Об авторе Фото Видео Музыка Описания Карты Ссылки Гостевая

Альпинизм

Под общей редакцией Ивана Иосифовича Антоновича

В электронном виде материал подготовлен в 2001 году с личного экземпляра книги И. И. Антоновича. Пометки и исправления на рисунках сделаны И.И.Антоновичем. В текст изменения внесены при подготовке материала.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Альпинизм в СССР, как и вся система физической культуры и спорта, в условиях развитого социалистического общества стал подлинным достоянием трудящихся, действенным средством всестороннего развития личности. Занятия этим видом спорта способствуют воспитанию коллективизма, настойчивости в преодолении трудностей, воли к победе. Советский альпинизм — это массовая школа мужества, направленного на овладение высотами спортивного мастерства в горовосхождениях. Он имеет также большое прикладное значение для успешного решения важных народнохозяйственных задач в высокогорных областях, для исследования малоизвестных и малоизученных районов. В отличие от других видов спорта подготовка альпиниста требует несравненно более широкого и многостороннего обучения. Ведь для достижения поставленной цели альпинист должен обладать не только соответствующей физической подготовкой и необходимыми практическими навыками, но и специальными знаниями из различных областей наук. Учебное пособие построено на основе программы, утвержденной Комитетом по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР. В нем представлены все традиционные для учебных пособий по альпинизму разделы техники передвижения в горах, тактики, методики обучения, организации бивуаков, снаряжения и др. Кроме того, большое внимание уделено некоторым другим проблемам, актуальным для современного альпинизма. Так, одной из особенностей альпинизма в наше время являются массовые восхождения по сложнейшим маршрутам высокой категории трудности на вершины 6 и 7 тысяч метров. Если в 1937 г., например, мерой наивысшего уровня технической зрелости советских альпинистов были восхождения 57 человек на Ушбу (4996 м) по маршрутам 5-й “А” категории, то уровнем достижений в 1979 г. стали восхождения более 2000 человек по маршрутам 5—6-й категорий трудности. На больших высотах организм человека подвергается сложнейшим испытаниям, требующим предельной мобилизации всех его сил и возможностей. Поэтому одно из главных мест в книге отведено медико-биологическим вопросам альпинизма. Ввиду интенсивного развития в высокогорных областях народнохозяйственной деятельности объем проводимых здесь работ уже не может обеспечиваться, как прежде, участием нескольких альпинистов. От геологов, гляциологов, топографов, гидростроителей и других специалистов теперь требуется квалифицированная практическая альпинистская подготовка в объеме альпиниста-разрядника, а то и мастера спорта. Развитие альпинизма в наши дни отличается качественно новыми элементами, которые необходимо обобщить и отразить в программе подготовки альпинистов. Сюда относятся, в частности, четкое планирование на разных этапах обучения и совершенствования спортивного мастерства, а также вопросы постановки учебной, спортивной и воспитательной работы в современных центрах массового альпинизма — альпинистских лагерях.

Новая ветвь советского альпинизма — спортивное скалолазание. Оно призвано, главным образом на первой стадии занятий, обеспечить техническую подготовку молодых альпинистов по скалолазанию и страховке в целях повышения безаварийности горовосхождений Дальнейшее совершенствование этого мастерства приводит альпиниста к достижениям высокого класса в уникальном виде спорта — спортивном скалолазании. По аналогии со спортивным скалолазанием в нашей стране развивается спортивное ледолазание. Настоящее пособие предназначено для тренеров, инструкторов-методистов по альпинизму и горному туризму, слушателей школ и курсов по подготовке инструкторских кадров, вузов, имеющих группы специализации или готовящих специалистов для работы в горах. Иллюстрации к главам 3, 7, 9, 10, 11 выполнены по эскизам И. И. Антоновича.

ИЗ ИСТОРИИ АЛЬПИНИЗМА

В древности отношение человека к горам зачастую было исполнено суеверного страха и вместе с тем преклонения. В своем воображении он населял горы духами, считал их обиталищем сверхъестественных сил. Об этом свидетельствуют названия многих вершин: Хан-Тенгри (“повелитель неба”), Эльбрус—Джан-Падишах (“царь духов”), Ушба (“вертеп ведьм”)... Однако, преодолевая страх, люди шли в горы. Человек постепенно знакомился с горами, привыкал к ним. Во время войн и междуусобиц целые племена и народы оставляли обжитые земли на равнинах и уходили в горы, заселяя труднодоступные для врага места. Развитие торговли способствовало проникновению людей в горы, так как караванные пути прокладывались порою и через высокогорные перевалы. Обживая горы, человек глубже изучал их природу, все смелее проникая в отдаленные уголки, все выше поднимаясь в заоблачные зоны В горах появляются путешественники и ученые.

В 1953 году участникам английской экспедиции шерпу Н. Тенцингу и новозеландцу Э. Хиллари удалось совершить восхождение на Эверест. В том же году австриец Г. Буль один достиг вершины Нангапарбат (8126 м). После этого уже почти каждый год приносил альпинизму очередную победу над гигантами. В следующем 1954 г. на Чогори (8611 м) взошли двое итальянцев Л. Лачедели и А. Компаньони, а на Чо-Ойю (8153 м) — австрийская экспедиция — Г. Тихов и др. Год 1955-й принес победы еще над двумя гигантами: Канченджангу (8585 м) покорила английская четверка, возглавлявшаяся Г. Бендом, а на Манаслу (8128 м) взошли японец Т. Иманиси с шерпом Гиальценом. В 1956 г. настал черед соседки Джомолунгмы — Лхоцзе (8501 м). На этот раз успех сопутствовал швейцарцам Ф. Лухсингеру и Э. Рейссу. Гашербрум (8035 м) покорился тройке австрийцев с Ф. Моравцем во главе.

Примитивное на заре альпинизма снаряжение (альпенштоки, четырехзубые кошки-крестовины) заменялось новыми изобретениями— ледорубами, шести- и восьмизубыми кошками, специальной горной обувью. Альпинисты начинают пользоваться веревкой, а затем и скальными крючьями с карабинами, существенно повлиявшими на успешное развитие горовосхождений. Изобретение новых видов альпинистского снаряжения расширяло возможности человека. Особое значение получило изобретение расширяющихся (шлямбурных) крючьев, применение которых позволило преодолевать совершенно гладкие монолитные стены и даже нависающие карнизы. Однако быстрое и повсеместное увлечение “индустриальной” техникой вскоре сменилось отрицательным к ней отношением. Уже в пятидесятые годы пользоваться шлямбурными крючьями избегали, а к шестидесятым годам они были полностью отвергнуты. Восхождение с их применением в настоящее время считается вульгаризацией альпинизма, и теперь к ним прибегают лишь в исключительных случаях.

В России альпинизм начал развиваться в XIX в., однако стремление к покорению горных вершин возникло у наших соотечественников еще задолго до 1786 г.— официальной даты начала альпинизма. Мы видим их имена в рядах первых смельчаков, закладывавших основы мирового альпинизма. Так, первым из известных восхождений был подъем Петра I на гору Броккен в южной Германии (район Гарца) в 1697 г. В середине XVII в. на Казбек поднялся местный житель Иосиф-мохевец. Хирург из города Тарту Ф. Паррот в 1811 г. предпринял три смелые попытки восхождения на Казбек. А через несколько лет в Пиренеях и Альпах он совершил успешные восхождения на ряд вершин, в том числе и на Монблан. Русский мореплаватель О. Коцебу в 1815 г. в горах Аляски поднялся на вулкан Макушин (2035 м), а на Кавказе в 1817 г. группа офицеров Пятигорского гарнизона предприняла первую попытку покорения Эльбруса, достигнув значительной высоты — 5000 м. В 1829 г. русские горовосходители вписали в историю нашего альпинизма замечательные страницы, покорив два кавказских великана — Эльбрус и Арарат. Наиболее значительным событием была экспедиция на Эльбрус Российской Академии наук и войск Кавказской линии, руководимая сподвижником П. Багратиона в Отечественной войне 1812 г. генералом Г. Эммануэлем. Седловины Эльбруса достигли академик Э. Ленц, казак П. Лысенков и проводник А. Соттаев, на восточную вершину Эльбруса (5629 м) взошел только проводник-кабардинец Килар Хаширов. В том же году Ф. Паррот организовал свою экспедицию на Большой Арарат (5165 м). В отличие от Эльбрусской экспедиции Г. Эммануэля, Ф. Паррот, опытный альпинист, за плечами которого было много восхождений на Кавказе, в Альпах и Пиренеях, предпринял упорную “осаду” Большого Арарата. В результате трех попыток восхождения довольно многочисленная группа (6 человек) достигла вершины Большого Арарата. В конце XVIII в., когда велась борьба за покорение Монблана, русские ученые снаряжают экспедицию, в числе обширных исследовательских планов которой значилось покорение высочайшей вершины далекой Камчатки. И уже через год после восхождения Г. Соссюра, М. Паккара и Ж. Бальма на Монблан наш соотечественник Д. Гаусс с двумя участниками экспедиции, руководимой И. Биллингсом, покорили вулкан Ключевскую Сопку высотой 4750 м, который всего лишь на 60 м ниже Монблана.

Для накопления опыта отечественного альпинизма большое значение имела деятельность отрядов военных топографов, проводивших съемки Кавказа. Они познавали условия жизни и работы в высокогорной местности, овладевали способами преодоления различных форм горного рельефа, изобретали нужные для этого приспособления. Недаром среди первых русских горовосходителей мы видим прежде всего топографов. Так, в 1848 г. В. Близнецов совершил восхождения на горы Чаухи Западную (3689 м) и Амуго (3815 м), через год топограф С. Александров покорил Базардюзю (4466 м), в 1852 г. И. Ходзько взошел на Зильга-хох, а П. Жаринов в 1860 г. поднялся на вершину Демавенд (5604м) хребта Эльбурс (Иран). Цели, которые ставили перед собой горовосходители, были различными. Одних увлекала сама борьба, когда решалась, говоря сегодняшним языком, чисто спортивная задача — достичь вершины. Других влекли любознательность, жажда познания, научный поиск. Среди них было немало известных русских ученых — Н. Пржевальский, А. Федченко, В. Сапожников, П. Семенов-Тянь-Шапьский, П. Чихачев, А. Пастухов, Г. Раде и др. Особенно больших успехов достиг известный военный топограф и выдающийся альпинист А. Пастухов. Проводя трудную работу по топографической съемке горной местности на Кавказе, он стремился использовать любую возможность для восхождения на наиболее интересные горы в районе работ и среди них на обе вершины Эльбруса, Арарат, Зыкой-хох, Халаца, Сау-хох, Шахдаг, Арагац (Алагез). Одним из выдающихся альпинистов России конца XIX в. был Н. Поггенполь, покоривший ледяного соседа Казбека — Майли-хох и более тридцати вершин Альп, среди которых Маттерхорн, Монблан, Монте-Роза, Юнгфрау. Много славных страниц в историю альпинизма вписали Н. Иванцов, С. Иловайский, А. Мекк, С. Голубев, И. Панютин, А. Духовской, В. Щуровский, Я. Фролов, М. Галкин и первая русская альпинистка М. Преображенская, девять раз поднимавшаяся на вершину Казбека. В связи с возросшим интересом к альпинизму в конце XIX в. в России возникают различные организации, ставящие своей задачей содействовать освоению горных районов страны, особенно Кавказа. В 1877 г. был организован альпинистский клуб в Тифлисе при Кавказском обществе естествознания, в 1895 г. создано Русское общество туристов (РОТ); в 1897 г. в Москве и Петербурге возникли инициативные комитеты по созданию Русского горного общества. В 1902 г. в Пятигорске появился Кавказский горный клуб. В 1910 г. Горный клуб был организован во Владикавказе (теперь Орджоникидзе). Целями этих обществ и клубов были исследование Кавказских гор, ознакомление с жизнью и бытом населяющих Кавказ народов и народностей. Несколько местных жителей (И. Григорьев, Н. Полторацкий, С. Хаджиев, братья М. и Я. Безуртановы, Я. Казаликашвили, Г. Циклаури) стали проводниками, главным образом на Эльбрус и Казбек.

К концу XIX ст. было покорено уже 50 вершин Кавказа (под покорением подразумевается только первовосхождение на вершину) топографами В. Близнецовым, С. Александровым, И. Ходзько, Л. Лобжанидзе, И. Кузнецовым и А. Пастуховым, русскими и зарубежными альпинистами. Первая мировая, а затем и гражданская войны на несколько лет прервали деятельность альпинистов на Кавказе. Едва отгремели последние залпы гражданской войны, а к белоснежной вершине Казбека уже устремилась небольшая группа горовосходителей из Владикавказа во главе с неутомимым исследователем Казбека учительницей М. Преображенской со своим постоянным проводником Яни Безуртановым. Это было девятое ее восхождение на Казбек. Целью альпинистки было снять показания приборов, находящихся на вершине в установленной ею же еще до войны метеорологической будке. Восхождение небольшой группы владикавказских любителей гор, естественно, еще не могло послужить толчком для развития альпинизма в советское время. Сказывались недостаток опыта, почти полное отсутствие материальной базы и кадров восходителей. Исторически сложилось так, что наиболее благоприятные условия для развития альпинизма были у грузинских горовосходителей. В августе 1923 г. 27 грузинских альпинистов прибыли в селение Казбеги и после непродолжительной подготовки отправились на Казбек. Вершины достигли Г. Николадзе, Я. Казаликашвили и другие, всего 18 человек, в том числе 5 девушек. Через несколько дней на Казбек взошла вторая группа А. Дидебулидзе в количестве 8 человек, в числе которых была А. Джапаридзе. За три недели до восхождения группы Г. Николадзе на Казбек на далекой Камчатке совершил восхождение на Авачинскую Сопку (2471 м) исследователь Дальнего Востока В. Арсеньев. Эти восхождения в 1923 г. и принято считать началом советского альпинизма. На протяжении четырех последующих лет из Тбилиси на Казбек и Эльбрус отправлялись экспедиции Географического общества Грузии.

Близость к населенным пунктам и наличие удобных дорог, большая высота и популярность этих двух белоснежных великанов Кавказа сделали их постоянными объектами научных экспедиций, обусловили их особую притягательную силу для многих любителей гор. В дальнейшем интерес советских альпинистов расширяется, они устремляются к другим вершинам Кавказа. Так, Б. Делоне покоряет Софруджу, Клыч-Каракая, Большую Хатипару; И. Тамм — Фытнаргин; А. Гермогенов — Джораниты-Куршоган. В следующее пятилетие советскими альпинистами были покорены: в 1930 г.— Думала, Тютюргу, Шаурту, в 1931 г. — Цимбер; в 1932 г.— Бубис-хох, Эдена, Пасисмта, Шаритау; в 1933 г.— Лацга, Тютюбаши, Чанчахи, Дубль-пик, Бартуй, Чегетау; в 1934 г.— Скатиком, Цей-хох, Сонгути, Уларг, пик Золотарева, пик Поясова и некоторые другие. В тридцатые годы повышается мастерство, усиливается активность наших альпинистов, они начинают ставить перед собой новые, более сложные, исследовательские и спортивные задачи. Важную роль в развитии альпинизма в нашей стране сыграл В. Л. Семеновский — бывший революционер-подпольщик. Во время эмиграции в Швейцарии Семеновский увлекается альпинизмом и работает как профессиональный гид, часто совершая восхождения, в том числе и по сложным маршрутам. Вернувшись на Родину после Великого Октября, он становится активным пропагандистом горовосхождений и организует в Безенги первую школу инструкторов (15 человек), получившую название “Рабфак во льдах”. В дальнейшем эти инструкторы уже сами руководили восхождениями новых групп. В 1930г. издательство “Молодая гвардия” издало книгу В.Семеновского “Горный туризм”, ставшую первым учебным пособием для советских альпинистов. Несколькими годами позже, в 1936 г., Семеновский выпустил свою вторую книгу “Альпинизм”, которая стала настольной книгой советских альпинистов. В тридцатых годах советские альпинисты, совершая горовосхождения, ставили перед собой следующие цели: покорение новых гор и установление спортивных рекордов. Спортивные достижения горовосходителей начали соответствующим образом учитываться в зачетах на спортивные разряды. За первовосхождение альпинист получал надбавку на целую категорию выше классифицированной трудности, за совершенное первое советское восхождение — полкатегории.

Опыт, накопленный в кавказских восхождениях, не пропал даром для советских альпинистов, они обрели уверенность в собственных силах. Объектами их интереса стали теперь Памир и Тянь-Шань, эти окраинные, мало изученные горные области страны. В 1928 г. в составе Памирской экспедиции Академии наук СССР начала действовать в районе пика Ленина первая группа наших альпинистов под руководством О. Ю. Шмидта. А на следующий год на Памире альпинисты продолжали работать уже под руководством П. Крыленко. К этому времени были заложены и основы спортивных успехов. В 1931 г. братья В. и Е. Абалаковы и В. Чередова покорили Дыхтау. Появляется отряд опытных спортсменов: А. Гермогенов, В. Митников, В. Тычина, А. Гвалия, И. Антонович, А. Золотарев, Л. Гутман, Н. Попов, А. Джапаридзе. Значительный шаг был сделан и в высотном альпинизме. Были побеждены Хан-Тенгри (1931 г. — М. Погребецкий, Ф. Зауберер, Б. Тюрин), пик Коммунизма (1933 г.— Е. Абалаков —главная вершина, Н. Горбунов — восточная), пик Ленина (1934 г.— В. Абалаков, К. Чернуха, И. Лукин). Украинские альпинисты начали освоение гор Тянь-Шаня в районе ледника Иныльчек. В Харькове сложилось ядро опытных организаторов и руководителей массовых мероприятий, возглавляемое М. Погребецким. Много интересных восхождений было совершено в 1933 г. Грузинские альпинисты провели небольшие экспедиции и самодеятельные походы на ряд вершин: Аманауз, Шхару, Уллутау; ленинградцы и москвичи совершили восхождения на Домбай-Ульген, Софруджу, Чхал-тадзахбаши. Альпинисты Северной Осетии покорили Чанчахи и Дубль-пик. Были совершены восхождения и на вершины других горных районов страны, в частности на высшую точку Алтая — Белуху, пик Иикту. Одним из самых замечательных событий этого года стало покорение высочайшей вершины Советского Союза — пика Коммунизма (7495 м). Один из двух действовавших на Памире отрядов, возглавляемый Н. Горбуновым (Е. Абалаков, А. Гетье, Д. Гущин, В. Маслов, И. Николаев, Г. Шиянов, А. Цак) был нацелен на этот пик. Несмотря на тяжелейшие условия восхождения, экспедиция добилась успеха — человек достиг высшей горной точки СССР! Им был Евгений Абалаков. Его восхождение было выдающимся достижением мирового альпинизма вообще. Ведь этот пик — пятая по высоте вершина планеты. В этот период альпинизм приобретает все более массовый характер. Пятьдесят армейских альпинистов совершают восхождение на Эльбрус под руководством В. Клементьева и В. Благовещенского. Их поход был назван “альпиниадой”, и это название закрепилось в дальнейшем за массовыми восхождениями. Своеобразной была вторая альпиниада ЦДКА (руководитель А. Глансберг), проходившая в виде военного похода с участием авиации. Во время этой альпиниады вершины Эльбруса достигло уже около трехсот человек.

Отмечая достигнутые успехи альпинизма в стране, ЦИК СССР учредил в 1934 г. значки “Альпинист СССР” I и II ступеней. Первым из них награждались прошедшие элементарный курс подготовки (перевальные походы и зачетное восхождение), вторым—альпинисты-спортсмены, уже имеющие определенные спортивные достижения. Одновременно были введены высшие альпинистские звания. Заслуженными мастерами альпинизма стали Н. Крыленко, В. Абалаков, Е. Абалаков и Л. Бархаш; звание мастера альпинизма было присвоено В. Семеновскому, М. Погребецкому, А. Джапаридзе, А. Крестовникову, Б. Делоне, Д. Гущину, Е. Белецкому, Д. Церетели, С. Гвалия, М. Дадиомову, А. Полякову, С. Гонецкому. Это свидетельствовало о возмужании отечественного альпинизма, о признании его вклада в дело воспитания молодежи. Была создана совершенно новая, свойственная только нашему спорту, система — советская система альпинизма.

Зимой 1934-35 гг. было положено начало зимнему альпинизму. В январе 1935 г. совершили первое зимнее восхождение на Эльбрус участники зимней Кабардино-Балкарской экспедиции во главе с бывшими проводниками С. Хаджиевым и Ю. Тиловым. Днем раньше на восточную вершину Эльбруса поднялись зимовщики “Приюта одиннадцати” А. Гусев и В. Корзун. В феврале этого же года совершают первое зимнее восхождение на Казбек участники экспедиции колхозников Северной Осетии под руководством И. Антоновича и А. Золотарева. А через несколько дней такое же восхождение повторяют и участники Кабардино-Балкарской экспедиции, руководимой Ю. Тиловым и Н. Рожновским. Спустя полгода альпинисты этих республик осуществляют грандиозные массовые альпиниады на вершины своих белоснежных великанов: во время Кабардино-Балкарской альпиниады на Эльбрус восходят 635 человек, а Северо-Осетинской — на Казбек — 516 человек, причем одновременно с четырех сторон. Главная особенность этих восхождений заключается в массовости, самостоятельном оснащении и даже частичном изготовлении снаряжения, подготовке собственных инструкторских кадров и, что особенно важно, в развернувшемся на заводах, предприятиях, в вузах республик соревновании за право участвовать в этих восхождениях.

В дальнейшем альпиниады оставались постоянной формой массовых восхождений, причем не только для начинающих альпинистов. Так, принцип проведения массовых альпиниад на Эльбрус, Казбек и другие вершины привел к проведению международных альпиниад на Памире. Забегая вперед, отметим, что во время альпиниады 1967 г., посвященной 50-летию Великого Октября, на пик Ленина взошло более 300 человек, в том числе 49 из 8 зарубежных стран; в 1969 г. во время альпиниады, посвященной 100-летию со дня рождения В. И. Ленина,— 175 человек, в том числе 30 иностранцев; в 1972 г. в альпиниаде, посвященной 50-летию образования СССР, на пик Коммунизма поднялись 87 человек, в том числе альпинисты зарубежных стран. Успешному развитию альпинизма способствовала широкая помощь государства, профсоюзов и поддержка комсомола. Многочисленные лекции и доклады участников походов, проводившиеся в их производственных коллективах, выступления печати— журнала “На суше и на море”, газеты “Школа мужества” стали организующими факторами движения альпинистской молодежи. Появились первые практические пособия по подготовке альпинистов — “В помощь туристу” М. Погребецкого и “Альпинизм” В. Семеновского. Стремление молодежи к альпинизму обусловило его массовость. Необходимо было искать новые формы подготовки альпинистов. Так возникают альпинистские лагеря. Московские альпинисты обосновываются в Шхельдинском ущелье, а харьковчане — вначале на поляне Азау в ущелье Баксан, затем в урочище Штулу и наконец в Цее, где проводят смелый эксперимент, организовав при лагере группу детского альпинизма.

Все увеличивающееся число альпинистских лагерей стало главной базой массовой подготовки, проводившейся специальными кадрами инструкторов по единой методике, разработанной опытными специалистами, что было новым в мировом альпинизме.

Спортивный класс альпинистов становился все выше. Так, Хан-Тенгри почти одновременно штурмовали две группы: казахстанские динамовцы под руководством Е. Колокольникова и москвичи во главе с братьями В. и Е. Абалаковыми. Характерной особенностью этих групп была их немногочисленность, до этого подобные восхождения обычно предпринимались громоздкими экспедициями с большим количеством участников.

В 1936 г. ЦИК СССР реорганизовал Общество пролетарского туризма и экскурсий (ОПТЭ), созданное в 1930 г., чья деятельность и организационные возможности уже не отвечали потребностям бурного роста альпинизма в стране. При ВЦСПС было создано Туристско-экскурсионное управление (ТЭУ). С 1937 г. альпинизм в стране возглавляет Центральная секция, организованная Всесоюзным комитетом по делам физической культуры и спорта (председатель — Н. В. Крыленко). В нее вошли опытные альпинисты. Обеспечение единой методики подготовки на базе комплекса “Готов к труду и обороне”, организация системы обеспечения безопасности и профилактики несчастных случаев, классификация вершин, подготовка инструкторских кадров — эти и многие другие важные вопросы настоятельно требовали решения.

Спортивная работа принимает небывалый размах. Трудовой энтузиазм советских людей в связи с приближением 20-летия Октябрьской революции нашел свое отражение и в альпинизме. Покорение неизведанных вершин, восхождение по более сложным маршрутам или небывало массовыми группами и альпиниадами, подъем на высочайшие вершины страны, т. е. все самые лучшие свои достижения альпинисты посвящали знаменательной дате.

В 1937 г. были совершены восхождения на все восьмитысячники Памира: пики Коммунизма, Ленина, Корженевской. Проводились восхождения на вершины Кавказа — Шхельду, Ушбу, Джайлык, Светгар, Дыхтау, Шхара, пик Руставели, Гестолу, Крумкол, Катын-тау, Ляльвер, Миссестау, Бурджулу, Адайхох, Доппах, Уилпату и многие другие. На Ушбу взошли 57 альпинистов, т. е. гораздо больше, чем за 50 лет со дня ее покорения. Ко дню славного юбилея было подготовлено около 25 000 значкистов “Альпинист СССР” и 20 мастеров альпинизма. Новую техническую ступень в развитии альпинизма, базирующуюся на всесторонней подготовке и высоком спортивном мастерстве, продемонстрировали траверсы как отдельных многовершинных гор, так и целых систем хребтов Кавказа, в частности: Цурунгал-Айлама, Цурупгал-Шхара, траверс Дыхтау-Коштантау, Ушбы, массива Иглы Туюксу. Украинские альпинисты под руководством А. Зюзина прошли Доппах, Безенгийскую стену встречным траверсом прошли группы Е. Белецкого (с востока) и С. Ходакевича (с запада).

Выпускавшееся снаряжение, несмотря на некоторые недостатки, в основном удовлетворяло и в нужном количестве обеспечивало потребности альпинизма. Значительные спортивные достижения тех лет стали возможны в результате систематически проводимой воспитательной работы среди альпинистской молодежи, нетерпимости к нарушениям и недисциплинированности. Это создавало здоровую спортивную атмосферу, что чрезвычайно важно в трудных условиях горовосхождения. В предвоенные годы советский альпинизм уже стоял на уровне мирового класса по всем показателям, а по некоторым, например по количеству восхождений на семитысячники, намного превышал его. Все меньше становилось неосвоенных горных районов. На Кавказе лишь немногие второстепенные вершины еще ожидали своих покорителей, на большинстве же прокладывались все более технически сложные пути. Однако Памир и Тянь-Шань оставались еще почти нетронутой целиной с сотнями непокоренных и безымянных вершин.

Двадцатилетний юбилей Ленинского комсомола отмечался восхождением на безымянную вершину неподалеку от Хан-Тенгри. Покорившие ее комсомольцы Л. Гутман, Е. Иванов и А. Сидоренко назвали ее “пиком 20-летия Ленинского комсомола”. Позже, в 1944 г., топографы установили высоту этой вершины (7439 м). В честь успехов на фронтах Великой Отечественной войны новый семитысячник был назван пиком Победы. Со временем выяснилось, что группа Л. Гутмана достигла только самой восточной части гребня. В 1956 г. группа В. Абалакова покорила главную вершину пика Победы. В летнюю пору разворачивали свою работу 40 альпинистских лагерей. Ежегодно на вершины поднимались около 30 000 альпинистов, треть которых совершала спортивные восхождения на вершины большой сложности.

Все больших успехов добивались украинские альпинисты. В 1940 г. Л. Мацкевич (в группе Л. Надеждина) совершает первый полный траверс гребня Шхельды с запада на восток. Н. Моргун (в группе Ал. Малеинова) траверсирует обе вершины Ушбы с юга, а В. Сигалов и Б. Струнге — с севера. Группа Г. Бухарова совершает первый траверс Малой Цейской подковы: пик Николаева — Сонгути. Расширяет свою работу Украинская школа инструкторов альпинизма.

Большой успех советского альпинизма способствовал росту его популярности, а массовость и значительные спортивные достижения выдвинули его в число ведущих видов спорта в стране. Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта утверждает в 1939 г. для альпинистов, имеющих выдающиеся достижения, звание мастера спорта и заслуженного мастера спорта.

Первыми звание заслуженного мастера спорта получили: М. Погребецкий, И. Юхин, А. Гусев, Александр Джапаридзе, Александра Джапаридзе, И. Асланишвили, Е. Белецкий, Н. Гусак, Е. Казакова, А. Летавет, Ал. Малеинов, В. Сосоров, А. Зюзин, П. Рототаев, А. Сидоренко. Спортивных разрядов альпинизм еще не имел. К 1941 г. советский альпинизм был уже хорошо организованным спортивным движением, имел отлаженную организационную и учебно-методическую структуру, опирался на четкие правила. Регулярно работали краткосрочные школы инструкторов. Достаточно четко была налажена и спасательная служба в горах. Было подготовлено около 200 тысяч альпинистов, сотни инструкторов, выросли кадры организаторов практических мероприятий — А. Поясов, В. Нефедов, В. Благовещенский, А. Глаз, А. Джапаридзе, В. Назаров, М. Погребецкий, В. Недокладов, А. Золотарев, Н. Губанов, С. Ходакевич, Г. Одноблюдов и др.

Центром украинского альпинизма стал Харьков, где вырос и оформился воспитанный М. Погребецким большой коллектив опытных горовосходителей. Горная секция в Харькове в основном создается из “тянь-шаньцев” (Б. Тюрин, Н. Тарасенко, В. Барков, К. Коляда, Н. Дмитриенко, В. Ирушкин, Ф. Зауберер, К. Павелл, С. Шиманский и др.), затем пополняется альпинистами, приобретшими опыт на Кавказе (А. Альперн, В. Бабич, П. Бобылев, М. Борушко, Д. Донской, И. Мартынов, В. Мартынов, Г. Каленов, П. Курилов, М. Левина, Н. Моргун, М. Романенко, Г. Маслов, П. Францевич и др.). Зачинателями альпинизма в Киеве в то время были Б. Мазурмович, Р. Павлов, П. Борзяк, Б. Янкович, В. Орлянкин, Л. Радионова и др., в Днепропетровске — С. Тюленев, Л. Ходюш, А. Зюзин, И. Ветров и др., в Донецке — П. Якуц, в Одессе — А. Блещунов и др. За высокие спортивные достижения Н. Моргуну, А. Мацкевич и В. Сигалову присваивается звание мастера спорта. Большое значение для развития украинского альпинизма имела организованная в ущелье Адылсу Украинская школа инструкторов.

Альпинистский сезон 1941 г. был прерван, не успев начаться. На нашу страну вероломно напала фашистская Германия. Для альпинистов пришло время вместе с ледорубом взять в руки автомат. В августе 1942 г. началось сражение за Кавказ. Переход через высокогорные перевалы немецкое командование возложило на специально подготовленные горно-стрелковые части, укомплектованные в основном тирольцами, имевшими опыт боев в горах. После войны стало известно, что в боях за перевалы Главного Кавказского хребта в составе дивизии “Эдельвейс” участвовали немецкие альпинисты, многие из которых в 30-х годах посещали Кавказ в качестве туристов.

Дороги через Клухорский, Мамисонский, Крестовый и другие высокогорные перевалы приобрели важное стратегическое значение. Защита этих перевалов была возложена на советские части, в состав которых входили альпинисты, обучавшие солдат и офицеров альпинизму.

Многие альпинисты принимали участие в эвакуации советских людей, ценного имущества, в боевых действиях партизанских отрядов и отрядов особого назначения. Так, альпинисты Г. Одноблюдов, А. Сидоренко, Алексей Малеинов, Н. Моренец, В. Кухтин организовали и обеспечили эвакуацию 1500 женщин, детей и стариков через высокогорный перевал Бечо в Сванетию. Потом в составе горнострелковых частей принимали участие в боях против гитлеровцев. В составе партизанского отряда ОМСБОН альпинисты Б. Кудинов, Е. Абалаков, М. Ануфриков, П. Родионов, 3. Гуревич обороняли перевалы Кавказа, затем были переброшены на подготовку командного состава горных частей в Школу военного альпинизма Закавказского фронта в Бакуриани, где служили также И. Черепов, Андрей Малеинов, Я. Аркин, О. Гринфельд, В. Коломенский, В. Сосоров, Д. Пурцеладзе, П. Курилов, Е. Колокольников. В различных горных частях Закфронта руководили альпинистской подготовкой и участвовали в боевых операциях Е. Белецкий, А. Гвалия, Е. Смирнов, И. Марр, В. Иванишвили, А. Богров, Л. Коротаева, А. Грязнов, Ю. Губанов, А. Хоменко, А. Золотарев, И. Антонович, А. Балабанов, А. Поясов, М. Лепнев. В штабе Закфронта возглавлял горную подготовку И. Юхин. В горах Тянь-Шаня М. Погребецкий и М. Горин руководили подготовкой горнострелковых частей. В оперативной группе по обороне Главного Кавказского хребта действовали альпинисты, возглавляемые А. Гусевым — Н. Гусак, И. Келье, Ю. Губанов, В. Шпилевский. В районе Марухского перевала пали смертью храбрых Ю. Молоканов и Я. Бадер. В партизанских отрядах воевали такие известные альпинисты, как Е. Иванов, Ф. Кропф, В. Назаров, М. Ушацкий. В феврале 1943 г. советское командование поручило группе военных альпинистов снять с Эльбруса оставленные там фашистами флаги и вымпелы и установить на вершинах советские знамена. Это задание было выполнено группами альпинистов во главе с Н. Гусаком и А. Гусевым. В книге “Битва за Кавказ” маршал Советского Союза А. А. Гречко писал: “Хочется сказать несколько теплых слов о наших славных альпинистах, которые сыграли немалую роль в боях на перевалах Главного Кавказского хребта... Альпинисты были на всех высокогорных участках фронта”.

Советские воины еще добивали в Европе разгромленную фашистскую армию, а в горы Кавказа уже пришли альпинисты, демобилизованные из рядов Советской Армии. Летом 1944 г. “первыми ласточками” в Домбае были А. Поясов и Е. Казакова с сотней участников профсоюзной альпиниады и группа Е. Абалакова, направившаяся на траверс Джугутурлючата. На Центральном Кавказе А. Золотарев повел свою группу на Тихтенгеп, А. Джапаридзе — на Ушбу.

В первый послевоенный сезон 1945 г. 600 новых значкистов были подготовлены в лагерях “Медик” в Цее, “Локомотив” в Адылсу и “Наука” в Алибеке. 124 младших инструктора выпустили школы инструкторов Грузинского (Шови) и Всесоюзного (Горельник) комитетов по делам физкультуры и спорта. Альпиниады Грузии в Домбае, экспедиции на Памир и Тянь-Шань дополнили список альпинистских мероприятий. В следующем году уже более 3000 новичков заслужили значки “Альпинист СССР”. Прерванная войной работа альпинистов в горах начала входить в нормальную колею. В целях стимулирования спортивно-массовой работы Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта в 1946 г. ввел спортивные разряды по альпинизму, которые сыграли важную роль в планомерной подготовке альпинистов. В этот период в ДСО “Спартак” В. Абалаковым была создано команда альпинистов. Творческие поиски этого не знающего покоя человека привлекали активных и смелых людей. В результате команда В. Абалакова стала одной из сильнейших в стране. В. Абалаков заложил основу стенного альпинизма в нашей стране, в его активе сложнейшие маршруты, за победу в которых команда неоднократно награждалась золотыми медалями. Среди них траверсы Коштантау — Дыхтау и северных стен Улутау, Чанчахи, пика Щуровского, Дыхтау, пика Победы, пика Ворошилова и др. Успешно конкурировали с командой В. Абалакова команды, возглавляемые К. Кузьминым. Под его руководством ходили альпинисты, ставшие в дальнейшем известными горовосходителями-спортсменами. В числе “золотых” маршрутов, пройденных группами К. Кузьмина, сложнейшие траверсы и высотные восхождения: траверсы Шхельда — Ушба, Ляльвер — Дыхтау, восхождения на пик Шверника, пик Коммунизма, Хан-Тенгри с севера и др. К. Кузьмин единственный среди советских альпинистов, в активе которого семь “семитысячников”. Большой вклад в развитие советского альпинизма внесли такие альпинисты, как М. Погребецкий, Е. Белецкий, В. Благовещенский, В. Абалаков, П. Рототаев, Д. Затуловский, Ал. Джапаридзе, А. Летавет, В. Боровиков, Ал. Малеинов, А. Зюзин, О. Гигинёйшвили, С. Ходакевич, М. Ануфриков, И. Марр, В. Рацек, А. Овчинников, Д. Оболадзе, В. Моногаров, Б. Романов, А. Кустовский, В. Овчаров, Б. Студенев, А. Золотарев, М. Борушко, Ф. Кропф, Г. Колепов и др.

Не прекращался поиск новых методов и приемов обеспечения безопасности горовосхождений. Так, в 1947 г. в альплагере “Молния” были впервые проведены соревнования альпинистов по скалолазанию. (Организатором и руководителем спортивного скалолазания в нашей стране является И. Антонович (прим. редактора).)

Идея соревнований в альпинизме ранее отвергалась, к ней постоянно относились с опасением, однако сразу после первых стартов соревнования привлекли к себе всеобщее внимание. Ведь идея соревнования близка и понятна молодежи. И дело здесь не только в естественном желании победить, проверить свои силы и мастерство. Для того чтобы самостоятельно преодолеть любой сложный участок пути, да еще в присутствии судей и зрителей, необходим высокий уровень техники, который может быть достигнут серьезной тренировкой. Именно в этом и заключалась “соль” идеи: соревнования как стимул к овладению мастерством. Кроме того, молодые горовосходители, наблюдая за техникой лазания мастеров, извлекали для себя немалую пользу. Соревнования по скалолазанию стали своеобразной школой повышения мастерства молодых альпинистов. Молодежь увлекала сама атмосфера соревнований, открывающих широкий простор для демонстрации смелости, ловкости, смекалки. Ведь здесь они получали возможность проявить свои способности задолго до того, как получат право на серьезное восхождение. Успех соревнований на скалах не мог не оказать в дальнейшем влияния на альпинизм в целом. Спортивное скалолазание явилось пробным камнем в переходе советского альпинизма на путь соревнований. Ровно 30 лет спустя в докладе президиума Федерации альпинизма СССР на всесоюзном пленуме, проходившем в Москве в 1979 г., было сказано: “Надо добавить данные о резком увеличении массовости и популярности такого раздела спортивного альпинизма, как спортивное скалолазание. Достигнутые здесь результаты, без сомнения, благотворно сказываются на развитии всего альпинизма... Благодаря наглядности этого вида альпинизма всем сейчас очевидно, что советская школа скалолазания занимает ведущее место в мире как по классу наших скалолазов, так и по массовости”. В 1949 г. по примеру соревнований альпинистов по скалолазанию были проведены и соревнования по горовосхождениям. С тех пор такие соревнования проводятся ежегодно. Чемпионаты по горовосхождениям сыграли значительную роль в дальнейшем развитии советского альпинизма. Они стимулировали поиски новых объектов, новых вершин и новых, еще не пройденных или более сложных маршрутов. Участие в чемпионатах обусловило необходимость серьезной и тщательной подготовки альпинистов.

Первые украинские соревнования по скалолазанию были проведены в 1952 г. в Крыму, и с тех пор эта форма подготовки молодых альпинистов занимает в республике одно из ведущих мест.

Соревнования в альпинизме принимают все более широкий размах. Достаточно сказать, что почти все наиболее сложные восхождения были совершены в порядке участия в чемпионатах СССР. И если первыми маршрутами чемпионатов были стены Ушбы, Шхельды, Чатынтау и др., то в последнее время участники соревнований стремятся к покорению таких казавшихся ранее совершенно непреодолимыми маршрутов, как двухкилометровая юго-западная стена пика Коммунизма, стены пиков Революции, Таджикистана. Упоминание лишь отдельных восхождений, участники которых награждены золотыми медалями чемпионатов СССР, свидетельствует о значимости этих достижений. Команда В. Абалакова: траверс вершин Коштантау — Дыхтау, пик Щуровского, Уллутау, Дыхтау, пик Победы, пик Коммунизма, пик Ворошилова и др.; команда К. Кузьмина: Сонгути, траверс вершин Шхельда — Ушба, Ляльвер — Дыхтау, пик Коммунизма, Хан-Тенгри, пик Шверника и др.; команда Л. Мышляева: Ушба Южная, Чатын, пик Революции; команда В. Моногарова: траверс вершин Коштантау—Дыхтау, Ушба Северная, Ушба Южная; команда И. Марра: траверс вершин Шхельда — Ушба; команда М. Хергиани: Тютюбаши, траверс вершин Айлама — Миссестау; команда А. Овчинникова: пик Коммунизма; команда А. Кустовского: пик Энгельса, пик Коммунизма; команда В. Божукова: траверс пиков Таджикистана — Энгельса, Калинина — Коммунизма; команда Б. Студенина: пик Свободной Кореи, траверс вершин Шатер — Хан-Тенгри; команда А. Угарова: пик Корженевской, пик Революции; команда Б. Хергиани: траверс вершин Шхара — Тетнульд и др.

И все же одной из труднейших гор в нашей стране, объектом смелых дерзаний и блестящих достижений советских альпинистов был и остается пик Коммунизма. Спортивные экспедиции устремляются все ближе к его массиву. 1959 г. отмечен первым стенным восхождением на пик Коммунизма по контрфорсу южной стены на западное плечо (К. Кузьмин). А в 1961 г. новый путь был проложен уже с ледника Бивачного (Е. Тамм). На следующий год пик Коммунизма штурмует первая международная экспедиция (руководители — начальник экспедиции, покоривший Джомолунгму,— Д. Хант и А. Овчинников). 1968 г. был ознаменован сложнейшим восхождением по южной стене (А. Овчинников и Э. Мысловский), штурм которой длился около двух недель и принес команде золотые медали чемпионата СССР. Затем на пик Коммунизма прокладываются новые пути, но уже с другой стороны: команда “Буревестника” (Ю. Бородкин) штурмует пик с ледника Вальтера по гребню пика Кирова и далее через пик имени 50-летия ВЛКСМ, группа “Спартака” (П. Буданов) преодолевает сложный путь по северо-восточной стене, круто поднимающейся от ледника Бивачного. В 1968 г. на эту вершину взошли разными путями 11 групп (62 человека). К 1970 г. на пик Коммунизма совершили восхождение 218 человек, семнадцать из которых преодолели маршруты высшей шестой категории трудности... А к Олимпийскому 1980 году на пике Коммунизма уже побывало рекордное количество альпинистов — более 800!

Подчеркивая важную роль чемпионатов по горовосхождениям в развитии советского альпинизма, нельзя, однако, не отметить, что существующая система определения победителя соревнований еще далека от совершенства, поскольку она построена не на объективных показателях, а в основном на субъективной оценке альпинистов, участвующих в восхождениях. И все же большая польза соревнований в развитии советского альпинизма очевидна. Следует отметить, что соревнования альпинистов присущи только советскому альпинизму и не имеют аналогов в мировой практике горовосхождений. Они проводятся по определенной системе. Золотые, серебряные и бронзовые медали победителям и призерам — это не только оценка факта восхождения. Это итог широкого анализа, проводимого судейской коллегией, по целому комплексу факторов, таких как спортивная целесообразность объекта восхождения и особенности пути, физическая подготовленность, техническая грамотность, тактическая зрелость, моралыю-волевая стойкость восходителей и другие элементы, слагающие успех восхождения.

Большой вклад в спортивные достижения отечественного альпинизма внесли горовосходители Украины. Усилия украинских альпинистов всегда были нацелены на решение главных проблем советского спортивного альпинизма, среди которых особое место занимало освоение наиболее неприступных стен. После траверса вершин Коштантау — пик Тихонова (1958 г.) группой В. Овчарова и восхождения группы Б. Субартовича на Шхельду по северной стене (1959 г.) В. Моногаров с Б. Субартовичем, Л. Кенсицким и В. Ковуненко совершают восхождение на южную Ушбу по юго-западной стене, заняв третье место в чемпионате СССР. В 1962 г. главное внимание обращается на Шхельду: группа А. Кустовского (Г. Апреленко, В. Черевко, В. Яковина) в команде “Спартака” поднимается по северной стене, а группа Л. Кенсицкого (В. Моногаров, Н. Калошин) — по северному ребру. Затем наступает очередь соседней со Шхельдой Ушбы. А. Кустовскому не удается осилить западную стену южной вершины. Это через год в сложных условиях удается совершить группе В. Моногарова (М. Алексюк, В. Гончаров, В. Ковтун, Д. Лавриненко, Н. Мащенко), награжденной золотыми медалями. Золотых медалей удостаивается и команда А. Кустовского (спартаковцы К. Клецко, В. Черевко, Г. Шалаев, В. Яковина, Ю. Яковенко) за восхождение на пик Энгельса по северо-восточной стене. Эта же команда завоевывает высшие награды и в следующем году, покорив пик ОГПУ. В 1967 г. пик Коммунизма штурмовали сразу две украинские команды. Команда А. Кустовского (П. Зайд, В. Колесник, В. Черевко), пройдя по юго-восточному гребню, завоевала золотые медали. А альпинисты из Днепропетровска под руководством А. Синьковского (А. Зайдлер, В. Печенин, Г. Вербицкий, В. Шабохин, В. Дубинин, А. Витько, И. Грабарь) поднялись с ледника Бивачного, заслужив серебряные медали. Донецкая команда Б. Сивцова (Б. Шапошников, П. Желоботкин, А. Алексеенко, В. Иванов, В. Машков, О. Поляковский) осуществила восхождение на пик Победы, завоевав золотые медали чемпионата 1969 г. Через год В. Моногаров разрабатывает новый, еще более сложный маршрут на северную Ушбу по центру северной стены, по так называемым “зеркалам” и вместе со своими постоянными спутниками М. Алексюком, В. Гончаровым, В. Громко, Ю. Козявкиным, Д. Лавриненко завоевывают серебряные медали. Это была выдающаяся победа. Но почему же серебряные, а не золотые медали? Считают, что спортивное значение этой победы снизило применение расширяющихся (шлямбурных) крючьев. Однако другой возможности пройти “зеркала” не было. Поэтому спортивная ценность достижения украинских альпинистов бесспорна.

В 1972 г. группа Ю. Григоренко-Пригоды, выступавшая от имени лагеря “Алибек”, завоевала золотые медали за покорение северо-западной стены южной вершины Ушбы.

1973 год был для альпинистов Украины также годом больших достижений. Они добились четырех побед в трех классах: золотыми медалями отмечены восхождения на пик 5497 м на Памире команды Украинского спорткомитета Ю. Григоренко-Пригоды (С. Бершов, А. Вселюбский, В. Сухарев, В. Ткаченко); а в классе высотных восхождений команда альпинистского клуба “Донбасс” (В. Русанов, О. Бабин, Е. Сапога, А. Сиряченко) преодолела южную стену пика 26 Бакинских комиссаров. В 1973 г. украинские альпинисты под руководством А. Кустовского прокладывают сложный маршрут на пик Коммунизма по юго-западной стене. Штурм этой вершины стоил жизни руководителю группы.

В 1978-79 гг. Украинский республиканский совет профсоюзов и ЦК ЛКСМ Украины организовали две экспедиции на Памир в район хребта Петра Первого, посвященные 60-летию ВЛКСМ и ЛКСМУ. Во время этих экспедиций был совершен ряд первовосхождений на “пятитысячники”, и по праву первовосходителей покоренные вершины были названы: пик 60-летия ВЛКСМ, пик Героев Малой Земли, пик П. Островского, пик 25-летия целины и др. Руководили экспедициями заслуженные тренеры Украины Г. Полевой, В. Овчаров, М. Романенко.

Чемпионаты СССР, союзных республик и крупнейших городов, первенства спортивных обществ и ведомств по альпинизму и спортивному скалолазанию, соревнования спасательных отрядов и массовая подготовка молодежи в альпинистских лагерях стали формами развития альпинизма в нашей стране.

Все с большей определенностью можно говорить о профессионально-прикладном значении альпинизма. Освоение народнохозяйственных ресурсов пашей Родины связано с расширением сферы человеческой деятельности в горной местности: строительство промышленных объектов, прокладка трасс, дорог, научно-исследовательские изыскания. Участие альпинистов здесь стало необходимостью, часто определяющей успех дела. Изучение гидроресурсов, деятельность климатологов, метеорологов, медиков, строительство гидроэлектростанций и защитных сооружений на дорогах, сооружение линий электропередач в горах — всюду необходимо участие альпинистов. За последние годы все шире развиваются международные связи с зарубежными альпинистами. Начиная с 1959 г. советские альпинисты начали выезжать в зарубежные страны — в Австрию, Англию, Францию, Югославию, Болгарию, Италию, США, Японию, Швейцарию и др. Взаимный обмен делегациями альпинистов способствовал расширению спортивных связей. Наши альпинисты испробовали свои силы на маршрутах Гран-Капуцина, Пти-Дрю, Гран-Жерас, Зуба Гиганта, Башни Вальгранде в Альпах, в США — Эль-Капитан и многих других. А М. Хергиани и В. Онищенко проложили на Гран-Жерас “русский вариант” пути.

В 1966 г. Федерация альпинизма СССР была принята в члены Международного союза альпинистских ассоциаций (УИАА), а с 1969 г. вошла в его исполком. На Памире в районе пика Ленина и на Кавказе в Приэльбрусье функционируют международные альпинистские лагеря. Прибывая в эти лагеря, сотни зарубежных альпинистов знакомятся с нашими горами. Все большей популярностью среди зарубежных альпинистов пользуется и спортивное скалолазание. На традиционных международных соревнованиях по скалолазанию, проводящихся в Крыму, уже побывали альпинисты 15 стран. Во многих странах спортивное скалолазание получило значительное развитие — в Болгарии, Венгрии, ГДР, Польше, Чехословакии, Японии и др. Все чаще стали проводиться международные соревнования за рубежом, в которых активное участие принимают советские альпинисты. Для зарубежных альпинистов не осталось незамеченным влияние спортивного скалолазания на повышение технической подготовки альпинистов. Так, после восхождений на ряд вершин США по сложнейшим маршрутам, в частности на Эль-Капитан, журнал “Американские альпинистские новости” писал: “Наиболее интересной чертой советских альпинистов была их невообразимая скорость как в хождении первым, так и вторым в связке. Все местные альпинисты, кто видел их на восхождениях, были поражены быстротой прохождения всех маршрутов, включая и очень сложные пути, пройденные за время непродолжительного пребывания в горах.”

ГОРЫ И ГОРНЫЕ РАЙОНЫ МИРА

ГОРЫ И ГОРНЫЕ РАЙОНЫ СССР

В европейской части СССР расположены Хибины, Карпаты, горы Крыма и Урала. В азиатской части страны значительно больше горных районов, представляющих интерес для альпинистов. С юга к европейской части страны примыкают горы Кавказа, в Средней Азии находятся Памир и Тянь-Шань. На юго-востоке от Западно-Сибирской равнины располагается Алтай (Алтайские горы). В приграничных районах протянулись Саяны и горные хребты Забайкалья. В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке горные районы занимают большое пространство.

Горы Советского Союза неодинаковы по своему происхождению и возрасту, геологическому строению, составу слагающих их горных пород. Наиболее молодые горы (альпийской и тихоокеанской складчатости) — Украинские Карпаты, Крымские горы. Большой и Малый Кавказ, Памир, хребты Камчатки и Сахалина. Среднего возраста горы (мезозойской складчатости) — хребты Черского, Становой, Верхоянский, Сихотэ-Алинь. К старым горам (позднепалеозойская складчатость) относятся Уральские горы, Тянь-Шань, часть хребтов Забайкалья.

Ниже приводим краткое описание горных районов СССР, представляющих интерес для альпинистов.

Хибины расположены на Кольском полуострове. Это древние, разрушенные горы, вершины сглажены, склоны обрывисты. В широких долинах — озера. Наивысшая точка — г.Часначорр (1191 м).

Карпаты. На территории СССР расположена часть горной дуги Карпат — Украинские Карпаты. Это средневысотные горы, разделенные узкими живописными долинами. Хребты тянутся параллельно, имеют пологие склоны. Наивысшая точка Украинских Карпат — г.Говерла (2061 м).

Крымские горы протянулись почти на 150 км вдоль Южного берега Крыма, имеют характер невысокого плато, обрывающегося к морю почти отвесными стенами. Главная гряда Крымских гор сложена известняками. Они разбиты трещинами, по которым вглубь проникает вода Возникают пустоты, пещеры, воронки, провалы. Наивысшая точка — г.Роман-Кош (1545 м).

Кавказ — преимущественно горная страна. Он простирается между Черным и Азовским морями на западе и Каспийским морем на востоке. Северной границей Кавказа считают Кумо-Манычскую впадину; за южную — принимается государственная граница СССР с Турцией и Ираном, идущая от Черного моря до Каспийского. Кавказ делится на две части — Северный Кавказ и Закавказье, граница между которыми проводится по водораздельному гребню Большого Кавказа и по реке Псоу. В центральной части Кавказа располагается Большой Кавказ (Кавказский хребет) со многими вершинами, превышающими 5000 м и покрытыми вечными снегами и ледниками. Нижние части склонов Большого Кавказа большей частью покрыты густыми широколиственными лесами, выше — пихтово-еловыми (на западе) и сосновыми (на востоке), еще выше—субальпийскими и альпийскими лугами. На юге Сурамский хребет соединяет Большой Кавказ с хребтами Малого Кавказа, которые значительно уступают по высоте Большому Кавказу и не имеют ледников. Большой Кавказ — сложно построенная горная система, состоящая из ряда горных хребтов и отрогов. Длина его около 1500 км, ширина до 180—160 км. Основную часть горной системы Большого Кавказа составляют Главный, или Водораздельный хребет, и сопровождающий его с севера Боковой хребет, разрезанный верховьями рек на отдельные звенья. В восточной половине Большого Кавказа восточнее р. Ардон) массивы Бокового хребта выше Водораздельного. По простиранию Большой Кавказ делят на три части: Западный Кавказ, Центральный Кавказ и Восточный. Границами между ними служат поперечные сечения проходящие через Эльбрус и Казбек,— древние потухшие вулканы. Между Эльбрусом (5642 м), являющимся высшей точкой Кавказа и Казбеком (5033 м) располагается наиболее высокий, покрытый ледниками Центральный Кавказ. Многие вершины превышают 5000 м — Дыхтау (5204 м), Шхара (5058 м) и др. Более 200 вершин выше 4000 м, из них 15 — превышают высшую точку Западной Европы — гору Монблан (4810 м) и 30— высоту 4500 м—Ушба (4696 м), Гестола (4860 м), Катынтау (4970 м) и др. Вершины и гребни острые, резкие, сложенные большей частью из гранитов и кристаллических сланцев. Характерны горно-ледниковые формы: ледниковые цирки, корытообразные долины и др. Западный Кавказ ниже Центрального. Высшая точка — г. Домбай-Ульген (4046 м) в истоках р. Теберды. Формы рельефа также резкие, скалистые. Восточный Кавказ (восточное Казбека) выше Западного, но уступает по высотам Центральному Кавказу. Многие вершины превышают 4000 м. Высшие точки — горы Тебулосмта (4493 м) на Боковом хребте и Базардюзю (4466 м) на Водораздельном. Хребты Большого Кавказа в их средней части покрыты вечными снегами. Высота снеговой линии от 2850 м на западе до 3800 м на востоке. Общая площадь оледенения достигает 2000 км2, из них 144 км2 занимает оледенение массива Эльбрус. Общее количество ледников около 1400, некоторые ледники превышают длину 12 км — Дыхсу, Безенги, Караугом, Лекзыр, Цаннер. Горы Малого Кавказа (Закавказья) состоят из южных окраинных хребтов, представляющих собой складчатые цепи на севере и северо-востоке, и внутренней области, являющейся частью Армянского нагорья, которое продолжается на территории Турции и Ирана. Вершины Малого Кавказа невысоки, исключение составляет г Арагац (4090м). Горы Кавказа—прекрасное место для развития альпинизма. Здесь есть условия для восхождений вплоть до высшей категории трудности.

Урал (Уральские горы) — невысокая горная страна, простирающаяся вдоль границы Европы и Азии на расстояние более 2000 км. Ширина Урала варьирует от 60 до 150 км. По характеру рельефа и другим природным особенностям Урал делится на Северный, Средний и Южный. В Северном Урале выделяются два его участка под названием Приполярного и Полярного Урала. Полярный Урал протягивается от Константинова Камня до верховьев р. Хулги. Высшая точка его — г. Пай-Ер (1499 м). Приполярный Урал расположен между верховьями р. Хулги и широтным отрезком р. Щугор. Он состоит из двух параллельных хребтов: Исследовательского с самой высокой вершиной Урала — горой Народной (1895 м) и Народно-Итьинского (средняя высота 1300— 1400м). Северный Урал протягивается в меридиональном направлении от р. Щугор до г. Ослянки (1122 м), Средний Урал — от г. Ослянки до г.Юрма (1002м). Южный Урал расположен между широтными участками р. Уфы и р. Урала. Высшая точка Южного Урала — г. Ямантау (1640 м). Почти во всех районах Урала имеются скалы разнообразного профиля.

Памир — высокогорная страна на юго-востоке Средней Азии. Ограничена на севере Заалайским хребтом; на востоке — Кашгарским хребтом; на юге — подножием Гиндукуша; на западе — долиной р. Пяндж (верховье Амударьи). На северо-западе включает верхние части бассейнов рек Мукеу и Обихингоу. Большая часть Памира принадлежит СССР (Горно-Бадахшанская автономная область и часть Гармской области Таджикской ССР). Восточная и Южная окраины Памира находятся на территории Китая и Афганистана. Наиболее высокие хребты Памира: на востоке — Кашгарский хребет с наивысшей точкой всего Памира — вершиной Конгур (7719 м), на западе—хребет Академии паук с наивысшей точкой Советского Памира — пиком Коммунизма (7495 м); на севере — Заалайский хребет с пиком Ленина (7134 м); на юге к Памиру примыкает Гиндукуш с высотами более 7000 м. Рельеф Восточного Памира, несмотря на огромную абсолютную высоту (свыше 6000 м), характеризуется сравнительно небольшими относительными высотами (1800-2200 м), округлыми очертаниями горных хребтов и массивов, разделенных широкими плоскодонными долинами, расположенными на высоте 3700-4200 м, и бесконечными котловинами. Условно граница между Восточным и Западным Памиром проводится по линии, соединяющей меридиональный хребет Зулумарт с Усойским завалом на р. Мургаб. В северной части Восточного Памира располагается обширная котловина оз. Каракуль, окаймленная с юга хребтом Музкол (высшая точка - пик Советских офицеров, 6233 м). Восточнее хребта Музкол лежит котловина, занятая озерами Рангкуль и Шоркуль. Юго-западная часть Восточного Памира пересечена параллельными широтными хребтами Северо- и Южно-Аличурским и восточной частью Ваханского, достигающего в пике Снежная Глыба 6504 м. Рельеф Западного Памира характеризуется параллельными хребтами, вытянутыми с северо-востока на юго-запад. Южнее Заалайского хребта располагаются: хребет Петра Первого с пиком Москва (6785 м), Дарвазский с пиком Арнавад (6088 м), Ванчский, Язгулемскнй с пиком Революции (6987 м), Рушанский, Шунганский и Шахдаринский с пиком Карла Маркса (6726 м). Хребты Петра Первого, Дарвазский, Ванчский и Язгулемский примыкают на востоке к меридиональному хребту Академии наук. Острые зубчатые гребни хребтов Западного Памира возвышаются над днищами долин на 2000—3000 м и более (пик Революции поднимается над долиной Бартанга на 4200 м). Глубокие долины, расположенные на высоте 2000—3000 м, имеют вид узких ущелий с крутыми скалистыми склонами. Имеются древнеледниковые формы рельефа — “бараньи лбы”, троговые долины. Характерны обширные щебнистые осыпи у оснований склонов и конусы выноса. Общая площадь оледенения Памира в границах СССР — 8041 км2. Количество ледников — 1085. Развиты главным образом ледники двух типов — каровые и долинные. Высота снеговой линии изменяется от 3800 м на северо-западе до 5200 м в районе оз. Каракуль и в Музкольском хребте. Крупнейшим центром оледенения является хребет Академии наук с примыкающими к нему хребтами Петра Первого, Дарвазским, Ванчским и Язгулемским. Здесь сосредоточено 40% ледников Советского Памира. В хребте Петра Первого берет начало ледник Федченко (длина 77 км), ледники: Грум-Гржимайло (36 км), Гармо (27 км), Сагран (24 км) и др. Больших размеров достигает и оледенение Заалайского хребта.

Памиро-Алай — объединяет горные системы, расположенные на юго-востоке Средней Азии к югу от Ферганской долины. Включает Алайский, Туркестанский, Зеравшанский, Гиссарский хребты и их западные отроги, Памир и юго-западные отроги хребта Петра Первого. Между Зеравшанским и Гиссарским хребтами имеется горный узел — Фанские горы, несущие значительное оледенение. Наиболее высокие вершины этого узла—Чимтарга (5494 м), Большая Ганза (5415 м), Чапдара (5197 м), Бодхана (5304 м). На Памиро-Алае много ледников большой протяженности. Ледник Зеравшанский — 25 км, ледник Преображенский — 16 км и др.

Тянь-Шань. Тянь-Шань, или Небесные Горы,— мощная горная система в Азии, расположенная между 40—45° с. ш. и 67—95° в. д. Западная часть находится в пределах СССР, восточная — в Китае. Высшие точки—пик Победы (7439 м), поднимается на границе СССР и Китая, на территории СССР расположен пик Хан-Тенгри (6995 м). В пределах СССР горы Тянь-Шаня простираются на 1200 км. Западный Тянь-Шань. В районе Хан-Тенгри — пика Победы происходит расхождение главных хребтов Тянь-Шаня. К западу хребты расходятся веерообразно. Обособляется более северная ветвь: хребет Кунгей-Алатау, окаймляющий с севера Иссык-Кульскую котловину, и лежащий севернее хребет Заилийский Алатау, а также Чу-Илийские горы. Все эти хребты относятся к Северному Тянь-Шаню. Самый северный хребет Заилийский Алатау с вершиной Талгар (4973 м) песет значительное оледенение. Высота гор здесь превышает 4000 м. Наиболее известные вершины—пик Металлург (4800 м), Актау (4270 м), Ииньтау (4820 м), пик Орджоникидзе (4440 м), пик Фрунзе (4450 м), пик Погребецкого (4219 м) и др. К юго-западу от Хан-Тенгри тянется хребет Кокшаал-Тау, а к западу Терскей-Алатау, ограничивающий с юга котловину оз. Иссык-Куль. Площадь, заключенную между хребтами Кокшаал-Тау, Ферганским, восточным отрезком Киргизского хребта, Терскей-Алатау, относят к Центральному Тянь-Шаню. Наибольшие высоты наблюдаются в Центральном Тянь-Шане. В хребте Тенгри-Таг, кроме пика Хан-Тенгри, расположены пик Чапаева (6371 м), пик Шатер (6636 м), пик Горького (6050 м). В хребте Кокшаал-Тау находится второй семитысячник СССР — пик Победы (7439 м), западнее пика Победы высятся пик 6920 м и пик 6740 м. Главными центрами оледенения Тянь-Шаня являются район Хан-Тенгри — пик Победы и хребет Акшийрак. Несмотря на то что снеговая линия выше всего расположена в Центральном Тянь-Шане (до 4200 м), из-за большой высоты гор наибольшее оледенение (около 2500 км2) наблюдается в районе Хан-Тенгри, где ледник Южный Иныльчек достигает около 60 км длины, ледник Каинды — 28 км, ледник Семенова — 18 км. Имеется множество долинных, каровых и висячих ледников.

Алтай — горная страна в Западной Сибири. На северо-востоке Алтай соприкасается с Кузнецким Ала-Тау и с Западным Саяном, западные предгорья связывают его с возвышенностями Казахского мелкосопочника, к юго-востоку он уходит за пределы СССР, где называется Алтай Монгольский. В пределах СССР от пограничного горного узла Табын-Богдо-Ула (г. Табун-Богдо — 4653 м) тянется к западу в широтном направлении система хребтов Южного Алтая, а к востоку — хребет Сайлюгем — система Восточного Алтая. Внутри дуги, образованной этими магистральными хребтами, разбросан сложный веер хребтов Центрального Алтая. Южный Алтай, отделяющий Черный Иртыш и озеро Зайсан от бассейна Бухтармы, достигает в восточной части 3900 м. Слагающие его хребты носят наименования Тарбагатай, Сарым-Сакты и Нарымский. Восточный Алтай высотой 3000—4000 м представляет группу хребтов — Сайлюгем, хребет Чихачева и Шапшал, тянущихся по водоразделу Оби и Енисея. От них на северо-запад отходят хребты Чулышманский и Курайский-Айгулайский, отроги которого заполняют пространство между р. Катуныо и Телецким озером. Центральный Алтай представлен двумя длинными горными цепями. Южная цепь состоит из хребта Южно-Чуйского, отделенного от него глубоким ущельем Аргута, хребта Катунского и лежащего за долиною Катуни хребта Холзун. В Катунском хребте находится высшая точка Советского Алтая — двуглавая гора Белуха (4506 м). Кроме Белухи, поднимаются вершины; пик 20 лет Октября (4167 м), пик 50 лет КПСС (4000 м), пик Сапожникова (3950 м) и др. Общая площадь оледенения Алтая 596 кв. км. Развиты главным образом два типа ледников - каровые и долинные. Ледники сосредоточены в нескольких центрах оледенения; с горы Белухи радиально спускаются 6 крупных ледников: Менсу (11 км), Катунский (8 км), Большой Берельский (8 км) и др.

Горы Камчатки. В средней части полуострова Камчатка проходят два параллельных хребта - Серединный и Восточный. Главный хребет—Срединный (с высотами 1500—2000 м) — начинается к северу от р. Плотниковой и проходит вдоль всего полуострова. Максимальная высота Срединного хребта достигает 3621 м (потухший вулкан Ичинский). Восточный хребет представляет систему хребтов, вытянутых один за другим вдоль всего полуострова — хребет Ганальские Востряки (высшая точка — г. Юрчан — 2060 м), Валагинский хребет, не поднимающийся выше 1500 м, и хребет Кумроч с вулканической вершиной высотой 2375 м. Восточное побережье Камчатки сильно расчленено и представляет вулканическое нагорье. На Камчатке около 120 вулканов, из них 22 действующих. Высшей точкой Камчатки является высочайший действующий вулкан Восточного полушария — Ключевская Сопка (4850м).

ГОРЫ ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОПЫ

Альпы. Альпийская горная область входит в пределы нескольких государств: на ее территории расположены Швейцария и Австрия. Северные части области входят в пределы ФРГ, западные—Франции, южные — Италии. Восточные отроги Альп заходят на территорию Венгрии, юго-восточные хребты — в пределы Югославии. Иногда принято говорить о Швейцарских, Французских, Итальянских Альпах и т. д. Однако это деление по политической принадлежности не всегда соответствует естественным различиям. Собственно Альпы начинаются у берегов Средиземного моря системой Приморских Альп, граничащих с Апеннинами. Затем они тянутся по границе Франции и Италии в меридиональном направлении Котскими и Грайскими Альпами, которые сложены кристаллическими породами и достигают большой высоты. Особенно выделяются массивы Пельву (4100 м), Гран-Парадизо (4061 м) и высочайший массив Альп Монблан с пятиглавой вершиной (4810 м), расположенный на стыке границ Франции, Италии и Швейцарии. От массива Монблан Альпы довольно резко поворачивают на восток. Здесь тянутся два параллельных ряда мощных хребтов, сложенные кристаллическими породами и известняками. Особенно величественны Бернские и Пенинские Альпы, разделенные продольной долиной верхней Роны. В этой части гор поднимаются гигантские, покрытые ледниками массивы Юнгфрау (4158 м) и Фистераархорн (4274 м), Вейсхорн (4505 м) и Маттерхорн (4477 м) и второй по высоте массив Альп — Монте-Роза (главная вершина — пик Дюфур, 4634 м). Несколько ниже по высоте — параллельные хребты Лепонтинских и Гларнских Альп. Гларнские Альпы уступают по высоте Бернским; главная их вершина г. Теди (3620 м). Среднюю часть Альп пересекает глубокая долина, которая проходит от Боденского озера к озеру Комо. Она разделяет Альпы на Западные и Восточные. Восточные Альпы простираются в широтном направлении, высота их меньше, чем Западных Альп. Швейцарские Альпы к востоку от большой поперечной ложбины продолжаются в северной цепи Ретийских Альп и южной цепи Берлинских Альп, разделенных верхним течением р. Инн (массив Бернина, 4052 м). Восточным продолжением Ретийских и Бернинских Альп являются Эцтальские Альпы на севере (3774 м) и Ортлесский массив на юге (3899 м). Эцтальские и Ортлесские Альпы ограничены на востоке меридиональной ложбиной с водораздельным перевалом Бреннер. Далее высокогорная полоса Альп суживается и выражена в виде одного главного осевого водораздельного хребта, называемого Циллертальские Альпы (3510 м) и Высокий Тауэрн (вершина Гросглокнер — 3798 м). Высокий Тауэрн переходит на востоке в Низкий Тауэрн (2863 м). Крайняя восточная часть гор — Штирийские Альпы—средней высоты, они резко обрываются к Средне-Дунайской низменности. Здесь наблюдается расхождение системы хребтов, причем южная ветвь — Юлийские Альпы — смыкается с Динарскими горами Балканского полуострова, а северная ветвь срезается впадиной Венского бассейна, за которой продолжение Альп в виде Карпатской дуги. На севере протягиваются Форарльберг и Альгейские Альпы, переходящие в Зальцбургские и Австрийские Предальпы. На юге между озерами Комо и Гарда поднимаются Ломбардские Предальпы, к востоку от среднего Адидже — Доломитовые Альпы Южного Тироля; далее к востоку — Венецианские Предальпы (с хребтами Карнийские Альпы, Караванке и Юлийские Альпы). В Альпах насчитывается 80 четырехтысячников. Несмотря на небольшую высоту гор, здесь изобилие скальных маршрутов до VI категории трудности, в основном отвесных стен. Общая площадь современного оледенения 4140 км2; из них 2690 км2 приходится на Западные и 1450 км2 — на Восточные Альпы. В Альпах более 2000 ледников, в том числе много крупных долинных ледников. Главнейшие из них: Алечский, длиной 26,8 км, площадью 169 км2; Мер-де-Глас, 15 км длины, площадью в 55 км2; Пастерце, длина 12 км, площадь более 30 км2.

Пиренеи — мощный горный хребет, поднятый на большую высоту, труднопроходимый барьер между Испанией и остальной Европой. Пиренеи протягиваются от Бискайского залива до Средиземного моря, образуя выступ с мысом Креус. Эта горная система по средней высоте вторая в Европе после Альп. Пиренеи — очень малорасчлененная горная система. Перевалы в ней лежат на большой высоте и труднодоступны. Поэтому, уступая Альпам по высоте, они гораздо менее удобны для пересечения. Наиболее высока средняя часть гор, сложенная кристаллическими породами. Высшая точка — Пик Ането (3404 м) в массиве Маладетта.

Апеннины — горная система, которая во всю длину пересекает Апеннинский полуостров и переходит на остров Сицилия. На севере Апеннины сливаются с Приморскими Альпами. Ясно выраженной границы между этими двумя горными системами нет. Условно границу между Альпами и Апеннинами проводят по линии, соединяющей города Турин и Савону. Апеннины делятся на Северные, Центральные, Южные и Калабрийские Апеннины. Самая высокая вершина Апеннин — гора Корно (2914 м) в массиве Гран-Сассо-д'Италия.

Карпаты. Горная дуга Карпат составляет восточное продолжение Альп. Длина Карпатской дуги более 1300 км, несколько превосходит длину Альп. Но Карпаты сильно уступают Альпам по высоте, ширине и общей мощности горного поднятия. Горная система Карпат начинается над верхним Дунаем, близ впадения в него р. Моравы, невысокими кристаллическими массивами Малых Карпат на границе между Чехословакией и Польшей расположены Высокие и Низкие Татры. Самая высокая вершина Высоких Татр и всей горной системы — г. Герлаховски-Штит (2655 м). К северу от Высоких Татр протягиваются Бескиды. Высшая точка Бескид—Бабья Гора (1725 м). Бескиды образуют пологую дугу и разделяются на Западные и Восточные. Последние называют еще Лесистыми, или Украинскими, Карпатами.

ГОРЫ ЗАРУБЕЖНОЙ АЗИИ

Гималаи — высочайшая горная система мира, поднимающаяся на границе между Высокой и Южной Азией и отделяющая Тибетское нагорье от низменности Инда и Ганга. На севере границей Гималаев являются продольные межгорные долины Инда и Брахмапутры, на юге — край Индо-Гангской низменности, на северо-западе Гималаи граничат с Гиндукушем, на юго-востоке с Сино-Тибетскими горами. Гималаи тянутся громадной дугой, выпуклой к югу — юго-западу. Общая протяженность горной системы более 2400 км, ширина—200— 300 км. Гималаи представляют систему параллельных хребтов с крутыми склонами, обращенными к Индо-Гангской равнине, и сравнительно пологими — к Тибету. Гималаи принято делить на три горные ступени: предгорья, Малые Гималаи и Большие Гималаи. Полоса предгорий лежит на высоте 700—1000 м над Индо-Гангской низменностью. Предгорья Гималаев известны под общим названием Сиваликских гор. Малые Гималаи сложены кристаллическими породами. Высоты хребтов достигают в среднем 3500—4500 м, а отдельные вершины поднимаются до 6000 м. На северо-западе протягивается хребет Пир-Панджал до 5000 м высотой, далее на юго-восток его сменяет хребет Джаоладхар (2500—3000 м) и собственно Малые Гималаи, которые смыкаются с Главным хребтом высокогорным мощным массивом Джаулагири, достигающим высоты 8172 м. Далее к востоку вся система Гималаев суживается, зона Малых Гималаев прижимается к Главному Хребту, образуя средневысотные горы Махабхарат, а еще восточнее — высокие и сильно расчлененные горы Дуара. Между Малыми Гималаями и Главным хребтом лежит полоса тектонических котловин, которые в недавнем прошлом были заняты озерами. Севернее котловин поднимаются Большие, или Главные, Гималаи, достигающие средней высоты 6000 м. Это хорошо выраженный альпийский гребень, над которым поднимаются высочайшие вершины мира. Более 130 вершин Больших Гималаев выше 7000 м, одиннадцать вершин поднимаются выше 8000 м. Ледники Гималаев не превышают длины 30 км (ледник Ганготри—26 км, ледник Зему — 25, ледник Ронгбук — 19 км). Общая площадь оледенения более 1000 км2. Снеговая линия расположена очень высоко и колеблется в различных районах Гималаев от 4800 до 5500 м. Большие Гималаи делятся на 4 сектора: Ассамские Гималаи — тянутся между реками Брахмапутрой и Тистой, начинаются на востоке горным массивом Намча-Барва (7755 м). Длина этого участка Гималаев — 720 км. Главные вершины Кулакапгри (7554 м) и Чомо-Лари (7314 м). Здесь находится более 15 семитысячников высотой от 7100 до 7554 м. Непальские Гималаи — расположены между реками Тиста и Кали, протяженность около 800 км. Это — самая высокая часть Гималаев Помимо Джомолунгмы (Эвереста, 8882 м), наиболее высокими вершинами Непальских Гималаев являются Канченджанга (8598 м), Макалу (8470 м), Аннапурна (8078 м), Гозайнтан (8018 м), Дхаулагири (8172 м), Чо-Ойю (8189 м), Шиша-Пангма (8013 м), Манаслу (8128 м), Лхоцзе Главная (8501 м) Тут же находятся труднодоступные вершины — южная вершина Канченджанга (8476 м) и Лхоцзе Западная (8420 м) и более 20 семитысячников. Кумаонские Гималаи — расположены между реками Кали и Сатледжем Имеют длину более 300 км. В этом районе множество горных озер. Наивысшие вершины — Нанда-Деви (7816 м) и Камет (7755 м). Пенджабские Гималаи — простираются на 560 км между реками Сатледжем и Индом. Средняя высота их 5000—5500 м. Отдельные вершины превышают 6500 м, наиболее высокая вершина — г. Нангапарбат (8126м).

Каракорум — горный хребет, простирающийся к юго-востоку от Памира и Гиндукуша, между Кунь-Лунем и Гималаями, в пределах 74—82° в. д. От Памира отделен широкой долиной Карачукур; условной границей с Гиндукушем считается р. Карамбар. Каракорум — второй по высоте (после Гималаев) хребет на земном шаре Средняя высота его около 6000 м. Многие вершины превышают 7000 м (насчитывается около 80 семитысячников). Наиболее высокие вершины — Чогори (8611 м), Хидден-Пик (8068 м), Гашербрум (8073 м), Броад-Пик (8047 м). Рельеф Каракорума резко расчлененный. Поперечные долины имеют характер глубоких узких ущелий. Высота снеговой линии на северном склоне около 5900 м, на южном — около 4700 м. Каракорум отличается мощным оледенением. Наибольшей длины достигают ледники Сиачен (75 км), Балторо (57 км), Батура (58 км).

Гиндукуш — один из наиболее крупных горных хребтов в Центральной Азии, пятый по высоте горный район мира после Гималаев, Каракорума, Кунь-Луня и Памира. Система Гиндукуша включает вытянутые с запада-юго-запада на восток-северо-восток Средне-Афганские горы, хребет Кохи-Баба и собственно Гиндукуш (Западный и Восточный) Длина этой системы около 1000 км, ширина 50—500 км. Преобладающие высоты вершин 4000—7000 м. По Гиндукушу проходит водораздел между бассейном р. Инд и бессточной областью Средней Азии От хребта Кохи-Баба (высшая точка — г. Шахфулади, 5143 м) расходятся горы Паропамиз и Средне-Афганские. Собственно Гиндукуш заходит за Кохи-Баба в виде кулисы. Собственно Гиндукуш делится на более низкую (4000—5000 м) западную и более высока (5000—7000 м) восточную части. На стыке этих участков находится высочайшая вершина Гиндукуша — Тиричмир (7690 м). Западный Гиндукуш составляют хребты между ущельем Банди-Амир и перевалом Хавак (3350 м). Центральный Гиндукуш — объединяет хребет Кхвач-Муххамед (северо-восточнее перевала Хавак), Бандакорские горы, Главный Гиндукушский хребет от Гулбахар до перевала Дорах. Высшая точка Центрального Гиндукуша — Кохи-Бандака (6843 м). Восточный Гиндукуш — включает Главный и Южный хребты между перевалами Дорах и Кваландор-Увин (4000 м), за которым начинается хребет Ваханского Памира. Здесь сконцентрированы все 29 семитысячников Гиндукуша. В Главном хребте находится вторая по высоте вершина Гиндукуша — Нушак (7492 м). Значительное оледенение только в Восточном Гиндукуше. Ряд ледников Восточного Гиндукуша не уступает ледникам Каракорума (Тиричмир имеет длину 31 км), снеговая линия проходит на высоте 5000 м.

ГОРЫ АВСТРАЛИИ И ОКЕАНИИ

Горы Австралии. На крайнем юго-востоке материка находится наиболее высокая часть гор Австралии — Австралийские Альпы. Это — рассеченное волнистое плато. Высшая точка — г. Таунсенд (2230 м) в массиве Косцюшко. Вечных снегов и оледенения нет.

Горы Новой Зеландии. Вдоль западной стороны Южного острова тянется мощная горная цепь — Новозеландские (Южные) Альпы. Высшая точка—гора Кук (3764 м). Новозеландские Альпы имеют значительное оледенение — более 1000 м2. Наиболее крупный ледник —Тасмана (30 км). На Северном острове Новой Зеландии находятся огромные действующие вулканы — Руапеху (2797 м)—высшая точка Северного острова, Нгаурухоэ (2291 м) и др.

Горы Новой Гвинеи. Центральная и северная части острова Новая Гвинея заняты горами. Вдоль северо-восточного побережья тянутся средневысотные Северные горы. Высшая точка — г. Бангето (4105 м). В основной части острова находятся Центральные горы, состоящие из нескольких хребтов (хребет Оранье, Снежные горы, горы Стар и др.). Высшая точка Новой Гвинеи—пик Карстенс (5030 м) в Снежных горах. Высота снеговой линии 4500 м, есть небольшие ледники.

ГОРЫ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ

Аппалачи — горная система на востоке Северной Америки, протянувшаяся на 2100 км с юга — юго-запада на север — северо-восток. Аппалачи состоят из ряда продольных хребтов общей шириной 300 км. Высшая точка — г. Митчелл (2044 м).

Кордильеры Северной Америки — обширная система горных хребтов и плоскогорий, занимающая западную часть Северной Америки. Входит в систему Кордильер. Простирается от северо-запада Аляски до Панамского перешейка. Длина этой горной системы около 6000 км. На Аляске Кордильеры Северной Америки имеют ширину около 1100 км. Значительной высоты достигает Аляскинский хребет. Здесь находится самая высокая вершина Северной Америки — г. Мак-Кинли (6193 м). Юго-восточнее поднимается вершина г. Логан (6046 м) и покрытый ледниками массив св. Ильи (5488 м). К северу от них находится обширное плато Юкон и горы Брукса — высшая точка — пик Гордон (2816 м). В пределах Канады Кордильеры Северной Америки простираются к юго-востоку и называются Скалистыми горами. Высшая точка—г. Робсон (4177 м). На западе Канады находится Береговой хребет. Высшая точка — г. Уоддигтон (4048 м). Береговой Хребет Канады переходит в США в Каскадные горы (с вулканическими вершинами Рейнир, 4391 м, Шаста, 4316 м) и гранитный массив Сьерра-Невада с высшей точкой США — г. Уитни (4418 м). Скалистые горы Канады продолжаются в США, где ряд вершин превышает 4000 м (Элберт, 4399 м, Бланко-Пик, 4386 м). На территории Мексики Кордильеры разделяются на две цепи: Западную и Восточную Сьерра-Мадре, окаймляющие Мексиканское нагорье. Высшей точкой Западной Сьерра-Мадре является г. Невадо-де-Колима (4340 м). На юге Мексиканское нагорье ограничено поперечным вулканическим хребтом с группой вулканов, из которых наиболее высокие — Орисава (5700 м), Попокатепетль (5452 м), Истаксиуатль (5286 м) и Непадо-де-Толука (4633 м).

ГОРЫ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ

Анды (Андийские Кордильеры) — горная система, окаймляющая с севера и с запада весь материк Южной Америки на протяжении 9000 км. В пределах Аид выделяются Северные Анды, Центральные Анды, Чилийско-Аргентинские Анды и Южные Анды.

Северные Анды. На острове Тринидад и на крайнем севере материка Анды начинаются невысокими горными цепями, вытянутыми в широтном направлении вдоль берега моря, под названием Карибских Анд. На западе к ним причленяется более высокий и массивный хребет Кордильера-до-Мерида, самые высокие вершины которого поднимаются выше 4500 м и покрыты ледниками. На юго-западе Кордильера-де-Мерида смыкается с хребтами Анд, тянущимися в меридиональном направлении. У самого побережья Тихого океана расположен изолированный кристаллический массив Сьерра-Невада-де-Санта-Марта, достигающий в своей высочайшей вершине Кристобаль Колон высоты 5774 м и покрытый ледниками.

Вдоль побережья Тихого океана восточное от Берегового хребта тянутся параллельно друг другу высокие и массивные хребты — Западная и Центральная Кордильеры. Высшая точка Центральной Кордильеры—г. Толима (5215 м). На территории Эквадора Центральная и Восточная Кордильеры сливаются в один хребет. Анды на территории Колумбии и Эквадора состоят из двух цепей. Между этими цепями поднимается ряд потухших и действующих вулканов. Самые высокие из них — действующий вулкан Котопахи (5896 м) и потухший вулкан Чимборасо (6272 м). Ряд мощных действующих вулканов возвышается также над Восточной Кордильерой Южной Колумбии и Эквадора. В их числе — Каямбе (5796 м), Антисана (5704 м), Туннурагуа (5033 м) и Сангай (5410м). Выше 4500 м в Северных Андах начинается пояс вечного снега и льда. Имеются большие ледники альпийского типа.

Центральные Анды вытянуты на огромное расстояние от государственной границы между Эквадором и Перу на севере до параллели 27° южной широты на юге. На севере в пределах северного Перу Анды распадаются на ряд параллельных горных цепей большой высоты. Самая высокая вершина Уаскаран достигает 6768 м. На юг от параллели 11° ю. ш. вся Андийская система расширяется, ее среднюю часть занимают плоскогорья, которые с двух сторон сопровождаются хребтами — Восточной и Западной Кордильерами. Западная Кордильера представляет собой высокогорную цепь с потухшими и действующими вулканами: Охос-дель-Саладо (6780 м), Коропуна (6613 м), Уальятири (6060 м), Мисти (5842 м) и др. Высокая Восточная Кордильера образует восточную окраину Анд. Над общим уровнем Восточной Кордильеры, достигающей в среднем высоты около 4000 м, поднимаются отдельные снежные вершины высотой более 6000 м. Самые высокие из них — Ильямпу (6550 м) и Ильимани (6882 м).

Чилийско-Аргентинские Анды. Примерно между параллелями 27 и 42° ю. ш. в пределах Чили и Аргентины Анды суживаются, а местами состоят только из одной горной цепи — Главной Кордильеры. В этой части Анды достигают огромной высоты. Здесь поднимаются такие высокие массивы Анд, как высочайшая вершина материка Аконкагуа (6960 м) и Мерседарио (6770 м). Многие вершины Главной Кордильеры представляют собой действующие вулканы. Среди них — Тупунгато, достигающий 6800 м высоты, и Майпу (5323 м). Выше 4000 м горы покрыты снегом и льдом, склоны их почти отвесны и неприступны.

Южные (Патагонские) Анды. На крайнем юге Анды понижаются. Самая высокая вершина Патагонских Анд — башня Фицрой (3441 м).

ГОРЫ АФРИКИ

Атлас — горная страна на северо-западе Африки, протянувшаяся на 2300 км от атлантического побережья Марокко до восточных берегов Туниса. Атлас делится на Высокий Атлас, Средний Атлас, Береговой Атлас, Сахарский Атлас и Антиатлас. Высоты хребтов Атласа большей частью достигают 2000—2500 м. Самая высокая вершина Атласа — г. Джебель-Тубкаль (4165 м).

Горы Сахары. В центре Сахары расположено поднятие, достигающее наибольших высот в нагорьях Ахаггар (гора Тахат, 3005 м) и Тибести. В массиве Тибести расположена самая высшая точка Сахары— г. Эми-Кусси (3415 м).

Рувензори горный массив в Восточной Африке на границе Уганды и Конго. Рувензори состоит из шести хребтов, протянувшихся с севера на юг: Эмин — высшая точка г. Умберто (4802 м), Гесси — г. Иоланда (4769 м), Спеке — г. Витторио-Эмануэле (4914 м), Стенли — г. Альберт-Пуанта-Маргарита (5119 м), Бакер — г. Эдуард (4873 м), Савой — г. Селла (4654 м) и г. Вейсмани (4663 м). На вершинах Рувензори вечные снега и ледники.

Килиманджаро — горный массив в восточной части Африки на территории Танзании. Образовался из двух слившихся вулканов, расположенных на боковой трещине Восточно-Африканского плоскогорья — Кибо и Мавензи. Кибо (6010 м) — самая высокая точка Африки — имеет ледовый покров, спускающийся по западному склону в долину, где он разделяется на 11 ледников длиной до 2,5 км. Мавензи (5355 м) — почти не покрыта снегом, имеет крутые скальные стены.

Кения — горный массив, находящийся почти на экваторе. Его вершина — двуглавая скальная Кения (5199 м) — имеет значительное оледенение (19 ледников).

Эфиопское нагорье занимает половину территории Эфиопии. Имеет вид резко ограниченного и труднодоступного массива с крутыми склонами, почему и получило название массива-бастиона. Высшая точка Эфиопского нагорья — г. Рас-Дашан (4620 м). Со склонов нагорья стекает множество бурных, порожистых и многоводных рек. В северной части Эфиопского нагорья начинается Голубой Нил, на юге — р. Омо.

ГОРЫ АНТАРКТИДЫ

Антарктические Анды — горная система, в структурном и геоморфологическом отношении служащая продолжением Анд Южной Америки. Она протягивается через Антарктический полуостров и прилегающие острова к Земле Мэри Бэрд и заканчивается на полуострове Эдуарда VII. Большая часть гор покрыта материковым льдом, но самые высокие ее вершины, достигающие 3000—4000 м, поднимаются над ледяным покровом и несут мощное горное оледенение. Высшая точка Антарктических Анд — г. Маркем (4572 м). Ряд горных вершин в Антарктиде — вулканического происхождения. На побережье моря Росса известен действующий вулкан Эребус высотой 4023 м.

ГОРНЫЙ РЕЛЬЕФ

Рельефом называют совокупность неровностей поверхности земной коры, разнообразных по масштабу и форме. Самые крупные из этих неровностей обусловлены делением земной поверхности на материковые глыбы и впадины океанических бассейнов. На суше различают: низменные равнины (не выше 200 м над уровнем моря), высоко поднятые (до 2000 м и более) плоскогорья и еще более высокие (до 7000—8000 м) участки с резкими и значительными колебаниями высот, горы. Развитие горного рельефа представляет собой результат непрерывной борьбы двух антагонистических сил: внутренних (вулканических и тектонических) и внешних (денудация и аккумуляция). По характеру процесса образования горного рельефа различают горы: тектонические, возникшие в результате смятия пластов в складки и поднятия земной коры; вулканические, созданные аккумулятивной деятельностью вулканов (излияния расплавленной магмы на поверхность земной коры или выпучивания вышележащих пластов горных пород поднявшейся, но не излившейся на поверхность магмой); эрозионные (горы разлома), возникшие в результате прорезания высоких плато текучими водами. Разрушение горных пород под воздействием внешних факторов называется выветриванием, а совокупность процессов удаления рыхлых продуктов разрушения горных пород со склонов гор и перенос их на более низкие уровни — денудацией. При выветривании происходит переход твердой компактной породы в рыхлые подвижные массы. Различают физическое, химическое и физико-химическое выветривание. Толща пород, подвергающаяся выветриванию, образует кору выветривания. Отделившиеся от основной породы обломки не остаются на месте, а постепенно в результате процессов денудации удаляются на более низкие уровни, где откладываются, в свою очередь образуя толщу. Формирование рельефа зависит от свойств горных пород. Большая или меньшая устойчивость разных горных пород процессу разрушения во многом определяет формирование и развитие рельефа гор. Эта устойчивость зависит от ряда физических и химических свойств породы: однородности, теплоемкости, теплопроводности, способности растрескиваться, размываться водой и др. Более стойкие породы образуют возвышенные и выступающие части рельефа. Устойчивость пород в отношении выветривания зависит в основном от их теплопроводности, теплоемкости, характера поверхности и цвета, поскольку эти свойства определяют величину поглощения и излучения тепла. Устойчивыми являются также породы с более однородным составом, обладающим одинаковым коэффициентом расширения. Различные по устойчивости группы пород склонны образовывать характерные формы рельефа (по ним даже издалека можно определить слагающую их породу). Из известняков и доломитов (иногда рыхлых песчаников) образуются отвесные стены, поднимающиеся на сотни метров. Стены эти сравнительно мало расчленены, имеют массивные угловатые формы. Породы из глинистых сланцев, мергелей и другие, напротив, не образуют вертикальных стен. Образуемые ими формы рельефа сильно расчленены, имеют сглаженные очертания. Массивы, сложенные из гранитов и гнейсов, из-за неоднородности состава выветриваются неравномерно. В ранних стадиях разрушения их склоны крутые, неровные, с резко выраженными выступами, ребрами и гребнями.

В зависимости от размеров различают: макрорельеф (крупные формы рельефа, определяющие общий облик большого участка земной поверхности: горные хребты, плоскогорья и т. п.); мезорельеф (формы рельефа, являющиеся деталями того или иного участка горной поверхности: долины, котловины, контрфорс, ребро и т. п.) и микрорельеф (мелкие составные части, образующие детали рельефа) (рис. 1).

В горном рельефе различают следующие формы:

Горы (или горные страны) — высоко поднятые обширные участки земной поверхности с множественным расчленением и резким колебанием высот, образовавшиеся в результате тектонических процессов.

Предгорья — пониженные периферические части горных систем и хребтов, имеющие холмистый или горный характер.

Пик—остроконечная вершина горы (1), в более широком смысле — высшая точка любой вершины, вне зависимости от ее формы.

Вершина (2) — верхняя высшая часть массива, горы или возвышенного участка гребня хребта.

Формы горных вершин разнообразны. Их характерные черты находят отражение в названиях: “пик” (3), “игла” (4), “зуб” и “рог” (5), “башня” (6), “пирамида” (7), “конус” (8), “купол” (9), “столовая гора” (10).

Горный массив — отдельная группа гор, имеющая внутри себя небольшие перепады высот.

Хребет (11) —линейно-вытянутая серия горных вершин, соединенных понижениями (перемычками, седловинами), ограниченная склонами, наклоненными в противоположные стороны от линии гребня. Склоны обычно расчленены долинами.

Горная цепь — серия хребтов большой протяженности.

Горная группа (12) — отдельный обособленный участок гор, компактная система хребтов и горных массивов, отделенная от других горных групп глубокими, широкими долинами и низкими седловинами.

Гребень (13) —линия, являющаяся местом соединения противоположных склонов горы, хребта. Различают гребни острые, округлые, зазубренные, пилообразные.

Перемычка скальная (14) —часть гребня, расположенная между двумя небольшими возвышенностями (“жандармами”, небольшими вершинами).

Седловина (15) — неглубокое понижение между двумя вершинами.

Перевал (16) — наиболее низкое место в гребне хребта, более доступный переход из одной долины в другую.

Склон (17) — боковая, широкая часть горы.

Ребро (18) — короткий гребень вершинной части горы, второстепенный гребень, отходящий от основного гребня.

Контрфорс (19) — неявно выраженное ребро на крутом склоне горы или гребня.

Плечо (20) — перегиб, более пологий чем вся линия гребня, уступ на гребне перед вершиной.

Предвершина (21) — массивное поднятие гребня вблизи вершины горы, немного уступающее ей по высоте.

Взлет (22) — резкое увеличение крутизны гребня.

“Жандарм” (23) — второстепенный пик на подступах к главному пику гребня.

Долины — удлиненная полая форма рельефа, образованная сочетанием двух склонов, пересечение которых создает низшую полосу дна долины, обычно запятую руслом постоянного или пересыхающего водотока. Между склонами нередко расположено плоское дно; такие долины называются плоскодонными. Если дно в половодье затопляется, его называют поймой, а долину — пойменной. Если склоны или дно на больших отрезках ступенчаты, их называют терассированными долинами.

Висячая долина — боковая долина, дно которой расположено значительно выше дна магистральной долины, а конец круто обрывается, образуя устьевую ступень.

Ущелье — крутосклонная долина с V-образным поперечным профилем.

Каньон — глубокая долина (теснина) с почти отвесными склонами и узким дном, обычно полностью занятым руслом реки.

Котловина — большая овальная или округлая впадина между гор.

Кар — естественное чашеобразное углубление в привершинной части горы. Образуется при морозном выветривании углублений. Некоторые кары заполнены каровыми ледниками или фирном.

Осыпь — скопление обломков горных пород у основания, чаще под кулуарами крутых скал. Различают крупные (24), средние и мелкие (25) осыпи.

Конус выноса (26) — скопление обломков рыхлой породы (песка, гальки, щебня и гравия) или лавинного снега у основания желобов и кулуаров, являющихся постоянным руслом камнепадов и лавин.

Рельеф крутых скальных склонов также представляет серию специфических форм.

Трещина (27) — вертикальное или горизонтальное рассечение шириной в несколько миллиметров в скале, использующееся для забивания скальных крючьев.

Щель (28) — более широкая, вертикальная или наклонная трещина шириной в несколько сантиметров (менее 10), в которую могут поместиться ладонь или деревянный клин.

Расщелина (29) — более широкая щель, в которую может поместиться конечность.

Камин (30) — широкая вертикальная или наклонная расщелина, в которой может поместиться альпинист.

Пробка (31) — обломок скалы, заклинившийся в камине или расщелине.

Желоб (32) — узкая и неглубокая ложбина.

Кулуар (33) — корытообразная или V-образная ложбина на крутом склоне горы, направленная по линии стока воды.

Стена (34) — часть склона или гребня круче 70° и высотой в несколько десятков или сот метров. Также очень крутой склон горы, в целом. стенка — часть стены или крутой участок склона, гребня высотой до 10 м.

Плита (35) — участок гладкого наклонного пласта породы.

Карниз (36) — нависающий над стеной (стенкой) выступ породы.

Выступ (37) — отдельная, резко выступающая над уровнем стены или скалы ее небольшая часть, которую можно обхватить пальцами или руками, набросить веревку для страховки или спуска и т. п.

Уступ (38) — выемка в скале, небольшое углубление, ступенько-образная неровность на стене, гребне. На уступе можно стоять, опереться рукой, но нельзя ухватиться или обхватить его.

Полка (39) — продолговатый, горизонтальный или наклонный неширокий уступ.

Терраса (40) — горизонтальная или наклонная широкая длинная полка на склонах гор, по которой можно передвигаться.

Балкон (41) — отдельная горизонтальная площадка на стене.

Откол (42) — плитообразная, вертикально стоящая часть породы, отошедшая верхней частью от стены.

“Бараньи лбы” (43) — скалистые выступы коренных пород на дне или склоне ущелья, сглаженные в результате движения ледника и переносимых им камней.

Мульда (44) — корытообразное углубление на склоне, открытое в сторону долины.

Угол внутренний (45) — угол, образованный двумя стенками, сходящимися вовнутрь скалы.

Угол наружный (46) — угол, образованный двумя стенками, сходящимися кнаружи скалы.

Зацепка — небольшая (1—3 см) неровность скальной поверхности, за которую можно удержаться первыми фалангами пальцев руки.

Опора — неявно выраженная неровность на поверхности скал.

Ледники и формы рельефа. Ледники образуются в результате скопления масс твердых атмосферных осадков. Снег под давлением вышележащих слоев на нижние и возгонкой водяных паров превращается сначала в фирн, затем в рыхлый белый фирновый лед и, наконец, в плотный голубой глетчерный лед. Расположенные на склонах гор массы льда, будучи пластичным веществом, стекают вниз, образуя ледники. Скорость движения горных ледников 10—300 м в год. Находясь в непрерывном движении по ложу, ледник повторяет все его перегибы в вертикальном и горизонтальном направлениях. В результате образуются различные формы рельефа. Ледник состоит из двух основных частей: фирново-снежного бассейна, или зоны питания (снежники), и зоны таяния (абляции) — языка ледника, который обычно спускается ниже снеговой линии. Снеговой линией названа условная граница, выше которой в горах сохраняется нетающий снег, превращающийся в фирн. На снеговой линии приход твердых осадков равен их расходу. Уровень снеговой линии зависит от температуры и влажности воздуха, интенсивности солнечной радиации, силы господствующих ветров. Вечными снегами называется покров снега и льда, расположенный выше снеговой линии, где годовой приход снега превышает его расход. Ниже снеговой линии происходит убыль снега и льда под воздействием солнечного излучения, тепла воздуха, дождей и талых вод. Различают следующие типы ледников:

Покровной ледник — почти полностью скрывает подстилающий рельеф. Бассейн питания расположен в центральной части на поверхности ледника, откуда в разные стороны спускается серия языков (пример: оледенение Эльбруса).

Каровый ледник (47) — занимает дно кара или мульды на склоне хребта. Бассейн питания совпадает с поверхностью ледника, язык за пределы кара не выходит.

Висячий ледник (48) — залегает на крутых склонах горы или хребта. Имеет слаборазвитый язык, который, не достигая долины, обламывается, образуя ледяные обвалы.

Возрожденный ледник (49) образуется из обломков долинного ледника, когда конец последнего при переломе ложа обламывается и обрушивается вниз. Глыбы скапливаются и смерзаются в новый ледник, который продолжает двигаться.

Долинный ледник (50) имеет четко выраженную область питания (снежно-фирновый бассейн) и спускающийся в долину язык. Сливающийся из нескольких потоков ледник называется сложным.

Переметный ледник (51) — ледник, раздвоенный на два потока, сползающих по самостоятельным ложам, при общем бассейне питания. Рельеф ледников имеет такие формы.

Снежный карниз (52) — надув, образуется на гребне в сторону подветренного склона. В результате завихрений воздушного потока под карнизом может образоваться ниша, карман.

Снежный склон (53) — боковая часть горы, покрытая снегом. Снег не лежит на склоне в неподвижном состоянии, а непрерывно меняет свою структуру и медленно движется вниз (смещается под собственной тяжестью, сдувается ветром, сползает лавинами, обрушивается обвалами). Различают склоны прямые, вогнутые, выпуклые, ступенчатые; по крутизне: средние, пологие, крутые, очень крутые. Определение “стена” к снежному склону не применяется.

Лавина — массы снега, низвергающегося с горных вершин и склонов. Падение лавины происходит в результате перегрузки склона снегом при нарушении устойчивости и сцепления с подстилающей поверхностью.

Лавинный желоб (54) образуется на снежном, фирновом склоне под кулуарами и в их днище, является постоянным руслом лавин.

Лавинный конус (см. 26) — конусообразное спрессованное напластование лавин, расположенное под лавиностоками.

Снежное поле, снежник (55) — неподвижное скопление снега в местах, защищенных от ветра и солнца (среди возвышающихся склонов). Являются областью питания ледников.

Снежное плато (56) — более или менее ровное снежно-фирновое поле, расположенное на большой высоте между гор.

Ледниковый язык (57) — собственно сам ледник долинного типа, без зоны питания. Представляет собой ледяной поток, спускающийся в долину.

Трещина подгорная (58) (бергшрунд) — трещина в области питания ледника. Образуется вдоль края фирнового поля, отделяя неподвижную примерзшую к скале часть фирна от подвижной массы, стекающей к пониженной части фирнового бассейна.

Поперечные трещины (59) образуются в местах перегиба ложа ледника, где скорость его движения превышает пластические возможности льда. На выпуклых перегибах трещины расширяются кверху, на вогнутых — книзу.

Продольные трещины (60) образуются в местах выхода ледникового языка из узкой части ложа в более широкую.

Радиальные трещины (61) образуются в местах крутых поворотов ложа по внешней части ледника и расходятся лучеобразно к его краю.

Боковые трещины (62) возникают в результате тормозящего воздействия скального берега ложа на движущийся лед, расположены под некоторым углом относительно направления движения.

Крестообразные трещины (63) образуются на отдельных выпуклостях ложа ледника, с которых лед сползает в разные стороны.

Мост снежный (64) — остаток снежного покрова толщиной до 1— 1,5 м, частично перекрывающий трещину, более мощный ком снега в трещине — снежная пробка.

Перемычка — тонкая ледяная пластина, соединяющая по диагонали обе стены широкой трещины. Обычно обрушивается по мере дальнейшего расширения трещины.

Ледопад (65) — участок ледника, разбитый глубокими расселинами и трещинами на отдельные глыбы различной формы и размера. Образуется в местах резких перегибов ложа ледника во всю его ширину (или большую часть), увеличивается скорость движения льда, вызывающая расколы.

Сераки (66) — отдельные большие глыбы льда в ледопаде с крутыми или отвесными стенками.

Сброс (67) — отдельное фирново-ледовое глыбообразное напластование на снежном склоне горы. В нижней части имеет стенку откола фирна, а вверху — трещину.

Грот (68) — большая промоина в конце языка ледника, откуда вытекают талые воды.

Ледниковый колодец — промоина в леднике. Поток талой воды, стекающий по поверхности ледника, попадает в трещину, оставляя вертикальную промоину во льду и после того, как трещина закроется.

Ледниковая мельница — полость сферической формы в ледниковом колодце. Попавший в колодец камень постоянно приводится в движение водой, вырабатывая сферическое углубление.

Ледниковые столы (грибы) (69) — крупные камни, сидящие на ледяной ножке высотой от 0,5 до 4 м. Попадая со склонов гор на поверхность ледника, глыбы породы защищают скрытый под ней лед от таяния, в результате чего образуется ледяная ножка. При ее подтаивании глыба падает и процесс начинается снова.

Ледниковый стакан — углубление, вытаявшее под небольшим камнем, нагретым солнцем.

Морены поверхностные (70) — сплошной каменный покров конечной части ледникового языка, образовавшийся в результате слияния боковых и срединных морен.

Боковая морена (71) — скопление скатившихся со склонов обломков породы по краю ледника.

Срединные морены (72) — непрерывные параллельные гряды обломков породы на середине поверхности ледника, образовавшиеся в результате слияния боковых морен притоков ледника.

Внутренняя морена — обломки породы, внедрившиеся в толщу ледника через трещины или провалившиеся в снег фирнового бассейна.

Донная морена (73) — скопление обломков породы, проникших под ледник через сквозные трещины, а также оторванные от ложа куски породы.

Конечные фронтальные морены (74) — дугообразный вал, отложенный перед языком ледника при его отступлении.

Береговые морены (75) — расположены по обе стороны языка ледника, высоко поднятые над ним гряды свидетельствуют об отступлении ледника.

Рандклюфт (76) — рантовая щель, узкое пространство между ледником и его ложем.

Нунатак (77) — скальный остров, выдающийся среди ледникового потока (ледник обтекает его с обеих сторон).

НЕКОТОРЫЕ МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ АЛЬПИНИЗМА

Массовое развитие альпинизма в нашей стране, а также необходимость обеспечения безопасности восхождений требуют постановки и решения ряда медико-биологических проблем, а именно: изучение реакций организма человека на непривычные, сложные условия высокогорья, приспособление человека к особенностям высокогорного климата; установление биологических пределов и путей повышения адаптации; исследование высокогорной патологии.

КЛИМАТО-МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ В ГОРАХ

Известно, что альпинизм сопряжен с длительным пребыванием в горах, когда на человека воздействует комплекс факторов внешней среды: пониженное атмосферное давление, пониженные парциальное давление кислорода, влажность, температура, повышенная солнечная радиация и высокая ионизация воздуха. Все перечисленные факторы оказывают на организм человека потенцированное действие, но наиболее важным из этих факторов является пониженное парциальное давление кислорода (р02). Окружающий нас воздух состоит из смеси газов. Давление каждого из них называется парциальным. В воздухе на уровне моря содержится примерно пятая часть кислорода (21%). Так как давление атмосферного воздуха на уровне моря равно в среднем 760 мм рт. ст., то парциальное давление кислорода будет составлять 159 мм рт. ст. По мере увеличения высоты местности снижается не только атмосферное давление (общее давление всех входящих в состав воздуха газов), но и парциальное давление каждого газа (табл. 1).

Таблица 1

Соотношение между высотой местности над уровнем моря, атмосферным давлением и парциальным давлением кислорода (по М. М. Миррахимову)

Высота, м.

Атмосферное давление, мм. рт. ст.

Парциальное давление кислорода в атмосферном воздухе, мм. рт. ст.

0

760

159

750

693

145

1500

632

133

2250

575

127

3000

522

110

3250

473

100

4500

428

91

5250

383

82

6000

349

74

6750

322

67

7500

281

60

8250

252

54

9000

225

48

9750

201

43

10500

178

38

Особенно важным является уменьшение содержания в воздухе необходимых для жизни организма газов — кислорода и углекислого газа. При р02 в окружающем воздухе, равном 159 мм рт. ст., у здорового человека кровь оптимально оксигенируется (насыщается кислородом) в легочных капиллярах, нормально осуществляется перенос кислорода кровью и его переход в ткани. Газообмен между воздухом в альвеолах и кровью в легочных капиллярах, так же как и газообмен между тканями и кровью в тканевых капиллярах, осуществляется по законам диффузии. Термин “диффузия” означает, что между двумя смежными пространствами, даже если они разделены мембраной, в силу разности концентрации газов имеется тенденция к их выравниванию. Снижение р02 в альвеолярном воздухе при подъеме на высоту ведет к уменьшению напряжения кислорода в артериальной крови, снижению диффузного давления кислорода и соответственно к замедлению процесса его перехода в ткани. Таким образом, на определенных высотах создается несоответствие между поступлением кислорода из крови и потребностями органов и тканей в нем — развивается высотная гипоксия (гипо — с греч. уменьшение; оксигениум — с лат. кислород). Основным поглотителем кислорода и его переносчиком является гемоглобин, который при соединении с кислородом переходит в окисленную форму. По мере подъема на высоту насыщение гемоглобина кислородом уменьшается — сначала незначительно и медленно, а потом все быстрее. В итоге в крови возникает гипоксемия — дефицит кислорода, что приводит к раздражению ряда рефлексогенных зон. В результате вступают в действие регулирующие системы, участвующие в компенсации недостатка кислорода в организме. В процессе эволюционного и индивидуального развития организм выработал способы защиты от недостатка кислорода и при определенных степенях кислородного голодания — способность адаптироваться и приобретать соответствующую устойчивость. Однако при значительном разрежении воздуха развиваются различные патологические состояния, в том числе горная болезнь.

Горные районы по высоте классифицируются следующим образом.

1. Низкогорье — 800—1000 м над уровнем моря.

2. Среднегорье — от 1000 до 3000 м.

3. Высокогорье — выше 3000 м.

В условиях высокогорья на организм человека кроме кислородной недостаточности влияют и другие факторы. С увеличением высоты происходит снижение температуры внешней среды в среднем на 0,6— 1° С на каждые 100 м, усиливаются обменные процессы в организме, увеличивается нагрузка на сердечно-сосудистую и дыхательную системы. Влажность воздуха также снижается: на высоте 2000 м она в 2 раза ниже, чем на уровне моря, при равных температурах, а на высоте 6000 м воздух становится практически сухим. При этом происходит испарение влаги с кожи, слизистых оболочек верхних дыхательных путей. Могут возникать острые респираторные заболевания. На открытых участках тела (коже лица, кистях) появляются трещины. На больших высотах возрастает интенсивность космической и солнечной радиации. Солнечная радиация в нижних слоях атмосферы в значительной степени поглощается водяными парами и при подъеме в горы (до 3000 м) увеличивается в среднем на 10% на каждые 1000 м. Наряду с благоприятным воздействием повышенная доза ультрафиолетовых лучей может вызвать общее недомогание, повышение температуры тела, боль в мышцах, ожоги кожи лица, глаз (“снежная слепота”) и пр. Поэтому при восхождении на ледники, снежные вершины необходимо открытые части тела смазывать специальными мазями и покрывать марлевыми повязками, надевать светозащитные очки.

К числу неблагоприятных факторов, воздействующих на организм человека, относят также и сильные порывистые ветры, сила которых с высотой возрастает, резкие колебания между дневной и ночной температурами, высокую ионизацию воздуха.

Альпинисты по-разному переносят одинаковые высоты в различных горных районах, и для более четкого и объективного установления территориальных различий в уровне возникновения горной патологии учеными предложен единый биоклиматический показатель, учитывающий не только влияние изменений парциального давления кислорода, но температуры и влажности воздуха. Этот показатель назван “эффективной высотой”, которая довольно часто не совпадает с абсолютной высотой, но является более чутким показателем, так как учитывает влияние на организм человека трех основных факторов горного климата.

О том, что при восхождении в горы ухудшается общее состояние и возникает своеобразное недомогание, люди знали еще в древности” однако толкование этого явления носило в основном религиозно-мистический характер. Первое описание горной болезни принадлежит монаху Хосе Акосте (1590), который вместе с отрядом испанских завоевателей поднялся в Перуанских Андах на высоту 4500 м. Оп первым описал симптомы высотной, или горной, болезни: появление головокружения, тошноты, рвоты, носовых кровотечений. Особое удивление вызывала внезапная потеря сознания. Эти болезненные явления Акоста назвал горной болезнью. Швейцарский ученый Г. де Соссюр после восхождения на Монблан в 1788 г. впервые высказал мысль, что эта болезнь вызывается пониженным содержанием кислорода в воздухе. Симптомы горной болезни описывали также Д. Журдане (1863), А. Моссо (1895), Д. Баркрофт (1923). Однако объяснил возникновение горной болезни развитием кислородного голодания и доказал это экспериментально французский ученый Поль Бэр (1878). В изучение горной болезни и механизмов ее развития большой вклад внесли русские ученые — основоположник отечественной физиологии И. М. Сеченов, В. М. Пашутин и др. Мощным толчком к дальнейшему научному исследованию в области высотной физиологии явился полет трех французских ученых — Сивеля, Кроче-Спинелли и Тиссандье — на воздушном шаре “Зенит” 15 апреля 1875 г. “Зенит” достиг высоты 8595 м. Когда полет закончился, в живых остался один только Тиссандье. Такой трагический исход полета привлек внимание исследователей многих стран. Поль Бэр и И.М. Сеченов убедительно показали, что действительно причиной высотной (горной) болезни является недостаток кислорода, т. е. гипоксия, возникающая при снижении содержания р02 во вдыхаемом воздухе. Это явление наблюдается при авиационных полетах, горных восхождениях и т. д. В настоящее время эта теория (гипоксии) стала общепризнанной. В 1893 г. итальянский ученый А. Моссо предложил новую теорию возникновения горной болезни. Он установил, что вместе с гипоксией возникает гипервентиляция легких (дыхание становится более частым и глубоким), из организма вымывается углекислый газ и возникает гипокапния, т. е. снижение напряжения углекислого газа в крови. Хотя гипокапния является также одной из причин нарушения жизнедеятельности организма, все же ведущим действующим фактором в развитии горной болезни является гипоксия. В нашей стране знания о влиянии кислородной недостаточности на организм животных и человека, о причинах и механизме развития горной болезни значительно обогатились работами крупных советских ученых Н. Н. Сиротинина, В. В. Стрельцова, И. Р. Петрова, Н. П. Разенкова, В. А. Неговского и др.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ АДАПТАЦИИ

При переезде или восхождении в горы под влиянием гипоксии и перечисленных выше биоклиматических факторов развивается ряд приспособительных реакций, направленных на сохранение физиологического равновесия в организме. Устойчивость человека к воздействию факторов внешней среды является проявлением общебиологического закона—гомеостаза, который заключается в способности организма путем саморегуляции физиологических процессов сохранять и поддерживать относительное постоянство внутренней среды при меняющихся внешних условиях. Устойчивость организма к недостатку кислорода является частным проявлением гомеостаза и зависит от совершенства регуляторных механизмов. Связь реакций гомеостаза с явлениями адаптации, имеющими большое значение в высотной патологии, очевидна. От совершенства механизмов гомеостаза зависит эффективность адаптации. Любой вид адаптации создается на основе механизмов гомеостаза. В. Кэннон, который ввел этот термин в литературу, подчеркивал, что “гомеостаз” обозначает прежде всего физиологические механизмы, обеспечивающие устойчивость живых существ. Однако эта устойчивость особая, не стабильная, хотя колебания физиологических параметров в условиях “нормы” ограничены сравнительно узкими пределами.

Гомеостаз представляет собой выработавшееся в ходе эволюции адаптационное свойство организма к обычным условиям окружающей среды. Эти условия могут действовать кратковременно, но иногда их действие может растянуться и на более длительное время. Особый интерес представляет адаптация к чрезвычайным, или экстремальным, условиям внешней среды. При этом механизмы гомеостаза должны обеспечивать не только восстановление обычных свойств внутренней среды или кратковременное увеличение функциональной активности различных систем (углубление дыхания, учащение сокращений сердца и пр.), но и включение механизмов компенсации и, возможно, ограничение действия вредных факторов с помощью применения методов современной рациональной терапии и гигиены. К. Бернар, основоположник учения о гомеостазе, говорил, что вода, кислород, температура и питательные вещества должны поддерживаться в жидкой среде организма в определенных параметрах, они и являются основными условиями гомеостаза. В дальнейшем будет показана важность рационального питания и водно-питьевого режима альпиниста, обеспечения его кислородом в условиях высокогорья. В настоящее время установлены и научно обоснованы и другие механизмы гомеостаза, обеспечивающие адаптацию организма к экстремальным факторам внешней среды. Это и наследственность, и иммунобиологическая реактивность — важное свойство организма, позволяющее посредством лимфоцитов отличать “свое” и “чужое” в организме и бороться с “чужим” (этот механизм гомеостаза важен в условиях гор для защиты от инфекционных и гнойно-воспалительных заболеваний), и другие. Таким образом, гомеостаз означает не только сохранение относительного постоянства внутренней среды, но и приспособление (адаптацию) к изменяющимся условиям внешней среды. И сама высокогорная патология (горная болезнь в том числе) по существу представляет собой проблему гомеостаза, нарушения его механизмов и путей их восстановления. Физиологическим процессам, развивающимся под воздействием повреждающего агента (гипоксия и другие экстремальные факторы горной среды), присущи как общие закономерности—общая неспецифическая реакция организма, или стресс-реакция, так и специфические черты, обусловленные своеобразием действия раздражителя.

Стресс-реакция, как впервые показал Г. Селье, представляет собой адаптивный механизм восстановления гомеостаза при воздействии необычных, экстремальных факторов. Однако эта реакция наряду с защитной и адаптивной ролью (стадия тревоги, устойчивости) может быть и причиной развития болезней (стадия истощения) в том случае, если воздействие повреждающего агента достаточно сильно и продолжительно. Это подтверждают наблюдаемые ежегодно случаи заболеваний альпинистов в горах, порой с летальным (смертельным) исходом. Реакция организма на низкое парциальное давление кислорода во вдыхаемом воздухе определяется четырьмя факторами: внезапностью возникновения кислородного голодания, т. е. скоростью его развития; степенью кислородного голодания; его продолжительностью и физическим состоянием организма (Ван Лир, Стикней, 1967). Надо отметить, что в литературе наблюдается терминологическая путаница, пользуются терминами и “адаптация” и “акклиматизация”. Ряд авторов эти понятия считает синонимами. Однако большинству авторов адаптация представляется более широким биологическим понятием, чем акклиматизация. Некоторые ученые считают акклиматизацию биологическим явлением, одной из частных форм адаптации к среде. “Адаптация к высоте — физиологический процесс приспособления организма человека и животных к условиям существования и активной деятельности при пониженном парциальном давлении кислорода во вдыхаемом воздухе. Адаптацию к высоте в естественных условиях высокогорья правильнее называть акклиматизацией”. Установлено, что акклиматизация к горной местности носит фазный характер. Существуют различные классификации акклиматизации. Так, одни авторы подразделяют ее на начальную и более позднюю, другие — выделяют три периода — острый, период восстановления функций отдельных систем и организма в целом и период отдаленной акклиматизации. М. М. Миррахимов выделяет также три фазы — неустойчивую акклиматизацию, относительную стабилизацию и полную акклиматизацию. Процессы акклиматизации (адаптации) нередко сопровождаются сложными перестройками организма, включающими изменения деятельности многих систем и органов. После пребывания в горах отмечается повышение устойчивости человека к кислородному голоданию, однако и здесь наблюдается значительная вариабельность в уровне и эффективности акклиматизации, неодинаковое возрастание высотного “потолка”. Среди различных контингентов можно выделить группу лиц, которая хорошо переносит гипоксию и быстро приспосабливается к изменяющимся условиям. Другая группа может быть более чувствительной к недостатку кислорода и реагирует на его дефицит головной болью, бессонницей, тошнотой, нарушениями сердечно-сосудистой, дыхательной и других систем, т. е. симптомокомплексом, который носит название горной болезни. Различны и приспособительные реакции организма – изменение минутного объема дыхания, минутного объема кровообращения, учащение сокращений сердца, увеличение объема циркулирующей крови, числа эритроцитов, гемоглобина и пр., направленные на сохранение адекватного снабжения тканей кислородом.

Зоны адаптации, ступенчатая акклиматизация

Результаты и опыт многих восхождений позволили накопить обширный материал о допустимых пределах разрежения атмосферы, о зонах адаптации, установить биологические пределы акклиматизации, наметить пути ее повышения. Чувствительность и устойчивость различных людей к снижению р02 варьирует в широких пределах. На высоте 2000 м большинство людей не ощущает никакого дискомфорта. В диапазоне высот от 2000 до 3000 м адаптивные реакции начинают проявляться уже отчетливее. У лиц с пониженной устойчивостью к гипоксии снижается физическая работоспособность, отмечаются отдельные симптомы горной болезни. Двухнедельная акклиматизация устраняет эти симптомы и приводит к нормализации состояния. На высотах 3000—5000 м не только снижается физическая работоспособность, но у некоторых практически здоровых людей наблюдается истощение адаптивных реакций: ухудшается общее самочувствие, снижается аппетит, масса тела, возникает слабость — развивается “высотная детериорация”. Этим термином обозначают прогрессирующее ухудшение общего состояния организма при длительном пребывании на больших высотах. В этом отношении представляет интерес опыт гималайской экспедиции 1960—1961 гг. Восемь врачей-физиологов провели 5 месяцев на высоте 5800 м в специально оборудованной хижине-лаборатории. При этом было исключено действие всех других факторов высокогорья, кроме гипоксии. В результате эксперимента исследователями были сделаны следующие выводы: процесс акклиматизации продолжается в течение всего периода пребывания на высоте, хотя и в снижающемся темпе. Высота 5000—5300 м является тем пределом, где возможен максимальный эффект от акклиматизации при незначительной детериорации. На высотах, превышающих 6000 м, человек не достигает стабильной фазы адаптации, и, по мнению некоторых ученых, существуют высотные границы, пребывание на которых приводит к истощению адаптивных реакций. На высотах 6000—7000 м приспособительные реакции резко напряжены, человек в подобных условиях может находиться ограниченное время — до двух недель. Для высот 7000—8000 м характерна временная адаптация. Зона выше 8000 м называется летальной, а высоты 8500—8600 м являются предельными и доступны лишь отдельным альпинистам с высокой индивидуальной устойчивостью к кислородному голоданию. Однако тот факт, что в настоящее время все восьмитысячники покорены и на некоторые из них поднимались все восходители (на вершину Макалу — 8481 м поднялись все девять восходителей французской экспедиции), говорит об огромных адаптационных возможностях организма человека, о наличии методов повышения биологических пределов адаптации. В зарубежной литературе в настоящее время используется термин “зубья пилы”, применяемый для обозначения такой тактики восхождения, которая предусматривает последовательные подъемы на всевозрастающие высоты и спуски в нижерасположенные лагеря для отдыха, уровень которых тоже постепенно повышается. Однако это не что иное, как принцип активной ступенчатой акклиматизации, разработанный академиком Н.Н.Сиротининым еще в 1939 году.

Адаптивные реакции в различных функциональных системах

Когда человек попадает в среду со сниженным р02, возникает ряд адаптивных реакций, которые создают и поддерживают эволюционно закрепленный оптимальный уровень напряжения кислорода в органах и тканях. Причем различные органы и функциональные системы по-разному адаптируются к недостатку кислорода. Еще Поль Бэр отметил, что основной формой адаптации является усиление функций всех систем, ответственных за доставку кислорода, в первую очередь дыхательной, сердечно-сосудистой системы и системы крови. От совершенства этих систем зависит возможность, скорость и эффективность адаптации человека к условиям высокогорья. Акклиматизация организма к высоте осуществляется на двух уровнях — системном и тканевом (усиление кровоснабжения — васкуляризации — мозговой ткани, миокарда, скелетных мышц, повышение активности дыхательных ферментов). Рассмотрим изменения в различных системах в процессе акклиматизации.

Дыхательная система. В первую очередь увеличивается минутный объем дыхания (МОД) и альвеолярная вентиляция. В результате этого повышается рО2 в альвеолярном воздухе и артериальной крови, компенсируя таким образом его начальное снижение. Если эти механизмы являются недостаточными, приводятся в действие и другие резервы — включаются в газообмен и невентилировавшиеся ранее альвеолы. Лица, которые быстрее реагируют на гипоксию усилением дыхания, лучше ее переносят и, напротив, гипоксия опасна тем, у кого нет усиления дыхания — у них нередко наблюдается внезапная потеря сознания. С увеличением высоты подъема соответственно увеличивается и минутный объем дыхания, однако частота дыхания изменяется незначительно, увеличение происходит за счет изменения глубины дыхания. На больших высотах у неакклиматизированных людей может наблюдаться (чаще во время сна) и нерегулярное дыхание типа Чейна-Стокса. В этом случае эффективен “ночной кислород” (использование кислородного аппарата ночью), который устраняет нарушение дыхания. После акклиматизации описанные изменения дыхания исчезают.

Сердечно-сосудистая система. Соответствующие изменения в ответ на гипоксию происходят и в сердечно-сосудистой системе; включаются механизмы гомеостаза, благодаря которым растут объем и скорость движения крови, улучшается кровоснабжение тканей, увеличивается частота пульса (с ростом высоты), ударный объем сердца, минутный объем кровообращения (МОК), происходит перераспределение крови с преимущественным снабжением жизненно важных органов — головного мозга и сердца. Важной приспособительной реакцией является также возрастание объема циркулирующей крови (ОЦК) за счет мобилизации резервов из депо — селезенки, печени и других органов, активизация ранее закрытых капилляров. В условиях высокогорья отмечаются изменения артериального давления (умеренное повышение систолического при стабильном диастолическом), повышение коронарного кровотока, увеличение проницаемости сосудов. Однако при развитии гипоксии отмечены значительные индивидуальные различия в реакции пульса, минутного объема кровообращения и других гемодинамических показателей. Увеличение частоты сердечных сокращений на высотах от 2000 до 4000 м у разных людей выражено не в одинаковой степени. Нормализация частоты пульса является важным показателем акклиматизации к условиям высокогорья. Внезапное уменьшение частоты пульса и соответственное снижение артериального давления свидетельствует о срыве механизмов адаптации, развитии декомпенсации и требует оказания медицинской помощи, дачи кислорода и немедленного спуска вниз. При проведении активной ступенчатой акклиматизации подъем на высоту производят лишь при условии нормализации пульса в покое или при незначительных физических нагрузках. О полной адаптации можно говорить лишь в том случае, если все параметры, характеризующие работу сердца, не превышают исходных величин как в состоянии покоя, так и при нагрузке (возможна только небольшая гипертрофия правой половины сердца).

Система крови. Активные приспособительные реакции в ответ на гипоксию развиваются и со стороны системы крови. Ее кислородная емкость возрастает за счет увеличения количества гемоглобина — до высоты 3000 м, а на больших высотах наблюдается увеличение количества эритроцитов. Адаптация к высокогорью вызывает изменения также и других показателей системы крови. Начиная с высоты 3500 м отмечается активизация противосвертывающих систем крови, что может быть одной из причин носовых кровотечений, наблюдаемых во время восхождения.

Нервная система. Адаптация к изменяющимся условиям окружающей среды осуществляется центральной нервной системой, в которой особая роль принадлежит коре большого мозга. И. И. Павлов писал, что “...тончайшее и точнейшее уравновешивание организма со средой падает на долю больших полушарий”, которые путем образования условных рефлексов осуществляют “...высшее приспособление животных, высшее уравновешивание с окружающей средой...”. Именно поэтому кислородная недостаточность отражается прежде всего на деятельности головного мозга. Особенно чувствительны к нему высшие отделы центральной нервной системы. Потребление кислорода нервной тканью во много раз превышает его потребление другими тканями. Мозговая ткань потребляет кислорода в пересчете на единицу массы в 30 раз больше, чем мышечная. Прекращение поступления кислорода к мозгу на 6—8 с приводит к потере сознания, а в течение 5—6 мин — вызывает необратимые изменения в коре большого мозга. Исследования академика АМН СССР Н. Н. Сиротинина и его учеников помогли установить фазный характер работы головного мозга при подъемах на высоты, нарушение процессов тонкой дифференцировки, появление сдвигов в функциональной деятельности головного мозга уже на высоте 2000 м. На относительно больших высотах развивается разлитое торможение, переходящее в сон, а на высотах 4000—5000 м и выше человек может терять способность критически оценивать ситуацию и собственное состояние. Существует также определенная зависимость между типом высшей нервной деятельности и устойчивостью к гипоксии, а также различная индивидуальная устойчивость к гипоксии. Острая гипоксия оказывает значительное воздействие на внимание, память, мышление, психику.

Психические нарушения могут проявляться у некоторых лиц уже при кратковременном пребывании на высотах 5000—6000 м. Спустя несколько минут после подъема появляются признаки эйфории (веселость, бурная жестикуляция, многословие, неадекватность в ответах на вопросы). Однако эйфория отмечается относительно редко. Значительно чаще можно наблюдать сонливость, апатию, заторможенность, головную боль (после 5000 м довольно частое явление), спутанность мыслей, нарушение координации движений. В условиях гипоксии на больших высотах снижается ясность мышления, возникают галлюцинации — “...позади слышны чьи-то шаги... Кто-то третий идет за нами... Это ощущение все время возвращалось как навязчивая идея. Потом все пришло в норму”. Так описывает свое состояние М. Эрцог, руководитель французской экспедиции 1950 г. (М. Эрцог. Аннапурна. Мысль, 1975 г.). Приспособительные реакции со стороны центральной нервной системы заключаются в усилении снабжения кислородом головного мозга, что достигается мобилизацией транспортных систем (усиление мозгового кровообращения, повышение кислородной емкости крови). Пребывание в горах, адаптация к условиям высокогорья сопровождаются стойким компенсаторным увеличением кровоснабжения головного мозга и объема циркулирующей в нем крови. Изменения в других функциональных системах в процессе высокогорной акклиматизации менее изучены и имеют, по-видимому, меньшее значение. Важным является повышение уровня работоспособности в условиях высокогорья. Установлено, что при подъеме на высоты более 3000 м устойчивость неакклиматизированных людей к мышечным нагрузкам, способность выполнять тяжелую физическую работу резко снижается. По данным литературы, на высоте 3000 м работоспособность снижается до 10 %, а на высотах более 6000 м — на 50 %, но и здесь имеются значительные индивидуальные различия в зависимости от состояния здоровья, физической подготовки, акклиматизации и др.

Основным фактором, снижающим работоспособность, является гипоксия. Однако несомненно влияние и других факторов — времени года, температуры воздуха, силы ветра и др. Еще нет единого мнения о выборе оптимальных высот и сроков пребывания на них для повышения устойчивости к мышечным нагрузкам. Одни авторы рекомендуют проведение тренировок в среднегорье, другие — в высокогорье. Вероятно, выбор высот зависит от уровня физической тренированности и режима высотной тренировки. Сочетание предварительного отбора с акклиматизацией — вот пути повышения работоспособности. При акклиматизации в результате тренировки разных функциональных систем усиливаются адаптивные реакции, возрастают выносливость человека к физическим нагрузкам и его работоспособность. Описанные выше адаптивные реакции со стороны различных органов и функциональных систем после спуска с гор постепенно проходят. Такие показатели, как артериальное давление, частота пульса, количество эритроцитов и гемоглобина, достигают “равнинных” норм уже через несколько дней. Другие изменения — объем циркулирующей крови — приходят к норме через две-три недели, увеличение же размеров сердца (правого желудочка) удерживается несколько месяцев. Исчезновение приобретенных в процессе высокогорной акклиматизации свойств называют деадаптацией. Этот период характеризуется снижением (в течение одной-двух недель) физической и психической работоспособности, поэтому очень важно в это время дозировать различные нагрузки. Таким образом, при высокогорной акклиматизации, представляющей собой сложный, многоступенчатый процесс, возникают различные приспособительные реакции многих органов и функциональных систем. Степень выраженности и продолжительность этих реакций зависят как от высоты местности и других горноклиматических факторов, так и от индивидуальных особенностей организма — возраста, пола, конституции, физического и психического состояния, быстроты и способа набора высоты, продолжительности пребывания в горах и т. д. Однако фактор высоты является основным. Как уже указывалось, есть определенная зависимость между высотой подъема и длительностью адаптационного периода. Так, если на высотах до 3000 м он продолжается до двух недель, то на высотах более 3500 м функциональные отклонения приходят к норме несколько позже (около трех недель). Однако в дальнейшем, по мере усиления гипоксии, влияние неблагоприятных климато-метеорологических факторов возрастает, возникают патологические реакции.

ГОРНАЯ БОЛЕЗНЬ

Горная болезнь в различных горных районах возникает на разной высоте. Это свидетельствует об интегральном воздействии на организм человека горноклиматических факторов. Так, проявления горной болезни в Альпах наступают на высоте около 2500 м, на Кавказе — 3000 м, Тянь-Шане — 3500 м, в Гималаях — 4500 м.

Горная болезнь возникает при расстройстве приспособительных механизмов гомеостаза, срыве адаптации (поэтому разные симптомокомплексы, которые объединяют термином “горная болезнь”, некоторые авторы называют горными дезадаптациями). Описано много клинических форм горной болезни в зависимости от преобладания нарушений той или иной функциональной системы. Различают сердечную форму (сердечно-сосудистая недостаточность), легочную форму (недостаточность дыхательной системы), смешанную форму, церебральную (превалируют изменения со стороны головного мозга), желудочно-кишечную форму. Кроме того, горная болезнь разделяется по характеру течения на острую, подострую и хроническую. Первые две формы наблюдаются у лиц, поднявшихся в горы в процессе высокогорной акклиматизации, третья — хроническая — характерна для аборигенов горной местности. Острая форма горной болезни возникает при быстром перемещении (в течение нескольких часов) неакклиматизированных людей в высокогорье, обычно на высоту более 3500 м. Клинические симптомы ее развиваются стремительно. При подострой форме горной болезни они развиваются не так быстро и сохраняются дольше (до 10 дней). Клинические проявления обеих форм горной болезни в общем совпадают. Вот как описывает свои ощущения известный эстонский писатель Юхан Смуул в своем антарктическом путевом дневнике в первые сутки пребывания на станции “Комсомольская” (высота над уровнем моря 3420 м, температура —29° С, давление 470 мм рт. ст.). “Голова болит. В ушах гудит. Во рту пересохло. Дышу прерывисто, как рыба на песке. Не хватает кислорода...”. И далее: “...я погрузился в какой-то бредовый изнурительный полусон. И проснулся после того, как моего товарища начало тошнить. Ел он вчера мало, по выворачивало его долго. Самочувствие у меня было такое же, как во время высокого мучительного жара. В пересохшем рту горячило. Отчаянно бился пульс. Временами казалось, что плохо с сердцем. И головная боль была такой, какой я никогда не испытывал,— сильная, острая, пронзительная, она обхватывала всю голову — от лба до затылка. Время от времени в виски словно топором ударяло. В мозгу кружились обрывки всяких мрачных мыслей, болезненных воспоминаний...”. Интерес представляют данные индийских военных врачей, которые в 1962 г. во время индо-китайского пограничного конфликта наблюдали тысячи случаев острой горной болезни. Тогда на высоту 4500 м без предварительной акклиматизации и психологической подготовки к ведению боевых действий в условиях горной местности была переброшена группа индийских войск. По мнению индийских врачей, головная боль, слабость, одышка при физических нагрузках, нарушения сна различного характера относятся к наиболее частым симптомам острой горной болезни. Вышеперечисленные и другие симптомы проявляются спустя несколько часов. Отмечаются также широкие индивидуальные различия в проявлении различных симптомов острой (подострой) горной болезни, их большая выраженность в утреннее время. Для подострой формы горной болезни наиболее характерно нарушение ночного сна различной степени выраженности.

Люди с избыточной массой, а также злоупотребляющие спиртными напитками более подвержены горной болезни. Зимой на равных высотах заболеваемость более частая, чем летом, так как действие благоприятных горноклиматических факторов более выражено. Моментами, провоцирующими горную болезнь, являются психоэмоциональные напряжения, чрезмерные физические нагрузки, некачественное и нерациональное питание, нарушение водно-солевого режима, неадекватная экипировка, хронические заболевания и другие факторы. На высотах до 4000 м острая горная болезнь регистрируется у 15—20% участников подъема, а выше 5000 м — практически у всех. По выраженности симптомов, тяжести течения острая (подострая) горная болезнь разделяется на легкую, среднюю и тяжелую степень. Легкая (скрытая) степень возникает чаще у нетренированных людей. В состоянии покоя или при незначительных физических нагрузках они не испытывают дискомфорта, но внезапная нагрузка или влияние других неблагоприятных факторов провоцирует отдельные симптомы горной болезни — головную боль, головокружение, одышку, слабость. Эти симптомы через несколько часов могут пройти, однако в некоторых случаях при продолжающемся действии неблагоприятных факторов развивается слабость, усиливается головная боль, учащается пульс, появляется головокружение, одышка, потливость кожи, цианоз. Снижается аппетит до полного отвращения к еде. У многих отмечается эйфория, сменяющаяся затем депрессией. Это уже средняя степень острой (подострой) горной болезни. Клинические проявления у ряда больных в течение 3—4 дней ослабевают, у других — усиливаются. Тяжелая степень горной болезни возникает чаще на высотах, превышающих 5000 м, и проявляется слабостью, резкой одышкой, тахикардией, сонливостью, отмечается вздутие живота, тошнота, рвота. Наблюдаются иногда зрительные и слуховые галлюцинации, помрачение сознания. Уменьшается выделение мочи, появляется озноб, сухой кашель. Для тяжелой степени острой горной болезни характерны кровотечения из носа, век, ушей, кровохарканье. На этом фоне развиваются иногда острая сердечная и дыхательная недостаточность. При легкой степени (иногда и при средней) рациональное лечение в течение нескольких дней приводит к выздоровлению и в дальнейшем можно продолжать восхождение. Тяжелая степень острой горной болезни требует принятия срочных мер и спуска вниз. Профилактика острой горной болезни осуществляется правильным проведением активной ступенчатой акклиматизации. Немаловажное значение имеют также и рациональный отбор людей, физическая и психологическая подготовка их, фармакологическая профилактика. Последняя заключается в приеме комплекса витаминов, особенно аскорбиновой кислоты до 1,5 г в сутки. При легкой степени горной болезни рекомендуется уменьшить нагрузки, пересмотреть режим труда и отдыха, чаще пить сладкий чай с лимоном, подкисленную воду, эффективна также смесь Сиротинина (0,5 г аскорбиновой кислоты, 0,5 г лимонной кислоты и 5 г глюкозы). Спать рекомендуется с приподнятой головой. При возбуждении положительно действует прием настойки ландыша с валерианой (20— 30 капель на прием), в тяжелых случаях — терапия кислородом (еще лучше карбоген), спуск вниз. Хорошие результаты дают комплексы витаминов (декамевит, ундевит), прием препаратов, уменьшающих головную боль (анальгин, пиранал по 0,25—0,5 г на прием), успокаивающих и снотворных (седуксен, мепробамат), после применения последних могут наблюдаться индивидуальные реакции в виде сонливости, снижения внимания; мочегонные препараты (фуросемид по 40 мг 2 раза в день в течение 2—3-х дней) в сочетании с препаратами калия. В зависимости от показаний используются также симптоматические средства (кофеин, кордиамин, коразол). При бессоннице—ноксирон по 0,25 г на прием. При нарушениях функций пищеварительной системы (запоре) рекомендуется слабительное — порошок или таблетки ревеня по 0,5— 2 г на прием, препараты крушины, касторовое масло. Особенно следует быть осторожным при назначении психостимулирующих средств (фенамина, меридила), которые лишь мобилизуют резервы истощенного организма и не устраняют потребности в нормальном отдыхе и восстановлении сил. Хроническая горная болезнь была описана в 1829 г. известным перуанским ученым Карлосом Монхе, поэтому она называется еще болезнью Монхе. Хроническая горная болезнь встречается значительно реже, ею заболевает небольшая часть горцев, проживающих на высотах свыше 3500—4000 м. Для нее характерно снижение физической и умственной работоспособности, причем преобладают изменения со стороны центральной нервной системы. Больные становятся раздражительными, у них ослабевает память, воля, могут быть галлюцинации. Механизм развития болезни Монхе до настоящего времени окончательно не выяснен. Однако можно сказать, что вследствие нарастания гипоксемии (насыщение кислородом крови) происходит увеличение объема циркулирующей крови, ее объема в легких, отмечается увеличение размеров правой половины сердца, печени. Грудная клетка приобретает бочкообразную форму, часто можно наблюдать утолщение пальцев рук (“барабанные палочки”), выраженный цианоз. Больные хронической горной болезнью нередко жалуются на кашель, кровохарканье, одышку, боль в правом подреберье, возникают кровотечения в пищевом канале. Важным диагностическим признаком болезни Монхе является почти полное ее исчезновение после спуска в равнинную местность. При выраженных проявлениях хронической горной болезни применяются такие же меры и лечебные препараты, как и при острой горной болезни.

Осложнения горной болезни

Отек легких. Развивается обычно у недостаточно акклиматизированных лиц, которые за 1—2 дня поднимаются в горы (выше 3500 м) и испытывают тяжелые физические нагрузки. Уже через несколько часов у них могут появиться симптомы острого отека легких. Но чаще всего отек легких развивается на 3—4-й день. Его развитию способствуют заболевания органов дыхания и кровообращения. Первые проявления отека легких: ухудшение общего состояния, сухой кашель, чувство саднения в горле. Появляются жалобы на боль и давление в области грудины, нарастает одышка. Больной теряет аппетит, отмечаются тошнота, рвота. В легких обилие влажных хрипов, клокочущее дыхание, пенисто-кровянистая мокрота. на фоне глухости тонов сердца, учащенного сердцебиения развивается острая дыхательная недостаточность. Температура тела обычно нормальна или слегка повышена. Отек легких в условиях высокогорья развивается быстро и если не принять срочных мер, больной погибает. Следует особенно подчеркнуть важность оказания первой помощи, которая в условиях высокогорья часто имеет решающее значение. Прежде всего необходимо обогреть заболевшего любыми доступными средствами, придать ему положение с приподнятой головой, дать болеутоляющие средства и подкисленное питье. По возможности дать кислород, поливитаминную смесь, очистить полость рта. При отеке легких показана экстренная эвакуация больного вниз. Пострадавшего с приподнятой головой укладывают в спальный мешок, конечности обкладывают грелками. В тяжелых случаях важно стремиться к быстрейшему оказанию квалифицированной медицинской помощи, используя для этого авиатранспорт. Оказывая доврачебную помощь заболевшему отеком легких, равно как и острой горной болезнью, помимо перечисленных выше мероприятий, по мере спуска вниз продолжают давать кислород, сердечные, дыхательные и диуретические средства через рот (фуросемид, эуфиллин в табл.), транквилизаторы (успокаивающие), легкие снотворные (седуксен, мепробамат, ноксирон). При оказании врачебной помощи наряду с вышеперечисленными мероприятиями производят аспирацию жидкости из дыхательных путей, применяют мочегонные средства — фуросемид (лазикс) — 2 мл 1% р-ра, эуфиллин — 10 мл 2,4% р-ра, сердечные гликозиды (строфантин—0,3—0,5 мл, коргликон — 1 мл) в 20 мл 20% р-ра глюкозы внутривенно, пеногасители: этиловый спирт (вместе с кислородом — через увлажнитель), кровопускание — 300—400 мл.

Отек мозга является одним из тяжелых осложнений горной болезни. На больших высотах (3600—4000 м) он может развиться в течение нескольких часов. Механизм развития отека мозга в настоящее время еще недостаточно ясен, однако следует выделить ряд способствующих моментов: увеличение мозгового кровотока в условиях гипоксии (даже в норме на мозговой кровоток приходится до 15% минутного объема кровообращения), нарушение проницаемости сосудистых стенок клеточных мембран. Отек мозга проявляется сильной головной болью, тошнотой, рвотой, расстройством координации движений, психическим и двигательным беспокойством, которое затем сменяется угнетением и адинамией. При раздражении оболочек мозга могут наблюдаться патологические рефлексы. В дальнейшем отмечаются слуховые и зрительные галлюцинации, нарушение и потеря сознания, гипоксическая кома. Доврачебная помощь: пострадавшего с приподнятой головой укладывают в спальный мешок, согревают, дают кислород, срочно транспортируют вниз. Врачебная помощь: дегидратационные препараты — 20% р-р маннитола или 30% р-р мочевины, 2 мл 1% р-ра фуросемида (лазикса), гликокортикоиды (дексаметазон), 10 мл 2,4% р-ра эуфиллина внутривенно. Кислородотерапия, срочный спуск вниз. Если развиваются инфекционные процессы — антибиотики в высоких дозах. К осложнениям горной болезни относятся также кровоизлияния и тромбозы сосудов. Увеличение количества эритроцитов (полицитемия), нарушение проницаемости сосудов и клеточных мембран— основные предпосылки для развития кровоизлияний и тромбоэмболических осложнений в различных органах. Эти осложнения чаще всего наблюдаются на больших высотах (5000 м и выше). Причиной тяжелых состояний и даже гибели больных является тромбоэмболия сосудов головного мозга. Довольно часто наблюдаются кровоизлияния в сетчатку глаза. Описаны также кровотечения в пищевом канале, инфаркт легкого. Лечение этих осложнений заключается в кислородотерапии, даче симптоматических средств по показаниям (дегидратационных— маннитол, фуросемид; анальгезирующих — анальгин; успокаивающих — седуксен; антигистаминных — димедрол, дипразин; антикоагулянтов — гепарин и др.), а также спуске вниз. Надо отметить, что простудные заболевания, вялотекущие воспалительные процессы (хронический тонзиллит, отит, кариес и пр.) на высоте нередко обостряются, снижают устойчивость организма к гипоксии, способствуют развитию горной болезни и ее осложнений. При высотных восхождениях наблюдаются осложнения, иногда заканчивающиеся гибелью альпинистов, которые раньше страдали скрытыми формами сердечно-сосудистой недостаточности, атеросклерозом и т. д., поэтому с особой осторожностью надо подходить к отбору спортсменов старше 40 лет. Физиологические и гормональные сдвиги в организме женщин-альпинисток, связанные с менструальным циклом, также нередко способствуют более тяжелому протеканию горной болезни. Наряду с описанной выше горной болезнью и ее осложнениями в условиях длительных и сложных восхождений нередко наблюдаются заболевания различных органов.

Острые хирургические заболевания. Для острых хирургических заболеваний (острый аппендицит, острый холецистит, острый панкреатит, перфоративная язва желудка и двенадцатиперстной кишки, ущемленная грыжа, мочекаменная болезнь, абсцессы и флегмоны мягких тканей и др.) характерным симптомом является боль разных характера, локализации, интенсивности. Могут наблюдаться диспепсические явления — тошнота, рвота. При пальпации — симптомы раздражения брюшины.

Первая помощь. После установления диагноза врачу необходимо принять меры к срочной эвакуации в хирургическое отделение. На всех этапах эвакуации производится симптоматическое лечение. Способ транспортировки зависит от состояния больного, характера горного рельефа, времени суток, возможностей спасательного отряда. К месту спуска больного необходимо обеспечить транспорт для экстренной доставки его в хирургическое отделение. Во время транспортировки больному при выраженном болевом синдроме и точно установленном диагнозе показано введение наркотических средств. Альплагеря и базовые лагеря в отдаленных и труднодоступных районах обеспечивают хирургическим набором, стерильным материалом, противошоковыми растворами, кровью, плазмозаменяющими растворами (полиглюкин, реополиглюкин, желатиноль, гемодез), растворами натрия гидрокарбоната, аппаратами искусственной вентиляции легких для проведения экстренных хирургических операций и реанимационных мероприятий.

Шок травматический. Шоком называется симптомокомплекс, вызванный разными причинами, основным признаком которого является внезапное опасное сокращение тканевого кровотока. Возникает после травмы и характеризуется тяжелым общим состоянием, резким снижением функций нервной, сердечно-сосудистой и дыхательной систем. Основными факторами, вызывающими шок, являются боль, кровопотеря; сопутствующими — переохлаждение, высокогорная гипоксия. Возникающие нарушения связаны не только с потерей крови, но и с перераспределением ее в организме. В результате компенсаторной “централизации кровообращения” снижается периферический кровоток, что приводит к уменьшению кровоснабжения и кислородному голоданию обширных тканевых областей. Истощение компенсаторных реакций сопровождается нарушением мозгового и коронарного кровообращения, падением центральной и периферической гемодинамики, т. е. возникает непосредственная угроза для жизни. Симптомы шока определяются ухудшением тканевого кровотока, бледностью кожи, понижением температуры дистальных частей тела. Зрачки расширены. Пульс на периферических артериях непрощупывающийся и слабопальпируемый. Сознание помрачено вследствие нарушения кровоснабжения головного мозга. Дыхание поверхностное, артериальное давление низкое (60—50 мм рт. ст.). Первая помощь. Лечение шока должно быть комплексным, заключающимся в устранении действия травмирующего агента, остановке кровотечения, восстановлении полноценной деятельности органов кровообращения и дыхания. В лечебный комплекс включают переливание плазмозамещающих растворов (полиглюкина, реополиглюкина, желатиноля до 1 л), для борьбы с ацидозом — натрия гидрокарбонат (300 мл 7,5% Р-ра), быстрое и эффективное обезболивание анальгетиками, при переломах, обширных повреждениях — закрытие ран асептическими повязками, иммобилизацию, оксигенотерапию, согревание больного. При лечении шока используют антигистаминные средства (дипразин, димедрол), кортикостероидные препараты. В случае большого или продолжающегося кровотечения показано переливание свежей крови, ее компонентов и плазмозамещающих жидкостей. Все перечисленные мероприятия следует проводить быстро и как можно раньше. При развитии терминальных состояний, когда резко нарушены основные жизненно важные функции организма и самостоятельная их коррекция организмом невозможна, проводят реанимационные мероприятия.

 

Диагностическими признаками остановки сердца и дыхания, т. е. наступления клинической смерти, являются: отсутствие сознания, отсутствие пульса на сонной или бедренной артериях, отсутствие дыхания, расширение зрачков и отсутствие их реакции на свет.

Сердечно-легочная реанимация включает следующие этапы:

  1. восстановление проходимости дыхательных путей;

  2. искусственную вентиляцию легких методом активного вдувания воздуха в легкие больного;

  3. восстановление кровообращения путем наружного массажа сердца.

Это три важнейших приема сердечно-легочной реанимации, причем они должны проводиться достаточно быстро и эффективно, так как всего каких-нибудь 3—5 мин отделяют клиническую смерть (обратимое состояние) от биологической смерти (необратимых повреждений центральной нервной системы и других органов). Важнейшим этапом дыхательной реанимации является восстановление проходимости дыхательный путей, от быстроты которой зависит успех всей реанимации. Если больной находится в бессознательном состоянии, то необходимо провести следующие манипуляции: уложить больного на твердую поверхность, запрокинуть голову назад, выдвинуть вперед нижнюю челюсть, очистить рот и глотку от слизи и другого содержимого и начать нагнетание воздуха в легкие методами “рот ко рту”, “рот к носу” (рис. 2).

Наружный массаж сердца обычно сочетается с искусственной вентиляцией легких. При этом желательно, чтобы массаж сердца проводил один человек, искусственное дыхание — другой. Если же оживление проводит один человек, то через каждые два нагнетания воздуха производится 15 сдавливаний грудины (2 : 15). Когда в реанимации участвуют два человека, то на каждые 5 сдавливаний грудины приходится одно нагнетание воздуха (1:5).

Для проведения искусственной вентиляции аппаратами РО-1, ДП-8 (а при их отсутствии указанными выше методами) пострадавшего укладывают на спину с запрокинутой головой (под плечи подкладывают валик). Рот должен быть обязательно открыт, нижняя челюсть выдвинута вперед. Оказывающий помощь подкладывает одну руку под шею оживляемого, другую помещает на лоб. Это основное положение в дыхательной реанимации. Обеспечив таким образом доступ в легкие, производят вдувание воздуха. Объем вдуваемого воздуха важнее, чем частота дыхания. Искусственная вентиляция производится с частотой 12 дыханий в 1 мин. Как указывалось выше, одновременно с искусственной вентиляцией производится и наружный массаж сердца (рис. 3), однако его следует начинать после нескольких вдувании воздуха пострадавшему. Массаж производится на твердой поверхности и для этого нужно использовать не только силу рук, но и тяжесть всего тела. Оказывающий помощь выбирает позицию слева или справа от пострадавшего, нащупывает мечевидный отросток и устанавливает ладонную поверхность примерно на два пальца выше мечевидного отростка. Вторую кисть располагает сверху, под прямым углом, при этом необходимо избегать давления на боковую часть грудной клетки во избежание перелома ребер (рис. 4). Далее производят толчкообразные сдавливания грудины по направлению к позвоночному столбу на 3—5 см. Таких движений для взрослого должно быть не менее 60 в 1 мин. Эффективность массажа сердца контролирует реаниматор, который проводит искусственную вентиляцию, при этом он следит за размером зрачков и определяет пульс на сонной артерии. Для определения восстановления кровообращения через каждые 2—3 мин на несколько секунд прекращают массаж. При появлении пульса на сонных артериях, т. е. восстановлении деятельности сердца, наружный массаж прекращают, а искусственную вентиляцию легких продолжают до появления самостоятельного дыхания. Если же пульс не появляется, приступают к медикаментозной стимуляции деятельности сердца: внутривенно, внутриартериально или внутрисердечно вводят адреналин, норадреналин или мезатон (0,3—0,5 мл), атропин (1 мл), глюконат кальция (10 мл), одновременно приступают к внутривенному струйному введению натрия гидрокарбоната (200—300 мл 7,5% р-ра). Медикаментозную терапию рекомендуется начинать одновременно с массажем. Завершающее лечение пострадавшего производится после доставки его в хирургическое отделение или отделение интенсивной терапии.

Острая сердечно-сосудистая недостаточность. Развивается в условиях высокогорья у неакклиматизированных лиц под влиянием гипоксии, больших физических нагрузок. Ее возникновению могут способствовать охлаждение организма, острые респираторные заболевания, скрытые заболевания сердечно-сосудистой системы.

Симптомы. Резкая слабость, боль в области сердца, сердцебиение, нарушение ритма, синюшность акромиальных (конечных) частей тела, одышка.

Первая помощь. Необходимо придать больному полусидячее положение, согреть его. Подкожно ввести кофеин (1—2 мл), кордиамин (1—2 мл). Необходима срочная транспортировка вниз в полусидячем положении или в положении лежа с приподнятым головным концом носилок.

Острая кровопотеря. Наблюдается при повреждениях внутренних органов, крупных сосудов.

Симптомы. Бледность кожи и слизистых оболочек, головокружение, озноб, жажда. Пульс учащен, слабого наполнения. Дыхание учащенное. При значительном кровотечении возможны потеря сознания, судороги, терминальное состояние.

Первая помощь. Следует остановить кровотечение давящей повязкой, резиновым жгутом или другими способами, придать пострадавшему положение с опущенной головой, согреть его, дать горячий чай. При небольшом кровотечении — обильное питье, сердечные средства, внутривенно 20 мл 10% р-ра кальция хлорида, 2 мл 1% р-ра викасола. При большом кровотечении показано внутривенное переливание плазмозамещающих растворов (полиглюкина, реополиглюкина, желатиноля, кристаллоидов), при возможности—крови. Больного незамедлительно доставить в больницу. При развитии терминального состояния (остановка сердца, дыхания) см. “Травматический шок”.

Правила наложения жгута. Жгут накладывается при значительных артериальных и венозных кровотечениях в том случае, если другие способы остановки кровотечения оказываются недостаточно эффективными. Для этого используют стандартный жгут или импровизированные закрутки из бинта или других материалов. При кровотечении из сосудов верхней конечности жгут накладывают на плечо, верхнюю или нижнюю треть. На предплечье жгут не накладывается ввиду глубокого расположения сосудов. При кровотечениях из сосудов нижней конечности жгут рекомендуется накладывать только на бедро. Жгут накладывают выше места кровотечения равномерно, без ущемления кожи поверх прокладки, сила натяжения определяется прекращением кровотечения и исчезновением пульса на периферических артериях. Под жгут закладывается записка о времени наложения, поскольку его можно держать не более двух часов. После наложения жгута пострадавшего в течение двух часов необходимо доставить в лечебное учреждение для специальной хирургической обработки.

Черепно-мозговая травма. Представляет собой механическое повреждение черепа и его содержимого, возникает в результате непосредственного воздействия травмирующего агента, которое может привести к сотрясению или ушибу мозга, нарушению целостности костей черепа, к сдавливанию мозгового вещества. Черепно-мозговые травмы подразделяются на закрытые и открытые. При закрытой травме повреждений костей черепа не происходит. Открытая черепно-мозговая травма характеризуется повреждением мягких тканей головы и костей черепа. Оба вида травм могут проявляться сотрясением, ушибом, сдавливанием мозга или различными их сочетаниями.

Симптомы. В остром периоде преобладают общемозговые симптомы. Наиболее характерны из них — нарушения сознания, которые могут быть различной продолжительности — от нескольких минут до суток и более, нарушение памяти на события, предшествовавшие травме, тошнота, рвота, головокружение. Местное повреждение мозга проявляется соответствующими очаговыми симптомами, имеющими характер выпадений памяти. При ушибах мозга могут наблюдаться расстройства чувствительности в конечностях, туловище, неравномерная величина зрачков. Для переломов основания черепа характерны кровотечение из ушей, носа, кровоподтеки в виде “очков” под глазами. Течение черепно-мозговой травмы зависит от тяжести местных повреждений мозга, нарастающего сдавления мозга, отека мозга.

Первая помощь. Помощь при этом виде травмы строго индивидуальная и зависит от тяжести травмы. При легкой степени назначают обезболивающие средства (анальгин, амидопирин — 0,25— 0,5 г на прием), антигистаминные препараты (димедрол — 2 мл, дипразин — 1—2 мл подкожно), поливитамины. При открытом повреждении черепа необходимо смазать края рапы 5% спиртовым раствором йода или бриллиантового зеленого, наложить асептическую повязку. Для профилактики инфицирования рекомендуют сульфаниламидные препараты, антибиотики. При более тяжелой травме вводят внутривенно дегидратационные средства (20—40 мл 40% Р-ра глюкозы, 10 мл 25% р-ра магния сульфата, 10% р-р альбумина), симптоматические средства. Транспортировка необходима в положении лежа.

Травма спинномозговая. Наблюдается при падениях с высоты, обвалах, непосредственном воздействии на позвоночный столб, резком его сгибании или разгибании. Различают открытые и закрытые травмы. Они могут быть осложнены сотрясением, ушибом и сдавливанием спинного мозга.

Симптомы. Клиническая картина зависит от уровня повреждения позвоночного столба (изолированные повреждения его редки). Для перелома позвоночного столба характерна боль в месте перелома, усиливающаяся при движении, осевая нагрузка (надавливание рукой на голову) вызывает болезненность в месте перелома. При переломе позвоночного столба без повреждения спинного мозга важным диагностическим признаком является боль по линии остистых отростков; когда же происходит повреждение и спинного мозга, присоединяются двигательные нарушения, снижение или отсутствие рефлексов и пр. Для повреждений мозга характерны двигательные параличи и расстройства всех видов чувствительности ниже перелома.

Первая помощь. При сотрясении спинного мозга пострадавшему придают горизонтальное положение, его осторожно укладывают на жесткие носилки. Во избежание вторичного смещения обломков, сдавливания спинного мозга транспортировку производят при соблюдении всех правил предосторожности — только в положении лежа на спине, повороты больного запрещаются. Применяют обезболивающие (пиранал, анальгин — 0,5 г внутрь или анальгин 2 мл подкожно), дегидратационные (10 мл 25% р-ра магния сульфата внутримышечно) и другие средства. В случаях развивающегося сдавления спинного мозга, нарушения дыхания — искусственная вентиляция легких, противошоковые мероприятия (см. “Травматический шок”). Необходима экстренная транспортировка для проведения оперативного вмешательства.

Повреждения грудной клетки. Такие повреждения бывают закрытыми и открытыми. Они возникают в результате непосредственного воздействия травмирующего предмета или при падении грудью на твердую поверхность. При этом могут наблюдаться ушибы, сотрясения, сдавления грудной клетки, переломы ребер, грудины.

Симптомы. Для ушибов характерна боль, усиливающаяся при вдохе. Сдавление грудной клетки в передне-заднем направлении или с боков вызывает усиление боли (характерно для переломов ребер, грудины). Сотрясение грудной клетки может вызвать общую реакцию с явлениями шока (падение пульса, артериального давления, нарушение дыхания). При обвалах, лавинах может наблюдаться сдавление грудной клетки с развитием своеобразного симптомокомплекса, называемого травматической асфиксией. Голова, лицо, шея имеют синюшно-фиолетовую окраску с резкой нижней границей (“декольте”). Характерны мелкие кровоизлияния в слизистую оболочку рта, склеры, носа, гортани, уха, снижение зрения, слуха. Переломы ребер бывают единичные и множественные, они могут сочетаться с переломами грудины, ключицы. Переломы ребер со смещениями могут вызывать ранение плевры и легкого с развитием пневмоторакса, гемоторакса, подкожной эмфиземы. Пневмоторакс бывает открытый и закрытый. Закрытый пневмоторакс протекает доброкачественно и постепенно рассасывается. Открытый пневмоторакс возникает при проникающих ранениях грудной клетки и нередко сочетается с повреждением органов грудной клетки.

Первая помощь зависит от вида травмы и ее тяжести. При ушибах грудной клетки, переломах ребер накладывают фиксирующую повязку (на выдохе) с помощью широкого бинта от нижних ребер до подмышечной области, назначают анальгетические средства (амидопирин, анальгин—0,25—0,5 г внутрь), средства против кашля (кодеин — 0,15 г внутрь). Зону перелома ребер обезболивают 0,25— 0,5% р-ром новокаина или спирт-новокаиновым раствором. Обезболивающее лечение является эффективной профилактикой легочных осложнений. Открытый пневмоторакс превращают в закрытый с помощью герметической повязки, изготовленной из лейкопластыря, клеенки и т. д. При тяжелой травме и развитии шока проводят противошоковые мероприятия, при нарушении дыхания — искусственную вентиляцию легких. Способ транспортировки зависит от состояния пострадавшего, условий местности. В тяжелых случаях необходима транспортировка в экстренном порядке на носилках с приподнятым головным концом; при легкой травме больной может идти сам.

Повреждения живота возникают в результате непосредственного воздействия удара, приводящего к ранению органов брюшной полости, или удара при падении с высоты, обвалах. При этом могут наблюдаться повреждения брюшной стенки или органов брюшной полости. Повреждение полых органов (желудок, кишки и пр.) ведет к развитию перфоративного перитонита, повреждения паренхиматозных органов (печень, селезенка) дают картину угрожающего кровотечения. Повреждения полых органов встречаются реже, чем паренхиматозных, причем преобладают повреждения кишок. Могут быть отрывы, лопание, раздавливание тканей.

Симптомы зависят от травмы того или иного органа и степени его повреждения. Отмечается разлитая боль в животе с локализацией в месте поврежденного органа. Пульс учащен. Нередко возникает шок. Ранним симптомом является напряжение мышц брюшной стенки. Для разрыва желудка характерно исчезновение печеночной тупости. Икота, рвота, вздутие живота, обложенный и сухой язык, симптом Щеткина-Блюмберга по всему животу — признаки развивающегося перитонита. При внутреннем кровотечении из паренхиматозных органов развивается картина геморрагического шока.

Первая помощь. При явлениях шока — противошоковая терапия. Абсолютный голод. Экстренная транспортировка в положении лежа в хирургическое отделение (консервативное лечение неэффективно).

Повреждения таза и тазовых органов наступают в результате непосредственного воздействия удара или сдавливания таза в сагиттальном и фронтальном направлениях. Встречаются как изолированные повреждения костей тазового кольца, так и в комбинации с ранениями тазовых органов (мочевого пузыря, прямой кишки). Переломы костей таза могут быть со смещением и без него.

Симптомы. Резкая боль в области перелома, усиливающаяся при движениях. Сжатие с боков крыльев подвздошных костей вызывает усиление болезненности в местах перелома. При тяжелых повреждениях таза нередко наблюдаются явления шока, забрюшинная гематома, повреждения внутренних органов. Кроме симптомов перелома костей таза, имеются признаки повреждения мочевого пузыря, прямой кишки. При повреждениях мочевого пузыря — появление крови в моче, при полном разрыве мочевого пузыря мочеотделение отсутствует. Если моча из места разрыва попадает в брюшную полость, наблюдаются симптомы перитонита. Для повреждения прямой кишки характерным признаком является кровотечение из анального отверстия.

Первая помощь. Пострадавшего укладывают на спину, нижнюю конечность, соответствующую поврежденной половине таза, укладывают в согнутом положении на подушку. При наличии шока проводят противошоковые мероприятия. У больного с переломом костей таза надо исключить повреждения внутренних органов. Транспортировка в экстренном порядке в положении лежа.

Переломы костей. Встречаются закрытые и открытые переломы. При последних нарушается целость мягких тканей и кожи. Переломы могут быть со смещением и без смещения обломков. Возникают они в результате прямого удара или при падении с высоты, обвалах, при чрезмерном сгибании конечностей.

Симптомы. Выражаются в нарушении функций поврежденной кости, боли, усиливающейся при пальпации и движениях, укорочении и деформации конечностей, отеках и кровоизлияниях в месте перелома. При множественных переломах и переломах со значительными смещениями отмечаются признаки шока и кровотечение.

Первая помощь. Введение обезболивающих средств—анальгина, амидопирина и других внутрь или подкожно. Иммобилизация транспортной шиной. Для иммобилизации в условиях гор применяют и подсобные материалы (палки, ледорубы и пр.). При их наложении (в физиологически выгодном положении) фиксируют не только место перелома, но и суставы, расположенные выше и ниже места перелома.

Так, при переломах костей кисти шину накладывают от концов пальцев до верхней трети предплечья, при переломе костей предплечья — по тыльной поверхности согнутой конечности от пальцев до нижней трети плеча (рис. 5), при переломах плеча — до противоположного надплечья (рис. 6). При переломах в области стопы и нижней трети голени шипу накладывают на подошвенную часть стопы и заднюю поверхность голени от пальцев до нижней трети бедра (в голеностопном суставе нога согнута под прямым углом). При переломах верхней трети голени, бедра иммобилизацию осуществляют с помощью трех шин, фиксируют голеностопный, коленный и тазобедренный суставы (рис. 7). Переломы ключицы, занимающие одно из первых мест но частоте, фиксируют с помощью проволочной шины, мягкой повязки Дезо, косынки (рис. 8) или ватно-марлевых колец, накладываемых на оба плеча с захватом надплечий и стянутых на уровне лопаток.

Обе конечности при этом отводят назад, растягивая и сопоставляя отломки ключицы. При открытых переломах на поврежденную зону накладывают асептическую марлевую повязку, при кровотечении — кровоостанавливающий жгут. При открытых переломах необходимо удалить с поверхности раны свободнолежащие инородные тела и обработать рану. При появлении признаков шока проводят противошоковую терапию (см. “Травматический шок”). Транспортировка при переломах бедра и верхней трети голени — в положении лежа, при переломах костей стопы, плеча, предплечий, ключицы — сидя и лежа, в зависимости от состояния пострадавшего и условий местности. В зимнее время при транспортировке желательно укрыть больного.

Вывихи. Встречаются значительно реже. Они обычно возникают при непрямой травме в результате чрезмерно резких движений в суставах. При этом происходит разрыв капсулы, связок, кровеносных сосудов, иногда сухожилий и мышц в области сустава. Наиболее часты вывихи в плечевом и тазобедренном суставах.

Симптомы. Боль, вынужденное положение конечности, поврежденный сустав деформирован, движения в нем ограничены или совсем отсутствуют. Отек и кровоизлияние в области сустава.

Первая помощь. Иммобилизация поврежденной конечности, обезболивающие средства и транспортировка в зависимости от состояния в положении сидя или лежа. При наличии опытного хирурга или травматолога производится ручное вправление вывихов при локальной анестезии (20—40 мл 0,5—1% р-ра новокаина в полость сустава).

Растяжения и разрывы связочного аппарата суставов встречаются довольно часто и возникают в результате больших нагрузок на сустав в функционально невыгодном положении; особенно часты в голеностопном и коленном суставах.

Симптомы. Резкая боль в области сустава, усиливающаяся при дотрагивании и движениях, кровоизлияние и отек, резкое ограничение движений.

Первая помощь. Фиксация поврежденного места марлевым бинтом (рис. 9), холод на место растяжения или разрыва. При значительных разрывах накладывают шину. Внутрь назначают анальгин, пиранал по 0,25—0,5 г 2—3 раза в день. Транспортировку можно проводить в положении сидя.

Солнечный и тепловой удары. Солнечный удар возникает в результате воздействия солнечных лучей на незащищенную голову, тепловой — в результате перегревания организма.

Симптомы. Общая слабость, покраснение лица, головная боль, головокружение, шум в ушах, учащение пульса и дыхания. В некоторых случаях обморочное состояние.

Первая помощь. Пострадавшего укладывают в затененное место, освобождают от стесняющей одежды, кладут холодные примочки на голову. При обмороке подкожно вводят 1—2 мл 20% Р-ра кофеина или кордиамин (1—2 мл). Транспортировка в зависимости от состояния пострадавшего лежа или сидя.

Ожоги. Возникают в результате длительного воздействия на незащищенную кожу и слизистые оболочки солнечной радиации. В условиях гор, как правило, бывают ожоги I и II степени.

Симптомы. При ожоге I степени и небольшом по площади поражении кожи (до 5% общей площади тела) преобладают местные явления — покраснение, отек кожи и слизистых, острое чувство жжения. При ожоге II степени к перечисленным симптомам добавляется появление пузырей. При обширных поражениях кожи могут наблюдаться симптомы болевого и ожогового шока с резким снижением артериального давления.

Первая помощь. При ожогах различных степеней ожоговую поверхность обрабатывают противоожоговой жидкостью открытым способом. Если ее нет, то применяют спирт, калия перманганат и накладывают асептическую повязку. При обширных ожогах проводят профилактику и лечение шока. Вводят также противостолбнячную сыворотку под кожу —1500 АЕ (дробными дозами). Транспортировка зависит от состояния пострадавшего.

Отморожения. Нередко возникают в результате действия низких температур. Способствующим фактором являются холодный резкий ветер, ослабление и истощение организма, неправильно подобранная одежда, тесная обувь.

Симптомы. Различают четыре степени отморожения. При I степени отмечается бледность тканей, которая затем сменяется покраснением с цианотичным (синюшным) оттенком кожи, ее отечностью; при II степени происходит отслойка эпидермиса и образование пузырей; при III степени — омертвение кожи и глубжележащих тканей; при IV степени — омертвение всех пораженных тканей, включая и кость. Для всех степеней отморожения характерны расстройство кровообращения, потеря чувствительности разной степени.

В условиях гор иногда может также наблюдаться замерзание с появлением сопливости, апатии, а в тяжелых случаях — потери сознания, слабого пульса и поверхностного дыхания.

Первая помощь. Пострадавшего помещают в палатку, пещеру. Тело и отмороженные участки растирают спиртом, мягкой шерстяной тканью, ладонями. Затем производят укутывание больного (особенно конечностей), дают горячий сладкий чай, умеренное количество алкоголя.

При I степени отморожения производят осторожный массаж, при II степени — массаж неповрежденных участков около пострадавших тканей (важно не повредить пузыри и не инфицировать пораженный участок). Рекомендуется также наложить асептическую повязку с мазью (сульфаниламидные препараты или антибиотики), ввести под кожу кофеин — 1 мл или кордиамин — 1—2 мл; анальгин — 2 мл или омнопон— 1 мл (в случае замерзания, появления болей).

Обязательно введение средств, снижающих свертываемость крови (5000—10 000 ЕД гепарина внутримышечно или внутривенно), улучшающих микроциркуляцию (10 мл 2,4% Р-ра эуфиллина внутривенно на глюкозе, 1 мл 1% р-ра никотиновой кислоты внутривенно). Транспортировать в зависимости от состояния пострадавшего.

Поражение молнией.

Симптомы. Нередко внезапная потеря сознания, наблюдается психомоторное возбуждение или резкое угнетение с остановкой дыхания, симптомами шока. Если сознание сохранилось, возможны судороги, цианоз, аритмия. Общие явления могут и отсутствовать, при этом пострадавший производит впечатление оглушенного ударом. Молния оставляет на теле следы в виде ветки дерева красного цвета, при надавливании на них краснота исчезает.

Первая помощь. Пострадавшего освобождают от стесняющей одежды и придают ему горизонтальное или полусидячее положение. Искусственное дыхание, профилактика шока — по показаниям. Транспортировка возможна после восстановления дыхания в положении лежа или сидя в зависимости от состояния больного.

Снежная слепота возникает в результате солнечного ожога слизистой глаз и сетчатки.

Симптомы. Временная потеря зрения, слезотечение, чувство рези, отек и покраснение слизистой глаз и век.

Первая помощь. В легких случаях необходимо надеть темные очки, в более тяжелых — на глаза накладывают асептическую повязку. Глаза перед этим промывают слабым раствором калия перманганата, 2 % раствором борной кислоты или холодным настоем чая. Транспортировка зависит от состояния больного и условий местности.

Пневмония (воспаление легких) в условиях гор наблюдается нередко и характеризуется быстрым развитием. Предрасполагающими факторами являются гипоксия, общее ослабление организма, охлаждение, горная болезнь, голодание.

Симптомы. Начало довольно острое с ознобом и повышением температуры тела до 38—39° С. Учащенное дыхание, общая слабость, боль в груди, кашель с отделением слизисто-гнойной мокроты. При аускультации обнаруживаются влажные мелкопузырчатые хрипы, при перкуссии — иногда притупление звука. Очаговая пневмония от крупозной отличается более постепенным началом, отсутствием цикличности в течении, гнойно-слизистой, а не “ржавой” мокротой и др.

Первая помощь. Введение сульфаниламидных препаратов, особенно антибиотиков: пенициллин по 200000 ЕД 4—6 раз в день со стрептомицином по 500 000 ЕД 2 раза в день, тетрациклин по 0,3 г 4—5 раз в день, этазол или сульфадимезин по 1 г 6 раз в сутки. При стафилококковой пневмонии, устойчивой к пенициллину, применяются полусинтетические пенициллины — метициллин или оксациллин по 0,5—1 г 4—6 раз в сутки. В настоящее время рекомендуются и нитрофурановые препараты (фуразолин, фуразолидон по 0,1 г 4 раза в день). Банки, горчичники, бронхорасширяющие средства (теофедрин), отхаркивающие (трава термопсиса, настой корня алтея—по 1 столовой ложке 3—4 раза в день, терпингидрат — по 0,5 г 2—3 раза в день). При кашле—кодеин, дионин. Транспортировка срочная с приподнятым головным концом носилок.

Острый бронхит. Предрасполагающие факторы те же, что и при пневмонии.

Симптомы. Общая слабость, неприятное ощущение за грудиной, упорный кашель, вначале сухой, а затем с выделением мокроты. Повышение температуры тела. В легких жесткое дыхание, сухие хрипы.

Первая помощь. Горчичники на область груди, кодеин по 0,015—0,03 г или дионин по 0,015 г, отхаркивающие средства (трава термопсиса, настой корня алтея — по 1 столовой ложке 2—3 раза в день). Если имеется нарушение проходимости бронхиального дерева, применяют бронхорасширяющие средства (теофедрин — по 1 табл. 3 раза в день); сульфаниламидные препараты (сульфадимезин, этазол— по 1 г 4—6 раз в день) или антибиотики (пенициллин — по 150000—200000 ЕД 4 раза в сутки, тетрациклин—по 0,25 г 3—4 раза в день). Транспортировка в зависимости от состояния. Больной может идти сам.

Тонзиллит (ангина). Предрасполагающие факторы те же, что и при пневмонии.

Симптомы. Общая слабость, повышение температуры тела, боль при глотании, покраснение зева и миндалин, появление налетов на миндалинах, в лакунах — гнойные пробки.

Первая помощь. Полоскание рта теплым дезинфицирующим раствором (калия перманганат, натрия гидрокарбонат, риванол, фурацилин), согревающий компресс на шею, внутрь—стрептоцид по 0,3 г 4—6 раз в сутки. Транспортировка в зависимости от состояния, чаще больной может идти сам.

Острый гастрит. Возникает при употреблении острой грубой пищи, недоброкачественных продуктов.

Симптомы. Через определенный промежуток времени (от 4-х часов до 2-х суток) появляется тошнота, рвота остатками непереваренной пищи со слизью, иногда желчью. Схваткообразная боль в верхней части живота (может и не быть), головная боль, общая слабость, озноб.

Первая помощь. Промывание желудка до чистой воды. В тяжелых случаях внутривенное введение 20—40 мл 20% р-ра глюкозы с витаминами. После этого 1—2 дня щадящая диета. Транспортировка в зависимости от состояния больного.

Фурункул, гидроаденит. Проникновение инфекции в волосяные луковицы кожи или в потовые железы подмышечной впадины приводит к развитию воспалительного процесса. Предрасполагающие факторы: ослабление и истощение организма, переохлаждение, несоблюдение правил личной гигиены.

Симптомы. Боль, покраснение и отек в области пораженного участка, нередко повышение температуры тела и болезненность лимфатических узлов.

Первая помощь. Обработка пораженного участка спиртом и спиртовым раствором йода. Наложение асептической повязки (гной не выдавливать!). Внутрь сульфаниламидные препараты. Транспортировка в зависимости от состояния больного.

Возрастной фактор в альпинизме. Сложным и малоисследованным в альпинизме является вопрос об оптимальном возрастном подборе участников технологически сложных и длительных восхождений, о влиянии возрастного фактора на их успешность. Академик АМН СССР Н. Н. Сиротинин указывает, что устойчивость к гипоксии низка в юношеском возрасте. В зрелом она повышается и вновь снижается в пожилом. Соответственно снижаются и повышаются адаптивные реакции со стороны важнейших функциональных систем — нервной, сердечно-сосудистой, дыхательной. По опыту гималайской экспедиции считают оптимальным возраст от 25 до 40 лет. Практика высотного альпинизма подтверждает, что лица моложе 25 и старше 40 лет хуже акклиматизируются в условиях высокогорья, хотя описано немало случаев подъема на большие высоты и более молодых и даже пожилых людей.

ПИТАНИЕ И ВОДНО-ПИТЬЕВОЙ РЕЖИМ АЛЬПИНИСТА

Большое значение в процессах акклиматизации и в профилактике горной болезни имеют питание и водно-питьевой режим. Вопросам питания посвящено много работ в отечественной литературе. Пищевые продукты, предназначаемые для высотных восхождений, должны быть высококалорийными, доброкачественными, возбуждающими аппетит, легко приготовляемыми. В суточном рационе альпиниста необходимы основные питательные вещества, белки, жиры, углеводы, витамины, минеральные соли. Если в обычных условиях человеку в день необходимо примерно 3700—4000 ккал, то в условиях высотных восхождений при больших энергозатратах суточная калорийность должна быть выше. Она зависит от темпа движения, тяжести груза, высоты, длительности восхождения. В базовых лагерях, где альпинист отдыхает после тренировочных и акклиматизационных походов и восхождений, а также на подходах к району восхождения должно быть обеспечено калорийное и вкусное питание, которое в состоянии подготовить организм альпиниста к восхождению и штурму вершины, а после спуска с вершины поможет быстро восстановить силы. В базовом лагере суточная калорийность должна составлять 5500—6000 ккал. Необходимо организовать не менее чем трехразовое питание горячей пищей при подготовке к восхождению, двухразовое — при отрыве от базового лагеря. При штурме вершины горячее питание — как минимум один раз в день. Базовый лагерь обеспечивается свежими овощами — капустой, картофелем, луком, чесноком, морковью, свежим мясом, острыми приправами. В профилактике горной болезни большое значение имеют характер и режим питания. Хорошие продукты являются своеобразным лечебным средством против горной болезни.

Таблица 2

Примерный суточный набор продуктов питания для похода, акклиматизационных выходов и несложных восхождений

(I А-3 А категорий трудности)

Наименование продуктов

Чистая масса, г.

Отходы, №

Сухие вещества, №

Усвояемая съедобная часть (нетто)

белки

жиры

углеводы

ккал

Хлеб пшеничный из обойной муки

450

54

23,9

3,8

178,4

869

Сухари (галеты)

200

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мясо говяжье средней упитанности, без костей

250

 

31,5

47,5

26,3

 

414.5

Колбаса твердокопченая, грудинка, корейка

50

2,5—18

70—75

7,5

23

 

245

Сыр разный, жирность 50%

50

5

56,5

9,6

13,5

1.7

172,3

Масло сливочное, несоленое

50

 

85

0,24

39,7

0,25

371

Рыбные консервы в томате (лещ, судак)

100

 

28.9

14,1

7

2.8

134

Сахар-рафинад

100

 

99,9

 

 

 

98,9

405,5

Крупа (рис, гречневая, манная, концентраты),

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в среднем

50

 

86

4,5

0,8

35.5

165

Макаронные изделия

50

 

87

4.7

0,4

35.6

169

Молоко сгущенное, цельное, с сахаром

50

 

74,3

3,6

4,3

27.4

167

Конфеты фруктовые, разные

30

 

93

 

 

 

26,5

108,6

Сухофрукты (курага, чернослив, изюм, яблоки) в среднем

50

 

10

80

1.77

31

134

Соль

25

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чай

2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Специи

3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Экстракт фруктовый

5

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Переход на консервы ускоряет появление горной болезни. Установлено, что начиная с определенных высот, в зависимости от степени акклиматизации, уменьшается количество потребляемой пищи, снижается аппетит, изменяется вкус. Возникает потребность в острой пище, свежих овощах и фруктах, кислых продуктах. При этом важно составить суточный рацион так, чтобы, сохранив необходимую калорийность, целиком восполнить затраченную энергию (табл. 2, 3). Основу рациона в условиях гипоксии составляет сахар. Доказаны быстрый распад сахара на высотах и повышенная выносливость организма к нему. К тому же сахар положительно влияет на изменяющийся в условиях высокогорья белковый и жировой обмен. Сахар является наиболее легко усвояемым углеводом. Суточная потребность в нем при восхождении возрастает до 200—250 г.

Таблица 3

Примерный суточный набор продуктов питания для высотных технически сложных восхождений

Наименование продуктов

Чистая масса, г.

Отходы, №

Сухие вещества, №

Усвояемая съедобная часть (нетто)

белки

жиры

углеводы

ккал

Сухари или галеты (мука 2-го сорта)

200

 

88

20,92

2,42

136,9

669,6

Печенье сахарное, в среднем

50

 

94,3

4,93

4,89

33,82

204,3

Консервы (мясная тушенка, 1-й сорт)

150

 

 

34.3

24,84

18.63

0,95

279

Колбаса твердокопченая, грудинка, корейка

50

2,5—18

70

7.5

23

 

 

245

Сыр, в среднем, жирность

50%

50

5

56,5

9,6

13.5

1.7

172,3

Яичный порошок

30

 

91,5

14,98

10,26

 

156,8

Рыбные консервы разные

100

 

40

15,5

18,1

1.71

245

Крупа манная, вермишель или концентраты

40

 

 

86

3,81

0,30

28,15

133,8

Сахар-рафинад

150

 

99,9

 

 

 

148,85

608,3

Шоколад, в среднем

50

 

99

2,55

17,1

26,65

274,3

Молоко сгущенное, цельное с сахаром

100

 

74,3

7.13

8.55

54,88

333,8

Чай

1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Какао, кофе

10

 

94.8

2,01

1,88

3,82

41,4

Соль

12

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Специи

2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Экстракт фруктовый

5

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Каждому участнику восхождения на высоты более 3500 м рекомендуется выдавать аскорбиновую кислоту с глюкозой. Желательно, чтобы во флягах всех идущих был чай с сахаром и лимоном или аскорбиновой кислотой. Свежие овощи и фрукты (лук, чеснок, шиповник, барбарис и др., которые растут в горах) также следует использовать в рационе. При длительных экспедициях иногда происходит изменение вкуса, исчезает испытываемое ранее отвращение к некоторым продуктам. В горах происходит нарушение жирового обмена, поэтому количество жиров должно быть ограничено, однако их нельзя совсем исключать из пищевого рациона. Следует подбирать жиры животного происхождения с оптимальными вкусовыми качествами. Во избежание возникновения желудочных заболеваний питание после восхождения должно быть дробным (4—5 раз), а пища не жирной. Молоко перед употреблением следует кипятить, а фрукты мыть. Важен контроль за качеством продуктов, их упаковкой и хранением. Категорически запрещается употребление алкоголя. Большое значение для высокогорной акклиматизации, профилактики горной болезни и сохранения работоспособности имеет правильная организация водно-питьевого режима. Известный русский исследователь и топограф А. В. Пастухов говорил, что при восхождении на Эльбрус сильная головная боль, тошнота (симптомы горной болезни) проходили после того, как выпивали “по две кружки горячего чая”. Вода в физиологических процессах организма играет большую роль. Она составляет 65—70% массы тела (40—50 л). Общий баланс воды в организме определяется, с одной стороны, поступлением воды с пищей (2—3 л) и образованием эндогенной (внутренней) воды (200—300 мл), с другой — выделением ее через почки (600—1200 мл) и с калом (50—200 мл) (В. М. Боголюбов, 1968). Потребность человека в воде в обычных условиях составляет 2,5 л. В высокогорных условиях водный обмен резко изменяется. Значительно увеличивается отдача воды через кожу, легкие, наблюдается “высушивание” организма на больших высотах, уменьшается выделение мочи. Потребность организма в жидкости зависит от высоты, сухости воздуха, нагрузки, тренированности альпиниста. В период тренировочных и подготовительных восхождений она колеблется от 2 до 3 л в сутки. При высотных восхождениях надо придерживаться этой нормы, а по возможности довести ее до 3,5—4,5л, что в полной мере обеспечит физиологические потребности организма. В экспедиции на Эверест (1953) потребление жидкости было в пределах 2,8— 3,9 л на человека. Водный обмен тесно связан с минеральным, особенно с обменом натрия хлорида и калия хлорида. Поддержание водно-солевого гомеостаза (равновесия) сказывается и на деятельности других функциональных систем организма — нервной, сердечно-сосудистой, дыхательной и других. Кора большого мозга, содержащая наибольшее количество воды, сильнее других страдает от ее недостатка. При этом к гипоксии присоединяется также и водно-питьевая недостаточность. В поддержании водно-солевого равновесия выделяют три звена: поступление воды и солей в организм, перераспределение их между внутриклеточными и внеклеточными системами, выделение во внешнюю среду.

Ведущую роль в поддержании гомеостаза играют ионы натрия, поэтому при восхождениях крайне необходимо брать с собой соль; организм должен ежедневно получать до 15—20 г соли. Недостаток калия ведет к развитию мышечной слабости, расстройству деятельности сердечно-сосудистой системы, снижению умственной и психической деятельности. Горная вода, образующаяся в результате таяния снега и льда, не содержит необходимых организму солей, поэтому в воду перед употреблением рекомендуется добавлять различные ягодные экстракты, соли. Совершенно недопустим беспорядочный прием воды при восхождении. Необходимо тщательное и систематическое приучивание организма альпиниста к определенному питьевому режиму еще в равнинных условиях. Для нормальной жизнедеятельности организма показано умеренное потребление воды. Основное количество ее организм должен получать во время утреннего и вечернего приемов пищи на бивуаках. Утром жажда должна быть утолена полностью. Вместо холодной воды рекомендуется горячий чай. При восхождении альпинисты должны иметь запас воды во фляге. После восхождения, обычно сопровождающегося большой потерей воды из организма и возникновением водного голодания, запрещается пить сразу много, лучше пить дробными дозами и медленно — по стакану через 20—25 мин. Для лучшего утоления жажды рекомендуются ягодные, фруктовые соки, кислые компоты, подкисленный чай или вода. Важно отметить, что оптимальное обеспечение водой способствует восстановлению аппетита и лучшему усвоению пищи, которые в горах часто бывают снижены.

Успех альпинистских мероприятий, безопасность восхождений зависит также от совершенствования методов медицинского контроля за подготовкой и состоянием здоровья альпинистов, их психофизиологического отбора, медицинского обеспечения альпинистских лагерей, контроля за санитарным состоянием альпинистских баз и бивуаков. Важным моментом является обучение альпинистов в период предлагерной подготовки методам оказания первой медицинской помощи с обязательным контролем степени подготовки со стороны врачей физкультурных диспансеров, спортивных команд. Одними из основных задач врача альпинистского лагеря являются строгий контроль за состоянием здоровья альпинистов, особенно перед выходом на маршруты, личной гигиеной, а также совершенствование практических навыков по оказанию доврачебной помощи в условиях лагеря. Не менее важной является и организация проверки медицинской подготовки инструкторского состава альпинистских лагерей. Участники же технически сложных и длительных восхождений должны проходить тщательный врачебный контроль и психологический отбор. Наряду с физиологической, технической и тактической подготовкой от психологического фактора, психологического климата в группе, действующей в высокогорье, зависит не только успех восхождения, но нередко и безопасность людей. Под влиянием чрезвычайных, или экстремальных, факторов нервная система испытывает такие перегрузки, которые не наблюдаются, пожалуй, ни в каком другом виде спорта. К постоянному напряжению, диктуемому объективной опасностью, в горах присоединяется и вызванное гипоксией снижение волевой сферы, угнетение психики, когда даже незначительные раздражители могут давать тяжелые психогенные реакции. Вот почему психологическая атмосфера в группе имеет такое большое значение. Эффективное решение задач, поставленных перед группой, зависит от ряда компонентов. Решающее значение имеет авторитет руководителя группы, его индивидуальные и деловые качества. Не менее важным компонентом является также психологическая совместимость, понимаемая как эффективное взаимодействие между членами группы. Сочетание в группе взаимодополняющих, взаимоуравновешивающих характеров, наличие определенных симпатий и некоторых общих взглядов на вещи и цели делают группу конфликтоустойчивой, способной успешно выполнить поставленную задачу. Многочисленные примеры из практики альпинизма подтверждают важность влияния психологического фактора при решении сложных задач в условиях высокогорья, необходимости изучения этой проблемы для правильной организации и проведения успешных восхождений. В горной местности проживает значительное число людей (на высотах более 2000 м около 75 млн. человек), в горах работают многочисленные отряды геологов, гляциологов, географов и других специалистов, поэтому успешное решение ряда медико-биологических проблем альпинизма важно не только в спортивных целях, но имеет также большое народнохозяйственное, научное и социальное значение.

Часть 2