восхож­дение на Джимарай-хох  (4788 м).

   1900 г. Восхождение на Казбек первой русской альпинистки Марии Пав­ловна Преображенской.

   1903 г. Первое восхождение на Майли-хох  (4506 м) Н.В.Поггенполя.

   1907 г. Итальянский альпинист Витторио Ронкетти делает первое восхождение на вершину  в районе Мамисонского  перевала, которая впоследствии  получила его имя — пик Ронкетти (4427 м).

   1910 г. 26 августа на вершину Казбека взошел Сергей Миронович Киров.

   1923 г. Начало советского альпинизма—восхождение   на  вершину  Казбека группы грузинских студентов во главе с проф. Г.Н.Николадзе.

   1925 г. На Казбек взошел выдающийся  мастер альпинизма С.Б.Джапа­ридзе с большой  экспедицией Грузинского географического общества.

   1934 г. Харьковские альпинисты Курилов П., Баров К., Левина А. и др. совершают ряд восхождений  на Сонгути-хох (4460 м), Адай-хох (4408 м), в  том числе и первовосхождения на Кальпер (3803 м), Даблпик (4580 м), Цей-хох (4132 м), Скатиком-хох (4450 м), пик Шульгина (3460 м).

   1937 г. Впервые на труднейшую вершину Суганского хребта Доппах-Западный (4447 м) взошли с юга московские альпинисты во главе с А.С.Уваро­вым, а месяцем позже, с севера—группа   днепропетровцев  А.С.Зюзина.

   1939 г. Первый траверс трех вершин Доппаха под руководством А.С.Зю­зина.

   1940 г. Мастер спорта Г.Бухаров делает первый траверс пика Николае­ва—Мамисон-хох—Чанчахи—Бубис-хох     и подъем  на Сонгути.

   1947 г. Альпинисты Северной  Осетии принимают   активное участие во  Всесоюзном траверсе Главного Кавказского хребта от Эльбруса до Казбека.  Группа А.Дурнова делает траверс Адай-хох—Зарамаг—ВЦСПС—гик Рон­кетти. 1947 г. Команда общества «Буревестник» под руководством А.Дурнова делает 8  первовосхождении  в  районе  Караугомского   плато: Караугом (4347 м), Бурджула (4350 м) и др. вершины.

   1951 г. Первовосхождение В. Н. Сигалова на Дабл-пик по юго-восточной стене.

   1952 г. А. Турчин осуществляет первый траверс Уилпаты.

   1960 г. Кировская олимпиада на Казбек, в которой принимали  участие 1509  альпинистов Северной Осетии.

   1967 г. Массовое  восхождение  1509  альпинистов на Казбек  в честь 50-летия Советской власти.

Ледники Северной Осетии.

Район

Число лед­ников

Площадь в кв. км

Количество долинных

ледников

Высокогорная Дигория

105

83

18

Казбекско-Джимарайский массив

43

45

10

Уилпата-Адайхохский массив

Цейское ущелье

29

15

3

Тепли-Архонский массив

37

16

3

Главный Водораздельный хребет и южный склон Кальперского хребта

27

11

1

Всего:

240 170

35